Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

КАЛИНИНГРАДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ОБЗОР

практики применения судами Калининградской области норм

гражданского процессуального законодательства, регулирующих

вопросы принятия заявлений, за 2009 год

 

Согласно статистическим данным в 2009 г. из 1335 обжалованных в кассационном порядке определений без изменения оставлено 970 определений, или 73%, что несколько лучше результатов прошлого года (71%).

При этом количество отмененных определений об отказе в принятии искового заявления существенно меньше, чем в 2008 г. В частности, в 2009 г. кассационной инстанцией отменено 36 таких определений (в 2008 г. - 54 определения).

Анализ отмененных определений позволяет сделать вывод, что судебные ошибки при отказе в принятии и возвращении заявлений в целом связаны с трудностями в правовой оценке ситуации, что обуславливает актуальность и необходимость обобщения практики применения судами процессуального законодательства, регулирующего вопросы принятия исковых заявлений, в целях дальнейшего устранения допускаемых судьями ошибок.

 

ОТКАЗ В ПРИНЯТИИ ИСКОВОГО ЗАЯВЛЕНИЯ

 

Статья 134 ГПК РФ указывает основания, по которым судья отказывает в принятии искового заявления, их перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. При этом п. 1 ст. 134 ГПК РФ содержит несколько оснований для отказа в принятии заявления:

 

а) заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке (пп. 1 п. 1 ст. 134 ГПК РФ)

 

При решении вопросов о принятии заявлений имеют место ошибки при разграничении подведомственности гражданских дел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами.

Определением Советского городского суда Калининградской области прекращено производство по делу по иску прокурора города Советска в защиту интересов Российской Федерации и неопределенного круга лиц к индивидуальным предпринимателям К.А.А. и М.В.М., ООО "П. "Б." о признании незаконными действий по самовольному занятию земельных участков на площади Ж. в г. С., установке на таких земельных участках шлагбаума и электронной кассы, понуждении к их демонтажу и освобождению земельного участка.

При этом суд исходил из того, что прокурором фактически заявлено требование об оспаривании экономической деятельности индивидуальных предпринимателей и юридического лица, в связи с чем настоящий спор подведомственен Арбитражному суду Калининградской области (п. 1 ст. 27 АПК РФ).

Однако судебная коллегия с такими выводами не согласилась и исходила при этом из следующего.

На основании ч. 3 ст. 22 ГПК РФ суды рассматривают и разрешают дела, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.

Согласно ст. 27 АПК РФ арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и экономической деятельности, с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, а в случаях, установленных названным Кодексом и иными федеральными законами, - с участием Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления.

В соответствии с ч. 1 ст. 52 АПК РФ прокурор вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением об оспаривании нормативных правовых актов, ненормативных правовых актов органов государственной власти РФ, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, затрагивающих права и законные интересы организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также с иском о признании недействительными сделок и о применении последствий недействительности ничтожной сделки, совершенной органами государственной власти РФ или субъектов РФ, органами местного самоуправления, государственными и муниципальными унитарными предприятиями, государственными учреждениями, а также юридическими лицами, в уставном капитале (фонде) которых есть доля участия РФ, субъектов РФ, муниципальных образований. Кроме того, в соответствии со ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований. Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором, в частности, в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

Таким образом, Арбитражным процессуальным кодексом РФ не предусмотрено право прокурора на обращение в арбитражный суд в интересах неопределенного круга лиц. Специальный федеральный закон, относящий рассмотрение подобных споров по искам прокурора в интересах неопределенного круга лиц к подведомственности арбитражного суда, отсутствует.

При таких обстоятельствах, несмотря на то, что спор фактически затрагивает права индивидуальных предпринимателей К.А.А. и М.В.М., а также юридического лица ООО "П. "Б." в сфере предпринимательской деятельности, выводы суда о подведомственности спора арбитражному суду не могут быть признаны законными и обоснованными, в связи с чем определение о прекращении производства по делу в кассационном порядке отменено.

Определением судьи Гурьевского районного суда было отказано в принятии заявления Правительства Калининградской области об оспаривании Постановления главы администрации Гурьевского муниципального района от 2 февраля 2009 г. N 190 "Об изменении вида разрешенного использования земельных участков вблизи пос. У., принадлежащих ДНП "С.".

Отказывая в принятии заявления, судья районного суда исходил из того, что имеет место экономический спор между юридическими лицами, подведомственный арбитражному суду. Однако кассационная инстанция признала такие выводы ошибочными и исходила при этом из следующего.

Обращаясь в суд с указанным заявлением, Правительство Калининградской области ссылалось на то, что вследствие изменения органом местного самоуправления вида разрешенного использования земельных участков из состава земель сельскохозяйственного назначения фактически незаконно изменена категория земель при том, что решение о переводе земель сельскохозяйственного назначения в другую категорию может быть принято только высшим органом исполнительной власти Калининградской области.

Положения подпункта "е" пункта 2 статьи 21 Федерального закона N 184-ФЗ от 6 октября 1999 г. "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" предусматривают право исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации предложить органу местного самоуправления привести в соответствие с законодательством РФ изданные им правовые акты в случае, если указанные акты противоречат Конституции РФ, федеральным законам и иным нормативным правовым актам РФ, конституции (уставу), законам и иным нормативным правовым актам субъекта РФ, или обратиться в суд. В приведенной норме Федерального закона N 184-ФЗ отсутствует разграничение подведомственности подобных обращений в суд, в связи с чем подведомственность заявления исполнительного органа государственной власти субъекта РФ об оспаривании ненормативного правового акта органа местного самоуправления подлежит определению в соответствии с общими правилами, установленными ГПК РФ и АПК РФ.

В силу ст. 27 АПК РФ арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности (ч. 1); арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, - с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя (ч. 2).

Согласно ч. 2 ст. 198 АПК РФ прокурор, а также государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если они полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы граждан, организаций, иных лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Из приведенных положений закона следует, что орган государственной власти субъекта Российской Федерации вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным ненормативного правового акта органа местного самоуправления только в том случае, если оспариваемым правовым актом нарушены права и законные интересы конкретного субъекта предпринимательской и иной экономической деятельности либо самого заявителя.

Вместе с тем из текста заявления видно, что требования об оспаривании Постановления главы администрации Гурьевского муниципального района от 2 февраля 2009 года N 190 "Об изменении вида разрешенного использования земельных участков вблизи пос. У., принадлежащих ДНП "С." заявлены в защиту государственных интересов, связанных с осуществлением контроля за использованием земель сельскохозяйственного назначения, то есть в публичных интересах, связанных с осуществлением органом государственной власти субъекта РФ возложенных на него властных полномочий.

Такое заявление по смыслу ч. 2 ст. 198 АПК РФ неподведомственно арбитражному суду.

На основании ч. 3 ст. 22 ГПК РФ суды рассматривают и разрешают дела, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.

Поскольку заявление органа исполнительной власти субъекта РФ, поданное в защиту публичных интересов, об оспаривании ненормативного правового акта органа местного самоуправления неподведомственно арбитражному суду, на стадии решения вопроса о принятии такого заявления судье следовало учесть положения ч. 3 ст. 22 ГПК РФ.

ООО "Л." обратилось в суд с иском, ссылаясь на то, что на основании договора аренды от 6 июня 2006 г. общество является арендатором нежилого подвального помещения по ул. Л., **-***. В результате аукциона право собственности на указанный объект перешло к М.Л.М., которая препятствует в доступе в арендуемое помещение. Истец просил признать состоявшийся аукцион недействительным, поскольку в извещении о проведении торгов неверно указано обременение, чем нарушены права и законные интересы общества.

Определением Центрального районного суда г. Калининграда производство по делу было прекращено, при этом суд исходил из того, что спор возник между юридическими лицами - ООО "Л." и комитетом муниципального имущества и земельных ресурсов администрации городского округа "Город Калининград", а также гражданкой М.Л.М., действующей в качестве хозяйствующего субъекта, в связи с чем, по мнению суда, дело подведомственно арбитражному суду.

Отменяя определение, судебная коллегия указала на то обстоятельство, что наличие у М.Л.М. статуса предпринимателя само по себе не влечет отнесения возникшего спора к подведомственности арбитражного суда, поскольку, как видно из представленных документов, участие в торгах М.Л.М. принимала как физическое лицо и договор купли-продажи ею также подписан как физическим лицом. При этом дальнейшее использование спорного помещения М. в предпринимательских целях также не влияет на вопрос подведомственности данного спора.

ООО "Ю." обратилось в Черняховский городской суд с иском к ООО "К." и К.С.И. о взыскании долга и неустойки по договору поставки и договору поручительства, указав, что между ООО "Ю." и ООО "К." 4 апреля 2007 г. был заключен договор поставки алкогольной продукции, однако ООО "К." не произвело оплату поставленного товара. 28 октября 2008 г. между ООО "Ю." и К.С.И. был заключен договор поручительства к вышеуказанному договору поставки.

Судом было постановлено определение об отказе в принятии данного искового заявления в связи с неподведомственностью спора суду общей юрисдикции.

Однако судебная коллегия указанное определение отменила в связи с неправильным применением норм процессуального права и указала, что поскольку в спорных правоотношениях как поручитель участвует физическое лицо К.С.И., не являющееся индивидуальным предпринимателем, то с учетом положений ст. 27 АПК РФ данный спор исходя из субъектного состава подведомственен суду общей юрисдикции.

Определением Балтийского районного суда г. Калининграда было отказано в принятии искового заявления администрации городского округа "Город Калининград" к П.В.А. о взыскании задолженности по арендной плате за землю, пени, штрафа по договору аренды городских земель.

Судебная коллегия не согласилась с мнением суда о подведомственности спора арбитражному суду и указала, что исходя из требований ч. 1, 2 ст. 27 АПК РФ и ст. 28 АПК РФ арбитражные суды рассматривают дела по экономическим спорам, а также связанным с предпринимательской деятельностью. Помимо этого закон устанавливает, что сторонами по таким делам должны быть юридические лица или индивидуальные предприниматели. Последнее также является условием отнесения дела к подведомственности арбитражного суда. Граждане также могут быть участниками арбитражного процесса, но в случаях, специально определенных законом.

Между тем представленные истцом материалы не содержат никаких данных о том, что договор аренды заключался с П.В.А. как с индивидуальным предпринимателем либо требования к нему предъявлены как к лицу, имеющему такой статус.

П.С.К. обратился в Черняховский городской суд с заявлением об оспаривании отказа Управления Федеральной регистрационной службы по Калининградской области в регистрации права собственности на нежилое здание, ссылаясь на то, что на основании решения того же суда от 28 сентября 2006 г. за ним признано право собственности на указанный объект недвижимого имущества, однако Черняховский отдел УФРС отказал в государственной регистрации права собственности ввиду несовпадения величины общей площади здания в представленных для регистрации документах с данными об объекте, содержащимися в судебном решении.

Прекращая производство по делу, суд первой инстанции исходил из того, что П.С.К. зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя и одним из видов его экономической деятельности является сдача в аренду собственного недвижимого имущества, что, по мнению суда, указывает на экономический характер спора и неподведомственность его суду общей юрисдикции.

С такими выводами судебная коллегия не согласилась и указала, что требования истца вытекают из административных правоотношений, связанных с отказом государственного органа в регистрации за П.С.К. как за физическим лицом права собственности на объект недвижимого имущества. Вопросы, связанные с предпринимательской деятельностью П.С.К., предметом настоящего спора не являются. При таких обстоятельствах факты того, что П.С.К. зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя и одним из видов его экономической деятельности является сдача в аренду собственного недвижимого имущества, не могут указывать на подведомственность данного дела арбитражному суду.

ИП Т.Н.П. обратился в суд с иском к Д.А.К. о сносе самовольных построек, ссылаясь на то, что он является собственником административно-складского здания по адресу: г. Калининград, ул. Н., дом *** и земельного участка, на котором расположено указанное здание. Принадлежащие ему здание и земельный участок вплотную примыкают к зданию и земельному участку, которыми владеет ответчик. Не имея разрешения на строительство, ответчик построил пристройку к своему зданию и надстройку над своим зданием, чем нарушил права истца, лишив его доступа к своему строению, исключив возможность его обслуживания, а также создал угрозу возникновения пожароопасной ситуации, сократив противопожарный разрыв между строениями.

Определением Центрального районного суда г. Калининграда производство по гражданскому делу было прекращено, при этом суд исходил из того, что между сторонами имеет место экономический спор, который подлежит рассмотрению в арбитражном суде, так как истец и ответчик являются индивидуальными предпринимателями, а спорное строение используется ответчиком в качестве офиса для предпринимательской деятельности.

Судебная коллегия данное определение отменила в связи с неправильным применением норм процессуального права, указав, что исходя из содержания иска и пояснений представителя истца в судебном заседании истец на основании ст. 222 ГК РФ просил обязать ответчика снести самовольную постройку в виде надстройки и пристройки, примыкающей по дворовому фасаду к его зданию. При этом истец не ссылался на то, что возведение Д.А.К. спорных построек связано с осуществлением предпринимательской деятельности и что спорные постройки используются ответчиком для предпринимательской деятельности. Кроме того, право собственности на здание, к которому ответчик пристроил спорные строения, зарегистрировано за Д.А.К. на основании решения Центрального районного суда г. Калининграда от 13.12.2007 как за физическим лицом.

Таким образом, кассационная инстанция пришла к выводу о том, что указанный иск не носит экономического характера и не связан с осуществлением предпринимательской деятельности, в связи с чем данный спор в соответствии со ст. 22 ГПК РФ подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции.

 

Имеют место случаи, когда дела по заявлениям, неподведомственным судам общей юрисдикции, ошибочно принимаются к производству и рассматриваются по существу.

О.Л.Е. обратилась в Советский городской суд с иском к филиалу АБ "С." ЗАО в г. Советске о взыскании денежных средств в связи с неисполнением обязательств, указывая, что 16 октября 2008 г. она заключила с ответчиком договор банковского счета в рублях для дальнейшей покупки иностранной валюты и перевода их на счет ее сына, О.А.С. 17 октября 2008 г. она дала ответчику поручение на покупку иностранной валюты на сумму 59700 долларов США (159960 руб. по курсу сделки) и дальнейшее их зачисление на валютный счет, 31 октября 2008 г. дала поручение на перевод 59700 долларов США на счет сына, уплатив за это 663 руб. Однако ответчиком ее поручение не было исполнено и перевод денежных средств не был осуществлен. При обращении к ответчику за возвратом указанной суммы денежные средства ей не были возвращены. Истица просила взыскать с ответчика в ее пользу денежные средства в размере 1969503 руб., а также проценты за пользование денежными средствами в размере 428120 руб. Судом к участию в деле в качестве надлежащего ответчика привлечен АБ "С." ЗАО.

Исковое заявление было принято судом к производству, дело рассмотрено по существу с вынесением решения об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Однако судебная коллегия признала, что суд безосновательно разрешил спор по существу, указав, что заявленные требования не подлежали рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Так, в соответствии со ст. 50.19 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" со дня принятия арбитражным судом решения о признании кредитной организации банкротом и об открытии конкурсного производства все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования, за исключением требований о признании права собственности, о компенсации морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании сделок недействительными, а также требований по текущим обязательствам, предусмотренным ст. 50.27 указанного Закона, могут быть предъявлены только в порядке, установленном главой VI.2 этого Закона.

Статьей 50.28 данного Закона предусмотрено, что кредиторы вправе предъявить свои требования к кредитной организации в любой момент в ходе конкурсного производства, а также в порядке, установленном ст. 22.1 Закона, в период деятельности в кредитной организации временной администрации. Конкурсный управляющий рассматривает предъявленное в ходе конкурсного производства требование кредитора и по результатам его рассмотрения не позднее 30 рабочих дней со дня получения такого требования вносит его в реестр требований кредиторов в случае обоснованности предъявленного требования, уведомляет кредитора о включении его требования в реестр требований кредиторов, либо об отказе во включении, либо о включении требования в указанный реестр в неполном объеме. Возражения по результатам рассмотрения конкурсным управляющим требования кредитора могут быть заявлены кредитором в арбитражный суд в 15-дневный срок со дня получения им вышеуказанного уведомления. Требования кредиторов, по которым заявлены возражения, рассматриваются арбитражным судом в порядке, предусмотренном статьей 60 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".

Принимая во внимание, что истицей заявлены к ответчику денежные требования, относящиеся к требованиям, которые с момента признания АБ "С." ЗАО банкротом и открытия конкурсного производства подлежат предъявлению только в порядке, предусмотренном приведенными выше нормами Закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций", указанные требования О.Л.Е. не подлежали разрешению судом в порядке гражданского судопроизводства, поскольку подлежали предъявлению конкурсному управляющему АБ "С." ЗАО, а в случае его отказа во включении этих требований в реестр требований кредиторов либо включения их в неполном объеме требования истицы подлежали разрешению арбитражным судом.

Таким образом, суду общей юрисдикции данные исковые требования неподведомственны.

Религиозная организация "К." обратилась в Зеленоградский районный суд с иском к администрации МО "Зеленоградский район", указав, что в связи с поданным данной религиозной организацией заявлением Постановлением главы МО "Зеленоградский район" N **** от 27.12.2004 был утвержден проект границ земельного участка для ведения подсобного хозяйства площадью 10402,6 кв. м. На основании данного Решения органа местного самоуправления КБЦ "К." подготовил землеустроительное дело и поставил земельный участок на кадастровый учет. В августе 2007 г. главой МО "Зеленоградский район" было отменено вышеуказанное Постановление со ссылкой на то, что земельные участки не предоставляются юридическим лицам для ведения подсобного хозяйства. В связи с этим истец просил изменить целевое назначение испрашиваемого земельного участка и предоставить его для ведения сельскохозяйственного производства, однако земельный участок ему не был предоставлен. КБЦ "К." просил суд признать незаконным Постановление N **** от 15.08.2007 об отмене Постановления N **** от 27.12.2004 и признать за ним право на аренду земельного участка для ведения сельскохозяйственного производства.

Решением суда заявленные требования были удовлетворены, однако кассационная инстанция данное решение отменила и пришла к выводу о неподведомственности спора суду общей юрисдикции.

Исходя из положений частей 1, 2 ст. 27 АПК РФ, ст. 28 АПК РФ разграничение подведомственности между судами общей юрисдикции и арбитражными судами осуществляется в зависимости от субъектного состава лиц, участвующих в деле, и характера спора. Споры между юридическими лицами, в том числе являющимися некоммерческими организациями, связанные с осуществлением ими экономической деятельности, в соответствии с вышеуказанными положениями АПК РФ отнесены к подведомственности арбитражного суда.

Религиозной организацией "К.", являющейся юридическим лицом, заявлены исковые требования к исполнительному органу власти об оспаривании законности отказа в предоставлении земельного участка для ведения сельскохозяйственного производства и о понуждении предоставить земельный участок в аренду для этих целей. Отношения по владению и пользованию земельными участками являются экономическими, деятельность юридического лица по землепользованию, в том числе и ведение сельскохозяйственного производства, представляет собой один из видов экономической деятельности.

Таким образом, данный спор связан с экономической деятельностью истца, хотя и являющегося некоммерческой организацией, и носит экономический характер, кроме того, обе стороны спора являются юридическими лицами, что свидетельствует о подведомственности дела арбитражному суду.

П.О.М. обратился в суд с заявлением об оспаривании постановления и действий судебного пристава-исполнителя по исполнению исполнительного листа, выданного Арбитражным судом Калининградской области, о взыскании с П.О.М. в пользу администрации МО "Славский городской округ" денежных средств в размере 53611 руб. 95 коп.

Решением Славского районного суда в удовлетворении заявленных требований было отказано.

Отменяя решение и прекращая производство по делу, судебная коллегия пришла к выводу о подведомственности дела арбитражному суду со ссылкой на пп. 1 п. 2 ст. 128 Федерального закона "Об исполнительном производстве", согласно которому заявление об оспаривании постановления должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) подается в арбитражный суд в случае исполнения исполнительного документа, выданного арбитражным судом.

 

Судами допускаются отдельные ошибки в принятии заявлений, которые подлежат рассмотрению в ином судебном порядке, в частности в порядке УПК РФ, КоАП РФ.

Например, К.А.В. обратился в суд с иском о признании права собственности на автобус, приобретенный на его денежные средства и признанный вещественным доказательством по уголовному делу о контрабанде в результате действий посредника, доставлявшего автобус на территорию Российской Федерации.

Определением Гвардейского районного суда было отказано в принятии данного искового заявления со ссылкой на то, что вопрос о вещественных доказательствах по уголовному делу должен решаться в порядке, установленном УПК РФ, то есть в ином судебном порядке. Однако кассационным определением указанное определение было отменено, а вопрос о принятии заявления направлен на новое рассмотрение в тот же суд.

Судебная коллегия указала, что предусмотренные ст. 81, 299 УПК РФ решения следователя или суда по вопросу о вещественных доказательствах не могут затрагивать вопросы права собственности на вещественные доказательства, а касаются распоряжения вещественными доказательствами в рамках УПК РФ предусмотренными ч. 3 ст. 81 УПК РФ способами при отсутствии спора о праве собственности на такие вещи.

На основании ст. 12 ГК РФ признание права собственности является способом защиты гражданских прав и может осуществляться только в рамках гражданского судопроизводства. Кроме того, п. 6 ч. 3 ст. 81 УПК РФ прямо предусмотрено, что споры о принадлежности вещественных доказательств разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Таким образом, суду следует разрешить вопрос о праве собственности на вещественное доказательство в порядке гражданского судопроизводства, после чего суд сможет распорядиться вещественным доказательством в порядке, установленном УПК РФ.

При новом рассмотрении данного вопроса Гвардейским районным судом вновь было постановлено определение об отказе в принятии заявления. При этом суд сослался на п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, согласно которому судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон. В качестве такого имеющегося и вступившего в законную силу судебного акта суд признал постановление судьи Гвардейского районного суда от 1 декабря 2008 г., вынесенное по уголовному делу в порядке ст. 81, 396 УПК РФ, об обращении спорного автобуса в доход государства.

Отменяя определение, судебная коллегия признала, что указанное постановление судьи Гвардейского районного суда от 1 декабря 2008 г. не является ни решением суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, ни определением суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон, в связи с чем не может расцениваться в качестве основания для отказа в принятии искового заявления К.А.В.

Б.Н. предъявил в суд заявление в порядке главы 25 ГПК РФ об оспаривании действий сотрудника таможенной службы по изъятию в ходе личного досмотра золотых изделий и их последующему удержанию.

Отказывая в принятии указанного заявления, судья Московского районного суда г. Калининграда исходил из того, что судьба вещественных доказательств определяется в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом.

С обоснованностью таких выводов коллегия не согласилась, указав следующее.

По смыслу закона, в порядке главы 25 ГПК РФ суды не вправе рассматривать дела об оспаривании решений, действий (бездействия), совершенных указанными в статье 123 УПК РФ лицами и связанных с применением норм уголовного и уголовно-процессуального права при осуществлении производства по конкретному уголовному делу (включая досудебное производство). Вместе с тем в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ, могут быть оспорены действия должностных лиц, не подлежащие обжалованию в порядке уголовного судопроизводства.

Как следует из представленных в заседание суда кассационной инстанции документов, в отношении Б.Н. возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 188 УК РФ по факту перемещения им через таможенную границу РФ наркотического средства. Изъятые в ходе личного досмотра золотые изделия не являются предметом данного преступления. Сведения о том, что золотые изделия признаны вещественным доказательством по настоящему уголовному делу, отсутствуют. Данных о том, что по факту перемещения черед таможенную границу РФ названных золотых изделий также возбуждено уголовное дело, не имеется. В связи с изложенным в настоящее время действия должностного лица по изъятию и невозвращению золотых изделий не подлежат обжалованию в порядке уголовного судопроизводства. Действия должностного лица, не имеющие отношения к производству по конкретному уголовному делу, могут быть оспорены в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ.

А.М.Л.о., являющийся предпринимателем, обратился в Ленинградский районный суд с иском к УФС РФ по контролю за оборотом наркотиков по Калининградской области о взыскании оплаты за оказанные услуги, возмещении убытков, ссылаясь на то, что 16 февраля 2006 г. между ним и ответчиком был заключен договор на оказание услуг по переводу с русского языка на азербайджанский по уголовному делу N 36095/06. Свои обязанности он исполнил полностью, однако ответчик оплатил их не в полном объеме. Кроме того, по вине ответчика ему причинены убытки, понесенные в связи с необходимостью выезжать в г. Санкт-Петербург, почтовых расходов и расходов на ксерокопирование. Просил также взыскать расходы по проезду на автобусе к следователю и в суды.

Рассмотрев дело по существу, суд вынес решение об отказе в иске. Однако судебная коллегия решение отменила, признав, что данные требования не подлежали рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Так, из материалов дела следует, что заявленные требования направлены на взыскание вознаграждения, которое причитается А.М.Л.о. как переводчику за исполнение своих обязанностей в ходе производства по уголовному делу.

В соответствии со ст. 131 УПК РФ процессуальными издержками являются связанные с производством по уголовному делу расходы, которые возмещаются за счет средств федерального бюджета либо средств участников уголовного судопроизводства. К процессуальным издержкам относятся суммы, выплачиваемые переводчику, связанные с явкой к месту производства процессуальных действий и проживанием. Порядок и размеры возмещения процессуальных издержек устанавливаются Правительством РФ. В соответствии с п.п. 1, 12 Инструкции о порядке возмещения расходов и выплаты вознаграждения лицам в связи с их вызовом в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру или в суд, утвержденной Постановлением Совмина РСФСР от 14 июля 1990 г. N 245 (в редакции Постановлений Правительства РФ от 02.03.1993 N 187 и от 04.03.2003 N 140), выплата вознаграждения, в том числе переводчикам, за письменные и устные переводы производится согласно заключенному договору по постановлению лица, производившего дознание, следователя, прокурора или по определению суда - то есть на основании документа, принятого в порядке осуществления деятельности по уголовному делу.

Следовательно, вопрос о выплате вознаграждения переводчику за исполнение им своих обязанностей в ходе производства по уголовному делу должен быть рассмотрен в порядке уголовного судопроизводства и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства не подлежит. Требования А.М.Л.о. о взыскании понесенных им расходов по проезду в г. Санкт-Петербург в арбитражный суд, где рассматривались дела по его иску о взыскании расходов за выполненную работу, подлежат рассмотрению в соответствии со ст. 106, 112 АПК РФ арбитражным судом, в связи с чем и эти требования истца не подлежат рассмотрению в суде общей юрисдикции.

ООО "Т." обратилось в суд с заявлением о признании постановления начальника УВД по Калининградской области от 18.05.2009 о проведении обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности, автотранспортных средств и изъятия вещей и документов для проведения исследования незаконным, признании незаконными действий сотрудников отдела "К" УВД по Калининградской области. Заявитель указывал, что 03.06.2009 в офисе ООО "Т." сотрудниками отдела "К" УВД по Калининградской области согласно вышеуказанному постановлению начальника УВД по области произведены оперативно-розыскные мероприятия, в ходе которых изъяты два системных блока к ПЭВМ, однако признаков совершения какого-либо преступления сотрудниками отдела "К" выявлено не было.

Определением Центрального районного суда г. Калининграда в принятии заявления ООО "Т." отказано. Суд исходил из того, что указанные в заявлении оперативно-розыскные мероприятия произведены на основании имеющихся в распоряжении сотрудников отдела "К" данных о незаконном использовании объектов авторского права, влекущих уголовную ответственность, поэтому данное заявление не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Однако судебная коллегия не согласилась с такими выводами, определение суда отменила, передав вопрос о принятии заявления на новое рассмотрение в тот же суд.

Так, в соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. N 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих" в порядке главы 25 ГПК РФ суды не вправе рассматривать дела об оспаривании решений, действий (бездействия), совершенных указанными в ст. 123 УПК РФ лицами и связанных с применением норм уголовного и уголовно-процессуального права при осуществлении производства по конкретному уголовному делу (включая досудебное производство). Вместе с тем в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ, могут быть оспорены действия должностных лиц, совершенные ими при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий и не подлежащие обжалованию в порядке уголовного судопроизводства.

Согласно ст. 125, ч. 1 УПК РФ постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районном суде по месту производства предварительного расследования.

Таким образом, исходя из положений ч. 1 ст. 125 УПК РФ могут быть обжалованы решения и действия (бездействие) должностных лиц в связи с их полномочиями по осуществлению уголовного преследования.

Из п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. "О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 УПК РФ" следует, что по смыслу ч. 3 ст. 5 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" в порядке ст. 125 УПК РФ могут быть также обжалованы решения и действия должностных лиц, органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, по выявлению, пресечению преступлений, а также проверке поступивших заявлений и иных сообщений о совершенном или готовящемся преступлении в порядке выполнения поручения следователя, руководителя следственного органа и органа дознания.

Как следует из содержания приложенных к заявлению ООО "Т." постановления начальника УВД по Калининградской области от 18 мая 2009 г., акта обследования и акта изъятия вещей и документов для проведения исследования от 3 июня 2009 г., оспариваемые заявителем решение и действия должностных лиц УВД по Калининградской области осуществлены не в порядке выполнения поручения следователя, руководителя следственного органа и органа дознания, в связи с чем указанные решения и действия не являются предметом обжалования в порядке ст. 125 УПК РФ, а подлежат оспариванию в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ.

Р.Б.А.В. обратился в Светлогорский городской суд с иском к Российской Федерации в лице мирового судьи 2-го судебного участка Светлогорского городского округа И.С.А., к Министерству финансов РФ о возмещении компенсации морального вреда, связанного с уголовным преследованием. Кроме того, просил обязать судью в целях реабилитации принести извинения в официальной форме. Он указывал, что 15 июля 2008 г. С.З.П. обратилась к мировому судье И.С.А. с заявлением в порядке частного обвинения о привлечении истца к уголовной ответственности за совершение в отношении нее преступления, предусмотренного ст. 115, ч. 1 УК РФ. Приговором от 16 января 2009 г. Р.Б.А.В. был оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Судом дело рассмотрено по существу с вынесением решения об отказе в иске. Однако судебная коллегия решение суда отменила в части отказа в удовлетворении иска, заявленного к мировому судье И.С.А., с прекращением производства по делу, признав, что в данной части имелись основания для прекращения производства по делу по основаниям п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ.

Принимая к производству заявление Р.Б.А.В. о взыскании с мирового судьи компенсации морального вреда за незаконные действия, связанные с привлечением к уголовной ответственности, и о понуждении его принести истцу извинения, суд не учел, что согласно ст. 16 Закона РФ "О статусе судей в РФ" судья не может быть привлечен к какой-либо ответственности за действия, совершенные при осуществлении правосудия, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена его виновность в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта. Применительно к ситуации, касающейся истца, такие условия привлечения судьи к гражданско-правовой ответственности отсутствуют, поэтому в указанной части в принятии искового заявления истца с учетом положений п. 1.1 ст. 134 ГПК РФ суду следовало отказать.

Принимая решение об отказе в удовлетворении требования о взыскании компенсации морального вреда с Министерства финансов РФ, связанного с незаконным уголовным преследованием истца, суд правомерно исходил из положений ч. 1 ст. 1070 ГК РФ, согласно которой вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, возмещается за счет казны РФ, а также из положений ст. 133 УПК РФ, согласно которой право на реабилитацию имеют лица, подвергшиеся незаконному уголовному преследованию только органами дознания, дознавателем, прокурором и судом, то есть государственными органами, за действия которых государство несет ответственность независимо от их вины. В отличие от дел публичного обвинения, возбуждаемых государственными органами, которые дают с профессиональной точки зрения оценку наличия оснований для возбуждения уголовного дела, гражданин - потерпевший по делу частного обвинения обращается в суд за судебной защитой, которая каждому гарантирована ч. 1 ст. 46 Конституции РФ. Отказать в принятии такого заявления суд не вправе. Принимая во внимание то, что мировой судья не мог отказать в принятии заявления С.С.А. о возбуждении в отношении истца дела частного обвинения, а рассмотрев дело, постановил оправдательный приговор, городской суд сделал обоснованный вывод об отсутствии оснований для взыскания в пользу Р.Б.А.В. компенсации морального вреда и с казны РФ в лице Министерства финансов РФ, оснований для отмены решения суда в указанной части судебная коллегия не усмотрела.

Прокурор Ленинградского района г. Калининграда обратился в суд с иском в интересах неопределенного круга лиц, указав, что ООО "П." эксплуатирует летнюю площадку кафе с грубыми нарушениями Правил технической эксплуатации электроустановок. Имеющиеся нарушения создают угрозу поражения электрическим током для посетителей кафе. Просил запретить эксплуатацию летней площадки кафе до устранения нарушений.

Отказывая в принятии заявления, судья Ленинградского районного суда исходил из того, что за указанные в иске нарушения предусмотрена административная ответственность в виде приостановления деятельности, в связи с чем заявление не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Однако, по мнению кассационной инстанции, такие выводы суда противоречат закону.

Действительно, постановлением Северо-Западного управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 04.08.2009 ООО "П." привлечено к административной ответственности по ст. 9.1 КоАП РФ с назначением наказания в виде штрафа в размере 20000 руб.

Между тем из заявления прокурора усматривается, что его требования направлены не на привлечение ООО "П." к административной ответственности.

Запрет эксплуатации предприятия в целях пресечения угрозы причинения вреда является одним из способов защиты гражданских прав. Предъявляя такой иск, прокурор руководствовался положениями ст. 12 ГК РФ о том, что способом защиты гражданских прав может быть пресечение действий, создающих угрозу их нарушения. Частью 1 ст. 1065 ГК РФ также предусмотрено, что опасность причинения вреда может явиться основанием для запрещения деятельности, создающей такую опасность, что вполне относится и к случаям эксплуатации помещений кафе с грубыми нарушениями Правил технической эксплуатации электроустановок, создающими угрозу поражения электрическим током для посетителей.

Таким образом, вывод суда о том, что заявленное требование не подлежит рассмотрению в рамках гражданского судопроизводства, является ошибочным, учитывая, что иск основан на положениях ст. 12, 1065 ГК РФ, а не на нормах законодательства об административных правонарушениях.

Прокурор Нестеровского района обратился в суд с заявлением об оспаривании действий органа местного самоуправления, ссылаясь на то, что Распоряжение главы администрации муниципального образования "Нестеровский район" N 45р от 6 февраля 2009 г. "О выделении денежных средств из фонда непредвиденных расходов" противоречит положениям статьи 81 Бюджетного кодекса РФ и Постановлению главы администрации МО "Нестеровский городской округ" от 31 июля 2007 г. N 668 "О порядке расходования средств фонда непредвиденных расходов и резервного фонда по предупреждению и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий". Прокурор указывал, что названным Распоряжением органа местного самоуправления и действиями по выделению денежных средств в названных целях из фонда непредвиденных расходов нарушены права и законные интересы населения муниципального образования и самого муниципального образования. Просил признать незаконными действия по выделению денежных средств и возложить обязанность на главу администрации Нестеровского муниципального района по устранению допущенных нарушений закона.

Отказывая в принятии заявления, судья исходил из того, что настоящий спор вытекает из административно-правовых отношений и подлежит разрешению в порядке, установленном КоАП РФ, при том, что ответственность за нецелевое расходование бюджетных средств установлена статьей 15.14 КоАП РФ.

Однако судебная коллегия признала такие выводы ошибочными, что повлекло отмену определения районного суда.

Так, в силу п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии заявления, в частности, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку оно рассматривается и разрешается в ином судебном порядке. По смыслу положений главы 1 Кодекса РФ об административных правонарушениях предметом его регулирования является, в частности, установление административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, а также порядка производства по делам об административных правонарушениях.

Из текста заявления следует, что прокурор в рамках настоящего дела не ставит вопрос о привлечении главы администрации муниципального образования либо иных сотрудников исполнительного органа местного самоуправления к административной ответственности за нецелевое расходование бюджетных средств, а заявляет требования об оспаривании действий и решений органа местного самоуправления, которые не подлежат рассмотрению и разрешению в порядке, установленном КоАП РФ.

Таким образом, изложенные в заявлении прокурора требования подлежат рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, что не было учтено судьей.

 

б) отсутствие права на обращение в суд или необходимого юридического интереса у заявителя (пп. 1 п. 1 ст. 134 ГПК РФ)

 

Прокурор Октябрьского района г. Калининграда обратился в суд в порядке ст. 45 ГПК РФ в интересах оставшейся без попечения родителей несовершеннолетней В.М.А., <...>, к администрации городского округа "Город Калининград" о признании незаконным и недействующим со дня его принятия п. 2 Приказа заместителя главы администрации городского округа "Город Калининград" по социальным вопросам <...>, которым за оставшейся без попечения родителей несовершеннолетней В.М.А. было сохранено право пользования кв. * д. ** по ул. Т. в г. Калининграде, находящейся в собственности ее матери В.С.В., лишенной в отношении дочери родительских прав.

Заявление прокурора было принято к производству суда, а затем при его рассмотрении судом было постановлено определение, которым производство по делу прекращено. Прекращая производство по делу, суд исходил из того, что оставшаяся без попечения родителей несовершеннолетняя В.М.А. передана на воспитание в приемную семью, ее приемным родителем назначена К.С.Ю., которой федеральными законами предоставлено право защищать в суде права и законные интересы несовершеннолетней В.М.А., прокурором не представлено доказательств невозможности предъявления К.С.Ю. иска в защиту прав и законных интересов несовершеннолетней. При этом суд пришел к выводу о том, что прокурор вправе обратиться в суд в защиту прав ребенка, переданного в приемную семью, только в случае невозможности обращения в суд приемного родителя ребенка.

Однако такой вывод не основан на законе.

Согласно ст. 56, ч. 1 СК РФ ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов. Защита семейных прав осуществляется судом по правилам гражданского судопроизводства (ст. 8 СК РФ). В силу ст. 52, ч. 1 ГПК РФ права, свободы и законные интересы недееспособных или не обладающих полной дееспособностью граждан защищают в суде их родители, усыновители, опекуны, попечители или иные лица, которым это право предоставлено федеральным законом.

В соответствии со ст. 45, ч. 1 ГПК РФ (в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 05.04.2009 N 43-ФЗ) прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

Федеральным законом "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" установлены дополнительные гарантии прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в том числе прав на жилое помещение. Статьей 10 данного Федерального закона предусмотрено, что за защитой прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, могут обратиться в установленном порядке в соответствующие суды РФ их законные представители, опекуны (попечители), органы опеки и попечительства и прокурор.

Анализ приведенных выше положений закона в их взаимосвязи с положениями ст. 26, 27 Федерального закона "О прокуратуре РФ" свидетельствует о том, что необращение родителей или иных законных представителей в суд в защиту прав несовершеннолетнего ребенка не может препятствовать предъявлению прокурором иска в защиту прав и законных интересов ребенка, не способного в силу возраста самостоятельно обратиться в суд с иском. Кроме того, часть 1 статьи 45 ГПК РФ не содержит ограничения права прокурора на обращение в суд в интересах несовершеннолетнего при наличии законных представителей последнего.

Профессиональный союз работников наемного труда Калининградской области "Т." обратился в Центральный районный суд г. Калининграда с иском в интересах Р.О.С. к ООО "Э." о признании недействительным приказа генерального директора ООО "Э." N * от 26.03.2009 об отстранении Р.О.С. от работы, обязании ООО "Э." допустить Р.О.С. к работе, взыскании заработной платы за март 2009 г. в размере 14000 руб., денежных средств за время простоя по вине работодателя в размере 27999 руб.

Отказывая заявителю в принятии искового заявления на основании положений п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, судья сослалась на то, что исковое заявление подписано председателем профессионального союза работников наемного труда Калининградской области "Т." Ч.М.Ю., однако документы, подтверждающие членство Р.О.С. в указанном профсоюзе, не приложены, а также отсутствуют документы, предусмотренные ст. 53, 54 ГПК РФ, подтверждающие наличие полномочий на подписание заявления и предъявление его в суд. Кроме того, судья исходила из того, что согласно ст. 11 Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" профсоюзам не предоставлено право на обращение в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц.

Однако указанные выводы судьи являются ошибочными.

В соответствии с п. 1 ст. 46 ГПК РФ в случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц.

В силу ст. 23 Федерального закона от 12.01.1996 N 10-ФЗ "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" в случаях нарушения законодательства о труде профсоюзы вправе по просьбе членов профсоюза, других работников, а также по собственной инициативе обращаться с заявлениями в защиту их трудовых прав в органы, рассматривающие трудовые споры. Пунктом 1 ст. 11 вышеуказанного Закона установлено, что профсоюзы, их объединения (ассоциации), первичные профсоюзные организации и их органы представляют и защищают права и интересы членов профсоюзов по вопросам индивидуальных трудовых и связанных с трудом отношений, а в области коллективных прав и интересов - указанные права и интересы работников независимо от членства в профсоюзах в случае наделения их полномочиями на представительство в установленном порядке.

Таким образом, в силу положений ст. 46 ГПК РФ и ст. 23 Федерального закона от 12.01.1996 N 10-ФЗ профессиональный союз вправе по просьбе члена этого профсоюза обратиться с исковым заявлением в суд в защиту его трудовых прав. В этой связи вывод судьи о том, что Федеральный закон "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" (ст. 11) не предоставляет профсоюзам такого права, является необоснованным, поскольку противоречит другой норме этого закона.

Как видно из искового заявления и приложенных в нему материалов, обращаясь с иском в суд в интересах Р.О.С., профсоюз работников наемного труда Калининградской области "Т." ссылается на факт обращения к нему члена данного профсоюза Р.О.С. с заявлением о нарушении ее социально-трудовых прав. К исковому заявлению приложено соответствующее заявление члена профсоюза Р.О.С., в котором она просит профсоюз "Т." обратиться в суд для защиты ее трудовых прав в связи с недопущением ее к работе. Хотя справка, подтверждающая тот факт, что Р.О.С. является членом профессионального союза работников наемного труда Калининградской области "Т.", не была приложена к исковому заявлению, данное обстоятельство могло служить основанием не к отказу в принятии искового заявления, а к оставлению его без движения в соответствии со ст. 136 ГПК РФ. Вместе с тем справка, подтверждающая членство Р.О.С. в указанном профессиональном союзе, 2 июля 2009 г. была представлена заявителем в суд и находится в материалах дела.

При таких обстоятельствах оснований к отказу профсоюзу работников наемного труда Калининградской области "Т." в принятии искового заявления, поданного в защиту интересов Р.О.С., у судьи не имелось.

Ссылка в определении на то, что заявителем не представлены документы, предусмотренные ст. 53, 54 ГПК РФ, подтверждающие полномочия председателя профсоюза работников наемного труда Калининградской области "Т." Ч.М.Ю. на подписание искового заявления и предъявление его в суд в защиту интересов Р.О.С., также является необоснованной. В данном случае профессиональный союз является заявителем, обращается в суд в порядке ст. 46 ГПК РФ в защиту трудовых прав и интересов члена профсоюза Р.О.С. по ее просьбе. Профсоюз не является представителем Р.О.С. в соответствии со ст. 53 ГПК РФ, поэтому ссылка судьи на отсутствие документов, подтверждающих полномочия на подписание искового заявления и предъявления его в суд (доверенности, предусмотренной ст. 54 ГПК РФ для представителя стороны), необоснованна.

Некоммерческая организация "Б." в лице С.Р.С. обратилась в Центральный районный суд г. Калининграда с заявлением в порядке главы 25 ГПК РФ в защиту интересов С.Р.С. о признании неправомерными действий ГИБДД по удержанию личных документов С.Р.С. (паспорта, документов на автомобиль), а также о признании незаконным ответа ГИБДД от 20.05.2009.

Определением судьи Центрального районного суда г. Калининграда данное заявление было возвращено. При этом суд исходил из того, что с заявлением о признании незаконными действий ГИБДД по удержанию личных документов С.Р.С., ответа ГИБДД от 20.05.2009 обратился С.Р.С., который не устранил в установленный судьей срок недостатки поданного заявления, указанные в определении судьи об оставлении заявления без движения.

Однако, как видно из содержания заявления, в суд в порядке главы 25 ГПК РФ обратилась некоммерческая организация "Б." в защиту интересов гражданина С.Р.С.

Согласно ст. 46 ГПК РФ государственные органы, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с иском в защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов других лиц по просьбе или в защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов неопределенного круга лиц только в случаях, предусмотренных законом.

В то же время ни Федеральный закон от 12.01.1996 N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях", ни другие федеральные законы не предоставляют право некоммерческим организациям обращаться в суд с заявлением в защиту прав и интересов своих членов и участников, а также других граждан.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления (заявления) в случае, если заявление предъявлено в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым настоящим Кодексом или другими федеральными законами не предоставлено такое право.

Изложенное явилось основанием для отмены определения судьи о возвращении заявления с вынесением нового определения об отказе некоммерческой организации "Б." в принятии заявления на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ.

 

Ошибки допускаются судами при решении вопросов о принятии заявлений об оспаривании действий прокурора, связанных с вынесением прокурорского представления.

Так, отменяя определение Гвардейского районного суда об отказе в принятии заявления главы администрации МО "Озерковское сельское поселение" об оспаривании представления прокурора об устранении нарушений жилищного законодательства, судебная коллегия указала, что не имеется оснований для вывода о том, что оспариваемое представление прокурора не затрагивает прав, свобод или законных интересов заявителя.

Судебная коллегия исходила из положений ч. 1 ст. 24 Федерального закона "О прокуратуре РФ", согласно которой представление об устранении нарушений закона вносится прокурором или его заместителем в орган или должностному лицу, которые полномочны устранить допущенные нарушения, и подлежит безотлагательному рассмотрению. В соответствии с требованиями этой же части статьи в течение месяца со дня внесения представления должны быть приняты конкретные меры по устранению допущенных нарушений закона, их причин и условий, им способствующих; о результатах принятых мер должно быть сообщено прокурору в письменной форме. Кроме того, статьей 6 данного Федерального закона также предусмотрено, что требования прокурора, вытекающие из его полномочий, перечисленных, в частности, в статье 22 указанного Закона, в том числе по внесению представлений об устранении нарушений закона, подлежат безусловному исполнению в установленный срок. В данной статье также указано, что неисполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, влечет за собой установленную законом ответственность.

Таким образом, указанные нормы Федерального закона "О прокуратуре РФ" возлагают на орган или должностное лицо, в адрес которого прокурором внесено представление, обязанность совершить определенные действия, связанные с внесением представления, что свидетельствует о наличии оснований для принятия заявления к производству и рассмотрения гражданского дела по существу.

И.С.Н. обратилась в Центральный районный суд г. Калининграда с иском к Ч.Е.В. о признании недостойным наследником умершего 28 июня 2006 г. А.В.П.

Судья возвратил исковое заявление по основаниям п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, предусматривающей возврат заявления в случае, если оно подписано и подано лицом, не имеющим полномочий на его подписание и предъявление в суд. Однако кассационная инстанция отменила данное определение со ссылкой на то, что исковое заявление подписано и подано И.С.Н. от своего имени как истцом по требованию о признании Ч.Е.В. недостойным наследником.

В то же время кассационная инстанция указала на наличие оснований для отказа в принятии данного заявления.

И.С.Н. оспаривается право Ч.Е.В. на получение наследства, открывшегося после смерти А.В.П. 28 июня 2006 г., хотя вступившим в законную силу решением Октябрьского районного суда г. Калининграда от 20 мая 2008 г. признано недействительным завещание, удостоверенное нотариусом 5 декабря 2005 г. от имени А.В.П., которым последний завещал кв. * в д. ** по ул. К. в г. Калининграде И.С.Н., а Ч.Е.В. восстановлен срок для принятия наследства, и она признана наследником, принявшим наследство. Кроме этого, вступившим в законную силу решением Октябрьского районного суда г. Калининграда от 22 декабря 2008 г. за Ч.Е.В. признано право собственности в порядке наследования на вышеуказанную квартиру, а решением того же суда от 20 марта 2009 г. И.С.Н. признана утратившей право пользования квартирой и выселена из нее.

При таких данных И.С.Н. не относится к кругу наследников и не может являться заинтересованным лицом по предъявленному требованию. Ссылка И.С.Н. в жалобе в обоснование наличия права на обращение в суд на положения ст. 1117 ГК РФ, устанавливающей основания и порядок признания граждан недостойными наследниками, несостоятельна, так как при отсутствии права на наследование имущества, оставшегося после смерти А.В.П. в силу перечисленных выше судебных постановлений, И.С.Н. не является заинтересованным лицом по предъявленному требованию. Тот факт, что А.В.П. при жизни составлялось нотариально удостоверенное завещание в пользу И.С.Н., при том, что это завещание в судебном порядке признано недействительным, не является основанием для признания И.С.Н. заинтересованным лицом.

Решением Светлогорского городского суда К.В.П. отказано в удовлетворении требований о признании незаконным и отмене Решения Совета депутатов Пионерского городского округа N 1 от 17 декабря 2007 г. "Об избрании председателя Совета депутатов Пионерского городского округа".

При этом суд исходил из того, что установленные п. 7 ст. 40 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ" ограничения в связи с осуществлением своих полномочий на постоянной основе депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления на день избрания К.А.С. председателем Совета депутатов Пионерского городского округа не действовали.

Однако с такими выводами судебная коллегия не согласилась, признав, что исходя из требований по п. 1 ст. 220 ГПК РФ производство по делу подлежало прекращению по основаниям, указанным в п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ.

В частности, обращаясь в суд с заявлением, К.В.П. указывал, что осуществление К.А.С. своих должностных полномочий с нарушением федерального законодательства - Устава муниципального образования препятствует заявителю осуществлять его право на местное самоуправление на законных основаниях. Однако этот довод является ошибочным, поскольку избрание председателя Совета депутатов урегулировано Уставом МО, Регламентом Совета, относится к внутренней организации деятельности Совета по формированию своих органов. Избрание председателем Совета К.А.С. или другого избранного депутата не затрагивает права, свободы и законные интересы заявителя.

А.М.Ф. и В.А.Э. обратились в Центральный районный суд г. Калининграда с исковым заявлением к председателю КРОО защиты прав жертв политических репрессий С.Е.И., в котором просили вынести решение суда о принудительном изъятии у ответчицы финансово-бухгалтерских документов общественного объединения за 2005-2009 гг. для проведения ревизии.

Отказывая в принятии заявления, суд сослался на положения п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, согласно которым судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление предъявлено в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым данным Кодексом или другими федеральными законами не предоставлено такое право.

Кассационная инстанция признала, что судьей обоснованно было отказано в принятии искового заявления.

При этом судебная коллегия указала на то, что требования о принудительном изъятии у С.Е.И. финансово-бухгалтерских документов КРОО защиты прав жертв политических репрессий за 2005-2009 г.г. заявлены в интересах указанного общества. Права на предъявление иска в интересах КРОО защиты прав жертв политических репрессий А.М.Ф. и В.А.Э. не имеют. Доводы частной жалобы о том, что В.А.Э. является членом ревизионной комиссии, а А.М.Ф. - заместителем председателя общества, о наличии такого права не свидетельствуют.

 

в) наличие вступившего в законную силу решения суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям или определения о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа от иска или утверждением мирового соглашения (пп. 2 п. 1 ст. 134 ГПК)

 

Отказывая судом в принятии иска по основаниям п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, суды не всегда правильно устанавливают тождественность спора требованиям, по которым уже имеется вступивший в законную силу судебный акт по другому делу. В частности, тождественность касается элементов иска (предмет и основание) и субъектов спорного правоотношения, и только в том случае, когда совпадают все три этих элемента, иск тождествен уже заявленному и не может быть принят судом к рассмотрению (исключение из этого правила составляют дела, возникающие из публично-правовых отношений).

Например, Е.В.Г. обратился в Балтийский городской суд с иском к Е.Е.А., Е.А.В., указав, что 04.08.2006 между ним и Е.А.В. был заключен договор купли-продажи квартиры. В настоящее время Е. намерена вселиться в это жилое помещение. Заключая договор купли-продажи квартиры с условием проживания в ней, Е. полагал, что останется один в жилом помещении. Таким образом, договор заключен им под влиянием заблуждения и подлежит признанию недействительным.

Отказывая в принятии иска, судья исходил из того, что ранее Е.В.Г. уже обращался с иском к Е.А.В. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры. Вступившим в законную силу решением суда от 12.11.2007, оставленным без изменения кассационным определением от 16.01.2008, в удовлетворении иска было отказано.

Однако судебная коллегия признала такие выводы суда первой инстанции необоснованными и исходила при этом из того, что ранее Е.В.Г. оспаривал договор купли-продажи квартиры по основаниям мнимости совершенной сделки, указывал, что этот договор был заключен лишь для вида с целью избежать давления на Е.В.Г. третьих лиц, требовавших отчуждения квартиры, и денег за жилое помещение он не получал. В настоящем иске изменено его основание - Е.В.Г. ссылается на иные обстоятельства, на которых основывает свои требования, указывая не на мнимость сделки, а на существенное заблуждение относительно ее природы.

А.Р.П. обратилась в Гвардейский районный суд с иском к администрации МО "Гвардейский район", указав, что согласно договору аренды земельного участка от 25.06.1999 является арендатором земельного участка в районе ул. Т. в г. Г. Калининградской области. Решением мирового судьи Гвардейского судебного участка от 11.02.2008 на администрацию района возложена обязанность предоставить истице земельный участок в соответствии с указанным договором. А. произвела межевание земельного участка и представила в администрацию землеустроительное дело для его утверждения и предоставления ей участка с кадастровым номером --:--:-- -- --:----, однако в удовлетворении ее требования было отказано, чем нарушены ее права как землепользователя. А. узнала, что в настоящее время на этот же земельный участок составлено другое землеустроительное дело по заказу иного лица, претендующего на предоставление того же земельного участка. Бездействие районной администрации истица считала незаконным и просила возложить на ответчика обязанность выдать ей план земельного участка в качестве приложения к договору аренды, обязать администрацию МО согласовать землеустроительное дело на участок с вышеназванным кадастровым номером.

Отказывая в принятии заявления, судья исходил из того, что действия, которые требует совершить А.Р.П., представляют собой действия по исполнению решения мирового судьи о предоставлении земельного участка и должны совершаться в рамках Федерального закона "Об исполнительном производстве". Что касается указанных в иске претензий третьих лиц на участок, который требует предоставить А., то этот вопрос разрешен решением Гвардейского районного суда от 03.10.2008 с учетом изменений, внесенных в него кассационным определением от 17.12.2008, которым за К.Н.И. признано право на заключение договора аренды земельного участка площадью 0,0298 га по ул. С. в г. Г.

Однако такие выводы суда кассационная инстанция признала ошибочными.

Как видно из решения мирового судьи, на администрацию МО возложена обязанность предоставить А.Р.П. земельный участок. Его границы на местности не были определены. В настоящее время возник спор именно по границам земельного участка, который желает получить в аренду А., тогда как ранее спор по границам земельного участка отсутствовал. В рамках исполнения решения мирового судьи невозможно понудить администрацию МО "Гвардейский район" предоставить А. земельный участок именно в определенных ею границах. Эти требования заявлены по новым основаниям, не рассмотренным ранее судом. Также по спору между К.Н.И. с администрацией МО "Гвардейский район" и А. не были определены границы на местности присужденного К. земельного участка. Таким образом, спор между К. и А. о месте расположения земельных участков, подлежащих предоставлению данным лицам, не разрешен.

С.Е.А. обратилась в суд с иском к Минобороны России, ФГУ "Черняховская КЭЧ района" о признании состоявшимся договора приватизации квартиры N * в доме N * по ул. Б. в п. З. Черняховского района и признании права собственности на указанное жилое помещение. Указала, что по решению Черняховского городского суда от 12.05.2009 Минобороны России в лице ФГУ "Черняховская КЭЧ района" обязано заключить с ней и ее детьми, С.Г.Э., 1993 г. рождения, и П.Д.И., 2006 г. рождения, договор приватизации указанной квартиры. 2 июня 2009 г. такой договор между ФГУ "Черняховская КЭЧ района", с одной стороны, и С.Е.А., С.Г.Э., П.Д.И., с другой стороны, был подписан, однако в регистрации права собственности на квартиру УФРС отказано вследствие того, что ФГУ "Черняховская КЭЧ района" не имеет полномочий на распоряжение имуществом, принадлежащим Минобороны России.

Прекращая производство по делу, суд исходил из того, что требования о признании договора приватизации состоявшимся, признании права собственности на жилое помещение по существу направлены на исполнение ранее вынесенного судебного решения Черняховского городского суда от 12.05.2009, по которому Минобороны России в лице ФГУ "Черняховская КЭЧ района" обязано заключить с истицей договор приватизации, в связи с чем разрешение заявленных требований возможно в порядке исполнительного производства.

Однако такие выводы суда противоречат требованиям закона.

С.Е.А. заявила требование о признании договора приватизации состоявшимся и признании права собственности на квартиру, которое заявлено по новым основаниям и отличается от ранее заявленных требований, поскольку решением от 12 мая 2009 г. за ней и членами ее семьи признано право на приватизацию квартиры * дома * по ул. Б. в пос. З. и Министерство обороны РФ обязано заключить с нею договор приватизации на указанное помещение. Между тем регистрация права собственности на жилое помещение была приостановлена, поскольку Минобороны России в лице ФГУ "Черняховская КЭЧ района" не представило для регистрации все предусмотренные законом документы как до приостановления регистрации, так и после приостановления. Таким образом, как основания, так и предмет спора в данном деле иные.

 

ВОЗВРАТ ИСКОВОГО ЗАЯВЛЕНИЯ

 

Отмена определений о возвращении исковых заявлений в основном связана с неправильным определением подсудности дел, как территориальной, так и родовой.

Военный прокурор Черняховского гарнизона обратился в Гусевский городской суд с заявлением в защиту неопределенного круга лиц к ФГУКиИ МО РФ "Дом офицеров Гусевского гарнизона" о понуждении оборудования здания пандусами и поручнями для инвалидов на колясках.

Возвращая заявление прокурора, суд сослался на ст. 135 ГПК РФ и ст. 22 Федерального закона "О военных судах РФ" и исходил из того, что данное заявление подсудно военному суду.

Однако судебная коллегия с этим не согласилась, признав, что указанное заявление подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции, а не в военном суде.

Так, в соответствии со ст. 7, 22 Федерального конституционного закона "О военных судах РФ" военным судам подсудны гражданские дела о защите нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих Вооруженных сил РФ, других войск, воинских формирований и органов, граждан, проходящих военные сборы, от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений.

Таким образом, военные суды вправе рассматривать гражданские дела, касающиеся нарушения прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих и граждан, проходящих военные сборы. В данном случае прокурор обратился в суд в защиту неопределенного круга лиц - инвалидов, в том числе не являющихся военнослужащими, и граждан, проходящх военные сборы, которые посещают дом офицеров Гусевского гарнизона.

ГУЗ "Д." обратилось в Центральный районный суд г. Калининграда с иском к Р.В.А. о взыскании денежных средств, указав, что 01.07.2004 ответчик Р.В.А. был принят в больницу на работу на должность врача-педиатра приемного отделения. С сентября 2006 г. по август 2008 г. Р.В.А. проходил обучение в клинической ординатуре в г. Москве. В течение срока обучения ГУЗ "Д." выплачивала ему ежемесячную стипендию в размере 5000 руб. Всего Р.В.А. было выплачено 105000 руб., а также оплачен проезд к месту обучения в сумме 1117 руб. Однако Р.В.А. после окончания обучения в ГУЗ "Д." не вернулся и к работе не приступил. В связи с этим истец просил взыскать с ответчика понесенные расходы на его обучение.

Свой вывод о неподсудности дела Центральному районному суду г. Калининграда судья обосновал тем, что на день подачи иска и по настоящее время ответчик имеет регистрацию и проживает в г. Москве, в связи с чем дело относится к подсудности Черемушкинского районного суда г. Москвы.

Однако с таким выводом судебная коллегия не согласилась.

В соответствии со ст. 28 ГПК РФ иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика.

Согласно ст. 20 ГК РФ местом жительства гражданина признается то место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает.

Как установлено, Р.В.А. на день предъявления иска и в настоящее время зарегистрирован по месту жительства по ул. З. Центрального района г. Калининграда. Согласно представленным свидетельствам он был зарегистрирован в г. Москве по месту пребывания по ул. Ш. по 8 сентября 2009 г., а затем зарегистрирован по месту пребывания по ул. П. по 6 сентября 2010 г. Указанные обстоятельства свидетельствуют о временном характере проживания ответчика в г. Москве, в связи с чем у суда отсутствовали достаточные правовые основания для вывода о подсудности дела Черемушкинскому районному суду г. Москвы.

В. (Ц.) Ю.В. обратилась в Московский районный суд г. Калининграда с иском к ООО "П." о расторжении договора и взыскании денежных средств, указав, что 07.07.2006 между ней и ответчиком был заключен предварительный договор о заключении в будущем договора купли-продажи жилого помещения - однокомнатной квартиры со строительным номером N *** по адресу: г. К. Московской области, мкр-н П., ул. Г. общей стоимостью 67000 долларов США. Обязательства по предварительному договору она выполнила и в полном объеме оплатила стоимость квартиры. Ответчик свои обязательства не выполнил и квартиру ей не передал, строительство дома до настоящего времени не завершено. Полагает, что в соответствии со ст. 487 ГК РФ и Законом РФ "О защите прав потребителей" она вправе потребовать возврата суммы предварительной оплаты, так как ответчик не исполнил своих обязательств по передаче ей квартиры. Истица просила расторгнуть предварительный договор и взыскать в ее пользу денежные средства, уплаченные за квартиру, неустойку, убытки, проценты за пользование чужими денежными средствами, штраф, компенсацию морального вреда, а также расходы по оплате госпошлины.

Передав дело на рассмотрение суда по месту нахождения ответчика ООО "П.", суд исходил из того, что возникшие между сторонами правоотношения, вытекающие из заключенного между ними предварительного договора о заключении в будущем договора купли-продажи жилого помещения, Законом РФ "О защите прав потребителей" не регулируются, в связи с чем применяются общие правила подсудности, установленные ст. 28 ГПК РФ.

Однако с таким выводом судебная коллегия не согласилась.

Как видно из содержания заключенного между сторонами договора, хотя он и назван предварительным, однако содержит условия об оплате стоимости квартиры, которые истицей выполнены. Содержание указанного договора свидетельствует, что между сторонами фактически возникли правоотношения по передаче после завершения строительства дома в собственность истицы квартиры, предназначенной для личных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Поэтому к данным правоотношениям применяется Закон РФ "О защите прав потребителей", и соответственно в силу этого Закона и ст. 29, п. 7 ГПК РФ подсудность определяется по выбору истца по его усмотрению.

Определением Балтийского районного суда г. Калининграда гражданское дело по иску Д.В.И. к ОАО "А." о введении в штатное расписание должности матроса направлено по подсудности в Республику Дагестан в суд Сулейман-Стальского района.

Однако судебная коллегия не усмотрела нарушений правил подсудности при принятии судом к производству иска Д. и исходила при этом из требований ч. 2 ст. 29 ГПК РФ, согласно которой иск к организации, вытекающий из деятельности ее филиала или представительства, может быть предъявлен также в суд по месту нахождения ее филиала или представительства.

Кассационная инстанция указала, что ответчиком суду 19 февраля 2009 г. был представлен устав, из которого видно, что местом нахождения ОАО "А." является г. Калининград, ул. С. При этом ходатайство ответчиком о передаче дела на рассмотрение в республику Дагестан поступило лишь в марте 2009 г., тогда же и были представлены изменения в устав. Кроме того, как усматривается из пояснений представителя ответчика, в ближайшее время в г. Калининграде будет работать филиал ОАО "А.". Кроме того, судебная коллегия сослалась на то, что передача дела на рассмотрение в другой регион приведет к затягиванию гражданского процесса, так как документы, касающиеся трудовой деятельности истца, находятся в Калининградской области, его работа была связана с деятельностью ответчика именно в указанном регионе.

Б.Л.Ю. обратился в Ленинградский районный суд г. Калининграда с иском к ООО "Х." о взыскании недополученной заработной платы и иных выплат, предусмотренных трудовым договором. Он указывал, что был принят на должность исполнительного директора по общему управлению, при этом местом его работы было подразделение общества, расположенное в г. Калининграде по ул. Т. *.

Принимая решение о передаче данного дела по подсудности в Выборгский суд г. Санкт-Петербурга, суд исходил из того, что истец назначен на должность исполнительного директора в ООО "Х.", которое находится в г. Санкт-Петербурге, в г. Калининграде филиала этого общества не зарегистрировано.

В соответствии со ст. 28, 29 ГПК РФ иск предъявляется в суд по месту нахождения организации. Иск к организации, вытекающий из деятельности ее филиала или представительства, может быть предъявлен в суд по месту нахождения филиала или представительства.

Отменяя определение о передаче дела по подсудности, судебная коллегия указала на то, что из содержания трудового договора следует, что он с истцом заключен в г. Калининграде, место работы Б.Л.Ю. определено в г. Калининграде, где он исполнял свои трудовые обязанности. Из содержания протокола общего собрания участников общества от 5 июня 2008 г. следует, что все трудовые споры, возникающие между работниками, исполняющими трудовые обязанности на территории Калининградской области, и обществом, рассматриваются по месту нахождения обособленного подразделения, то есть по месту исполнения трудового договора.

 

При решении вопросов о принятии исков банков о взыскании денежных сумм по кредитному договору, в том числе и обращении взыскания на заложенное имущество, следует иметь в виду, что территориальная подсудность таких споров в целом определяется исходя из общих правил о подсудности, предусмотренных ст. 28 ГПК РФ.

В то же время следует обратить внимание на изменение судебной практики применения ст. 32 ГПК РФ в той ситуации, когда в кредитном договоре имеется условие о договорной подсудности спора.

В частности, в соответствии со ст. 32 ГПК РФ стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для дела до принятия его судом к своему производству. Подсудность, установленная статьями 26, 27 и 30 ГПК РФ, не может быть изменена соглашением сторон.

Из указанной правовой нормы следует, что стороны вправе изменить соглашением между собой установленную законом территориальную подсудность дела до принятия судом заявления к своему производству. Стороны не вправе изменить исключительную и родовую (предметную) подсудность, которая определена законом. Иных ограничений гражданское процессуальное законодательство не содержит. Соглашение о подсудности может быть включено в гражданско-правовой договор, в том числе и договор присоединения.

Таким образом, исходя из принципа диспозитивности гражданского процесса, стороны вправе воспользоваться правом выбора между несколькими судами, определив подсудность для всех дел, связанных с исполнением кредитного договора. При этом действующее гражданское процессуальное законодательство не требует заключения соглашения об изменении территориальной подсудности непосредственно при возникновении спора.

Позиция о том, что отсутствие у граждан возможности участвовать в определении условий кредитного договора, в том числе условий о подсудности, является нарушением конституционного права ответчиков на рассмотрение их дела тем судом, к подсудности которого оно отнесено законом, является ошибочной. В частности, заключенное между сторонами до подачи искового заявления в суд соглашение об изменении территориальной подсудности в установленном законом порядке никем не оспаривалось и недействительным не признавалось.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 2 Постановления от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" указал, что недопустимо совершение действий по подготовке дела к судебному разбирательству до его возбуждения в суде (до принятия заявления). В стадии возбуждения гражданского дела возможно лишь согласно положениям гл. 12 ГПК РФ применение ст. 134 (отказ в принятии заявления), ст. 135 (возвращение заявления), ст. 136 (оставление заявления без движения). Следовательно, согласно ст. 133 ГПК РФ судья в течение пяти дней со дня поступления искового заявления в суд обязан рассмотреть вопрос о его принятии к производству суда, и на данной стадии не разрешается вопрос по существу, а определяется приемлемость спора для рассмотрения в суде. Вопросы, связанные с существом спорных правоотношений, подлежат разрешению на другой стадии гражданского процесса.

Межрайонная ИФНС России N 10 по Калининградской области обратилась в Светловский городской суд с иском к М.С.Ю. о взыскании задолженности по транспортному налогу в размере 45352 руб. 17 коп. и пени за просрочку исполнения обязанности по уплате налога в размере 4157 руб. 27 коп., а всего 49509 руб. 44 коп.

Возвращая исковое заявление, судья исходил из того, что настоящее дело неподсудно Светловскому городскому суду, поскольку в соответствии со ст. 23, ч. 1, п. 5 ГПК РФ дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей 100000 руб., в качестве суда первой инстанции рассматривает мировой судья.

Принимая такое определение, судья не учел, что споры, вытекающие из применения налогового законодательства, по своей правовой природе являются публичными и носят не гражданско-правовой, а административный характер, так как в данном случае имеют место властные отношения между государством в лице его органов и должностных лиц и плательщиками налогов.

В связи с этим дела данной категории, в том числе по искам налоговых органов о взыскании недоимок и пеней, за исключением дел по заявлениям о выдаче судебных приказов, прямо отнесенных ст. 23, ч. 1, п. 1 ГПК РФ к подсудности мировых судей, подлежат рассмотрению районными (городскими) судами в качестве суда первой инстанции (ст. 24 ГПК РФ).

Управление Федеральной службы судебных приставов по Калининградской области обратилось в Балтийский районный суд г. Калининграда с иском к П.В.В. о взыскании причиненного материального ущерба в размере 28490 руб., ссылаясь на то, что ответчик, работая в должности судебного пристава-исполнителя по обеспечению установленного порядка деятельности судов группы быстрого реагирования специализированного отдела, в период с 13.10.2007 по 29.10.2007 был командирован в г. Санкт-Петербург. До выезда в служебную командировку по расходному кассовому ордеру он получил на командировочные нужды денежные средства в сумме 35000 руб., в том числе на проживание - 28000 руб. По прибытии из командировки ответчиком представлен счет за проживание и кассовый чек на сумму 29000 руб. В ходе проведенной истцом проверки установлено, что представленные ответчиком документы о проживании в гостинице являются фиктивными, в связи с чем действиями ответчика истцу причинен материальный ущерб на сумму 28490 руб.

Определением суда исковое заявление возвращено истцу с разъяснением права обращения с данным иском к мировому судье по месту нахождения ответчика.

Отменяя данное определение, судебная коллегия сослалась на то, что истцом заявлены исковые требования о взыскании материального ущерба, причиненного ответчиком П.В.В. при прохождении им службы в УФССП России по Калининградской области в должности судебного пристава-исполнителя по обеспечению установленного порядка деятельности судов группы быстрого реагирования специализированного отдела. Указанные исковые требования, как вытекающие из трудовых отношений, исходя из положений ст. 23 ГПК РФ (в редакции Федерального закона от 22 июля 2008 г. N 147-ФЗ, действующей с 30 июля 2008 г.), не относятся к подсудности мирового судьи, а в силу положений ст. 24 ГПК РФ относятся к подсудности районного суда.

 

При принятии заявлений о приостановлении, прекращении исполнительного производства, об оспаривании постановлений должностных лиц службы судебных приставов, их действий (бездействия) следует иметь в виду, что эти вопросы подлежат рассмотрению районным судом и не относятся к подсудности мировых судей.

Например, Р.В.В. обратился в Ленинградский районный суд г. Калининграда с заявлением о приостановлении исполнения решения мирового судьи 1-го судебного участка Ленинградского района от 26 декабря 2007 г. и апелляционного решения от 20 мая 2008 г. до окончания рассмотрения Ленинградским районным судом г. Калининграда гражданского дела по его иску к Р.Т.Н. о взыскании суммы долга.

Возвращая Р.В.В. заявление по п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ ввиду его неподсудности данному суду, судья районного суда исходил из того, что по аналогии с нормами ст. 434 ГПК РФ вопрос о приостановлении исполнительного производства должен рассматриваться судом, рассмотревшим дело.

Однако судьей не учтено, что согласно ч. 4 ст. 1 ГПК РФ аналогия закона применяется в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства. Между тем порядок рассмотрения вопросов о приостановлении исполнительного производства регулируется нормами ст. 440 ГПК РФ и ч. 3 ст. 45 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве".

Согласно ч. 1 ст. 440 ГПК РФ вопросы приостановления или прекращения исполнительного производства рассматриваются судом, в районе деятельности которого исполняет свои обязанности судебный пристав-исполнитель. Аналогичные положения предусмотрены ч. 3 ст. 45 Федерального закона "Об исполнительном производстве".

Анализ указанных норм права позволяет сделать вывод, что настоящее заявление подсудно Ленинградскому районному суду г. Калининграда, а не мировому судье 1-го судебного участка Ленинградского района г. Калининграда, поскольку районом деятельности судебного пристава-исполнителя является Ленинградский район и судебный пристав-исполнитель исполняет свои обязанности по данному исполнительному производству в Ленинградском районе г. Калининграда.

Кроме того, судебная коллегия учла, что Р.В.В. просит приостановить исполнительное производство, возбужденное на основании исполнительного документа, выданного по решению мирового судьи от 26 декабря 2007 г., частично измененного судом апелляционной инстанции.

 

Отдельные ошибки имели место при применении положений п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, касающихся соблюдения досудебного порядка разрешения спора или представления доказательств, подтверждающих соблюдение досудебного порядка разрешения спора.

Р.Н.Н. обратилась в суд с заявлением о признании незаконным решения медико-социальной экспертизы филиала N * общего профиля ФГУ "Главное бюро медико-социальной экспертизы" Калининградской области от 23 июня 2009 г., связанного с отказом в установлении инвалидности ее ребенку Р.Я.А., <...>, и возложении обязанности принять решение об установлении инвалидности ребенку с момента его рождения и до полного выздоровления.

Возвращая заявление по основаниям п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, Черняховский городской суд сделал вывод, что заявителем не был соблюден установленный федеральным законом досудебный порядок урегулирования данного спора и не представлены документы, подтверждающие соблюдение такого порядка. В подтверждение данного довода суд сослался на Постановление Правительства РФ от 20 февраля 2006 г. N 95 "О порядке и условиях признания лица инвалидом".

Отменяя данное определение, кассационная инстанция указала, что федеральный закон, устанавливающий порядок обжалования решения бюро медико-социальной экспертизы об установлении гражданину инвалидности или об отказе в установлении гражданину инвалидности, отсутствует, а вышеназванный нормативный правовой акт, на который сослался суд, федеральным законом не является. Кроме того, согласно п. 46 Правил признания лица инвалидом, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 20 февраля 2006 г. N 95, решения бюро, то есть любого уровня бюро, главного бюро, Федерального бюро, могут быть обжалованы гражданином непосредственно в суде в порядке, установленном законодательством.

Банк В. ЗАО обратился в Балтийский городской суд с иском к К.Е.Ю. о расторжении кредитного договора и взыскании задолженности.

Возвращая банку исковое заявление, судья указал на то, что истцом не соблюден установленный законом предварительный внесудебный порядок разрешения спора.

Отменяя определение городского суда, кассационная инстанция признала такой вывод ошибочным и исходила при этом из положений ст. 452 ГК РФ, согласно которой требование о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом или договором, а при его отсутствии - в тридцатидневный срок.

Из представленных материалов усматривается, что 16.04.2009 банк направил К.Е.Ю. уведомление о досрочном истребовании, содержащее в том числе сведения о намерении банка расторгнуть кредитный договор. Не получив ответ на уведомление в течение 30 дней, банк имел право поставить в судебном порядке вопрос о досрочном расторжении договора. Факт отправления банком уведомления заемщику бесспорно подтвержден приложенными к иску документами. Выводы судьи о том, что банк должен доказать факт получения такого уведомления К., не вытекают из содержания ст. 452 ГК РФ.

 

Отмена определений о возврате исковых заявлений связана и с неправильным применением п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК, регулирующего последствия подписания или предъявления заявления лицом, не имеющим на то полномочий.

Л.И.М. обратился в Центральный районный суд г. Калининграда с иском к администрации городского округа "Город Калининград", Управлению Роснедвижимости по Калининградской области, в котором просил признать незаконным и отменить кадастровый учет земельного участка под многоквартирным жилым домом, расположенным по ул. К., * в г. Калининграде; признать незаконными все действия мэрии г. Калининграда и администрации городского округа "Город Калининград" по формированию земельного участка под указанным жилым домом с изъятием 93,4 кв. м при отсутствии согласования с землепользователями и в связи с несоблюдением законодательства, в том числе ст. 16 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса РФ"; обязать администрацию городского округа "Город Калининград" произвести надлежащее формирование земельного участка в границах сложившейся застройки площадью не менее 889,4 кв. м с вынесением границ на местности, установкой межевых знаков и предоставлением истцу как уполномоченному собственниками жилых и нежилых помещений дома всей документации, необходимой для регистрации права общей долевой собственности.

Возвращая Л.И.М. исковое заявление, суд сослался на положения п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ и исходил из того, что истец обратился в суд с иском от имени всех собственников дома * по ул. К. в г. Калининграде, не имея на то надлежащих полномочий, выраженных в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом.

Однако с таким выводом кассационная инстанция не согласилась, указав следующее.

Из содержания искового заявления видно, что в качестве истца в нем указан Л.И.М., который является собственником квартиры * в многоквартирном жилом доме * по ул. К. в г. Калининграде. По мнению истца, при утверждении проекта межевания квартала в границах улиц С.-Е. - пр. М. и при формировании земельного участка были нарушены права собственников жилых и нежилых помещений вышеуказанного дома, поскольку участок сформирован с нарушением действующего законодательства, его площадь не соответствует фактическому землепользованию, местоположение границ участка не определено. Общим собранием собственников жилых помещений дома от 25.08.2007 было принято решение об обращении в орган местного самоуправления с требованием о формировании земельного участка, при этом Л.И.М. был уполномочен осуществлять все необходимые действия, связанные с исполнением данного поручения. При обращении к ответчику в переформировании земельного участка было отказано и рекомендовано обратиться с иском в суд. Истец Л.И.М. считает данный отказ незаконным, нарушающим права собственников жилых помещений в указанном доме, в связи с чем и обратился с иском в суд.

В заседании судебной коллегии истец пояснил, что обратился с данным иском в суд как от своего имени, так и в интересах всех собственников жилых помещений дома * по ул. К. г. Калининграда. При этом действительно к исковому заявлению истцом не приложено доверенности, подтверждающей полномочия на обращение Л.И.М. в суд от имени других собственников помещений дома. Протокол общего собрания собственников квартир в многоквартирном доме от 25.08.2007, на который ссылается в жалобе истец, свидетельствует о предоставлении ему полномочий осуществлять все необходимые действия, связанные с принятым собственниками решением об обращении в мэрию г. Калининграда с заявлением о формировании земельного участка, на котором расположен вышеуказанный многоквартирный жилой дом, и проведении кадастрового учета. Хотя истец утверждал в заседании судебной коллегии, что собственниками помещений дома выданы доверенности, которыми ему предоставлены полномочия на ведение дела в суде, таких доверенностей к иску им не приложено.

Вместе с тем истец, являясь собственником квартиры * в доме * по ул. К. в г. Калининграде, считая, что при формировании земельного участка, на котором расположен указанный жилой дом, а также отказом ответчика в переформировании земельного участка нарушены права собственников помещений в многоквартирном жилом доме, вправе был обратиться в суд с данным иском в отношении себя лично, поэтому возвращение истцу искового заявления в связи с тем, что Л.И.М. обратился в суд с иском от имени всех собственников жилого дома, не имея на это надлежащих полномочий, является необоснованным.

 

ОСТАВЛЕНИЕ ЗАЯВЛЕНИЯ БЕЗ ДВИЖЕНИЯ

 

Возврат исковых заявлений связан в том числе с невыполнением ранее вынесенного определения об оставлении иска без движения. В то же время требования, содержащиеся в определении об оставлении без движения, не всегда являлись правомерными.

Определением судьи Советского городского суда было оставлено без движения исковое заявление прокурора г. Советска, предъявленное в защиту прав и законных интересов В.Е.В., к ООО "Х." о взыскании пособия по уходу за ребенком. При этом судья исходил из того, что в заявлении прокурором не указано обоснование невозможности предъявления иска самим гражданином, не представлены доказательства, подтверждающие невозможность самостоятельного обращения В.Е.В. в суд, и не приложены копии документов, в то время как статья 45 ГПК РФ не содержит каких-либо исключений относительно оснований обращения прокурора в суд в защиту прав и законных интересов гражданина.

Однако данный вывод суда кассационная инстанция признала не соответствующим действующему законодательству.

Согласно ч. 1 ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд. Указанное ограничение не распространяется на заявление прокурора, основанием для которого является обращение к нему граждан о защите нарушенных или оспариваемых социальных прав, свобод и законных интересов в сфере трудовых (служебных) отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений; защиты семьи, материнства, отцовства и детства; социальной защиты, включая социальное обеспечение; обеспечения права на жилище в государственном и муниципальном жилищных фондах; охраны здоровья, включая медицинскую помощь; обеспечения права на благоприятную окружающую среду; образования (в ред. Федерального закона от 05.04.2009 N 43-ФЗ).

В соответствии с ч. 3 ст. 131 ГПК РФ в случае обращения прокурора в защиту законных интересов гражданина в заявлении должно содержаться обоснование невозможности предъявления иска самим гражданином либо указание на обращение гражданина к прокурору.

Из смысла указанных норм права следует, что положения статьи 45 ГПК РФ относительно необходимости обоснования прокурором невозможности предъявления иска самим гражданином не распространяются на заявление прокурора по обращению гражданина о защите нарушенных социальных прав, свобод и законных интересов в сфере трудовых (служебных) отношений, социальной защиты, включая социальное обеспечение, и в случае обращения прокурора в защиту законных интересов гражданина по делам данной категории в заявлении должно содержаться указание на обращение гражданина к прокурору.

Как следует из искового материала, В.Е.В. обратилась к прокурору с заявлением о защите нарушенных социальных прав и законных интересов в сфере трудовых (служебных) отношений, о защите нарушенных прав на социальное обеспечение в связи с отказом ООО "Х." в выплате пособия по уходу за ребенком за период после прекращения трудовых отношений. На факт обращения В.Е.В. прокурором указано в исковом заявлении. При таких обстоятельствах исходя из положений ст. 45 ГПК РФ в суде не имелось оснований для оставления заявления прокурора без движения.

З.И.А. обратилась в Октябрьский районный суд г. Калининграда с иском к ООО "Р." о признании права собственности на квартиру, расположенную в построенном доме *** по пр-ту М. в г. Калининграде, указав, что стоимость квартиры была оплачена в соответствии с инвестиционным договором, однако ответчик не оформляет квартиру в ее собственность.

Оставив исковое заявление без движения, судья сослался на то, что в нарушение ст. 131, 132 ГПК РФ к заявлению не приложены доказательства, свидетельствующие об обращении к ответчику по поводу оформления документов о праве собственности на жилое помещение; документы, подтверждающие обращение в регистрирующий орган и отказ этого органа в оформлении права собственности на жилое помещение, то есть не представлены доказательства невозможности в установленном законом и договором порядке получить свидетельство о праве собственности на жилое помещение. Тем самым не представлены доказательства, подтверждающие наличие спора о праве, подлежащего рассмотрению в суде.

Однако судебная коллегия признала такие выводы ошибочными.

Так, в исковом заявлении истица указала на то, что спорный объект недвижимости ответчиком ей в собственность не передан, несмотря на то, что дом построен и сдан в эксплуатацию, что она и считает нарушением своего права, заявив требование о признании права собственности, при этом истицей приложены соответствующие документы. Указание судьи представить перечисленные в определении документы по существу является требованием о принятии мер к досудебному урегулированию спора, что в данном случае не основано на законе.

Товарищество собственников жилья "Д." обратилось в Светловский городской суд с иском к администрации муниципального образования "Светловский городской округ" и Л.В.С. о признании права общей долевой собственности на земельный участок и сносе незаконно возведенного строения.

Оставляя исковое заявление ТСЖ "Д." без движения, судья исходил из того, что истцом не доплачена государственная пошлина по требованию о признании права собственности на земельный участок в размере 8151 руб. 15 коп. и не приложен к исковому заявлению план межевого дела указанного земельного участка.

Отменяя определение суда, кассационная инстанция исходила из того, что из материала следует, что ТСЖ "Д." заявлено требование о признании права собственности на земельный участок не в связи с тем, что их право на это кем-то оспаривается, а в связи с ответом администрации МО "Светловский городской округ" о невозможности формирования земельного участка в связи с выявленными нарушениями границ землепользователем земельного участка, смежного с формируемым, в связи с чем истцом заявлено требование к Л.В.С. о сносе хозяйственной постройки, находящейся за границей ее собственного земельного участка, то есть заявлено требование имущественного характера, не подлежащего оценке, которое правильно оплачено истцом государственной пошлиной в размере 2000 руб. Поскольку по указанным основаниям у истца отсутствует межевое дело, так как межевание участка не произведено и он не сформирован, необоснованным является указание судьи о необходимости приложения к исковому заявлению межевого дела.

Е.Н.И. обратился в суд с иском о признании права собственности на гараж, расположенный в гаражном товариществе "К." Т.", по ул. С. в г. Г., указывая, что разрешение на строительство гаража ему было выдано в 1993 г. В период с 1993 г. по 1994 г. гараж был построен. Данный гараж истец намерен был использовать под мастерскую. Своевременно узаконить это строение истец не смог, а в настоящее время администрация считает его самовольным. Истец считает, что приобрел право собственности на спорное строение в соответствии с требованиями ст. 234 ГК РФ, поскольку более 15 лет открыто владеет и пользуется спорным строением - гаражом.

Определением судьи Гусевского городского суда исковое заявление оставлено без движения, на истца возложена обязанность представить доказательства, подтверждающие обращение в администрацию МО "Гусевский муниципальный район", в учреждение юстиции с соответствующими заявлениями, а также кадастровый план земельного участка и квитанцию по оплате госпошлины в сумме 6189,20 руб.

Отменяя определение, судебная коллегия указала, что истец свои требования о признании права собственности на спорное строение основывает на положениях ст. 234 ГК РФ о приобретательной давности. В этой связи факт обращения истца в суд свидетельствует о недостижении согласия с ответчиком по поводу спорного имущества, письменного подтверждения этому не требуется. Правомерность действий ответчика и его правовая позиция по этому вопросу - это значимые для дела обстоятельства, которые суд должен установить и проверить при рассмотрении дела по существу. Кроме того, даже если истец и не обращался в администрацию МО "Гусевский муниципальный район" и в учреждение юстиции, то это не означает, что истец не вправе, минуя эти органы, разрешить свои спорные вопросы непосредственно в суде.

Ш.Р.Х. обратилась в Правдинский районный суд с иском к МО "Городское поселение Железнодорожное" о признании права собственности на земельный участок в связи с переходом права собственности на жилой дом.

Исковое заявление Ш. было оставлено без движения и судьей предложено исправить его недостатки, в том числе заключающиеся в непредставлении документов - свидетельства о праве постоянного бессрочного пользования земельным участком, постановления администрации пос. Железнодорожного. В своем ходатайстве от 24 марта 2009 г., направленном в суд во исполнение определения суда, истица указала на отсутствие у нее документов, указанных в определении судьи.

Судебная коллегия признала, что указанное ходатайство, объясняющее причины отсутствия указанных в определении судьи документов в исковом материале, может быть расценено как документ об исправлении недостатков искового заявления. Кассационная инстанция указала, что отсутствие у истца, обращающегося за защитой своего нарушенного права в суд, каких-либо доказательств не может являться препятствием для принятия искового заявления. Доказательства могут быть представлены либо истребованы судом по ходатайству заинтересованной стороны в ходе рассмотрения гражданского дела.

Р.Н.Г., К.З.Ф., С.С.В. и др. обратились в Зеленоградский районный суд с иском к ЗАО "П." о признании права собственности на нежилое строение в виде сараев для хозяйственных нужд, которое было предоставлено им вместе с жилыми помещениями.

Оставив исковое заявление без движения, судья сослался на то, что к иску не приложены доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которые истцы ссылаются в своем заявлении, в частности, не представлено утвержденное землеустроительное дело на данную хозяйственную постройку, а также не представлено доказательств того, что указанная хозяйственная постройка расположена на земельном участке, предоставленном под обслуживание жилого дома, доли в праве собственности на который принадлежат истцам.

Между тем из представленных истцами документов и их пояснений в кассационной инстанции усматривается, что землеустроительное дело на земельный участок, на котором расположено строение, не утверждено по причине нахождения на нем спорного строения, вопрос о праве на которое не разрешен. Указанное строение предназначено и используется жителями группы жилых домов, расположенных по ул. Н. пос. Х., в связи с чем доказательства расположения его на земельном участке, предназначенном для обслуживания каждого дома, у них отсутствуют.

При таком положении указания судьи являются заведомо невыполнимыми. Обстоятельства, на которые сослался судья, подлежат исследованию в судебном заседании при рассмотрении дела по существу, в связи с чем основанием для оставления заявления без движения они не являются.

Прокурор г. Черняховска в интересах Г.Л.В. обратился в суд с иском о признании права собственности на занимаемую квартиру в порядке приватизации.

Оставляя без движения исковое заявление, поданное прокурором г. Черняховска в интересах Г.Л.В., судья Черняховского городского суда указал на то, что в заявлении не указано на соблюдение досудебного порядка обращения истицы к ответчикам, так как к исковому заявлению не приложены документы, подтверждающие обращение истицы к ответчикам о приватизации жилого помещения и отказе в его удовлетворении и доказательства такого отказа, в связи с чем нет оснований считать, что между сторонами имеется спор.

Суд не учел, что законодатель не предусмотрел досудебного порядка урегулирования возникшего спора. Из содержания искового заявления следует, что истица обращалась с соответствующими заявлениями к ответчикам, однако ответа на них не получила. В заявлении указывается и на то, что заявленные в интересах Г.Л.В. требования не могут быть разрешены иным путем, кроме судебного, в связи с отсутствием правоустанавливающих документов о принадлежности жилого помещения, в котором проживает истица.

Что касается представления доказательств, на которые имеется ссылка в исковом заявлении, то вопрос об их представлении может быть решен судом на стадии подготовки дела к рассмотрению, что вытекает из содержания ст. 148, 149 ГПК РФ.

К.Е.Г. обратилась в Ленинградский районный суд г. Калининграда с иском к муниципальному коммерческому предприятию "Управляющая компания Ленинградского района" о возложении обязанности произвести ремонт общего имущества многоквартирного дома, указав, что она является собственницей квартиры в доме * по ул. Д. в г. Калининграде, в котором длительное время не производился ремонт, окна в подъезде и на лестничной клетке разбиты, рамы сгнили, перила на лестничных маршах отсутствуют, электропроводка находится в пожароопасном состоянии, вследствие неисправности водосточной системы квартира истицы была залита. Поручения администрации Ленинградского района г. Калининграда о производстве ремонта управляющей компанией не исполнены.

Оставляя исковое заявление без движения, судья исходил из того, что в нарушение ст. 131, 132 ГПК РФ к исковому заявлению не приложены доказательства имевшего места залива кв. * д. * по ул. Д. и наличия причинной связи между заливом и неисправностью водосточной системы, а также доказательства необходимости производства ремонта дома и соответствующее экспертное заключение о видах и характере ремонтных работ.

Однако с такими суждениями судебная коллегия не согласилась.

Как видно из текста искового заявления, К.Е.Г. были указаны обстоятельства, на которых истец основывает свои требования. При этом в качестве доказательств исковых требований К.Е.Г. представлены сообщения администрации Ленинградского района муниципального образования "Город Калининград" о том, что работы по текущему ремонту кровли, прочистке желобов учтены управляющей компанией в плане текущего ремонта на 2008 г., косметический ремонт лестничной клетки жилого дома * по ул. Д. надлежит учесть при формировании плана на 2009 г., залитие квартир происходит из-за неисправности водосточной системы, администрацией района поручено управляющей компании выполнить в срок до 15 ноября 2008 г. работы по прочистке желобов, устранению контруклона желоба и ремонту капельника. Таким образом, К.Е.Г. представлены доказательства причины залития квартиры и необходимости осуществления ремонта дома.

Вопрос о достаточности упомянутых доказательств не подлежит обсуждению на стадии решения вопроса о принятии искового заявления, такой вопрос следует разрешить при рассмотрении дела по существу, что не учтено судьей при вынесении определения об оставлении искового заявления без движения.

З.В.Н., З.В.П. обратились в Центральный районный суд с иском к ИП Г.Д.В., указав, что 21.03.2007 на участке дороги г. Советск - Талпаки водитель Л.Н.Н., управлявший принадлежащим ответчику автомобилем "---***-- ***", допустил столкновение с автомобилем марки "Т.-А." под управлением водителя З.В.В., их сына, который от полученных телесных повреждений скончался на месте. Таким образом, источником повышенной опасности, принадлежащим ответчику, им причинен материальный ущерб в сумме расходов на погребение 32508 руб., а также моральный вред в связи с гибелью сына, который они просили возместить в размере по 500000 руб. в пользу каждого.

Оставляя исковое заявление без движения, судья районного суда указал, что в нарушение требований ст. 132 ГПК РФ к исковому заявлению не приложен документ, свидетельствующий о том, что автомобиль, которым управлял водитель Л.Н.Н., на момент ДТП принадлежал ИП Г.Д.В., при этом отказав в удовлетворении ходатайства об истребовании такого документа. Кроме того, по мнению судьи, истцы должны были приложить к исковому заявлению или указать доказательства, подтверждающие, что в ДТП, где столкнулись два транспортных средства, виновен водитель Л.Н.Н.

Однако с такими выводами судебная коллегия не согласилась.

Кассационная инстанция исходила из того, что хотя истцы не представили доказательство, о котором судья указал в своем определении, но в своем заявлении они заявили ходатайство об истребовании такого доказательства судом в связи с тем, что ответчик отказывает в предоставлении данной информации. В связи с этим судебная коллегия не согласилась с отказом судьи в удовлетворении данного ходатайства на стадии принятия искового заявления и с оставлением искового заявления без движения по этому основанию.

Не согласилась судебная коллегия и с указанием судьи о том, что истцы не приобщили к материалам дела документы, подтверждающие вину водителя Л.Н.Н. в ДТП, и исходила при этом из того, что в исковом заявлении истцы указали обстоятельства, которые, по их мнению, являются основанием для удовлетворения заявленных требований, сослались в подтверждение этого на материальный закон, приобщили к заявлению документы, в связи с чем оставление искового заявления без движения нельзя признать обоснованным.

К.Г.Ф. обратилась в Октябрьский районный суд г. Калининграда с заявлением о признании незаконным отказа государственного учреждения - отделения Пенсионного фонда РФ по Калининградской области в досрочном назначении трудовой пенсии по старости.

Рассматривая вопрос о принятии заявления, судья правильно указал на то, что дела по спорам между гражданами и Пенсионным фондом РФ, связанные с назначением трудовых пенсий, не могут рассматриваться в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, по правилам, предусмотренным главой 25 ГПК РФ, а подлежат рассмотрению в порядке искового производства. На это обращено внимание в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2005 г. N 25 "О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии". Поскольку из заявления К.Г.Ф. следует, что имеет место спор о праве, подведомственный суду, судья обоснованно сослался в определении на то, что в соответствии с ч. 3 ст. 247 ГПК РФ в этом случае заявление подлежит оставлению без движения, и разъяснил К.Г.Ф. необходимость оформления искового заявления с соблюдением требований ст. 131 и 132 ГПК РФ.

В то же время является несостоятельным вывод суда о том, что К.Г.Ф. нарушены правила подсудности, так как ГУ отделение Пенсионного фонда РФ по Калининградской области не занимается вопросами назначения гражданам РФ трудовых пенсий по старости, данное учреждение лишь проверяло обоснованность отказа ГУ Управления Пенсионного фонда РФ в Багратионовском районе в назначении трудовой пенсии по старости К.Г.Ф., а надлежащим ответчиком по данному спору будет являться ГУ УПФ РФ в Багратионовском районе Калининградской области. Кассационная инстанция указала, что вопросы о замене ненадлежащего ответчика разрешаются судом согласно п. 4 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ при подготовке дела к судебному разбирательству, причем замена ненадлежащего ответчика возможна только в порядке, предусмотренном ст. 41 ГПК РФ.

М.В.Р. обратился в Московский районный суд г. Калининграда с иском, указав, что он является сыном М.Р.Л., после смерти которого, наступившей 26 июня 2002 г., открылось наследство в виде его доли в общем имуществе супругов - квартире * дома ** по ул. Ч. г. Калининграда. После смерти отца он своевременно подал нотариусу заявление о принятии наследства и в дальнейшем обратился с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследственное имущество, в чем ему было отказано со ссылкой на то, что это возможно только с согласия пережившей супруги умершего М.Н.И., которая препятствует проживанию истца в указанной квартире. Ссылаясь на данные обстоятельства, М.В.Р. просил суд признать за ним право собственности на 1/9 доли квартиры * дома ** по ул. Ч. г. Калининграда и вселить его в эту квартиру.

Оставляя исковое заявление М.В.Р. без движения, суд в определении указал на то, что им не указаны в заявлении и не приложены к иску доказательства того, когда он обратился с заявлением о принятии наследства к нотариусу, какова стоимость спорной квартиры, имеются ли наследники у М.А.Р., чем подтверждаются препятствия со стороны ответчика и третьего лица, а также не указана в качестве ответчика М.А.А. и не приложены доказательства отсутствия у истца доходов.

Отменяя определение суда, кассационная инстанция исходила из того, что доказательства того, когда М.В.Р. обратился с заявлением о принятии наследства к нотариусу, и того, имеются ли наследники у М.А.Р., содержатся в материалах наследственного дела, в истребовании которого М.В.Р. просил суд оказать содействие в порядке ч. 1 ст. 57 ГПК РФ в связи с затруднительностью получения им указанных доказательств. Однако суд заявленное М.В.Р. ходатайство об оказании помощи в истребовании доказательств не рассмотрел и не учел, что наследственное дело подлежало истребованию судом при рассмотрении данного дела по существу, в связи с чем отсутствие данных доказательств не могло служить основанием для оставления иска без движения.

Отсутствие доказательств чинения истцу препятствий во вселении со стороны ответчика и третьего лица также не исключало возможности рассмотрения дела, поскольку исходя из характера этого нарушения прав истца такие доказательства могли быть определены судом в процессе рассмотрения дела.

Е.В.С. обратился в Центральный районный суд с заявлением об установлении факта родственных отношений с умершей 20 февраля 2009 г. матерью Е.С.Е., что необходимо ему для реализации наследственных прав на имущество умершей.

Определением суда заявление было оставлено без движения, однако судебная коллегия признала, что данное определение принято с нарушением норм процессуального права.

Согласно ст. 262-264 ГПК РФ дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, в том числе факта родственных отношений, рассматриваются судом в порядке особого производства по общим правилам искового производства с особенностями, установленными главами 27-38 ГПК РФ. В соответствии с требованиями ст. 265 ГПК РФ суд устанавливает факты, имеющие юридическое значение, только при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты, или при невозможности восстановления утраченных документов. Статьей 267 ГПК РФ предусмотрено, что в заявлении об установлении факта, имеющего юридическое значение, должны быть приведены доказательства, подтверждающие невозможность получения заявителем надлежащих документов или невозможность восстановления утраченных документов.

Оставляя заявление Е.В.С. без движения, суд сослался на то, что им не приложены к заявлению документы, подтверждающие отсутствие у него возможности установить факт родства иным способом, а именно обратиться в органы ЗАГС с заявлением о внесении изменения в свидетельство о смерти Е.С.Е., представив в указанные органы свидетельство о рождении его матери.

Однако из содержания поданного Е.В.С. в суд заявления следует, что нотариус отказал заявителю в выдаче свидетельства о праве на наследство ввиду возникших у него сомнений относительно родства заявителя с наследодателем, фамилия и имя которого в различных документах написаны по-разному, что можно расценивать как подтверждение невозможности получения заявителем надлежащих документов. Каких-либо данных о возможности установления факта родства Е.В.С. с Е.С.Е. иным способом не имеется. Кроме того, в подтверждение невозможности установить факт родства иным способом, в частности, тем, на который указал суд, Е.В.С. представил суду кассационной инстанции извещение отдела ЗАГС администрации Гурьевского муниципального района об отказе во внесении изменений в запись акта о смерти Е.С.Е.

С.О.З. обратился в суд в порядке особого производства с требованиями о признании пригодным для постоянного проживания жилого строения, расположенного на садовом земельном участке по адресу: Калининградская область, г. С., садоводческое товарищество "В.", участок N **.

Оставляя исковое заявление без движения, судья Светловского городского суда исходил из того, что в нарушение требований ст. 265 ГПК РФ к заявлению не были приложены доказательства, подтверждающие невозможность получения в ином порядке документов, удостоверяющих факт пригодности для постоянного проживания указанного жилого строения.

Отменяя данное определение, кассационная инстанция указала, что из содержания заявления, безусловно, усматривается, что получение заявителем в ином порядке таких документов невозможно. Требования заявителя основаны на Постановлении Конституционного Суда РФ N 7-П от 14 апреля 2008 г. "По делу о проверке конституционности абзаца второго статьи 1 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" в связи с жалобами ряда граждан", согласно которому до принятия соответствующих нормативных актов, определяющих порядок признания жилых строений на садовых земельных участках пригодными для постоянного проживания, такое признание жилых строений на садовых земельных участках пригодными для постоянного проживания может осуществляться судами общей юрисдикции в порядке установления фактов, имеющих юридическое значение.

Исходя из этого оснований для оставления искового заявления без движения не имелось.

К.Е.В. обратилась в Гурьевский районный суд с заявлением об объявлении умершим К.В.А., указав, что она состояла с ним в браке, в 1982 г. их брак был расторгнут. После расторжения брака К.В.А., взяв все свои вещи, ушел из дома и с тех пор отсутствует. По этому поводу она обращалась в ОВД, однако местонахождения К.В.А. установлено не было.

Оставив заявление К.Е.В. без движения, судья сослался на то, что она не указала в заявлении обстоятельства, на которых основывает свои требования, обстоятельства, подтверждающие безвестное отсутствие лица в месте его жительства в течение пяти лет, не указала срок, с которого началось безвестное отсутствие данного лица по месту его жительства, какое помещение и по какому адресу являлось местом жительства указанного лица.

Однако такие выводы судьи судебная коллегия признала необоснованными. Как видно из представленного материала, в заявлении К.Е.В. указаны обстоятельства, касающиеся отсутствия К.В.А., место и адрес, по которому он зарегистрирован и ранее проживал, ссылка на обращение в ОВД с заявлением об установлении местонахождения К.В.А. К заявлению приложены копии поквартирной карточки и лицевого счета, копия постановления ОВД об отказе в возбуждении уголовного дела. Уточнение этих обстоятельств, а также истребование при необходимости других сведений возможно в ходе досудебной подготовки и рассмотрения дела.

При таком положении у судьи отсутствовали достаточные основания для оставления заявления К.Е.В. без движения по указанным в определении мотивам.

 

По итогам обобщения судебная коллегия по гражданским делам обращает внимание судей на необходимость строгого соблюдения норм гражданского процессуального законодательства при решении правовых вопросов, возникающих на стадии принятия исковых заявлений, а также недопустимость ограничения гарантированного Конституцией РФ права на судебную защиту и отказа гражданам и юридическим лицам в доступе к правосудию.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь