Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 января 2010 г. по делу N 22-143

 

Судья Шарова Т.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда в составе:

председательствующего Карулина В.Г.,

судей Бакулиной Л.И., Рябова Н.Н.,

при секретаре М.

рассмотрела в судебном заседании от 15 января 2010 года кассационные жалобы адвокатов Митрофанова С.Г., Мещерякова С.М., Шокурова И.А., осужденных К.Р.В., Б.В.А., Я., кассационное представление и.о. Арзамасского городского прокурора Смирнова А.А. и дополнение к кассационному представлению и.о. Арзамасского городского прокурора Климова В.Ю. на приговор Арзамасского городского суда Нижегородской области от 15 сентября 2009 года, которым

Б.В.А., <...>, гражданин РФ, образование <...>, <...>, ранее судимый:

17.08.2004 года Шатковским районным судом Нижегородской области по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

осужден по ст. 159 ч. 4 УК РФ к 7 годам лишения свободы без штрафа; по ст. 163 ч. 3 п. "а, б" УК РФ к 11 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 174.1 ч. 4 УК РФ (4 преступления) к 12 годам лишения свободы без штрафа; по ст. 165 ч. 3 п. "а" УК РФ к 4 годам лишения свободы без штрафа; по ст. 161 ч. 3 п. "а" УК РФ к 10 годам лишения свободы без штрафа; по ст. 174.1 ч. 1 УК РФ к штрафу в размере 5 000 рублей; по ст. 30 ч. 3, 165 ч. 3 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа. От уголовной ответственности по ст. 174.1 ч. 1 УК РФ Б.В.А. освобожден в связи с истечением сроков давности. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, назначено 13 лет лишения свободы без штрафа. На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ условное осуждение по приговору от 17.08.2004 года отменено. В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 17.08.2004 года и окончательно назначено 15 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, а первые пять лет - в тюрьме. По предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 159 ч. 4 УК РФ в период с апреля по май 2006 года, Б.В.А. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Мера пресечения оставлена без изменения в виде заключения под стражу. Срок наказания исчислен с 1 февраля 2008 года. Зачтено в срок отбывания наказания время задержания в порядке ст. 91 и 92 УПК РФ с 30 января 2008 года по 01 февраля 2008 года.

К.Р.В., <...>, русский, гражданин РФ, образование <...>, <...>, ранее судимый:

17.08.2004 года Шатковским районным судом Нижегородской области по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

осужден по ст. 159 ч. 4 УК РФ к 7 годам лишения свободы без штрафа; по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием ежемесячно в доход государства 20% заработка; по ст. 163 ч. 3 п. "а, б" УК РФ к 11 годам лишения свободы без штрафа; по ст. 174.1 ч. 4 УК РФ (4 преступления) к 12 годам лишения свободы без штрафа за каждое из них; по ст. 165 ч. 3 п. "а" УК РФ к 4 годам лишения свободы без штрафа; по ст. 327 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы; по ст. 161 ч. 3 п. "а" УК РФ к 10 годам лишения свободы без штрафа; по ст. 174.1 ч. 1 УК РФ к штрафу в размере 5000 рублей; по ст. 30 ч. 3, 165 ч. 3 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа. От уголовной ответственности по ст. ст. 325 ч. 2 и 174.1 ч. 1 УК РФ К.Р.В. освобожден в связи с истечением сроков давности. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний назначено 14 лет лишения свободы без штрафа. На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ условное осуждение по приговору от 17.08.2004 года отменено. В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 17.08.2004 года и окончательно определено 16 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, а первые пять лет в тюрьме. По предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 159 ч. 4 УК РФ в период с апреля по май 2006 года К.Р.В. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Мера пресечения оставлена в виде заключения под стражу. Срок наказания исчислен с 1 февраля 2008 года. Зачтено в срок отбывания наказания время задержания его в порядке ст. ст. 91 и 92 УПК РФ с 30.01.2008 года по 01 февраля 2008 года.

Я., <...>, гражданин РФ, образование высшее, женатый, имеющий на иждивении двоих несовершеннолетних детей, ранее не судимый,

осужден по ст. 163 ч. 3 п. "а, б" УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 174.1 ч. 4 УК РФ к 10 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 165 ч. 3 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно определено 11 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Мера пресечения оставлена в виде заключения под стражу. Срок наказания исчислен с 30 апреля 2008 года. Зачтено в срок отбывания наказания время задержания в порядке ст. 91 и 92 УПК РФ с 28 апреля 2008 года по 30 апреля 2008 года.

С К.Р.В., Б.В.А. и Я. постановлено взыскать солидарно в пользу потерпевшего С.С.В. 13 161 602 руб. 63 коп., а также с К.Р.В. и Б.В.А. солидарно в пользу потерпевшего С.С.В. взыскать еще 447 384 руб. 83 коп.

Судьба вещественных доказательств по уголовному делу определена.

Заслушав доклад судьи Бакулиной Л.И., адвокатов Батырева Д.Ю., Шокурова И.А. и Ильина А.А., поддержавших кассационные жалобы и просивших приговор суда отменить, прокурора Юрина М.В., поддержавшего кассационное представление и также просившего об отмене приговора, судебная коллегия

 

установила:

 

Я., К.Р.В. и Б.В.А. признаны виновными и осуждены:

за совершение вымогательства, то есть требование передачи чужого имущества и прав на чужое имущество под угрозой применения насилия, совершенное с применением насилия к потерпевшему С.С.В., организованной группой, в особо крупном размере;

за легализацию, то есть совершение сделок с денежными средствами и иным имуществом, приобретенным лицом в результате совершения им преступления, совершенных организованной группой;

за причинение имущественного ущерба собственнику, путем злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения, совершенное организованной группой.

Кроме того, К.Р.В. и Б.В.А. также осуждены:

за мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем злоупотребления доверием, совершенное организованной группой и с причинением значительного ущерба потерпевшему С.С.В.;

за легализацию (три эпизода преступлений), то есть совершение сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенным лицом в результате совершения им преступления, совершенных организованной группой;

за покушение на причинение имущественного ущерба собственнику путем обмана и злоупотреблением доверия, при отсутствии признаков, совершенное организованной группой лиц,

за легализацию, то есть совершение сделок с денежными средствами, приобретенными лицом в результате совершения им преступления;

за грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего С.С.В., организованной группой.

Кроме этого, К.Р.В. также осужден:

за похищение у потерпевшего С.С.В. паспорта и другого важного личного документа - военного билета;

за подделку официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях его использования, совершенную с целью скрыть другое преступление и облегчить его совершение.

В судебном заседании осужденные свою вину не признали.

В кассационном представлении и.о. Арзамасского городского прокурора Смирнов А.А. просит приговор Арзамасского городского суда Нижегородской области от 15.09.2009 года в отношении Б.В.А., К.Р.В. и Я. отменить вследствие нарушения уголовного и уголовно-процессуального законодательства, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд. В обоснование своих доводов прокурор указывает, что по эпизодам N 7, 9, 11 суд квалифицировал действия Б.В.А. и К.Р.В. по ст. 174.1 ч. 4 УК РФ как легализация, то есть совершение сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенным лицом в результате совершения им преступления, совершенных организованной группой и тут же суд исключил из обвинения всех осужденных по данным эпизодам квалифицирующий признак легализации путем совершения сделок с "иным имуществом", тем самым суд принял два противоположных вывода относительно одних и тех же обстоятельств. При квалификации действий Б.В.А. и К.Р.В. по ст. 30 ч. 3, ст. 165 ч. 3 п. "а" суд изложил ее не в соответствии с диспозицией ст. 165 УК РФ, пропустив часть текста. По эпизоду N 8 (согласно приговору), государственный обвинитель отказался от обвинения, что в соответствии со ст. 246 ч. 7 УПК РФ влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования. В нарушение данного требования закона суд необоснованно оправдал К.Р.В. и Б.В.А. за отсутствием в их действиях состава преступления. В представлении также указывается на чрезмерную мягкость назначенного всем осужденным наказания, без учета характера и степени общественной опасности и личности осужденных.

В дополнении к кассационному представлению и.о. Арзамасского городского прокурора Климов В.Ю. также ставит вопрос об отмене приговора и указывает, что суд незаконно объединил два эпизода вымогательства в одно продолжаемое преступление - эпизод N 15 объединил с эпизодом N 4 и квалифицировал действия Я., К.Р.В. и Б.В.А. по ст. 163 ч. 3 п. "а, б" УК РФ, при этом в описательно-мотивировочной части приговора суд изложил это деяние как два самостоятельных преступления. Таким образом, выводы суда о квалификации действий подсудимых не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом в судебном заседании. Кроме того, при описании этого деяния судом не указано, на какую же конкретную сумму был направлен единый преступный умысел осужденных при совершении вымогательства акций, квартиры и другого имущества потерпевшего. Прокурор выражает не согласие с переквалификацией действий К.Р.В. и Б.В.А. по эпизоду N 14 со ст. 162 ч. 4 на ст. 161 ч. 3 УК РФ, т.е. с разбоя на грабеж и приводит свой анализ доказательств в поддержку квалификации по ст. 162 ч. 4 УК РФ. Кроме того, в дополнении указывается, что в резолютивной части приговора суд принял два взаимоисключающих решения: признав Б.В.А. виновным по ст. 174-1 ч. 1 УК РФ, а К.Р.В. по ст. 174-1 ч. 1 и ст. 325 ч. 2 УК РФ и назначив им за данные преступления наказание, суд одновременно освободил их от уголовной ответственности за совершение указанных деяний в связи с истечением сроков давности, в то время как в соответствии с ч. 5 ст. 302 УПК РФ осужденные подлежат освобождению от отбывания наказания, назначенного судом за данные преступления.

В кассационной жалобе адвокат Митрофанов С.Г. просит приговор в отношении его подзащитного Б.В.А. изменить и по всем инкриминируемым ему в вину преступлениям уголовное преследование прекратить ввиду непричастности Б.В.А. к их совершению. Адвокат считает, что суд существенно нарушил нормы материального и процессуального права, вследствие чего приговор является несправедливым, необоснованным и незаконным. Судом нарушен и конституционный принцип презумпции невиновности, поскольку все сомнения, в частности, следующие из показаний потерпевшего, свидетелей защиты судом трактуются не в пользу осужденных, а в пользу обвинения. Показания потерпевшего С.С.В., по мнению защиты, непоследовательны и противоречивы. Эти противоречия судом не устранены, им не дана соответствующая оценка. В жалобе адвокатом подвергаются критике выводы суда, построенные, по мнению адвоката, на предположениях. Адвокат считает, что судом не определен размер причиненного потерпевшему ущерба, а данное обстоятельство имеет существенное значение для правильного разрешения дела. Указывает, что судом не выяснено, где находятся деньги от продажи акций, сколько из них потратил лично потерпевший С.С.В. и какая сумма у него осталась, т.к. в уголовном деле имеются собственноручные расписки С.С.В. о том, что деньги от продажи акций он от подсудимых получил и что у него еще кое-что имеется в Москве. Суд не дал оценки данным распискам. Выводы суда о квалификации преступных действий К.Р.В. и Б.В.А., по мнению адвоката, носят двоякий характер, что противоречит требованиям УПК РФ. Судом не установлено время начала совместной преступной деятельности осужденных в составе организованной группы, время появления преступного умысла. Адвокат приводит доводы в опровержение выводов суда о наличии организованной группы и считает, что доказательств создания организованной группы по делу нет. Адвокат приводит свой анализ доказательств по эпизодам, дает свою оценку показаниям свидетелей П.М.Б., Х.С.В., В.И.В., Б.Д.В., С.Н.С., А.В.И., Л.Н.П., С., заключению эксперта-графолога. По мнению адвоката бесспорных доказательств вины Б.В.А. нет ни по одному преступлению, умысла на завладение денежными средствами С.С.В., его акциями или квартирой у Б.В.А. не было. Считает, что Б.В.А. подлежит оправданию по всему объему предъявленного ему обвинения.

В кассационной жалобе адвокат Мещеряков С.М. просит приговор в отношении его подзащитного К.Р.В. изменить и по всем инкриминируемым ему в вину преступлениям уголовное преследование прекратить ввиду непричастности К.Р.В. к их совершению. Указывает на незаконность и несправедливость приговора ввиду допущенных судом нарушений норм материального и процессуального права, выразившихся в том, что суд, следуя избранному им обвинительному уклону, не дал надлежащей оценки противоречивым, непоследовательным показаниям потерпевшего С.С.В., все имеющиеся по делу неустранимые сомнения трактовал в пользу обвинения, чем суд нарушил конституционный принцип презумпции невиновности. По надуманным основаниям отверг показания свидетелей защиты. Далее адвокат Мещеряков приводит доводы, аналогичные доводам, изложенным в кассационной жалобе адвоката Митрофанова, приведенные выше: о неустановлении судом размера причиненного потерпевшему С.С.В. ущерба, о том, что судом не дано оценки приобщенным к уголовному делу распискам потерпевшего С.С.В. о том, что деньги от реализации его акций ему переданы и у него в г. Москве "кое-что еще есть". Суд не проверил возможность наличия у С.С.В. денег в Москве. Адвокат указывает на неполноту и необъективность судебного разбирательства. Делает свой анализ доказательств по эпизодам и дает им свою оценку. Указывает, что, в нарушение требований закона, объединив два эпизода вымогательства в одно продолжаемое преступление, суд в приговоре их изложил как два самостоятельных преступления. Выводы суда о квалификации действий К.Р.В. и Б.В.А. в этой части обвинения не соответствуют изложенным судом в приговоре фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании, выводы суд обосновал двояко. По мнению адвоката по делу нет доказательств создания и наличия организованной преступной группы, выводы суда в данной части основаны на предположениях, что противоречит требованиям закона. Считает, что К.Р.В. подлежит оправданию по всем эпизодам предъявленного ему обвинения.

В кассационной жалобе и дополнении к ней адвокат Шокуров И.А. просит приговор Арзамасского городского суда от 15.09.2009 года в отношении его подзащитного Я. отменить, уголовное дело прекратить в связи с отсутствием в действиях Я. составов инкриминируемых ему преступлений. Указывает на необоснованность выводов суда о включении Я. в организованную преступную группу К.Р.В. и Б.В.А. с отведением Я. определенной роли - совершения в составе группы вымогательства акций у С.С.В., их продажи и в дальнейшем легализации денежных средств, полученных от продажи акций С.С.В. По мнению защиты по делу нет никаких доказательств вины Я. в соучастии в совершении преступлений в отношении С.С.В., объективную сторону вымогательства Я. не выполнял, насилия к С.С.В. не применял, никаких угроз ему не высказывал, никаких незаконных требований, в т.ч. и требований передачи акций, С.С.В. не предъявлял, чего не отрицает сам потерпевший. Считает, что для постановления обвинительного приговора в отношении Я. недостаточно одних показаний потерпевшего С.С.В. о том, что непосредственно перед зданием, в котором располагался нотариус, перед подписанием генеральной доверенности на акции в присутствии Я. К.Р.В. с Б.В.А. ему угрожали и на вопрос Я. о С.С.В., готов ли последний подписать доверенность, К.Р.В. Я. ответил, что С.С.В. готов, что они (т.е. К.Р.В. и Б.В.А.) его, С.С.В., побили и он будет себя у нотариуса вести нормально. По мнению защиты данные показания потерпевшего не свидетельствуют о совершении у него вымогательства акций непосредственно Я. либо Я. в соучастии с К.Р.В. и Б.В.А. Показания потерпевшего противоречивы и непоследовательны. Адвокат приводит свой анализ показаний потерпевшего С.С.В., подсудимых и свидетелей, дает им свою оценку и считает, что показания Я. о том, что доверенность на передачу акций С.С.В. выдал ему добровольно и все действия с акциями С.С.В. Я. совершал по добровольному согласию потерпевшего, судом не опровергнуты. Показания оперативного сотрудника милиции свидетеля В., положенные судом в основу приговора, считает недопустимым доказательством в силу ст. 75 УПК РФ, т.к. сведения, о которых В. давал показания в суде, получены им незаконно. В., являясь оперативным сотрудником, в нарушение Конституции РФ и права обвиняемого на защиту, незаконно прослушал беседу адвоката Ерютовой А.Ю. при общении наедине с подзащитным Я. в ходе осуществления адвокатом Ерютовой защиты Я. во время предварительного следствия. Адвокат Ерютова была допрошена в судебном заседании и подтвердила факт общения с подзащитным Я., но опровергла показания В., заявив, что во время общения наедине с подзащитным Я. он не рассказывал ей о конкретных обстоятельствах совершения преступления, о которых дал показания свидетель В. В нарушение требований уголовно-процессуального закона суд не дал надлежащей оценки показаниям свидетеля Ерютовой и В. В жалобе указывается не согласие с оценкой судом выводов судебно-почерковедческой экспертизы и показаний допрошенного в суде эксперта. Суд ссылается в приговоре на доказательства, полученные с нарушением закона, которые исключены самим же судом из числа доказательств по делу по ходатайству защиты, в частности, рассекреченные материал ОРД в отношении Я. Судом не дана оценка собственноручной рукописной записке С.С.В., адресованной К.Р.В. и Б.В.А., в которой он указал, что у него "кое-что еще осталось в Москве". Суд не проверил изложенные в ней сведения, не установил точный размер причиненного С.С.В. ущерба, тогда как данное обстоятельство имеет существенное значение для правильного разрешения дела. Суд не устранил противоречия по делу, не учел, что С.С.В. приобретал машины, скот для хозяйства и др. имущество, но сам нигде не работал, в связи с чем, по мнению защиты, он мог потратить полученные от продажи акций деньги на себя, по своему усмотрению. Судом не дано надлежащей оценки расписке потерпевшего С.С.В. о том, что деньги от продажи акций от подсудимых он получил. Не установлено, где и когда произошло включение Я. в организованную группу, по делу нет доказательств, подтверждающих наличие организованной группы. По делу имеется множество противоречий, которые судом не устранены. Некоторые из них в нарушение принципа презумпции невиновности суд истолковал не в пользу подсудимых, а в пользу обвинения, что противоречит Конституции РФ. Приговор суда адвокат считает незаконным и несправедливым, подлежащим отмене.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Я. просит приговор в отношении него отменить, уголовное дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления. В обоснование своей позиции, фактически, дословно приводит доводы, аналогичные доводам его адвоката Шакурова И.А., изложенным выше, и также считает приговор суда незаконным и несправедливым.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный К.Р.В. просит приговор отменить, как незаконный и необоснованный. Оспаривает вину по всем эпизодам предъявленного обвинения и указывает, что этих преступлений он не совершал. Считает, что суд проявил обвинительный уклон, не дал надлежащей оценки противоречивым непоследовательным показаниям потерпевшего С.С.В. и необоснованно отверг показания свидетелей защиты. По делу имеется ряд неустранимых противоречий, которые суд в нарушение Конституции РФ и принципа презумпции невиновности трактовал не в пользу обвиняемых, а в пользу обвинения. Кроме того, указывает, что при квалификации его действий по факту вымогательства акций и квартиры у потерпевшего С.С.В. суд объединил содеянное единым умыслом, как единое преступление, но в приговоре изложил как два самостоятельных преступления. Хищения у С.С.В. паспорта и военного билета К.Р.В. не совершал, он данные документы нашел будучи в доме потерпевшего, который потерял их. К.Р.В. считает, что вина его не доказана полностью, просит его оправдать.

В кассационной жалобе осужденный Б.В.А. также ставит вопрос об отмене приговора в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом. Выводы суда о наличии организованной преступной группы основаны на предположениях, т.к. доказательств, подтверждающих создание организованной группы, по делу нет. В основу приговора суд незаконно положил противоречивые, лживые показания потерпевшего С.С.В. и необоснованно отверг показания как самих подсудимых, так и свидетелей стороны защиты. Имеющиеся по делу неустранимые противоречия суд незаконно истолковал в пользу обвинения, тем самым нарушил конституционный принцип презумпции невиновности, т.к. по мнению осужденного, все сомнения и противоречия должны трактоваться в пользу обвиняемых. Б.В.А. считает приговор суда незаконным и несправедливым, подлежащим отмене.

В возражениях на кассационное представление осужденный К.Р.В. оспаривает его доводы, считает их незаконными и необоснованными. Просит приговор суда отменить по доводам кассационной жалобы осужденного.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями настоящего Кодекса и основан на правильном применении уголовного закона.

Согласно обвинительному заключению К.Р.В. обвиняется в совершении 15 преступлений, из которых - два квалифицированы по ст. 159 ч. 4 УК РФ, четыре - по ст. 174-1 ч. 4 УК РФ, два - по ст. 325 УК РФ, а также по ст. 327 ч. 2, 165 ч. 3 п. "а", 174-1 ч. 1, 162 ч. 4 п. "а", ст. 163 ч. 4 п. "а, б", ст. 163 ч. 3 п. "а", ст. 30 ч. 3 - ст. 165 ч. 3 п. "а" УК РФ, а Б.В.А. - в совершении 12 преступлений, из которых - два квалифицированы по ст. 159 ч. 4 УК РФ, четыре - по ст. 174-1 ч. 4 УК РФ, а также по ст. 165 ч. 3 п. "а", 174-1 ч. 1, 162 ч. 4 п. "а", 163 ч. 4 п. "а, б", 163 ч. 3 п. "а", ст. 30 ч. 3 - ст. 165 ч. 3 п. "а" УК РФ. В нарушение требований ст. 252 УПК РФ суд, назначая по делу судебное заседание, в резолютивной части постановления не указал весь объем предъявленного К.Р.В. и Б.В.А. обвинения, в частности суд не указал, что они обвиняются в совершении двух преступлений, квалифицированных ст. 159 ч. 4 УК РФ и четырех преступлений, квалифицированных по ст. 174-1 ч. 4 УК РФ, а К.Р.В. еще и по двум преступлениям, квалифицированным ст. 325 УК РФ. Суд просто перечислил статьи УК РФ, по которым они обвиняются, не указав их количество, что свидетельствует о том, что суд назначил судебное заседание в отношении К.Р.В. и Б.В.А. по их обвинению не в полном объеме, а по обвинению К.Р.В. и Б.В.А. по ст. 174-1 ч. 1 УК РФ суд вообще не назначил судебное заседание (л.д. 91 - 92 т. N 6).

Исходя из положений ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого.

При этом, по смыслу уголовно-процессуального закона в приговоре должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Необходимо привести всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал выводы, при этом должны получить оценку все доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого. Суд должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты. По делу в отношении нескольких подсудимых или по делу, по которому подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, приговор должен содержать анализ доказательств в отношении каждого подсудимого и по каждому обвинению. Приговор должен быть изложен ясными и понятными выражениями, в нем недопустимо употребление неточных формулировок, загромождение описанием событий, не относящихся к делу.

В нарушение данных требований закона суд изложил доказательства, относящиеся к разным эпизодам преступлений, в совершении которых К.Р.В., Б.В.А. и Я. признаны виновными, непоследовательно и не соотносимо очередности описанных в приговоре преступных деяний, установленных в судебном заседании и признанных судом доказанными, в связи с чем квалификация действий всех подсудимых, изложенная судом в приговоре по номерам эпизодов, не соответствует аналогичному номеру преступного деяния, описанного в приговоре, если исходить из их очередности. Своей нумерации преступных деяний суд в приговоре не установил, однако изложил доказательства и квалификацию действий всех подсудимых по номерам эпизодов, которые, начиная с 3-го эпизода, не соответствуют очередности описанному в приговоре преступному деянию, в связи с чем из описательно-мотивировочной части приговора невозможно понять, как суд квалифицирует действия, например, К.Р.В. и Я. по эпизоду легализации денежных средств в сентябре 2006 г., приобретенных ими в результате совершения вымогательства акций у потерпевшего С.С.В. По очередности описаний преступных деяний данный эпизод в приговоре является 8-м. Из описательно-мотивировочной части приговора на листе приговора N 101 "эпизод N 8" состоит из описания преступного деяния, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, в котором К.Р.В. и Б.В.А. обвинялись органами предварительного следствия и по которому согласно содержанию приговора К.Р.В. и Б.В.А. судом оправданы за отсутствием в их действиях состава преступления.

Таким образом, выводы суда по эпизоду N 8 не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом в судебном заседании и описанным в приговоре согласно очередности номеру 8. И так по всем эпизодам, начиная с третьего.

Как следует из описательно-мотивировочной части приговора суд установил, что вымогательство акций у потерпевшего С.С.В. на сумму 13.132 855 рублей совершили К.Р.В., Б.В.А. и Я. в составе организованной группы, с угрозой применения насилия и с применением насилия к потерпевшему, в целях получения имущества в особо крупном размере. Данное преступление описано в приговоре согласно очередности - третьим.

Далее имеет место описание других преступлений, в которых суд признал виновными К.Р.В. и Б.В.А., совершенных ими организованной группой. Исходя из очередности описаний преступных деяний, тринадцатым преступным деянием описано совершение в январе 2008 г. подсудимыми К.Р.В. и Б.В.А. организованной группой вымогательства квартиры у потерпевшего С.С.В. с угрозой применения насилия и с применением насилия к потерпевшему, в целях получения имущества в крупном размере - на сумму стоимости квартиры в 900 000 рублей.

Согласно описательно-мотивировочной части приговора по эпизоду вымогательства акций суд квалифицировал действия Я., К.Р.В. и Б.В.А. по ст. 163 ч. 3 п. "а, б" УК РФ, как вымогательство, т.е. требований передачи чужого имущества и права на имущество, под угрозой применения насилия, совершенное с применением насилия к потерпевшему С.С.В., организованной группой в целях получения имущества в особо крупном размере (л.д. 74 приговора). При квалификации действий К.Р.В. и Б.В.А. по эпизоду вымогательства у потерпевшего С.С.В. квартиры в январе 2008 г. (листы приговора N 119 - 131, поименованные как эпизод N 15) суд постановил объединить данный эпизод вымогательства с эпизодом N 4, что в приговоре соответствует N 3 согласно очередности описанных преступных деяний, а именно с эпизодом вымогательства акций у потерпевшего С.С.В. в марте 2006 г. организованной группой в составе Я., К.Р.В. и Б.В.А. и квалифицировать эти два деяния как единое продолжаемое преступление. При этом суд указал, что умысел К.Р.В. и Б.В.А. был изначально направлен на получение имущества в особо крупном размере, в связи с чем действия К.Р.В. и Б.В.А. по эпизоду вымогательства акций у потерпевшего С.С.В. от марта 2006 г. и по эпизоду вымогательства у С.С.В. квартиры в январе 2008 г. суд квалифицировал как единое продолжаемое преступление по ст. 163 ч. 3 п. "а, б" УК РФ, как вымогательство, т.е. требование передачи чужого имущества и права на имущество под угрозой применения насилия, совершенное с применением насилия, в целях получения имущества в особо крупном размере, организованной группой.

Таким образом, установив в судебном заседании и описав в приговоре эти деяния как два самостоятельных преступления, суд пришел к прямо противоположному выводу и квалифицировал действия Б.В.А. и К.Р.В. как единое продолжаемое преступление.

Более того, совершение вымогательства акций у потерпевшего С.С.В. в особо крупном размере органами следствия вменяется в вину Я., Б.В.А. и К.Р.В., а совершение вымогательства у С.С.В. принадлежащей ему квартиры стоимостью 900 000 рублей, т.е. в крупном размере, вменяется в вину только Б.В.А. и К.Р.В.

Кроме этого, суд не учел, что органами следствия никому из подсудимых не вменялось в вину то, что они создали организованную группу в целях совершения преступлений и получения имущества именно в особо крупных размерах. Вымогательство у потерпевшего С.С.В. акций, а затем - квартиры органами следствия квалифицированы как самостоятельные преступные деяния, при этом - первое, как совершенное Я., К.Р.В. и Б.В.А. в целях получения имущества в особо крупном размере (по ст. 163 ч. 3 п. "а, б" УК РФ), а второе - как вымогательство, совершенное К.Р.В. и Б.В.А. в целях получения имущества в крупных размерах (по ст. 163 ч. 3 п. "а" УК РФ).

Объединяя данные деяния в одно продолжаемое преступление, суд вышел за пределы предъявленного обвинения подсудимому Я., которому вымогательство квартиры органами следствия не вменяется, тем самым суд нарушил требования ст. 252 УПК РФ о том, что судебное разбирательство дела в суде производится только в отношении обвиняемого и только по предъявленному ему обвинению. Суд не должен допускать в приговоре формулировок, свидетельствующих о виновности в совершении преступления других лиц.

Далее, по трем эпизодам легализации от апреля 2006 г., от сентября 2006 г., от июня 2007 г., поименованным судом в приговоре под N 7, 10 и 11, а по очередности описанных преступлений в приговоре это преступления N 6, 8, 9, действия К.Р.В. и Б.В.А. суд квалифицирует по ст. 174-1 ч. 4 УК РФ, как легализация, т.е. совершение сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенным лицом в результате совершения им преступления, совершенных организованной группой, исключив из обвинения К.Р.В. и Б.В.А. как излишне вмененные квалифицирующие признаки совершение сделок с иным имуществом и группой лиц по предварительному сговору, мотивируя тем, что ими были похищены денежные средства, принадлежащие С.С.В. (лист N 99 приговора обр. стор.).

Таким образом, исключая К.Р.В. и Б.В.А. легализацию путем совершения сделок с имуществом, приобретенным преступным путем, указав, что они похитили у потерпевшего только деньги, суд принял решение, противоречащее выводам суда при квалификации действий К.Р.В. и Б.В.А. в данной части обвинения как легализация путем совершения сделок с денежными средствами или иным имуществом, а также выводам о том, что легализованные денежные средства были получены после продажи акций, приобретенных К.Р.В. и Б.В.А. в результате совершения ими вымогательства в отношении С.С.В.

Признав К.Р.В. виновным в подделке официального документа - договора найма квартиры потерпевшего С.С.В. в ноябре 2007 г., квалифицируя действия К.Р.В. по ч. 2 ст. 327 УК РФ, как подделка официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанности, в целях его использования, совершенные с целью скрыть другое преступление и облегчить его совершение, суд не мотивировал свое решение, тем самым нарушил предъявляемые уголовно-процессуальным законом к постановлению приговора требования о том, что в приговоре необходимо мотивировать выводы суда относительно квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, его части либо пункту.

Признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям, суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака. По делу в отношении нескольких подсудимых или по делу, по которому подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, суд должен обосновать квалификацию в отношении каждого подсудимого и в отношении каждого преступления.

По эпизоду причинения К.Р.В. и Б.В.А. организованной группой имущественного ущерба потерпевшему С.С.В. от сдачи ими в наем квартиры С.С.В. в период ноября 2007 г. - января 2008 г., давая правовую оценку действиям К.Р.В. и Б.В.А. суд указал, что считает необходимым квалифицировать их действия по ст. 165 УК РФ, как причинение имущественного ущерба собственнику без признаков хищения, после чего суд мотивировал свое решение и в конце своих рассуждений пришел к выводу о том, что действия К.Р.В. и Б.В.А. в данной части обвинения суд квалифицирует по ст. 30 ч. 3 - ст. 165 ч. 3 п. "а" УК РФ, как покушение на причинение имущественного ущерба собственнику путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное организованной группой.

Таким образом, суд квалифицировал действия К.Р.В. и Б.В.А. двояко, что недопустимо при постановлении приговора. При квалификации по ст. 30 ч. 3 - ст. 165 ч. 3 п. "а" УК РФ суд пропустил часть текста диспозиции данной статьи, что также не согласуется с требованиями ст. 307 УПК РФ.

Установив по факту вымогательства квартиры по эпизоду от января 2008 г. причинение потерпевшему С.С.В. крупного ущерба в размере 900 000 рублей, суд исходил из ее оценки самим потерпевшим. Вместе с тем, суд не указал, из скольких комнат состоит квартира, ее площадь, и не проверил ее стоимость по данным БТИ и рыночную стоимость, тогда как данные обстоятельства имеют существенное значение для правильного разрешения дела и квалификации действий подсудимых.

В нарушение требований ст. 307 УПК РФ суд не дал своей оценки доводам подсудимых и защиты о не установлении органами следствия точного размера причиненного ущерба потерпевшему.

Далее, из описательно-мотивировочной части приговора (л.д. 101 - 103 приговора) явствует, что в судебном заседании государственный обвинитель отказался от обвинения К.Р.В. и Б.В.А. по ст. 159 ч. 4 УК РФ в совершении ими мошенничества в отношении потерпевшего С.С.В. по эпизоду, связанному с приобретением дома для С.С.В. в с. <...> Арзамасского района. В связи с этим суд пришел к выводу об оправдании К.Р.В. и Б.В.А. в данной части обвинения и в резолютивной части приговора постановил оправдать их по ст. 159 ч. 4 УК РФ за отсутствием состава преступления, что не соответствует требованиям ст. 246 ч. 7 УПК РФ, согласно которой полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в его части по основаниям, предусмотренным п. 1 - 2 ч. 1 ст. 24 и п. 1 - 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

Согласно резолютивной части приговора, признав К.Р.В. и Б.В.А. виновными в совершении преступления, предусмотренного ст. 174-1 ч. 1 УК РФ, а К.Р.В. еще и по ст. 325 ч. 2 УК РФ, суд назначил по каждому из них наказание и одновременно постановил освободить от уголовной ответственности К.Р.В. за совершение преступлений, предусмотренных ст. 174-1 ч. 1 и ч. 2 ст. 325 УК РФ, а Б.В.А. - ст. 174-1 ч. 1 УК РФ в связи с истечением сроков давности.

Таким образом, в данной части обвинения суд принял в отношении К.Р.В. и Б.В.А. два взаимоисключающих решения. Более того, согласно дальнейшему тексту резолютивной части приговора в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности с другими преступлениями каждому из названных подсудимых суд сложил назначенные им за данные преступления наказания, что является грубым нарушением требований уголовно-процессуального закона, согласно которому, если суд во время судебного разбирательства придет к выводу о необходимости освобождения подсудимого от наказания по предусмотренным в п. 3 ч. 1 ст. 24 и п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ основаниям (ввиду истечения срока давности уголовного преследования либо вследствие акта амнистии, если он устраняет применение наказания за совершенные деяния), суд, постановляя в отношении подсудимого обвинительный приговор, должен в его описательно-мотивировочной части обосновать принятое решение. В резолютивной части приговора, признав подсудимого виновным в совершении преступления и назначив наказание по соответствующей статье уголовного закона, суд указывает об освобождении осужденного от наказания.

При изложенных обстоятельствах доводы кассационных жалоб и представления судебная коллегия находит обоснованными и подлежащими удовлетворению частично, а приговор суда - отмене в силу ст. 380 и 381 УПК РФ ввиду допущенных судом существенных нарушений требований уголовно-процессуального закона. При новом судебном разбирательстве суду следует устранить перечисленные выше нарушения закона, учесть изложенное и принять законное и обоснованное решение по делу.

Оснований для изменения К.Р.В., Б.В.А. и Я. избранной им судом меры пресечения в виде заключения под стражей судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 379, 380, 381 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Кассационные жалобы адвокатов Митрофанова С.Г., Мещерякова С.М., Шокурова И.А., осужденных К.Р.В., Б.В.А., Я., и кассационное представление удовлетворить частично.

Приговор Арзамасского городского суда Нижегородской области от 15 сентября 2009 года в отношении Б.В.А., К.Р.В. и Я. отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда. Меру пресечения в отношении Б.В.А., К.Р.В. и Я. оставить без изменения в виде заключения под стражей, продлив ее срок каждому из них на два месяца, т.е. до 15 марта 2010 года включительно.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь