Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 января 2010 г. по делу N 22-45/2010

 

Судья Вдовин И.В.

Докладчик Черешнева С.А.

Судебная коллегия по уголовным делам Липецкого областного суда в составе:

председательствующего Черешневой С.А.

судей Ртищевой Л.В. и Клепиковой М.В.

при секретаре Д.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление прокурора Задонского района Липецкой области Михайлова Ю.В. и кассационную жалобу представителя потерпевшего - адвоката Мартыновича Г.Ф. на приговор Задонского районного суда Липецкой области от 5 ноября 2009 года, которым

Б., ранее не судимый

Осужден по п. "а" ч. 2 ст. 115 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, по п. "а" ч. 1 ст. 213 УК РФ к 1 году 3 месяцам лишения свободы.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Б. определено 1 год 6 месяцев лишения свободы.

В силу ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным, с испытательным сроком 2 года.

На период испытательного срока на Б. возложены обязанности не менять постоянного места жительства без уведомления органа уголовно-исполнительной инспекции и один раз в месяц являться в указанный орган для регистрации.

Взыскана с Б. в пользу Л. компенсация морального вреда, причиненного преступлением, в сумме 50000 рублей.

Признано за Л. право на удовлетворение гражданского иска о возмещении имущественного ущерба, и вопрос о размере возмещения передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Взысканы с Б. в пользу Л. процессуальные издержки - расходы на представителя в сумме 49000 рублей.

Мера пресечения в виде подписки о невыезде оставлена без изменения.

Заслушав доклад судьи Черешневой С.А., мнение прокурора Шварц Н.А. и представителя потерпевшего Л. - адвоката Мартынович Г.Ф., полагавших приговор отменить, судебная коллегия

 

установила:

 

Б. признан виновным в умышленном причинении легкого вреда здоровью из хулиганских побуждений, и в совершении хулиганства, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении прокурор Задонского района просит приговор отменить, и дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе, мотивируя тем, что назначенное Б. наказание является чрезмерно мягким. По мнению прокурора, суд не учел отношение Б. к содеянному, отсутствие раскаяния и непринятие мер к возмещению вреда. Исходя из конкретных обстоятельств совершенного преступления, причиненного вреда здоровью потерпевшего, Б. надлежало назначить окончательно наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

В кассационной жалобе представитель потерпевшего - адвокат Мартынович В.В. просит приговор отменить, и уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение, мотивируя следующим:

- назначенное Б. наказание является несправедливым вследствие чрезмерной мягкости. Не учтено, что Б. не принял меры к возмещению ущерба, не раскаялся в содеянном. Потерпевший в суде заявлял, что наказание следует назначить в виде условного лишения свободы, однако суд определил минимальный срок;

- при рассмотрении дела нарушен принцип состязательности сторон. Так, прокурор, изменив обвинение на более мягкое, свою позицию не мотивировал, тем самым лишил сторону потерпевшего противостоять волюнтаризму;

- действия Б. необоснованно переквалифицированы судом с п. "д" ч. 2 ст. 111 УК РФ на п. "а" ч. 2 ст. 115 УК РФ. Выводы суда об отсутствии признаков обезображивания лица не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании. Более того, суд, согласившись с мнением государственного обвинителя об отсутствии признаков обезображивания, возложил на себя функцию эксперта в области косметологии, совместив в одном лице функции суда и эксперта. Таким образом, суд нарушил ч. 1 ст. 120 Конституции Российской Федерации;

- взысканная судом сумма компенсации морального вреда занижена. Не учтено, что неизгладимые шрамы находятся на видном месте (лице), что усиливает моральные страдания потерпевшего, и снижает возможность поиска будущей супруги.

Учитывая вышеизложенное, представитель потерпевшего просит направить дело на новое рассмотрение для усиления наказания, восстановления квалификации действий Б. по п. "д" ч. 2 ст. 111 УК РФ, и увеличения денежной компенсации морального вреда.

Исследовав материалы уголовного дела, проверив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом установлено, что 24 января 2009 года Б., находясь в помещении ресторана "О", проявляя неуважение к личности, выражаясь грубой нецензурной бранью, умышленно разбил стеклянный бокал о стену, и из хулиганских побуждений нанес удар в правую часть лица Л. Продолжая преступные действия, на улице перед рестораном "О" Б. нанес удары кулаками по лицу Л.

В результате действий Б. потерпевшему Л. были причинены три резаные раны правой половины лица, которые расцениваются как легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья, а также кровоподтек век, кровоизлияние в склеру правого глаза, ссадина на задней поверхности шеи, кровоподтек на правой боковой поверхности шеи, которые не расцениваются как вред здоровью.

Также своими хулиганскими действиями Б. нарушил отдых граждан, и сорвал нормальную работу ресторана, который был закрыт до окончания времени работы.

В судебном заседании Б. свою вину признал частично, показав, что когда он находился в ресторане "О", спросил у Л., что за жест тот ему показал. Л. спросил: "А ты что за жесты показывал?" Он (Б.) шутя ответил: "Не ты, а Вы", и ладонью руки отвернул в сторону лицо Л. Тот ударил его правой рукой в челюсть. В ответ он (Б.) ударил Л. в лицо левой рукой, в которой находился бокал с пивом. Их растащили. Затем они вышли на улицу, где продолжили драться.

Несмотря на частичное признание осужденным своей вины, его вина в умышленном причинении легкого вреда здоровью из хулиганских побуждений и в совершении хулиганства с применением предметов, используемых в качестве оружия, при обстоятельствах, изложенных в приговоре, нашла свое полное подтверждение совокупностью доказательств, исследованных судом и изложенных в приговоре.

Фактические обстоятельства установлены судом правильно, действия осужденного квалифицированы верно.

Существенных нарушений уголовного и уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену либо изменение приговора, не допущено. Нормы Конституции Российской Федерации не нарушены.

Доводы адвоката Мартыновича Г.Ф. о том, что суд незаконно согласился с позицией государственного обвинителя о необходимости переквалификации действий Б., несостоятельны.

Согласно ст. 252 УПК РФ, судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Из чего следует, что суд не вправе применить закон о более тяжком преступлении, чем сформулировано обвинением.

В соответствии с п. 3 ч. 8 ст. 246 УПК РФ, государственный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора может изменить обвинение в сторону смягчения путем переквалификации деяния в соответствии с нормой Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей более мягкое наказание.

По данному делу государственный обвинитель Челядинова Е.Е. в судебном заседании, до удаления суда в совещательную комнату в присутствии участников процесса заявила об изменении Б. обвинения на более мягкое, а именно - о переквалификации его действий с п. "д" ч. 2 ст. 111 УК РФ на п. "а" ч. 2 ст. 115 УК РФ. Вопреки доводам кассационной жалобы, государственным обвинителем приведены мотивы в подтверждение своей позиции.

Участники процесса, в том числе подсудимый, его защитник, потерпевший и его представитель не были лишены возможности высказать свое мнение относительно изменения обвинения. Из протокола судебного заседания видно, что указанные лица выразили свое мнение, приведя соответствующие доводы.

Таким образом, процессуальный порядок изменения государственным обвинителем предъявленного Б. обвинения, и рассмотрение данного вопроса судом не нарушены.

Принцип состязательности сторон при рассмотрении дела соблюден. Как следует из материалов дела, судом были созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Обстоятельств, свидетельствующих о том, что суд, помимо функции разрешения дела, осуществлял функции обвинения либо защиты, не установлено.

Наказание назначено с учетом требований ч. 3 ст. 60 УК РФ. Характер и степень тяжести преступлений, личность виновного, обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление Б. и на условия жизни его семьи учтены в полном объеме. Указанные в кассационном представлении и кассационной жалобе обстоятельства, а именно - отношение Б. к содеянному, отсутствие раскаяния и непринятие мер к возмещению вреда, - суд не вправе учитывать при назначении наказания в качестве отягчающих обстоятельств.

У судебной коллегии не имеется оснований полагать, что назначенное судом наказание является чрезмерно мягким. Кроме того, ни государственный обвинитель, ни потерпевший в судебном заседании не просили назначить Б. реальное лишение свободы. Не ставится об этом вопрос и в кассационном представлении либо в кассационной жалобе. Обоснованность применения правил ст. 73 УК РФ и постановления лишения свободы условно в кассационном порядке не оспариваются.

Требования о взыскании компенсации морального вреда разрешены в соответствии с действующим законодательством. При определении размера компенсации судом обоснованно были учтены конкретные обстоятельства дела, степень физических и нравственных страданий потерпевшего Л., степень вины подсудимого, а также его имущественное положение. Определенный судом первой инстанции размер компенсации морального вреда не занижен.

Оснований для отмены либо изменения приговора, и удовлетворения кассационного представления и кассационной жалобы судебная коллегия не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Задонского районного суда Липецкой области от 5 ноября 2009 года в отношении Б. оставить без изменения, а кассационное представление прокурора Задонского района Липецкой области и кассационную жалобу представителя потерпевшего - адвоката Мартыновича Г.Ф. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь