Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 января 2010 г. по делу N 33-94

 

Судья - Кузнецова Т.Н.

 

19 января 2010 года судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе:

председательствующего: Серова В.А.,

судей: Крайневой Н.А., Сысаловой И.В.

при секретаре К.

заслушала в открытом судебном заседании по докладу: Крайневой Н.А.

дело по кассационной жалобе ГУ УПФ РФ по Воскресенскому району Нижегородской области

на решение Воскресенского районного суда Нижегородской области от 17 ноября 2009 года по делу по иску

П. к государственному учреждению Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации по Воскресенскому району Нижегородской области о признании права на досрочную трудовую пенсию по старости в связи с лечебной деятельностью

 

установила:

 

П. обратилась в суд к ГУ Управлению Пенсионного фонда РФ по Воскресенскому району Нижегородской области с вышеуказанным иском, в обоснование ссылаясь на следующее:

30 сентября 2009 года решением комиссии по назначению пенсий ей было необоснованно отказано в досрочном назначении пенсии, при этом из специального стажа незаконно были исключены периоды нахождения ее на курсах усовершенствования: с 1 февраля 1990 года по 30 мая 1990 года, с 13 ноября 1995 года по 13 декабря 1995 года, с 5 ноября 2001 года по 31 декабря 2001 года, с 13 ноября 2006 года по 2 декабря 2006 года, с 9 апреля 2007 года по 15 апреля 2007 года. Между тем, на курсы усовершенствования она была направлена руководством ЦРБ на основании приказа по лечебному учреждению независимо от ее волеизъявления. За весь период обучения ей выплачивалась заработная плата, с которой производились отчисления во все внебюджетные фонды, в том числе и Пенсионный фонд. Цель курсов усовершенствования - улучшение качества лечения пациентов, применение знаний, полученных на данных курсах непосредственно в ее ежедневной работе.

Также истец полагала, что незаконно из специального стажа исключен отпуск по уходу за ребенком с 29 июля 1992 года по 28 января 1994 года. Считает, что данный период должен быть включен в стаж для исчисления досрочной трудовой пенсии в календарном порядке, так как период отпуска по уходу за ребенком у нее наступил с 26 марта 1991 года, то есть до вступления в силу Закона РФ N 3543-1 от 25 сентября 1992 года. Указанные периоды она просила включить в специальный стаж и признать за ней право на досрочную трудовую пенсию.

Заявленные исковые требования в период досудебной подготовки истец П. дополнила и просила включить в специальный стаж периоды нахождения в отпуске по беременности и родам в льготном исчислении год работы за год и три месяца.

В судебное заседание истец П. не явилась по причине болезни, просила рассмотреть дело в ее отсутствие, указав, что заявленные исковые требования она поддерживает в полном объеме.

Представитель ответчика - Р., исковые требования истца не признала.

Представитель третьего лица МУ Воскресенской ЦРБ - Т., исковые требования истца поддержала.

Решением суда первой инстанции на государственное учреждение Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Воскресенскому району Нижегородской области возложена обязанность включить П. в специальный стаж, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости в связи с лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения следующие периоды:

периоды на курсах усовершенствования: с 1 февраля 1990 года по 30 мая 1990 года, с 13 ноября 1995 года по 13 декабря 1995 года, с 5 ноября 2001 года по 31 декабря 2001 года, с 13 ноября 2006 года по 2 декабря 2006 года, с 9 апреля 2007 года по 15 апреля 2007 года в календарном исчислении;

отпуск по уходу за ребенком с 29 июля 1992 года по 28 января 1994 года в календарном исчислении;

отпуск по беременности и родам: с 20 ноября 1990 года по 25 марта 1991 года, с 8 декабря 1997 года по 31 декабря 1997 года, с 1 января 1998 года по 12 мая 1998 года в льготном исчислении - 1 год работы за один год и три месяца.

За П. признано право на досрочную трудовую пенсию по старости в связи с лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения, на государственное учреждение Управление Пенсионного Фонда РФ по Воскресенскому району Нижегородской области возложена обязанность назначить П. досрочную трудовую пенсию по старости с 30 сентября 2009 года.

В пользу П. с ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ по Воскресенскому району взысканы расходы, связанные с внесением госпошлины при подаче искового заявления в сумме 100 рублей.

В кассационной жалобе ответчика поставлен вопрос об отмене решения суда первой инстанции как постановленного с нарушением норм материального права. В обоснование жалобы указано, что курсы усовершенствования не поименованы ни в одном из нормативных актов, дающих право на назначение трудовой пенсии по старости досрочно. Досрочная трудовая пенсия по старости в связи с осуществлением лечебной деятельности назначается в связи с особыми условиями труда. Между тем, такого воздействия не имеется в период нахождения на курсах. По этому же основанию не может включаться в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в льготном исчислении период нахождения работника в отпуске по беременности и родам. Не мог включаться в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости и период отпуска по уходу за ребенком свыше 3-х лет после изменений внесенных в трудовое законодательство 25.09.1992 года.

Законность и обоснованность обжалуемого решения проверены судебной коллегией в соответствии с ч. 1 ст. 347 ГПК РФ, в пределах доводов кассационной жалобы.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемого решения.

Суд первой инстанции всесторонне исследовал юридически значимые обстоятельства по делу, установил характер спорного правоотношения между сторонами, применил закон, регулирующий данный вид правоотношений и, в соответствии с представленными сторонами доказательствами, вынес законное и обоснованное решение.

Доводы кассационной жалобы не состоятельны и не могут служить основанием к отмене решения Воскресенского районного суда Нижегородской области.

Судом первой инстанции установлено, что П. обратилась с заявлением о назначении ей досрочно трудовой пенсии по старости как медицинскому работнику 30 сентября 2009 года.

В соответствии с пп. 11 п. 1 ст. 28 Федерального закона N 173-ФЗ от 17 декабря 2001 года "О трудовых пенсиях в РФ" трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного ст. 7 Закона, лицам, осуществляющим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и в поселках городского типа либо только в городах независимо от их возраста.

На основании п. 1. п. 2 ст. 19 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" трудовая пенсия назначается со дня обращения за указанной пенсией.

Днем обращения за трудовой пенсией считается день приема органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, соответствующего заявления со всеми необходимыми документами.

Ответчиком в назначении пенсии П. было отказано в связи с отсутствием необходимого стажа для ее назначения, по данным ответчика, специальный стаж П. составил 28 лет 3 месяца 14 дней. При этом в стаж работы не были включены периоды нахождения на курсах усовершенствования с 1 февраля 1990 года по 30 мая 1990 года, с 13 ноября 1995 года по 13 декабря 1995 года, с 5 ноября 2001 года по 31 декабря 2001 года, с 13 ноября 2006 года по 2 декабря 2006 года, с 9 апреля 2007 года по 15 апреля 2007 года, период нахождения в отпуске по уходу за ребенком свыше 1,5 лет с 22 июля 1992 года по 28 января 1994 года, отпуска по беременности и родам в периоды работы в Воскресенской ЦРБ с 20 ноября 1990 года по 25 марта 1991 года, с 8 по 31 декабря 1997 года, с 1 января по 12 мая 1998 года включены в специальный стаж в календарном порядке.

Разрешая требование истицы относительно включения в специальный стаж указанных периодов отпусков по беременности и родам, суд первой инстанции правильно исходил из того, что данные периоды следует относить к периодам временной нетрудоспособности. Основанием для его предоставления служит медицинское заключение о временной нетрудоспособности, оплачивается он через пособие по государственному социальному страхованию в виде пособия по беременности и родам. Основанием для назначения пособия по беременности и родам является выданный в установленном порядке листок нетрудоспособности.

Поскольку спорные периоды - отпуска по беременности и родам имели место до 1 ноября 1999 года, при определении специального стажа суд первой инстанции, учитывая положения Постановления Конституционного Суда от 29 января 2004 года N 2-П, п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2005 года "О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии", согласно которым у граждан, приобретших пенсионные права до введения нового правового регулирования, сохраняются ранее приобретенные права на пенсию в соответствии с условиями и нормами законодательства Российской Федерации, действовавшего на момент приобретения права, правильно исходил из нормативных актов, действующих в спорный период: Постановления Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года N 1397, Постановления Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 года N 464.

Каких-либо исключений об исчислении в календарном порядке для специального стажа отпуска по беременности и родам указанные нормативно-правовые акты не содержат.

В связи с изложенным выводы суда о том, что указанные отпуска по беременности и родам общей продолжительностью 9 месяцев 9 дней должны быть включены в льготном исчислении - один год работы за один год и три месяца (итого 11 месяцев 19 дней) являются верными.

Ввиду того, что до введения в действие Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 года N 3543-1 "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР" статья 167 КЗоТ РСФСР предусматривала включение периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком в стаж работы по специальности для назначения пенсии по выслуге лет, а также исходя из положений п. 2 Постановления Совета Министров СССР и Секретариата ВЦСПС от 22 августа 1989 года N 677 "Об увеличении продолжительности отпусков женщинам, имеющим малолетних детей", из которого следовало, что с 1 декабря 1989 года повсеместно продолжительность дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком была увеличена до достижения им возраста трех лет (вместе с тем указанный дополнительный отпуск подлежал зачету в общий и непрерывный стаж, а также в стаж работы по специальности), судом первой инстанции сделан правильный вывод о том, что на момент начала отпуска по уходу за ребенком на 26 марта 1991 года истица имела право на включение его в стаж работы по специальности, поэтому отпуск, имевший место с 29 июля 1992 года по 28 января 1994 года должен быть включен в специальный стаж в календарном порядке.

Суд первой инстанции обоснованно включил в специальный стаж П. и периоды нахождения ее на курсах усовершенствования.

Как установлено судом первой инстанции, на этих курсах П. находилась на основании приказа руководителя медицинского учреждения, а именно:

согласно приказу N <...> от 26 января 1990 года врач-лаборант клинической лаборатории П. была направлена на первичную специализацию "Лабораторное дело" с 1 февраля по 30 мая 1990 года;

согласно приказу N <...> от 8 ноября 1995 года врач-лаборант клинической лаборатории П. была направлена общее усовершенствование по специальности "Лабораторная диагностика "с 13 ноября по 13 декабря 1995 года;

согласно приказу N <...> от 29 октября 2001 года врач-лаборант клинической лаборатории П. была направлена общее усовершенствование по специальности "Клиническая лабораторная диагностика" с 5 ноября по 31 декабря 2001 года;

согласно приказу N <...> от 10 ноября 2006 года врач клинической лабораторной диагностики П. была направлена на курсы усовершенствования "Клиническая лабораторная диагностика" с 13 ноября по 2 декабря 2006 года;

согласно приказу N <...> от 10 апреля 2007 года врач клинической лабораторной диагностики П. была направлена на курсы усовершенствования "Лабораторная диагностика" с 9 апреля по 15 апреля 2007 года.

Согласно ст. 2 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" страховой стаж - это учитываемая при определении права на трудовую пенсию суммарная продолжительность периодов работы и иной деятельности, в течение которых уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд РФ, а также иных периодов, засчитываемых в страховой стаж.

Согласно ст. 10 этого же Закона в страховой стаж включаются периоды работы и (или) иной деятельности, которые выполнялись на территории РФ, при условии, что за эти периоды уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации.

В соответствии с пунктами 2.2.10, 2.2.10.1 приказа Минздрава СССР от 10 ноября 1986 года N 1480 "Об утверждении Инструкции о порядке исчисления заработной платы работников здравоохранения и социального обеспечения" время учебы на курсах усовершенствования, специализации или повышения квалификации входит в стаж работы по специальности.

В силу положений ст. 187 ТК РФ, при направлении работодателем работника для повышения квалификации с отрывом от работы за ним сохраняется место работы (должность) и средняя заработная плата по основному месту работы.

Так как на курсы усовершенствования истец направлялась работодателем; это было необходимо для подтверждения квалификации медицинского работника и связано с осуществлением медицинской деятельности, время нахождения на курсах усовершенствования является периодами рабочего времени, по месту работы П. выплачивался средний заработок, в течение этого времени уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд, суд первой инстанции основываясь на правильном применении приведенных норм обоснованно сделал вывод о наличии правовых оснований для включения периодов нахождения истицы на курсах усовершенствования в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии.

Поскольку, с учетом включения в специальный стаж спорных периодов, на момент обращения к ответчику с заявлением о назначении трудовой пенсии по старости досрочно П. имела необходимый стаж, суд правомерно обязал ответчика назначить ей трудовую пенсию с момента обращения.

Доводы кассационной жалобы не могут быть приняты во внимание, поскольку основаны на неправильном толковании норм материального права.

Решение суда соответствует требованиям ст. 198 ГПК РФ.

Основания к отмене решения суда, предусмотренные ст. 362 ГПК РФ отсутствуют.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 361 ГПК РФ судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Воскресенского районного суда Нижегородской области от 17 ноября 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу ГУ УПФ РФ по Воскресенскому району Нижегородской области - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь