Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 января 2010 г. N 676

 

Судья: Уколова Т.Э.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Нюхтилиной А.В.

судей Вологдиной Т.И., Петровой Ю.Ю.

при секретаре К.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 21 января 2010 года дело N 2-1/09 по кассационной жалобе С. на решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 17 сентября 2009 года по иску С. к Санкт-Петербургскому ГУЗ "Городская многопрофильная больница N 2" о возмещении вреда, причиненного здоровью.

Заслушав доклад судьи Нюхтилиной А.В., объяснения С., объяснения представителя Санкт-Петербургского ГУЗ "Городская многопрофильная больница N 2" - Б. (доверенность от 07 апреля 2009 года, сроком на один год), заключение прокурора Кузьминой И.Д., полагавшей решение суда подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

решением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 17 сентября 2009 года С. отказано в удовлетворении исковых требований к Санкт-Петербургскому ГУЗ "Городская многопрофильная больница N 2" о возмещении вреда, причиненного здоровью.

В кассационной жалобе С. просит отменить решение суда, считает его неправильным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, выслушав объяснения участников процесса, заключение прокурора, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены решения суда.

Материалами дела установлено, что истица имеет длительный урологический анамнез. В 1990 году в Ленинградской областной клинической больнице ей было произведено оперативное лечение - пиелолитомия справа, после чего она находилась под наблюдением у уролога в поликлинике по месту жительства. В марте 2002 года в Городской больнице N 3 ей диагностировано сужение пиелоуретерального сегмента справа, в феврале 2003 года в Ленинградской областной клинической больнице ей был установлен стент в правый мочеточник и почку.

01.04.2003 г. в экстренном порядке с высокой температурой и болями в правой поясничной области истица поступила в Городскую многопрофильную больницу N 2, где ей было проведено хирургическое и противовоспалительное лечение.

Истица также находилась в больнице ответчика в период с 21 мая 2003 г. по 27 июня 2003 г.

30.05.2003 г. ей была проведена операция - пластика брюшного отдела мочеточника по методу Комякова-Гулиева.

Последующие поступления истицы в указанную больницу с 18 июля 2003 г. по 29 июля 2003 г., с 16 сентября 2003 г. по 23 сентября 2003 г., с 19 ноября 2003 г. по 02 декабря 2003 г. были плановыми для продолжения лечения.

22.12.2003 г. истица поступила в Центральную медико-санитарную часть N 122, где 24.12.2003 г. ей была проведена операция по удалению правой почки.

02.03.2004 г. С. была установлена 2 группа инвалидности, которая впоследствии была продлена до 01.04.2006 г.

В обоснование требований о взыскании компенсации морального вреда в размере 500 000 рублей истица указала на то, что ответчиком ей была оказана медицинская помощь ненадлежащего качества, что привело к травматичной операции (удалению почки) и последующей инвалидизации. Истица считает, что действиями работников ответчика ее здоровью был причинен вред, выразившийся в неправильном (при отсутствии объективных показаний) лечении, проведении экспериментальной операции без согласия пациента, приведший к существенному снижению качества жизни вследствие регулярных (трижды за шесть месяцев) обострений течения основного заболевания и вынужденному удалению органа, приведшему, в свою очередь, к установлению инвалидности 2 группы. Кроме того, ответчиком были нарушены ее права на получение информации о состоянии своего здоровья, на получение копий медицинских документов, отражающих состояние ее здоровья, и на проведение независимой медицинской экспертизы, а именно: на адвокатский запрос ее доверенного лица о предоставлении надлежаще заверенных копий медицинских документов был получен отказ.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Разрешая исковые требования С. о компенсации морального вреда, суд первой инстанции исходил из вышеназванных положений гражданского законодательства, на основании объяснений лиц, участвующих в деле, заключения проведенной по делу судебной медицинской экспертизы, тщательного анализа представленных документов, пришел к выводу о том, что истицей не предоставлено, а судом в ходе рассмотрения дела не добыто доказательств, с достоверностью подтверждающих наличие дефектов в оказании медицинской помощи С. и причинение работниками организации ответчика истице вреда в виде наступления негативных последствий оказания ей медицинской помощи, которые порождали бы для Санкт-Петербургского ГУЗ "Городская многопрофильная больница N 2" обязательства по возмещению вреда, в состав которого входит и возможность требовать компенсацию за физические и нравственные страдания.

В ходе судебного разбирательства, по ходатайству истицы и в предложенном ею экспертном учреждении, судом была назначена и проведена экспертами ФГУ "РЦСМЭ Росздрава" комиссионная судебно-медицинская экспертиза. Как следует из заключения эксперта N 61/09 от 29.06.2009 г., нефректомия справа у С. была обусловлена имевшимися у нее заболеваниями; операция нефректомия - удаление правой почки у С. выполнена по жизненным показаниям, технически правильно и своевременно. Каких-либо дефектов диагностики и лечения С. судебно-медицинская экспертная комиссия не усматривает. При этом действия, выбранные врачами СПб ГУЗ "ГМБ N 2", были правильными, прежде всего они были направлены на спасение жизни больной, а при положительных результатах лечения (противовоспалительной антибиотиковой терапии) острого воспалительного процесса на сохранение почки. Больной С. была выполнена операция по методу Комякова-Гулиева, который представляет собой модифицированный метод операции Боари (A.Boari - итал. хирург). Операция по методу Комякова-Гулиева используется в урологии для восстановления стриктур мочеточников. Из выводов экспертов следует, что непосредственной причиной удаления почки у С. является длительная мочекаменная болезнь и хронический пиелонефрит (л.д. 36 - 62, 77 - 80).

Заключение подготовлено компетентным специалистом в соответствующей области знаний, содержит полные и ясные ответы на поставленные судом вопросы, не противоречит иным добытым по делу доказательствам. В распоряжение эксперта были предоставлены материалы настоящего гражданского дела, медицинские документы С.

Оценка указанному заключению дана судом с учетом положений ч. 3 ст. 86 ГПК РФ.

Как следует из материалов дела, 31.01.2004 г. С. обратилась в ООО "Гайде-Мед" с заявлением о проведении вневедомственной экспертизы качества оказанной ей медицинской помощи в Городской больнице N 2 в период с 21.05.2003 г. по 02.12.2003 г. Проведение экспертизы качества медицинской помощи было поручено главному урологу Красногвардейского района, зав. урологическим отделением СПб ГМА, к.м.н. К.Л. Из проведенного ею анализа качества 5 историй болезни С. (лечение в урологическом отделении больницы N 2) следует, что в процессе госпитализаций алгоритм исследований проведен полностью, диагноз установлен своевременно и правильно, хирургическое лечение при данной патологии было направлено на устранение причины и сохранение органа, коим является почка. Для подготовки больной к органосохраняющей операции 02.04.2003 г. было осуществлено дренирование почки. По истечении определенного периода времени 30.05.2003 г. была произведена реконструктивная органосохраняющая операция - пластика брюшного отдела мочеточника справа по методу Комякова-Гулиева.

В обоснование своих утверждений об оказании медицинской помощи ненадлежащего качества истица представила заключение специалиста в области урологии от 14.02.2005 г., согласно которому "метод, избранный урологами СПБ ГУЗ "Городская многопрофильная больница N 2", нельзя признать методом выбора. Наложение чрескожной нефростомы сопровождается значительным ухудшением качества жизни, обычно используется при тяжелых, запущенных стадиях заболевания".

Судом данное заключение специалиста оценено критически, поскольку носит субъективный характер, получено по адвокатскому запросу, документов, подтверждающих статус специалиста, давшего заключение, не представлено, поэтому оно не является надлежащим доказательством. Кроме того, имеет место нарушение ст. 188 ГПК РФ.

Доводы истицы о том, что проведенная ей 30.05.2003 г. операция пластики брюшного отдела мочеточника по методу Комякова-Гулиева была экспериментальной, суд счел предположительными и основанными лишь на том, что врач Г. является автором данной методики.

Довод истицы о том, что до проведения операции 30.05.2003 г. от нее не было получено информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство, был предметом исследования суда первой инстанции и признан несостоятельным, поскольку не является основанием для удовлетворения заявленных требований, т.к. не влияет на качество оказываемой медицинской помощи. Кроме того, в медицинской карте стационарного больного N 15304-С/0 на имя С. от 21.05.2003 г. имеется в записи от 29.05.2003 г. "Предоперационный эпикриз" указание, что согласие на операцию получено. Истица знала о планируемой операции и в соответствии со ст. ст. 30, 33 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан могла отказаться от ее проведения, однако, этого не сделала.

Ссылка истицы на то, что ответчиком было нарушено ее право на получение информации об альтернативных методах лечения, не может служить основанием для удовлетворения исковых требований, поскольку обязанность по предоставлению пациентам такой информации, в отсутствие обращения пациента за получением такой информации, на медицинские учреждения действующим законодательством не возложена.

С учетом изложенного, исходя из положений ст. 151 ГК РФ, ввиду недоказанности вины ответчика в повреждении здоровья С., суд правомерно признал требование истицы о взыскании компенсации морального вреда не подлежащим удовлетворению.

Поскольку отсутствуют основания для удовлетворения требования о возмещении вреда, причиненного здоровью, суд обоснованно не усмотрел оснований, в силу п. 1 ст. 98 ГПК РФ, для удовлетворения требований о возмещении судебных расходов, связанных с оплатой экспертизы и услуг представителя.

Правоотношения сторон в рамках заявленных требований и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие правовое значение, установлены на основании добытых по делу доказательств, оценка которым дана согласно ст. 67 ГПК РФ, в связи с чем доводы кассационной жалобы истицы, оспаривающие выводы суда по существу рассмотренного спора, не могут повлиять на содержание постановленного судом решения, правильность определения судом прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии предусмотренных ст. ст. 362 - 364 ГПК РФ оснований к отмене состоявшегося судебного решения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 17 сентября 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь