Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 января 2010 г. по делу N 33-468

 

Судья: Поляков Е.С.

 

26 января 2010 года судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе председательствующего: Погорелко О.В. и судей: Цыпкиной Е.Н., Пятовой Н.Л.,

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Пятовой Н.Л.,

при секретаре: С.А.Я.,

дело по кассационной жалобе С.С.Е.,

с участием С.С.Е. и представителя МЛПУ "ГКБ N 38" - по доверенности К.О.В.,

на решение Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода от 29 июля 2009 года по иску С.С.Е. к МЛПУ "Городская клиническая больница N 38" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда

 

установила:

 

Истица обратилась в суд с настоящим иском к ответчику, указывая, что на основании приказа от 31 октября 2007 года она с 27 сентября 2007 года была уволена с должности кладовщика больницы по сокращению штата, о котором ей сообщили 28 июня 2007 года. Во время увольнения находилась в отпуске, а потом - на больничном. 31 октября 2007 года получила трудовую книжку. С увольнением истица не согласна, т.к. полагает, что ее уволили "задним числом", кроме того сокращения штата не было - ее должность просто была переименована, в связи с чем, просила суд восстановить ее в занимаемой должности, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда.

Представитель ответчика - по доверенности П.Т.Я. с иском не согласилась, заявила о пропуске С.С.Е. срока для обращения в суд за разрешением настоящего спора.

Решением суда от 29 июля 2009 года постановлено отказать С.С.Е. в удовлетворении заявленных требований.

В кассационной жалобе С.С.Е. поставлен вопрос об отмене решения, поскольку судом были допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, а именно указано, что, применяя срок давности для обращения за рассмотрением иска о восстановлении на работе, установленного в один месяц, суд первой инстанции не учел, что ею также были заявлены и иные требования, по которым законом установлены другие сроки для обращения за их разрешением.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав пояснения явившихся по делу лиц, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со ст. 347 ГПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции, исходя из доводов, изложенных в кассационных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

С доводами кассационной жалобы нельзя согласиться по следующим основаниям.

В п. 4 ч. 1 ст. 77 ТК РФ основанием прекращения трудового договора является расторжение трудового договора по инициативе работодателя (статьи 71 и 81 настоящего Кодекса).

Согласно положениям ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя (п. 2 ч. 1).

Увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 2 или 3 части первой настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника без его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором (ч. 3).

Статьей 179 ТК РФ установлено, что при сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией.

При равной производительности труда и квалификации предпочтение в оставлении на работе отдается: семейным - при наличии двух или более иждивенцев (нетрудоспособных членов семьи, находящихся на полном содержании работника или получающих от него помощь, которая является для них постоянным и основным источником средств к существованию); лицам, в семье которых нет других работников с самостоятельным заработком; работникам, получившим в период работы у данного работодателя трудовое увечье или профессиональное заболевание; инвалидам Великой Отечественной войны и инвалидам боевых действий по защите Отечества; работникам, повышающим свою квалификацию по направлению работодателя без отрыва от работы.

Коллективным договором могут предусматриваться другие категории работников, пользующиеся преимущественным правом на оставление на работе при равной производительности труда и квалификации.

На основании ст. 180 ТК РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью третьей статьи 81 настоящего Кодекса.

О предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

Работодатель с письменного согласия работника имеет право расторгнуть с ним трудовой договор до истечения срока, указанного в части второй настоящей статьи, выплатив ему дополнительную компенсацию в размере среднего заработка работника, исчисленного пропорционально времени, оставшемуся до истечения срока предупреждения об увольнении.

При угрозе массовых увольнений работодатель с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации принимает необходимые меры, предусмотренные настоящим Кодексом, иными федеральными законами, коллективным договором, соглашением.

В постановлении Пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2002 года "О применении судами РФ Трудового кодекса РФ" разъяснено, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя (п. 23).

В случаях, когда участие выборного профсоюзного органа при рассмотрении вопросов, связанных с расторжением трудового договора по инициативе работодателя, является обязательным, работодателю надлежит, в частности, представить доказательства того, что при увольнении работника по пункту 2 части первой статьи 81 Кодекса (сокращение численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя) были соблюдены сроки уведомления, установленные частью первой статьи 82 Кодекса, выборного органа первичной профсоюзной организации о предстоящем сокращении численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя, а также обязательная письменная форма такого уведомления (п. 28).

В соответствии с частью третьей статьи 81 Кодекса увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации индивидуального предпринимателя допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. Судам следует иметь в виду, что работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. При решении вопроса о переводе работника на другую работу необходимо также учитывать реальную возможность работника выполнять предлагаемую ему работу с учетом его образования, квалификации, опыта работы.

При этом необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора с работником по пункту 2 части первой статьи 81 Кодекса возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (статья 179 ТК РФ) и был предупрежден персонально и под расписку не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (часть вторая статьи 180 ТК РФ) (п. 29).

В силу положений ч. 1 ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой и второй настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом (ч. 3).

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2, заявление работника о восстановлении на работе подается в районный суд в месячный срок со дня вручения ему копии приказа об увольнении или со дня выдачи трудовой книжки, либо со дня, когда работник отказался от получения приказа об увольнении или трудовой книжки, а о разрешении иного индивидуального трудового спора - мировому судье в трехмесячный срок со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права (п. 3)

Признав причины пропуска срока уважительными, судья вправе восстановить этот срок (часть третья статьи 390 и часть третья статьи 392 ТК РФ). Установив, что срок обращения в суд пропущен без уважительных причин, судья принимает решение об отказе в иске именно по этому основанию без исследования иных фактических обстоятельств по делу (абзац 6 второй части статьи 152 ГПК РФ).

В качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи) (п. 5).

Из дела видно, что 12 августа 1999 года С.С.Е. была принята на работу в Городскую больницу N 20 Нижегородского райздравотдела г. Н.Новгорода кладовщиком пищеблока временно, а с 11 октября 1999 года - постоянно. С 1 февраля 2006 года больница реорганизована путем присоединения к МЛПУ "ГКБ N 38".

В соответствии с приказом Департамента здравоохранения Администрации г. Н.Новгорода N 388 от 27 июня 2007 года главному врачу ГКБ N 38 предписано передать штатные единицы отделения сестринского ухода с 1 июля 2007 года в МЛПУ "ГКБ N 37" и в МЛПУ "ГКБ N 24", в связи с чем, внести изменения в штатное расписание и исключить из штатного расписания учреждения 54,25 штатных единиц.

Согласно приказу по учреждению от 27 июня 2007 года в связи с передачей штатных единиц отделения сестринского ухода сокращается штат в количестве 2 сотрудников, в том числе и должности кладовщика.

Судом первой инстанции в ходе судебного разбирательства были исследованы штатные расписания ответчика на 1 января 2007 года и на 1 января 2008 года, и сделан вывод о том, что с 1 января 2008 года в штате МЛПУ "ГКБ N 38" должности кладовщика не имеется.

Согласно уведомлению от 27 июня 2007 года С.С.Е. было сообщено о том, что занимаемая ею должность подлежит сокращению с 1 июля 2007 года, от ознакомления с данным уведомлением истица отказалась, о чем был составлен соответствующий акт.

С.С.Е. поясняла в судебном заседании о том, что ей были предложены вакансии у ответчика, а именно должности санитарки неврологического или кардиологического отделений, уборщица производственных и служебных помещений, от которых она отказалась.

Из дела видно, что с 1 марта 2007 года С.С.Е. не является членом профсоюза учреждения.

На основании приказа учреждения N <...> от 31 октября 2007 года С.С.Е. уволена 27 сентября 2007 года с должности кладовщика по сокращению штата. С данным приказом истица была ознакомлена лично 31 октября 2007 года.

Разрешая заявленные по данному делу требования, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что истицей пропущен установленный ст. 392 ТК РФ для обращения за разрешением индивидуального трудового спора срок, поскольку установил, что с иском о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и о компенсации морального вреда С.С.Е. обратилась по истечении одного месяца, после получения трудовой книжки и ознакомления с приказом об увольнении.

При этом доказательств наличия уважительных причин пропуска такого срока истицей суду представлено не было.

Изучив доводы кассатора о необоснованности отказа вследствие заявления ею также требований, для обращения за разрешением которых законодателем установлен более длительный срок, судебная коллегия не может признать их состоятельными, поскольку, заявляя о взыскании в свою пользу с ответчика заработной платы, С.С.Е. указала о вынужденности прогула в период с 31 октября 2007 года в связи с ее увольнением, а заявляя о компенсации морального вреда, истица в качестве основания иска в этой части указала на незаконность действий со стороны МЛПУ "Городская клиническая больница N 38" по увольнению.

Таким образом, указанные требования являются производными от основного требования С.С.Е. о восстановлении на работе, в связи с чем, суд первой инстанции обосновано отказал и в удовлетворении иска в этой части с указанием на пропуск установленного ст. 392 ТК РФ срока.

Кроме того, проверяя законность процедуры увольнения истицы, анализируя представленные сторонами доказательства, суд первой инстанции дал аргументированное суждение о том, что нарушений норм трудового законодательства при увольнении С.С.Е. в связи с сокращением штата в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ работодателем допущено не было.

А именно, судом было установлено, что о сокращении штата истица была уведомлена за 4 месяца до предстоящего увольнения, при этом истице были предложены имеющиеся у ответчика вакансии, о переводе на которые С.С.Е. отказалась.

При этом судом указано, что истица была уволена по окончании периода нахождения в отпуске и на лечении, что подтверждается приказом N <...> от 31 октября 2007 года о продлении С.С.Е. отпуска в связи с больничным листом на 10 дней: с 13 по 17 сентября 2007 года и с 23 по 27 сентября 2007 года, из которого следует, что на момент издания приказа об увольнении истица в отпуске или на больничном листе не находилась, поскольку в указанный день - 27 сентября 2007 года должна была приступить к выполнения своих трудовых обязанностей.

Судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции при разрешении данного спора тщательным образом были исследованы доказательства, представленные сторонами в обоснование своих требований и возражений. Выводы суда основаны на имеющихся в деле доказательствах. Оснований сомневаться в объективности оценки и исследования доказательств не имеется.

В решении суда в соответствии с положениями ст. 67 ГПК РФ, приведены мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Доводы кассатора подлежат отклонению в силу вышеизложенного, как не соответствующие действующему законодательству и фактическим обстоятельствам дела.

Ссылок на какие-либо новые факты, которые остались без внимания суда, в кассационной жалобе не содержится.

Нормы материального и процессуального права применены судом правильно, поэтому предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований к отмене решения в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода от 29 июля 2009 года оставить без изменения, а кассационную жалобу С.С.Е. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь