Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 января 2010 г. по делу N 33-242

 

Судья: Роготнева В.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе

председательствующего Коробейниковой Л.Н.,

судей Анисимовой В.И. и Глуховой И.Л.,

при секретаре С.И.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Ижевске 27 января 2010 года гражданское дело по кассационным жалобам Т., Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) <...> Удмуртской Республики на решение Дебесского районного суда Удмуртской Республики от 20 ноября 2009 года, которым

исковые требования Т. к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) <...> Удмуртской Республики о защите пенсионных прав оставлены без удовлетворения.

Судебная коллегия, заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Анисимовой В.И., объяснения Т., поддержавшей доводы своей жалобы, возражавшей против удовлетворения жалобы ответчика,

 

установила:

 

Т. обратилась в суд с иском к Управлению пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) <...> Удмуртской Республики (далее - Управление) о восстановлении пенсионных прав. Свои требования истец мотивирует тем, что 20 марта 2009 года она обратилась к ответчику с заявлением о назначении пенсии, как лицу, осуществлявшему педагогическую деятельность. Решением N <...> от 31 марта 2009 года ей отказано в досрочном назначении трудовой пенсии по старости, ввиду исключения из подсчета стажа периода работы в должности воспитателя отделения профилактики безнадзорности детей и подростков (с приютом) в <...>, переименованного в МУ <...> с 5 января 2002 г. по 20 марта 2009 г., по причине отсутствия наименования учреждения в соответствующих Списках. Полагает данный отказ незаконным, поскольку ее работа в спорный период была непосредственно связана с воспитательным процессом, характер работы и функциональные обязанности были аналогичны работе воспитателя социального приюта и социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних. Истец просит отменить решение ответчика об отказе в досрочном назначении пенсии, включить в педагогический стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии, период работы с 5 января 2002 г. по 30 декабря 2002 г. в должности воспитателя в отделении профилактики безнадзорности несовершеннолетних (с приютом) <...>, с 30 декабря 2002 г. по 20 марта 2009 г. - воспитателем в отделении профилактики безнадзорности несовершеннолетних (с приютом) МУ <...>, обязать ответчика досрочно назначить трудовую пенсию по старости с момента обращения - с 20 марта 2009 г.

В судебном заседании истец на удовлетворении исковых требований настаивала.

Представитель ответчика по доверенности Р. исковые требования не признала.

Суд вынес вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе истец просит решение суда об отказе в удовлетворении исковых требований отменить, зачесть в трудовой стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии, период работы в должности воспитателя в отделении профилактики безнадзорности детей и подростков в <...> с 05.01.2002 г. по 30.12.2002 г. Указывает на тождественность выполняемых в указанный период истцом обязанностей работе воспитателя в учреждениях Социального приюта или Социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних. Суд исходил из недостаточности доказательств, однако не допросил указанных истцом свидетелей, которые могли бы подтвердить обстоятельства тождественности работ. Просит приобщить к материалам дела дополнительные документы: дополнение в Устав МУ <...>, Устав <...>, должностные инструкции воспитателя отделения профилактики безнадзорности несовершеннолетних (с приютом).

В кассационной жалобе ответчик просит решение суда отменить, ввиду неправильного применения судом норм пенсионного законодательства. Ответчик полагает, что наименование учреждения <...> не предусмотрено Списками N 1067 от 22.09.1999 г., N 781 от 29.10.2002 г., отделение профилактики безнадзорности детей и подростков (с приютом) являлось структурным подразделением указанного учреждения. Истцом не доказано выполнение педагогической нагрузки в спорный период. Наименование должности истца "дежурный воспитатель" также не соответствует вышеуказанным Спискам.

В возражениях на кассационные жалобы, поданных как истцом, так и ответчиком, стороны полагают доводы жалобы другой стороны необоснованными.

Судебная коллегия, дав оценку доводам кассационных жалоб, возражений на жалобы, изучив материалы дела, приходит к следующим выводам.

Как следует из материалов дела, в период с 5 января 2002 г. по 20 марта 2009 г. истец работала воспитателем в отделении профилактики безнадзорности несовершеннолетних (с приютом) <...> (далее - <...>). В связи с изменением 30 декабря 2002 г. наименования <...> на МУ <...> (далее - МУ <...>) с 30 декабря 2002 г. по 20 марта 2009 г. истец продолжила работу в той же должности в том же отделении профилактики безнадзорности несовершеннолетних (с приютом) МУ <...>.

Весь период работы как в <...>, так и в МУ <...> ответчиком исключен из подсчета стажа, ввиду несоответствия наименования учреждения Спискам N 1067 от 22.09.1999 г., N 781 от 29.10.2002 г., а также по причине отсутствия наименования такого структурного подразделения как отделение профилактики безнадзорности несовершеннолетних (с приютом) в перечне структурных подразделений, установленных п. 13 Правил N 781 от 29.10.2002 г. и Правилами N 1067 от 22.09.1999 г.

Свои исковые требования о назначении досрочной трудовой пенсии истец обосновывала тем, что весь спорный период, работая воспитателем в отделении профилактики безнадзорности несовершеннолетних (с приютом), она осуществляла педагогическую деятельность, в связи с чем, просила установить тождественность выполняемых ею функций работе воспитателя социального приюта или социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних, данные должность и учреждение поименованы как Списком N 1067 от 22.09.1999 г., так и Списком N 781 от 29.10.2002 г.

Разрешая спор, суд указал, что период работы истца в <...> с 5 января 2002 г. по 30 декабря 2002 г. включению в стаж не подлежит, поскольку доказательств тождественности работы истца как воспитателя в приютном отделении <...> работе воспитателей социального приюта или социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних не представлено. С выводами суда об отсутствии в данном случае тождественности Судебная коллегия соглашается. Доводы кассационной жалобы истца о том, что суд не допросил свидетелей, указанных истцом (Т.Т.Н., Р.Л.В.) Судебной коллегией отклоняются, поскольку в судебное заседание они вызывались, не явились, истец в судебном заседании 13 ноября 2009 г. не настаивала ни их вызове, считала возможным рассмотреть дело в их отсутствие (л.д. 69).

Период с 30 декабря 2002 г. по 20 марта 2009 г. работы истца воспитателем в отделении профилактики безнадзорности несовершеннолетних (с приютом) МУ <...>) включен судом в стаж, с указанием на тождественность этих работ. Судебная коллегия полагает, что данные выводы суда являются необоснованными, подлежат исключению из мотивировочной части решения суда, в связи со следующим.

В соответствии с конституционно-правовой позицией, изложенной в определении Конституционного Суда РФ от 18.06.2004 г. N 197-О, определении Конституционного Суда РФ от 04.03.2004 г. N 81-О возможно установление тождественности должностей и учреждений, с учетом работы в которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность, и которые предусмотрены постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года N 781, и аналогичных должностей и учреждений (организаций), имевших ранее иные наименования, а также тождественности выполняемой педагогической работы.

Аналогичная правовая позиция изложена и в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.05 г. "О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии".

В данном случае истец просит установить тождественность работ в отделении профилактики безнадзорности несовершеннолетних (с приютом), которое являлось структурным подразделением <...> (а затем - МУ <...>) работам в учреждениях: социальном приюте или социально-реабилитационном центре, поименованных в Списках. Вместе с тем, в соответствии с Примерными положениями о социальном приюте и социально-реабилитационном центре, утвержденными постановлением Правительства РФ от 27.11.2000 г. N 896, и приют и центр являются специализированными учреждениями, создаваемыми в системе социальных служб органов социальной защиты населения субъектов РФ или органов местного самоуправления, являются юридическими лицами.

Как следует из материалов дела, на основании постановления главы администрации Дебесского района от 30 декабря 2002 г. зарегистрирован Устав МУ <...>. В соответствии с указанным Уставом целью деятельности МУ <...> является оказание различных видов социальной помощи престарелым гражданам, инвалидам, семьям с несовершеннолетними детьми и другим группам населения, нуждающимся в социальной поддержке. Таким образом, МУ <...> не являлось только учреждением для детей, осуществляло также и иные функции по оказанию помощи различным группам населения. Согласно главе 5 Устава структурным подразделением МУ <...> является отделение профилактики безнадзорности детей и подростков с приютом (л.д. 44 обор.). Штатные расписания МУ <...> за 2003 - 2009 гг. также подтверждают наличие в структуре этого учреждения такого подразделения как "приютное отделение", (в 2008 г. - отделение профилактики безнадзорности детей и подростков (с приютом)). То есть материалами дела подтверждено и не оспаривалось сторонами, что указанное отделение создано для работы с детьми, однако не являлось самостоятельным учреждением, статусом юридического лица не было наделено.

Таким образом, фактически истец просит установить тождество работ в структурном подразделении учреждения работам в учреждении, наделенного правами юридического лица и поименованного Списками, однако такого рода тождественность установлена быть не может, поскольку законодатель, определяя в соответствующих Списках N 1067 от 22.09.1999 г., N 781 от 29.10.2002 г., требования к виду учреждений социального обслуживания: социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних, социальный приют для детей и подростков, с учетом особенности работы в этих учреждениях, четко регламентировал их организационную форму. Право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости связывается не с любой работой с детьми, а лишь с такой, при выполнении которой организм работника подвергается неблагоприятному воздействию различного рода факторов, обусловленных спецификой и характером профессиональной деятельности; учитываются также и различия в характере труда, функциональных обязанностях лиц, работающих на одних и тех же должностях, но в разных по профилю и задачам деятельности учреждениях и организациях.

При таких обстоятельствах, включение периода работы истца в структурном подразделении МУ <...> было возможно в случае перечисления этого подразделения в п. 13 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, в соответствии с п.п. 19 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", утвержденной постановлением Правительства РФ от 29.10.2002 г. N 781. Однако такое структурное подразделение, как отделение профилактики безнадзорности детей и подростков с приютом в указанном пункте не поименовано.

Таким образом, выводы суда в мотивировочной части решения о включении периода работы истца с 30 декабря 2002 г. по 20 марта 2009 г. в отделении профилактики безнадзорности несовершеннолетних (с приютом) в МУ <...> нельзя признать обоснованными, они подлежат исключению из мотивировочной части решения. Вместе с тем, указанные выводы суда о включении спорного периода в стаж, не повлекли вынесение незаконного решения суда, поскольку в назначении пенсии истцу отказано в связи с недостаточностью стажа, в связи с чем, Судебная коллегия полагает возможным оставить решение суда по существу без изменений.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Дебесского районного суда Удмуртской Республики от 20 ноября 2009 года по существу оставить без изменения, исключив из мотивировочной части решения указание на включение в стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии, периода с 30 декабря 2002 г. по 20 марта 2009 г.

Кассационную жалобу Т. оставить без удовлетворения.

Кассационную жалобу Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) <...> Удмуртской Республики - удовлетворить.

 

Председательствующий

КОРОБЕЙНИКОВА Л.Н.

 

Судьи

АНИСИМОВА В.И.

ГЛУХОВА И.Л.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь