Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СУД ЕВРЕЙСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 января 2010 г. по делу N 33-42/2010

 

Судья: Унтевская Е.Л.

 

Судебная коллегия по гражданским делам суда Еврейской автономной области в составе:

председательствующего Серга Н.С.,

судей Сенотрусовой И.В., Поповой М.Н.,

При секретаре П.

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе истца Открытого акционерного общества "А" на решение Биробиджанского городского суда ЕАО от 02 декабря 2009 года, которым постановлено:

Исковые требования открытого акционерного общества "А" к Ш. о возмещении ущерба, причиненного работодателю, удовлетворить частично.

Взыскать с Ш. в пользу открытого акционерного общества "А" в счет возмещения материального ущерба 12 210 рублей, судебные расходы по оплате государственной пошлины в сумме 466 рублей 30 копеек, а всего взыскать 12 676 рублей 30 копеек.

В удовлетворении остальной части исковых требований - отказать.

Заслушав доклад судьи Сенотрусовой И.В., объяснения представителей истца К., С., судебная коллегия

 

установила:

 

Открытое акционерное общество "А" (далее - банк) обратилось в суд к Ш. с иском о возмещении материального ущерба. Свои требования мотивировало тем, что ответчик состоял в должности водителя банка, и за ним был закреплен автомобиль "Тойота Кроун", государственный регистрационный знак <...>. 05.06.2009г. в 17 часов 30 минут на 1881 км. трассы Чита-Хабаровск ответчик при исполнении своих трудовых обязанностей, управляя указанным служебным автомобилем, неправильно выбрал скорость движения, не учел погодные условия, двигался со скоростью, не обеспечивающей ему возможности постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения Правил дорожного движения (далее - ПДД), совершил наезд на дорожное ограждение с последующим опрокидыванием. В результате ДТП автомобиль получил механические повреждения. Балансовая стоимость автомобиля составляет 230 670 руб., согласно экспертному заключению от 23.06.2009г. сумма затрат на восстановление автомобиля в связи с указанным повреждением составляет 241 000 руб.

16.06.2009г. трудовой договор с ответчиком был прекращен на основании п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ (собственное желание). В адрес ответчика неоднократно направлялось требование о добровольном возмещении ущерба, однако ответчик отказался его выполнить. Банк просил взыскать с ответчика в свою пользу денежную сумму в размере 241 000 руб., судебные расходы по оплате государственной пошлины в размере 4 010 руб.

В судебном заседании представитель истца К. исковые требования и доводы иска поддержал. Суду пояснил, что ответчик Ш. совершил ДТП, в результате которого служебный автомобиль получил повреждения. По факту причинения материального ущерба была проведена служебная проверка. Ответчик соглашался в добровольном порядке возместить ущерб, но позднее отказался. Закрепленный за ответчиком автомобиль находился в технически исправном состоянии, в момент ДТП ответчик исполнял служебные обязанности, что подтверждается путевым листом. К административной или уголовной ответственности Ш. привлечен не был, в момент ДТП в состоянии опьянения не находился, ущерб причинен неумышленно, но ответчик несет полную материальную ответственность на основании заключенного с ним договора о полной материальной ответственности. В настоящее время поврежденный автомобиль восстановлен на денежные средства банка: приобретены двигатель за 80 000 руб., кузов за 100 000 руб., произведена замена горюче-смазочных материалов на сумму 26 088 руб., отремонтирована ходовая часть на сумму 33 700 руб. Кроме того, заменены номерные знаки, с уплатой государственной пошлины в размере 300 руб. Фактически автомобиль, на котором ездил Ш., так и остался в разбитом состоянии, поскольку восстановить его невозможно. Однако на основании приобретенных авточастей был создан конструктор, который зарегистрирован на прежний паспорт транспортного средства. Среднемесячная заработная плата ответчика составляла 12 210 руб.

Ответчик Ш. исковые требования не признал. Суду пояснил, что 05.06.2009г. с утра он выехал в п. Новобурейск, затем возвращался обратно. На 1881км. трассы Чита-Хабаровск по стечению обстоятельств (был сильный дождь, навстречу шла машина, на дороге провал асфальта был залит водой) он попал в ДТП. Скоростной режим он не нарушал. Идущая ему навстречу большегрузная машина обрызгала лобовое стекло его автомобиля грязной водой, пока видимость установилась, автомобиль под его управлением оказался у бордюра, потом перевернулся в кювет и попал на камень. У автомобиля был сильно поврежден кузов, однако двигатель работал. Считает, что материальный ущерб причинен не по его вине. На работе факт причинения ущерба разбирали, он писал объяснение. Сотрудники ГИБДД повреждения автомобиля не зафиксировали, он не присутствовал при осмотре автомобиля экспертом. После ДТП автомобиль эксплуатировать было нельзя, нужны были кузовные работы.

Представитель ответчика К.Н. исковые требования не признала. Суду пояснила, что договор о полной материальной ответственности заключен с Ш. в нарушение ст. 246 Трудового кодекса РФ. Иных оснований для привлечения Ш. к полной материальной ответственности не имеется, он может отвечать только в пределах своего среднемесячного заработка. В данном случае отсутствует виновное противоправное поведение ответчика. Нарушение Ш. ПДД выразилось только в том, что он повредил дорожное ограждение. В день ДТП шел сильный дождь, дорога была скользкая и мокрая, в месте ДТП неровное асфальтовое покрытие, резина на машине "лысая", ежедневный техосмотр автомобиль ответчик не прошел. Не исключена и техническая поломка автомобиля. Ситуация усугубилась тем, что накануне ответчик был направлен в командировку в г. Хабаровск, вернулся поздно вечером, утром выехал в п. Новобурейск. Таким образом, в нарушение трудового законодательства работодатель не предоставил ответчику отдых нормальной продолжительности. Причины ДТП не установлены. Считает, что в данном случае ущерб возник в результате действия непреодолимой силы. Размер материального ущерба не установлен: сначала его определили в сумме 80 000 руб., затем - 150 000 руб., остаточная стоимость автомобиля составляет 179 000 руб., при осмотре автомобиля 23.06.2009г. ущерб определен уже в 241 000 руб.

Суд постановил указанное решение.

В кассационной жалобе истец просит решение суда отменить и принять новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение. Жалоба мотивирована тем, что факт административного проступка установлен материалами дела и решением начальника ГИБДД УВД по ЕАО от 07.08.2009г., согласно которому Ш. нарушил требования Правил дорожного движения. Однако в связи с тем, что в КоАП РФ не предусмотрена ответственность за нарушение водителем п. 10.1 ПДД, постановление по делу не выносилось. Так же должностным лицом ГИБДД не было вынесено постановление и за нарушение ПДД, ответственность за которое предусмотрена ст. 12.33 КоАП РФ, поскольку к моменту вынесения решения истекли сроки давности привлечения виновного лица к ответственности.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что ответчик обязан нести полную материальную ответственность за причинение ущерба в результате административного проступка, несмотря на то, что постановление по делу об административном правонарушении вынесено не было по указанным обстоятельствам.

Кроме того, суд не разъяснил истцу иные основания в порядке ст. 243 ТК РФ, по которым работодатель имеет право потребовать от работника возмещения ущерба в полном размере.

В возражении на кассационную жалобу, поступившем от ответчика Ш., содержится просьба о том, чтобы при рассмотрении кассационной жалобы не ухудшалось его положение. Возражение мотивировано тем, что представленные работодателем документы, подтверждающие его ответственность за техническое состояние автомобиля, изданы банком в нарушение п. 4.3 Положения об обеспечении безопасности дорожного движения на предприятии, учреждении, организации, осуществляющие перевозку пассажиров и грузов, утвержденного Приказом Минтранса России от 09.03.1995г. N 27. В данном Положении указано, что организации обязаны обеспечить ежедневный контроль технического состояния транспортных средств перед выездом на линию и по возвращении к месту стоянки. Он является водителем 1-го класса, а не мастером-механиком.

Указанная истцом в жалобе ст. 1064 ГК РФ при рассмотрении данного дела не применима, поскольку правоотношения между сторонами являются трудовыми и регулируются нормами трудового права.

Кроме того, судом установлено, что поврежденный в результате ДТП автомобиль "Тойота - Кроун" <...> находится у К. на даче, а под документы (ПТС автомобиля) был приобретен другой автомобиль, для восстановления которого были потрачены денежные средства в размере 241 000 руб.

Кроме того, в материалах дела имеются сведения о продажной цене по состоянию на 01.12.2009г. транспортных средств "Тойота - Кроун" 1987-1989 годов, аналогичных указанному автомобилю, в сумме от 25 000 до 90 000 руб., без ПТС - от 5 000 до 15 000 руб.

В кассационной инстанции представитель истца С. доводы и требования жалобы поддержал. Суду пояснил, что отсутствие акта (постановления) не освобождает лицо от ответственности. Ответчика невозможно привлечь к ответственности иначе, чем как через суд.

В кассационной инстанции представитель истца К. доводы и требования жалобы поддержал.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на нее, выслушав мнение лиц, участвующих в кассационной инстанции, судебная коллегия не находит оснований к удовлетворению жалобы.

Согласно ст. 233 Трудового Кодекса РФ материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Каждая из сторон трудового договора обязана доказать размер причиненного ей ущерба.

В порядке ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

В ст. 241 ТК РФ установлены пределы материальной ответственности работника. А именно, за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Материалами дела установлено, что ответчик Ш. с 11.01.2009г. состоял в должности водителя ОАО "А", приказом от 11.06.2009г. N <...> Ш. уволен с работы по собственному желанию. В период работы за ним был закреплен автомобиль "Тойота Кроун", государственный регистрационный знак <...>. Из акта от 11.01.2009г. следует, что ответчик принял указанный автомобиль в технически исправном состоянии.

05 июня 2009 года Ш. в целях исполнения служебных обязанностей выехал на указанном автомобиле по маршруту г. Биробиджан - Бурея - г. Биробиджан. В 17 часов 30 минут на 1 881 км. трассы Чита - Хабаровск Ш., управляя автомобилем, неправильно выбрал скорость движения, не учел погодных условий, совершил наезд на дорожное ограждение с последующим опрокидыванием, в результате чего автомобиль получил механические повреждения.

Удовлетворяя исковые требования частично, суд пришел к правомерному выводу о том, что материальный ущерб работодателю причинен в результате противоправных виновных действий ответчика Ш.

Данный вывод суда согласуется с совокупностью доказательств и фактическими обстоятельствами дела. Так, из пояснений сторон, материалов проверки по факту ДТП, решения начальника ГИБДД УВД по ЕАО от 07.08.2009г. суд правильно установил, что причиной опрокидывания автомобиля под управлением ответчика и причинение механических повреждений транспортному средству явилось нарушение ответчиком п. 10.1 Правил дорожного движения. А именно, водитель Ш. должен был учесть то, что в день ДТП шел дождь, имелись неровности на асфальтобетонном покрытии участка автодороги 1881-1882 км., о чем также предупреждали дорожные знаки. Кроме того, навстречу ему двигался большегрузный автомобиль, который разбрызгивал воду на асфальте, в результате чего ответчик должен был выбрать такую скорость движения, которая позволила бы ему быстро остановить транспортное средство для предотвращения ДТП на случай забрызгивания лобового стекла автомобиля.

Разрешая вопрос о пределах материальной ответственности ответчика Ш., суд пришел к правильному выводу о том, что основания для привлечения ответчика к полной материальной ответственности отсутствуют.

К случаям полной материальной ответственности, когда на работника возлагается обязанность по возмещению причиненного ущерба в полном размере, согласно ст. 243 ТК РФ, отнесено следующее:

1) когда в соответствии с настоящим Кодексом или иными федеральными законами на работника возложена материальная ответственность в полном размере за ущерб, причиненный работодателю при исполнении работником трудовых обязанностей;

2) недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу;

3) умышленного причинения ущерба;

4) причинения ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения;

5) причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда;

6) причинения ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом;

7) разглашения сведений, составляющих охраняемую законом тайну (государственную, служебную, коммерческую или иную), в случаях, предусмотренных федеральными законами;

8) причинения ущерба не при исполнении работником трудовых обязанностей.

Материальная ответственность в полном размере причиненного работодателю ущерба может быть установлена трудовым договором, заключаемым с заместителями руководителя организации, главным бухгалтером.

В соответствии с п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю" работник может быть привлечен к полной материальной ответственности, если по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении судьей, органом, должностным лицом, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях, было вынесено Постановление о назначении административного наказания (пункт 1 абзаца первого части 1 статьи 29.9 КоАП РФ), поскольку в указанном случае факт совершения лицом административного правонарушения установлен.

Из материалов дела следует, что в возбуждении дела об административном правонарушении по факту ДТП было отказано, поскольку нарушение водителем п. 10.1 ПДД не образует состав административного правонарушения, поскольку в КоАП РФ ответственность за совершенное ответчиком нарушение не предусмотрена. Кроме того, в решении начальника ГИБДД УВД по ЕАО от 07.08.2009г. указано, что в действиях Ш. усматривается состав административного правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена в ст. 12.33 КоАП РФ, однако, к моменту вынесения решения истекли сроки давности привлечения к ответственности.

Довод кассационной жалобы о том, что указанные обстоятельства свидетельствуют об обязанности ответчика нести полную материальную ответственность за причинение ущерба в результате административного проступка, несмотря на то, что постановление по делу об административном правонарушении вынесено не было, не состоятелен.

П. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006г. N 52 разъяснил, что истечение сроков давности привлечения к административной ответственности является безусловным основанием, исключающим производство по делу об административном правонарушении, в результате чего работник не может быть привлечен к полной материальной ответственности.

Кроме того, при постановлении решения суд правильно указал, что должность водителя отсутствует в Перечне должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества, утвержденного в Приложении N 1 к Постановлению Министерства труда и социального развития РФ от 31.12.2002 N 85.

Довод кассационной жалобы о том, что в порядке ст. 243 ТК РФ суд не разъяснил истцу иные основания, по которым работодатель имеет право потребовать от работника возмещения ущерба в полном размере, не основан на законе.

Суд не вправе содействовать одной из сторон при рассмотрении спора, поскольку в порядке ст. 12 ГПК РФ правосудие осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает решение суда законным и обоснованным.

Нарушений норм материального и процессуального права не установлено.

Решение суда мотивировано.

Не находя оснований к отмене либо изменению решения суда, руководствуясь ст. ст. 361 - 364 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Биробиджанского городского суда ЕАО от 02 декабря 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу истца Открытого акционерного общества "А" - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь