Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 января 2010 г. по делу N 44-у-14

 

Судья: пригов., постан. -

Дедюхин В.А.

УСК: нет.

 

Президиум Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего Суханова Ю.В.,

членов Президиума: Емельянова А.В., Кулябина В.М., Берша С.А., Коробейниковой Л.Н., Трусовой Г.П., Головкова Л.П., рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденной Г.Е.В. на приговор Сарапульского городского суда Удмуртской Республики от 28 сентября 2006 года и постановление судьи Сарапульского городского суда Удмуртской Республики от 26 марта 2007 года, по которым

Г., уроженка Удмуртской Республики, ранее не судимая:

- осуждена по ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 1 УК РФ (по эпизоду от 18 июля 2006 года) к 4 годам лишения свободы;

- по ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 1 УК РФ (по эпизоду от 24 июля 2006 года) к 4 годам лишения свободы;

- по ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 3 п. "г" УК РФ (по эпизоду от 24 июля 2006 года) к 8 годам лишения свободы без штрафа.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, по принципу частичного сложения наказаний, окончательно к отбытию Г. назначено наказание в виде 9 лет лишения свободы без штрафа, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

На основании ст. 82 УК РФ отбывание наказания Г. отсрочено до достижения ее ребенком Г.В.В., 2006 года рождения, четырнадцатилетнего возраста.

Постановлением судьи Сарапульского городского суда УР от 26 марта 2007 года отсрочка отбывания наказания в отношении Г. отменена с направлением осужденной для отбывания наказания в виде 9 лет лишения свободы в исправительную колонию общего режима. Срок отбывания наказания Г. постановлено исчислять с 26 марта 2007 года.

В кассационном порядке приговор Сарапульского городского суда УР от 28 сентября 2006 года и постановление судьи того же суда от 26 марта 2007 года в отношении Г. не пересматривались.

В надзорной жалобе осужденная Г., не оспаривая приговор суда в части обоснованности ее осуждения за два факта сбыта наркотических средств 18 и 24 июля 2006 года, ставит вопрос об его пересмотре в связи с неправильным применением уголовного закона при квалификации ее действий по факту изъятия у нее 25 июля 2006 года наркотических средств в особо крупном размере. В обоснование этого осужденная указывает, что после ее задержания она добровольно дала согласие на осмотр ее жилого помещения, в ходе которого было изъято 3 грамма героина, который она хранила для личного потребления и сбывать его другим лицам не собиралась. По мнению осужденной, эти действия должны быть квалифицированы судом как незаконное хранение наркотических средств без цели сбыта; кроме того, ей назначено чрезмерно суровое наказание, поскольку судом не учтено ее добровольное сообщение о наличии у нее наркотических средств, а также активная помощь следствию. В этой связи Г. просит приговор изменить, переквалифицировать ее действия со ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 3, п. "г" УК РФ на ст. 228 ч. 2 УК РФ и снизить ей наказание, применив ст. 64 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Березина Н.В., выслушав мнение заместителя Прокурора Удмуртской Республики Перевощикова А.И., полагавшего необходимым надзорную жалобу Г. частично удовлетворить, квалифицировать действия осужденной по двум составам преступлений, совершенных 24 июля 2006 года, единой ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 3 п. "г" УК РФ, со снижением назначенного ей окончательного наказания, Президиум

 

установил:

 

приговором Сарапульского городского суда Удмуртской Республики от 28 сентября 2006 года Г. признана виновной в двух покушениях на незаконный сбыт в ходе проверочных закупок, проводимых сотрудниками правоохранительных органов, наркотических средств: 18 июля 2006 года героина массой 0,05 гр. Б.А.Ю. за 250 рублей; 24 июля 2006 года героина массой 0,02 гр. М.А.Н. за 250 рублей. Кроме того, Г. признана виновной в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере - героина общей массой 3 грамма, незаконно приобретенного для последующего сбыта и хранившегося в ее доме по адресу: <...>, который был у нее изъят ночью 25 июля 2006 года после задержания сотрудниками правоохранительных органов.

Президиум приговор Сарапульского городского суда УР от 28 сентября 2006 года, а также вынесенное в порядке ст. 397, ст. 399 УПК РФ постановление судьи того же суда от 26 марта 2007 года в отношении Г. находит подлежащими пересмотру по следующим основаниям.

Г. вину в совершении преступлений в ходе судебного разбирательства признала частично, от дачи показаний отказалась, воспользовавшись положениями ст. 51 Конституции РФ.

Вина осужденной Г. в покушениях на незаконный сбыт 18 и 24 июля 2006 года наркотических средств - героина Б.А.Ю. и М.А.Н., а также в покушении на незаконный сбыт 3 граммов героина подтверждается совокупностью представленных органами предварительного расследования доказательств, в частности исследованными судом в порядке ст. 276 УПК РФ признательными показаниями осужденной, данными ею в ходе предварительного расследования; показаниями, в том числе исследованными с соблюдением требований ст. 281 УПК РФ, с согласия сторон, засекреченных свидетелей Б.А.Ю. и М.А.Н., свидетелей С.С.А., К.Д.Л., Т.Н.П., содержание которых подробно изложено и проанализировано в приговоре; материалами о проведении 18 и 24 июля 2006 года в отношении Г. проверочных закупок наркотических средств (л.д., л.д. 19 - 2, 55 - 59), заключениями судебно-химических экспертиз, другими письменными доказательствами по делу.

Проанализировав исследованные доказательства, суд первой инстанции правомерно признал Г. виновной в совершении преступных деяний, связанных с незаконным оборотом наркотических средств.

Вместе с тем, квалификация действий осужденной по двум фактам покушения на сбыт наркотических средств 24 июля 2006 года, определенная судом отдельно, самостоятельными составами по эпизоду сбыта 0,02 грамма и в особо крупном размере, по факту изъятия в ее доме 3 граммов героина, не соответствует уголовному закону.

В материалах уголовного дела отсутствуют какие-либо объективные данные о том, что наркотическое средство - героин общей массой 3 грамма, обнаруженное и изъятое в жилище осужденной Г. 25 июля 2006 года, было приобретено ею без цели последующего сбыта.

Признавая Г. виновной по ч. 3 ст. 30, ст. 228-1 ч. 3 п. "г" УК РФ, суд правомерно сослался в приговоре на показания свидетеля М.А.А. о том, что он неоднократно, в том числе и 24 июля 2006 года, действуя в рамках оперативного мероприятия "проверочная закупка", приобретал героин у Г.; на показания свидетеля Т.Н.П., проводившей личный досмотр осужденной 24 июля 2006 года; на показания свидетеля К.Д.Л. о наличии оперативной информации в отношении Г. об ее участии в сбыте наркотических средств и о непосредственном участии осужденной 18 и 24 июля 2006 года в сбыте героина, об обнаружении и изъятии наркотических средств в особо крупном размере по месту жительства Г.; на протокол осмотра места происшествия от 25 июля 2006 года, а также заключение судебно-химической экспертизы, в соответствии с которыми в доме по месту жительства осужденной был обнаружен и изъят героин общей массой 3 грамма.

Об умысле осужденной на сбыт наркотических средств в особо крупном размере свидетельствуют и выводы суда о том, что Г. приобрела значительное количество наркотических средств, часть из которых (массой 0,02 грамма) сбыла М.А.Н., а в ее жилище были также обнаружены отрезки фольгированной бумаги, два отрезка плотной бумаги с наслоением порошкообразного вещества, в которые осужденная расфасовывала и заворачивала героин, а затем его сбывала.

Доводы надзорной жалобы Г., аналогичные показаниями самой осужденной на предварительном следствии, в которых она поясняла, что обнаруженное по месту ее жительства наркотическое средство она приобрела для личного потребления (л.д., л.д. 133 - 135), были исследованы в судебном заседании, изложены судом в приговоре и получили правильную правовую оценку о их несостоятельности.

Между тем, по смыслу уголовного закона в случае, когда лицо, имея умысел на сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в крупном или особо крупном размере, совершило такие действия в несколько приемов, реализовав лишь часть имеющихся у него указанных средств или веществ, не образующих крупный или особо крупный размер, все содеянное им подлежит квалификации по ч. 3 ст. 30 УК РФ и соответствующей части статьи 228-1 УК РФ.

Как следует из постановления о привлечении Г. в качестве обвиняемой (л.д. л.д. 128 - 132) и обвинительного заключения в отношении нее, органами предварительного расследования ей вменялось незаконное приобретение в один из дней 2006 года наркотического средства - героина общей массой не менее 3,02 грамма с целью последующего сбыта. При этом следствием был установлен умысел Г. на сбыт всего приобретенного ею героина. Указанные обстоятельства, как это следует из приговора суда, нашли полное подтверждение в ходе судебного разбирательства.

Фактически судом было объективно установлено, что умыслом Г. охватывалось намерение сбыть в несколько приемов все количество приобретенного героина - 3,02 грамма, однако, сбыв 24 июля 2006 года М.А.Н. 0,02 грамма героина, оставшуюся часть наркотического средства - 3,0 грамма, она не смогла реализовать по независящим от нее обстоятельствам.

Доводы постановления о возбуждении надзорного производства о предположительности выводов следствия о наличии у Г. умысла на сбыт всего количества приобретенного ею героина (3,02 грамма) являются несостоятельными; приговор суда в этой части соответствует требованиям ст. 252 УПК РФ.

При таких обстоятельствах Президиум находит приговор суда в части квалификации действий осужденной Г. по факту покушения на сбыт наркотических средств общей массой 3,02 грамма, т.е. в особо крупном размере, подлежащим изменению; действия осужденной по обоим составам преступных деяний, совершенных 24 июля 2006 года, подлежат квалификации единой ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 3 п. "г" УК РФ - покушение на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере, не доведенное до конца по независящим от воли осужденной обстоятельствам, с исключением из приговора осуждения Г. по ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 1 УК РФ (по эпизоду от 24 июля 2006 года), поскольку данный состав преступления полностью охватывается действиями осужденной, направленными на покушение на сбыт наркотических средств в особо крупном размере.

В этой связи назначенное Г. окончательное наказание, назначенное по правилам ст. 69 ч. 3 УК РФ, подлежит соразмерному снижению.

Г. добровольно сообщила о нахождении в ее жилище наркотического средства и согласилась на его осмотр сотрудниками правоохранительных органов (показания осужденной на предварительном следствии (л.д. л.д. 133 - 135), ее заявление о согласии на осмотр жилища (л.д. 77), содержание протокола осмотра места происшествия, свидетельствующие о добровольной выдаче Г. героина (л.д. л.д. 78 - 79)). Вместе с тем, указанные действия осужденной в силу примечания 1 к ст. 228 УК РФ не влекут за собой ее освобождение от уголовной ответственности, поскольку фактически Г. была задержана за совершение преступления, связанного с незаконным оборотом наркотических средств, сам факт выдачи наркотиков состоялся в процессе проведения с нею следственных действий; за совершенное преступление ей назначено минимальное наказание, предусмотренное санкцией статьи 228-1 ч. 3 УК РФ, в связи с чем оснований для применения к ней ст. 62 УК РФ Президиум не усматривает.

Постановление судьи от 26 марта 2007 года об отмене Г. отсрочки отбывания наказания вынесено с учетом всех требований закона. Сразу же после вынесения приговора осужденная ушла из дома и перестала заниматься воспитанием своей дочери, была объявлена в розыск и задержана лишь 9 февраля 2007 года (л.д. 54 материала об отмене отсрочки). Все это время воспитанием ребенка она не занималась, дочь постоянно жила с бабушкой - матерью осужденной; 22 февраля 2007 года в отношении Г. было вынесено судебное решение о лишении родительских прав, в связи с чем суд правомерно отменил ей отсрочку отбывания наказания и направил Г. в места лишения свободы. Обоснованность и законность постановления судьи от 26 марта 2007 года надзорной жалобой осужденной не оспаривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ Президиум

 

постановил:

 

надзорную жалобу осужденной Г.Е.В. частично удовлетворить.

Приговор Сарапульского городского суда Удмуртской Республики от 28 сентября 2006 года и постановление судьи Сарапульского городского суда УР от 26 марта 2007 года об отмене отсрочки отбывания наказания по уголовному делу в отношении Г. изменить.

Считать осужденной Г. по приговору Сарапульского городского суда Удмуртской Республики от 28 сентября 2006 года:

- по ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 1 УК РФ (по эпизоду от 18 июля 2006 года), по которой назначить ей наказание в виде 4 (четырех) лет лишения свободы;

Переквалифицировать действия Г. с двух составов: ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 1 УК РФ и ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 3 п. "г" УК РФ (по эпизодам от 24 июля 2006 года) на единый состав ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 3 п. "г" УК РФ, по которой назначить ей наказание в виде 8 (восьми) лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию Г. назначить наказание в виде 8 (восьми) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В остальной части судебные постановления оставить без изменения.

 

Председательствующий

Ю.В.СУХАНОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь