Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 января 2010 г. по делу N 44-у-3

 

Судья: Иванова Т.Ю.

УСК: Митрофанов С.Г. - предс.

Ившина О.Г. - докл.

Ахкямов Р.Р.

 

Президиум Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего Суханова Ю.В.,

членов Президиума: Емельянова А.В., Кулябина В.М., Берша С.И., Трусовой Г.П., Коробейниковой Л.Н., Головкова Л.П., рассмотрел уголовное дело в отношении осужденного П.С.С. по надзорной жалобе осужденного С.И.А. и надзорной жалобе осужденного П.С.С. на приговор Глазовского городского суда Удмуртской Республики от 28 апреля 2008 года и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 13 ноября 2008 года, по которым

П., уроженец Кемеровской области, ранее судимый:

1. 27 мая 2002 года Глазовским городским судом Удмуртской Республики с учетом изменений, внесенных в порядке ст. 10 УК РФ постановлением судьи Можгинского городского суда Удмуртской Республики от 16 апреля 2004 года, по ст. 158 ч. 2 п.п. "а", "в", "г" УК РФ к 2 годам 10 месяцам лишения свободы. Освобожден 31 мая 2004 года по отбытию срока наказания;

- осужден по ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 3 п.п. "а", "г" УК РФ к 10 годам лишения свободы;

- по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно, к отбытию П. назначено наказание в виде 10 лет 6 месяцев лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 13 ноября 2008 года приговор Глазовского городского суда УР от 28 апреля 2008 года в отношении П. оставлен без изменения.

Приговором Глазовского городского суда УР от 28 апреля 2008 года также осуждены С.И.А., Д.И.А. и С.М.Н., в отношении которых постановлением суда надзорной инстанции - Президиума Верховного Суда Удмуртской Республики от 6 марта 2009 года приговор суда от 28 апреля 2008 года и кассационное определение от 13 ноября 2008 года пересмотрены в порядке судебного надзора.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 23 ноября 2009 года постановление Президиума Верховного Суда Удмуртской Республики от 6 марта 2009 года в отношении осужденного П. отменено по основаниям нарушения требований ч. 2 ст. 407 УПК РФ с направлением дела в отношении П. на новое надзорное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Березина Н.В., выслушав в системе видеоконференцсвязи объяснения осужденного П., поддержавшего свою надзорную жалобу и полагавшего необходимым состоявшиеся в отношении него судебные решения отменить, защитника П. - адвоката Фаренюк Н.Г., также поддержавшую доводы жалобы своего подзащитного, мнение заместителя Прокурора Удмуртской Республики Перевощикова А.И., полагавшего необходимым жалобу осужденного частично удовлетворить, Президиум

 

установил:

 

приговором суда П. признан виновным в покушении в период с января по 16 февраля 2007 года в гор. Глазове Удмуртской Республики организованной группой совместно с осужденными С.И.А., Д.И.А., и С.М.Н. на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере - героина общей массой 545,92 грамма; смеси, в состав которой входил метамфетамин общей массой 25,38 грамма, а также вещества, содержащего в своем составе наркотическое средство амфетамин массой 4,9 грамма. Кроме того, П. признан виновным в незаконном хранении без цели сбыта наркотических средств - героина общей массой 0,89 гр., т.е. в крупном размере, которое у него было изъято при его задержании 12 мая 2007 года сотрудниками правоохранительных органов.

Преступление П. совершено при следующих обстоятельствах.

В период с января по 16 февраля 2007 года П. и С.И.А., действуя совместно и согласовано в составе организованной группы, незаконно приобрели с целью последующего сбыта наркотическое средство в особо крупном размере: смесь, в состав которой входил героин (диацетилморфин) общей массой 545,92 г, смесь, в состав которой входил метамфетамин общей массой 25,38 г, и вещество, содержащее в своем составе наркотическое средство амфетамин массой 4,9 г.

Указанные наркотические средства они передали С.М.Н., которая, действуя в составе организованной группы, с целью незаконного сбыта наркотических средств в особо крупном размере, по месту жительства гор. Г., ул. К... часть смеси, в состав которой входил героин массой 33,03 г, расфасовала в 152 свертка из бумаги, обмотав их прозрачной липкой лентой скотч, и сложила в восемь спичечных коробков. Оставшуюся часть наркотических средств сложила в три пакета; все наркотические средства поместила в один пакет и 16 февраля 2007 года оставила этот пакет в условленном месте под лестницей первого этажа во втором подъезде дома <...>, после чего сообщила об этом П. посредством сотовой связи. П. дал указание Д.И.А. забрать эти наркотические средства. Д.И.А., действуя в составе организованной группы, с целью сбыта наркотических средств в особо крупном размере, около 18 часов 16 февраля 2007 года взял в условленном месте пакет с наркотическими средствами, о чем сообщил по телефону П., который дал ему указание увезти наркотики к себе домой и хранить с целью последующего незаконного сбыта. Однако возле дома <...> Д.И.А. был задержан сотрудниками правоохранительных органов, вследствие чего преступная деятельность П. и других участников организованной группы была пресечена.

В надзорной жалобе осужденным С.И.А. поставлен вопрос о пересмотре состоявшихся судебных решений в связи с неправильным применением судом уголовного закона при квалификации его действий и снижении назначенного судом наказания, поскольку, по доводам жалобы осужденного, конкретных мер, направленных на сбыт наркотических средств, ими совершено не было; его, в частности, действия необходимо квалифицировать лишь как приготовление к сбыту наркотических средств, в связи с чем просил в жалобе переквалифицировать его действия на ст. 30 ч. 1, ст. 228-1 ч. 3 п.п. "а", "г" УК РФ и снизить ему наказание.

Надзорное производство в отношении осужденного П. возбуждено по надзорной жалобе осужденного С.И.А. в порядке ст. 410 УПК РФ.

После поступления уголовного дела в суд надзорной инстанции на повторное рассмотрение П. заявлены ходатайства о рассмотрении его надзорной жалобы; об обеспечении его защитниками - адвокатом Фаренюк Н.Г. и вызове в качестве защитника его жены П.М.Н.; об ознакомлении его со всеми материалами уголовного дела, а также на заседании суда надзорной инстанции заявлено ходатайство о вызове в судебное заседание свидетелей по делу. Судом надзорной инстанции ходатайства П. о рассмотрении доводов его надзорной жалобы и предоставлении ему защитника - адвоката Фаренюк Н.Г. удовлетворены.

В силу п. 1 ч. 1 ст. 72 УПК РФ оснований для предоставления осужденному в качестве защитника жены - П.М.Н. Президиум не находит, поскольку при рассмотрении дела в суде первой инстанции она была допрошена судом в качестве свидетеля защиты; требования об ознакомлении со всем делом в суде надзорной инстанции, равно как и о вызове на заседание суда свидетелей по делу, не основаны на законе, в связи с чем оснований для удовлетворения ходатайств П. в этой части Президиум также не усматривает.

В надзорной жалобе осужденного П., поданной им 18 января 2010 года и приобщенной к рассмотрению уголовного дела судом надзорной инстанции в соответствии с п. 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 1 от 11 января 2007 года "О применении судами норм главы 48 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих производство в надзорной инстанции", ставится вопрос о пересмотре состоявшихся в отношении него судебных решений ввиду его незаконного и необоснованного осуждения. Как указывает осужденный, предварительное расследование по делу и судебное разбирательство проведены с существенными нарушениями норм международного права; выводы суда о его виновности в совершении инкриминировавшихся ему преступлений основаны на недопустимых доказательствах и объективно ничем не подтверждены; в связи с изменением в судебном заседании квалификации по обоим составам преступлений он был лишен возможности защищаться от надлежащего обвинения. Показания, якобы изобличающие его в преступлениях, данные осужденными С.М.Н. и Д.И.А. в ходе следствия, являются недопустимыми доказательствами; суд ограничил его в правах, не обеспечив явку в суд свидетеля К.В.Л. и отказав в удовлетворении ходатайства о вызове дополнительных свидетелей. В связи с неправильной квалификацией его действий ему назначено несправедливое наказание. После вынесения приговора суд также ограничил его в правах, не дав ему возможности ознакомиться со всеми материалами дела. Суд кассационной инстанции неправомерно отказал ему в участии в рассмотрении дела, не в полной мере проверил все доводы, изложенные им в кассационных жалобах, которые не нашли надлежащего отражения в кассационном определении. В связи с чем просит отменить судебные постановления, дело направить на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.

Президиум приговор Глазовского городского суда УР от 28 апреля 2008 года и кассационное определение от 13 ноября 2008 года в отношении осужденного П. находит подлежащими пересмотру по следующим основаниям.

Осужденный П. вину в совершении преступлений в ходе судебного заседания не признал, от дачи показаний отказался, воспользовавшись положениями ст. 51 Конституции Российской Федерации.

Вина осужденного в незаконном обороте наркотических средств, в том числе и в особо крупном размере в составе организованной группы, подтверждается всей совокупностью исследованных судом доказательств, анализ которых полно и исчерпывающе приведен в приговоре суда, в частности: показаниями осужденных Д.И.А. и С.М.Н.; показаниями, в том числе исследованными с соблюдением требований ст. 281 УПК РФ, свидетелей Е.А.П., В.Ю.М., В.А.Е., Б.Д.А., А.В.Г., Б.А.Н., К.В.Л., И.А.Е., К.Е.В., М.Е.А.; показаниями понятых К.И.Н., У.С.А., Б.Я.В., К.Н.В., письменными доказательствами, оглашенными и исследованными в судебном заседании, в том числе и явками Д.И.А. и С.М.Н. с повинной, в которых они подтвердили непосредственную причастность П. к преступлению, другими материалами уголовного дела.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела, свидетельствующие об умышленном характере действий осужденного по незаконному обороту наркотических средств.

Доводы П., изложенные им в надзорной жалобе, о его незаконном и необоснованном осуждении, равно как и доводы о допущенных следствием и судом нарушениях его процессуальных прав являются несостоятельными, поскольку они опровергаются материалами уголовного дела.

В частности, выводы суда первой инстанции о виновности осужденного в преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств в крупном и особо крупном размерах, в том числе и в составе организованной группы, подтверждаются всей совокупностью изложенных в приговоре и признанных судом допустимыми доказательств.

Все ходатайства П. и его защитника о признании ряда доказательств недопустимыми, а также об истребовании дополнительных доказательств, нашли разрешение судом в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона (л.д. л.д. 14 - 17; 69 - 70; 237; 238 - 240; 241; 245 т. 4; 72 т. 5). Как следует из протокола явки с повинной осужденной С.М.Н. и протоколов допроса ее в качестве подозреваемой от 23.04.2007 г. (л.д. л.д. 9; 11 - 13 т. 3), проверки ее показаний с выходом на место преступления (л.д. л.д. 16 - 20 т. 3), протокола очной ставки между С.М.Н. и П. от 22.05.2007 г. (л.д. л.д. 65 - 69 т. 3), указанные следственные действия проведены с соблюдением требований закона и всех процессуальных прав осужденных. Изменению показаний осужденным Д.И.А. судом дана правильная правовая оценка. Оглашение показаний свидетеля К.В.Л. и использование их в качестве доказательств виновности П. произведено судом в соответствии с требованиями ст. 281 УПК РФ, поскольку судом неоднократно, четырежды, выносились постановления о приводе свидетеля (л.д. л.д. 76, 112; т. 4; л.д. 19, 33 т. 5), однако местонахождение К. с целью обеспечения его явки в судебное заседание установить не удалось. Обвинение П. предъявлено в соответствии с УПК РФ (л.д. 133 т. 3).

Кассационное рассмотрение дела произведено судом с соблюдением требований глав 43, 45 УПК РФ. Копию приговора П. получил 5 мая 2008 года (л.д. 167 т. 5). На его заявление об ознакомлении с протоколом судебного заседания от 29.04.2008 г. (л.д. 158 т. 5) судьей - председательствующим по делу были даны соответствующие разъяснения об обязанности суда в ознакомлении осужденного лишь с материалами судопроизводства по делу и об отказе от ознакомления со всем делом, с которым он был ознакомлен ранее в соответствии с действующим законом (л.д. 162 т. 5).

Копия протокола судебного заседания осужденному была вручена 23.05.2008 г. (л.д. 233 т. 5); требования ст.ст. 259 - 260 УПК РФ судом были выполнены (л.д. л.д. 252 - 253 т. 5). Кассационные жалобы П. были поданы 15 мая 2008 года (л.д. л.д. 219 - 223 т. 5) и 30 июня 2008 года (л.д. л.д. 282 - 289 т. 5). Требования об обеспечении его участия на рассмотрении дела судом кассационной инстанции осужденным в них заявлено не было. Указанное ходатайство было изложено П. лишь в дополнительной кассационной жалобе от 7 августа 2008 года (л.д. л.д. 303 - 305 т. 5), т.е. спустя 3 месяца после постановления приговора, в связи с чем суд второй инстанции правомерно оставил его без удовлетворения. Все доводы кассационных жалоб осужденного, аналогичные доводам его надзорной жалобы, нашли достаточное разрешение в кассационном определении.

Вместе с тем при квалификации действий осужденного П. судом было допущено неправильное применение уголовного закона, которое не было устранено при кассационном рассмотрении дела.

Органами предварительного расследования действия П., совершенные совместно с осужденными С.И.А., Д.И.А. и С.М.Н., квалифицированы по ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 3 п.п. "а", "г" УК РФ - покушение на незаконный сбыт наркотических средств, совершенное организованной группой, в особо крупном размере.

Указанная квалификация действий осужденного П. не соответствует уголовному закону.

В соответствии с ч. 3 ст. 30 УК РФ покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

Непосредственно направленными на совершение преступления считаются действия, являющиеся элементом объективной стороны соответствующего преступления. Согласно руководящим разъяснениям, содержащимся в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами", под незаконным сбытом наркотических средств следует понимать любые способы их возмездной либо безвозмездной передачи другим лицам (продажу, дарение, обмен, уплату долга, дачу взаймы и т.д.), а также иные способы реализации.

При рассмотрении дела судом было установлено, что организованной группой в составе П. и других осужденных было незаконно приобретено наркотическое средство в особо крупном размере, которое незаконно хранилось в целях последующего сбыта; часть наркотических средств для удобства реализации была расфасована на небольшие дозы. Однако по делу не установлено ни одного конкретного факта реализации или попытки реализации наркотических средств другим лицам.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 15 указанного постановления Пленума Верховного Суда РФ, если лицо незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает или перерабатывает наркотические средства в целях последующего сбыта этих средств, но умысел не доводит до конца по независящим от него обстоятельствам, содеянное при наличии к тому оснований подлежит квалифицировать по части 1 статьи 30 УК РФ и соответствующей части статьи 228-1 УК РФ, как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств.

При таких обстоятельствах Президиум находит приговор суда в части квалификации действий П. как покушение на незаконный сбыт наркотических средств, противоречащим требованиям уголовного закона, в связи с чем полагает необходимым, изменив приговор, переквалифицировать действия осужденного на ст. 30 ч. 1, ст. 228-1 ч. 3 п.п. "а", "г" УК РФ - приготовление к незаконному сбыту наркотических средств, совершенное организованной группой в особо крупном размере, не доведенное до конца по независящим от воли осужденного обстоятельствам.

Назначенное П. как за указанное преступление, так и окончательное наказание, назначенное осужденному по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, подлежит соразмерному снижению.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ Президиум

 

постановил:

 

надзорную жалобу осужденного П.С.С. и осужденного С.И.А. в порядке ст. 410 УПК РФ в отношении осужденного П. частично удовлетворить.

Приговор Глазовского городского суда Удмуртской Республики от 28 апреля 2008 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 13 ноября 2008 года по уголовному делу в отношении осужденного П. изменить.

Действия П. переквалифицировать со ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 3 п.п. "а", "г" УК РФ на ст. 30 ч. 1, ст. 228-1 ч. 3 п.п. "а", "г" УК РФ, по которой назначить ему наказание в виде 9 (девяти) лет 10 (десяти) месяцев лишения свободы без штрафа.

По совокупности преступлений, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний (с наказанием, назначенным по ст. 228 ч. 1 УК РФ), окончательно, к отбытию П. назначить наказание в виде 10 (десяти) лет 4 (четырех) месяцев лишения свободы без штрафа с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части судебные постановления оставить без изменения.

 

Председательствующий

Ю.В.СУХАНОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь