Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА ФЕВРАЛЬ 2010 ГОДА

 

Процессуальные вопросы

 

Досудебное производство

 

Уголовный закон не предусматривает ответственность подсудимого за показания, данные им в этом процессуальном положении в судебном заседании. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по этому факту признано законным и обоснованным

 

Постановлением Грайворонского районного суда оставлены без удовлетворения жалоба Г. на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении С. и заявление об отводе дознавателя от производства дознания.

В кассационной жалобе Г. просила об отмене постановления суда как незаконного и необоснованного, принятого без учета имеющихся в материалах дела данных о виновности С.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда кассационную жалобу Г. оставили без удовлетворения.

Кассационной инстанцией признано, что дознавателем на основании заявления Г. о клевете, в порядке, определенном ст. ст. 144, 145 УПК РФ, проведена проверка в отношении С., по результатам которой в возбуждении уголовного дела отказано в связи с отсутствием в действиях С. состава преступления.

Из заявления Г. о проведении проверки в порядке ст. ст. 144, 145 УПК РФ следует, что она ставила вопрос о привлечении С. к уголовной ответственности за клевету в связи с показаниями последней, данными в качестве подсудимой по ранее рассмотренному уголовному делу частного обвинения.

Показания С., хотя и не совпадают одни с другими, но они давались в период, когда она являлась по делу подсудимой. При таком процессуальном положении и в соответствии со ст. 51 Конституции РФ, ст. 47 УПК РФ С. имела право давать показания, которые, по ее мнению, подтверждали ее невиновность. Привлечение С. к уголовной ответственности за дачу соответствующих показаний уголовным законом не предусмотрено.

Что касается заявления Г. об отводе дознавателя от производства дознания, то, как правильно указал суд первой инстанции, этот вопрос не входит в сферу полномочий суда при рассмотрении жалобы в порядке статьи 125 УПК РФ, а разрешается прокурором на основании ст. 67 УПК РФ.

Каких-либо нарушений норм процессуального права при рассмотрении жалобы Г. в порядке ст. 125 УПК РФ, которые могли бы повлечь отмену соответствующего постановления, судом первой инстанции не допущено.

 

Суд обоснованно отказал в принятии жалобы для рассмотрения ее в порядке ст. 125 УПК РФ, поскольку заявитель по существу обжаловал процессуальное решение, связанное с производством в отношении него уголовного дела, по которому предварительное расследование окончено, вынесен и вступил в законную силу обвинительный приговор

 

Постановлением Белгородского районного суда К. отказано в принятии жалобы на постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела для рассмотрения в порядке ст. 125 УПК РФ.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда постановление оставлено без изменения.

Кассационной инстанцией установлено, что в ходе рассмотрения уголовного дела по обвинению К. в суде им было написано заявление о недозволенных методах ведения следствия со стороны сотрудников УБОП, которое проверено в порядке, установленном ст. ст. 144, 145 УПК РФ. По результатам проверки следователем вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников УБОП ввиду отсутствия в их действиях состава преступления.

Уголовное дело в отношении К. рассмотрено по существу, вынесен обвинительный приговор, вступивший в законную силу.

С учетом изложенного, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что заявитель по существу обжалует процессуальное решение, связанное с производством в отношении него уголовного дела, по которому предварительное расследование окончено, вынесен и вступил в законную силу обвинительный приговор, вследствие чего его жалоба не может быть рассмотрена в порядке ст. 125 УПК РФ.

 

Судебное производство

 

Постановление приговора в особом порядке судебного разбирательства без участия потерпевшего и выяснения причин его неявки в судебное заседание признано существенным нарушением процессуального законодательства

 

Приговором Прохоровского районного суда, постановленным в особом порядке судебного разбирательства, С. осужден по ч. 1 ст. 166 УК РФ.

Определением судебной коллегии по уголовным делам приговор отменен по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 249 УПК РФ судебное разбирательство производится при участии потерпевшего, если иное не предусмотрено законом.

Кассационной инстанцией признано, что потерпевший в судебное заседание не явился, о причинах неявки суд не уведомил, ходатайств о проведении судебного заседания без его участия не поступало.

Суд не располагал данными о надлежащем извещении потерпевшего о дате и времени судебных заседаний.

Вопрос о возможности рассмотрения уголовного дела в отсутствие потерпевшего и постановления приговора в особом порядке судебного разбирательства без мнения последнего на обсуждение участников судебного разбирательства не выносился, и решения по указанным вопросам суд не принимал.

Рассмотрение уголовного дела при таких обстоятельствах повлекло нарушение прав потерпевшего на справедливое судебное разбирательство, предусмотренное ст. 6 Европейской Конвенции.

 

Вопросы применения норм материального права

 

Судебная коллегия признала размер назначенного штрафа осужденным, совершившим с использованием своего служебного положения две кражи в крупном и особо крупном размере, чрезмерно мягким

 

Приговором Шебекинского районного суда С. и М. осуждены по ч. 4 ст. 160 УК РФ, п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ к штрафу в размере 100000 рублей каждый.

Приговором суда, постановленным в особом порядке судебного разбирательства, С. и М. признаны виновными в присвоении чужого имущества в особо крупном размере, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, а также в краже в крупном размере, совершенной группой лиц по предварительному сговору.

Приговором установлено, что С., работая в должности заместителя главного инженера по технической документации и управлению качеством ООО "ПКФ Атлас" в г. Шебекино, а М. - там же в должности начальника цеха, похитили вверенное им имущество ООО "ПКФ Атлас"- заготовки и изделия из синтетического корунда на общую сумму 1935147 руб. 61 коп., чем причинили обществу ущерб в особо крупном размере.

Они же из корыстных побуждений тайно похитили на участке цеха N 4 ООО "ПКФ Атлас" заготовки синтетического корунда и монокристаллический корунд на общую сумму 404859 рублей, причинив обществу ущерб в крупном размере.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда приговор отменен как несправедливый вследствие чрезмерной мягкости.

Кассационной инстанцией признано, что при назначении наказания судом не в полной мере учтено, что С. и М. совершено два хищения в крупном и особо крупном размерах на общую сумму, превышающую 2 млн. рублей, с использованием ими своего служебного положения. Материального ущерба от их действий не наступило лишь вследствие пресечения правоохранительными органами их деятельности по распоряжению похищенным имуществом.

В соответствии со ст. 6 УК РФ наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

При таких обстоятельствах размер назначенного осужденным штрафа в 100000 рублей нельзя признать соразмерным содеянному, а приговор суда - справедливым.

 

Наличие у осужденной непогашенной и неснятой судимости за преступление небольшой тяжести не образует рецидив преступлений

 

Приговором Красненского районного суда П. осуждена по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

При назначении наказания в качестве обстоятельства, отягчающего наказание П., суд признал рецидив преступлений. Основанием для этого послужило наличие у П. не погашенной и не снятой в установленном законом порядке судимости по ст. 158 ч. 1 УК РФ по предыдущему приговору.

Судом первой инстанции не учтено, что в соответствии со ст. 15 УК РФ преступление, предусмотренное ст. 158 ч. 1 УК РФ, относится к категории преступлений небольшой тяжести и согласно требованиям ст. 18 УК РФ рецидива преступлений не образует.

Судом кассационной инстанции исключено из приговора признание обстоятельством, отягчающим наказание П., рецидив преступлений и назначенное осужденной наказание снижено.

 

Лицам, осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений средней тяжести и ранее не отбывавшим лишение свободы, отбывание наказания назначается в колониях-поселениях. Отбывание наказания в исправительных колониях общего режима может быть назначено только с указанием мотивов принятого решения

 

Приговором Валуйского районного суда М. осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. п. "б", "в", 158 ч. 2 п. п. "б", "в" (3 эпизода) УК РФ к лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В соответствии со ст. 58 ч. 1 п. "а" УК РФ отбывание наказания в виде лишения свободы лицам, осужденным за умышленные преступления средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы, назначается в колониях-поселениях. С учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного суд может назначить указанным лицам отбывание наказания в исправительных колониях общего режима с указанием мотивов принятого решения.

М. осужден за совершение преступлений, отнесенных ст. 15 УК РФ к категории преступлений средней тяжести, ранее лишение свободы не отбывал. Назначая осужденному отбывание лишения свободы в исправительной колонии общего режима, суд свой вывод ничем не мотивировал.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда приговор изменен, отбывание М. лишения свободы определено в колонии-поселении.

 

Суд, установив противоправное поведение потерпевшего, выразившееся в причинении телесных повреждений осужденному и послужившее поводом для умышленного убийства, не обсудил вопрос о признании данного обстоятельства смягчающим наказание, что повлияло на его размер

 

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода Л. осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ.

В кассационном порядке приговор изменен, назначенное Л. наказание снижено.

Приговором суда установлено, что между осужденным и потерпевшим К. произошел конфликт, переросший в драку, в ходе которой К. причинил Л. телесные повреждения. Л.

Л., имея умысел на убийство потерпевшего, приискал нож и со значительной силой нанес один удар ножом в грудь К., повлекший его смерть.

Как следует из фактических обстоятельств происшествия, установленных судом, Л. совершил убийство с целью мести за причиненные телесные повреждения, то есть поводом для совершения преступления явилось противоправное поведение самого потерпевшего.

В соответствии с п. "з" ч. 1 ст. 61 УК РФ противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления, признается смягчающим наказание обстоятельством, однако суд не обсудил вопрос о признании или непризнании его таковым, что повлияло на размер назначенного Л. наказания.

 

Приговор отменен с прекращением производства по делу в связи с декриминализацией преступления

 

Приговором Губкинского районного суда Ш. осужден по ст. 199 ч. 1 УК РФ.

В кассационном порядке приговор отменен, уголовное дело в отношении Ш. прекращено.

Федеральным законом РФ от 29.12.2009 N 383-ФЗ внесены изменения в УК РФ. Согласно новой редакции примечания к ст. 199 УК РФ крупным размером признается сумма налогов и (или) сборов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более двух миллионов рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 10% подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая 6 миллионов рублей.

Приговором суда Ш. признан виновным в неисполнении обязанностей налогового агента по перечислению в бюджет налога за период с 01.01.2007 по 31.12.2007 в сумме 1503580 рублей, которая в соответствии с новой редакцией уголовного закона крупным размером не является.

Поскольку уголовная ответственность по ст. 199 ч. 1 УК РФ наступает только при наличии крупного ущерба, в действиях Ш. отсутствует соответствующий состав преступления.

 

Кассационной инстанцией действия осужденного не признаны превышающими пределы необходимой обороны, поскольку совершенное на него посягательство причинило ему тяжкий вред здоровью, а защита от нападения соответствовала характеру и опасности посягательства

 

Приговором Волоконовского районного суда К. осужден по ст. 108 ч. 1 УК РФ.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда приговор отменен, уголовное дело в отношении К. прекращено в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Приговором суда К. признан виновным в убийстве, совершенном при превышении пределов необходимой обороны.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда приговор отменен.

В соответствии со ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося.

Приговором суда установлено, что потерпевший С. напал на К. и нанес ему удар ножом в область грудной клетки, причинив тяжкий вред здоровью.

К. с целью отражения нападения схватил стул и нанес им удар по голове и плечам С., от чего тот упал на пол.

С. с ножом в руках попытался подняться с пола, а К. в это время с целью удержания С. с силой несколько раз придавил его коленом и, нажимая в область груди, удерживал его на полу, при этом нанес ему удары кулаком по лицу и туловищу.

Установленные приговором суда обстоятельства свидетельствуют о том, что вред потерпевшему осужденный причинил, защищаясь от его нападения, угрожавшего его жизни.

Нахождение К., как указано в приговоре, в положении сидя сверху на С. не исключало окончание посягательства со стороны потерпевшего.

Большое количество телесных повреждений, которые получил С., также не исключает нахождение К. в состоянии необходимой обороны, все телесные повреждения причинены в короткий промежуток времени, каждое из них в отдельности не причинило тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

При таких обстоятельствах фактически установлено, что К. находился в состоянии необходимой обороны, а его действия по степени, характеру и опасности посягательства со стороны С. были соразмерными причиненным потерпевшему телесным повреждениям. Следовательно, в действиях К. отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 108 ч. 1 УК РФ.

 

При квалификации действий осужденного по квалифицирующему признаку - кража, совершенная с причинением значительного ущерба потерпевшему, суд обязан привести в приговоре мотивы принятого решения. Невыполнение этого требования повлекло изменения приговора

 

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода С. осуждена по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор изменила, действия С. переквалифицировала со ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ на ст. 158 ч. 1 УК РФ, указав следующее.

Приговором суда С. признана виновной в краже имущества, принадлежащего Б., с причинением последнему значительного ущерба на общую сумму 5206 рублей.

По смыслу закона, признавая лицо виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям, суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака.

Как видно из протокола судебного заседания, доказательства, подтверждающие значительность для потерпевшего похищенной суммы денег, в судебном заседании не представлялись и судом не исследовались. Судом не устанавливалось, в какой степени причиненный от кражи ущерб повлиял на имущественное положение потерпевшего.

Из приговора видно, что суд первой инстанции свой вывод о наличии квалифицирующего признака - с причинением значительного ущерба потерпевшему - мотивировал мнением потерпевшего о размере его месячной заработной платы и наличием семьи.

При таких обстоятельствах вывод о наличии значительного ущерба, причиненного кражей, признан необоснованным.

 

Открытым по смыслу ст. 161 УК РФ признается хищение, совершенное в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий. Президиум областного суда признал, что хищение бутылки водки в торговом зале магазина осужденный совершил тайно и квалифицировал его действия по ст. 158 УК РФ

 

Приговором Борисовского районного суда С. осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 161 ч. 1 УК РФ.

Президиум областного суда приговор отменил, уголовное преследование в отношении С. прекратил по следующим основаниям.

По смыслу закона, открытым хищением чужого имущества, предусмотренным статьей 161 УК РФ, является хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий.

Приговором суда С. признан виновным в покушении на хищение бутылки водки стоимостью 170 руб. 20 коп. в торговом зале магазина. Из установленных приговором суда обстоятельств совершения преступления следует, что умысел С. был направлен на тайное хищение бутылки водки из универсама, что он и сделал, по его мнению, тайно. На выходе из магазина С. был задержан кассиром, которая заподозрила, что он не расплатился за товар. Активного сопротивления С. не оказывал, насилия не применял, угроз в адрес кассира не высказывал, а подчинился последней, выдав похищенную бутылку водки добровольно.

При таких обстоятельствах имеет место умышленное тайное хищение чужого имущества, а в соответствии с примечанием к ст. 7.27 КоАП РФ, учитывая стоимость похищенного, в действиях С. усматриваются признаки состава административного правонарушения.

 

Неправильное применение судом уголовного закона повлекло необоснованное назначение лицу, освобожденному от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости деяний, предусмотренных ст. ст. 319, 306 ч. 2 УК РФ, принудительного лечения

 

Постановлением Чернянского районного суда А. освобожден от уголовной ответственности за совершение деяний, предусмотренных ст. ст. 319, 306 ч. 2 УК РФ, с применением на основании ст. 99 ч. 1 п. "в" УК РФ принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа.

Постановлением суда установлено, что А., который признан в установленном законом порядке невменяемым, направил в адрес председателя областного суда заявление, в котором публично с целью дискредитации и унижения в глазах руководства судьи районного суда З. оскорбительно высказался в его адрес в связи с исполнением им служебных обязанностей. Кроме того, в заявлении, а также при допросе в качестве подозреваемого А., заведомо зная о том, что сообщаемые им сведения не соответствуют действительности, с целью прекращения полномочий судьи З. сообщил о совершении последним преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 290 УК РФ.

Обязательным признаком деяния, предусмотренного ст. 319 УК РФ, является публичность. Публичными могут признаваться сведения, унижающие честь и достоинство представителя власти, выраженные в неприличной форме, которые становятся достоянием многих лиц (например, содержащиеся в выступлении перед широкой аудиторией, в средствах массовой информации либо высказанные в общественных местах и т.п.).

Указанных обстоятельств по данному делу не установлено. В постановлении не приведено доказательств того, что содержание заявления стало известно широкому кругу лиц. Кроме того, заявление адресовано руководителю судебного органа, уполномоченному инициировать принятие мер в отношении судей в случае совершения ими неправомерных действий.

Также в своем заявлении А. сообщил о том, что З. работает на коммерческой основе, в связи с чем суд первой инстанции пришел к выводу о содержании в заявлении заведомо ложного доноса о совершении З. тяжкого преступления, предусмотренного ст. 290 ч. 2 УК РФ, - получение должностным лицом взятки за незаконные действия.

Общественно опасное деяние, ответственность за которое предусмотрена ст. 306 УК РФ, заключается в сообщении о факте якобы совершенного преступления или о лице, его совершившем.

Между тем, сведений о конкретном преступлении в заявлении А. не содержится. Он негативно высказался о профессиональной деятельности З. в целом, не обвиняя его при этом в получении взятки за вынесение какого-либо определенного судебного решения. Такая оценка, пусть и заведомо не соответствующая действительности, не может быть квалифицирована как ложный донос, цель которого, в конечном итоге, инициировать привлечение лица к уголовной ответственности.

Не могут быть согласно ст. 51 Конституции РФ положены в основу обвинения и высказывания, сделанные А. в ходе допроса его в качестве подозреваемого.

При таких обстоятельствах президиум областного суда постановление суда первой инстанции в отношении А. отменил, уголовное дело прекратил в связи с отсутствием в его действиях составов преступлений.

 

Кассационная жалоба осужденной об отмене постановления суда об изменении ей вида исправительного учреждения по тому основанию, что злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания она признана за незначительные нарушения, оставлена без удовлетворения

 

Постановлением Чернянского районного суда К., осужденной по ст. ст. 119, 158 ч. 1 (2 эпизода) УК РФ к лишению свободы, изменен вид исправительного учреждения с колонии-поселения на исправительную колонию общего режима.

В кассационной жалобе осужденная просила об отмене постановления, считая, что она признана злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания за незначительные нарушения.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда постановление суда оставила без изменения, а кассационную жалобу осужденной - без удовлетворения.

В соответствии со ст. 78 ч. 4 п. "б" УИК РФ осужденные, являющиеся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, могут быть переведены из колонии-поселения, в которую они были направлены по приговору суда, в исправительную колонию общего режима.

Из материалов дела видно, что суд первой инстанции исследовал представленные администрацией колонии-поселения материалы в отношении К. и обоснованно пришел к выводам о наличии достаточных данных, подтверждающих допущенные К. нарушения, и законности признания ее злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания.

В кассационной жалобе осужденной не приводятся данные, которые не были учтены судом и свидетельствовали бы о незаконности и необоснованности постановления суда.

Утверждение К. о совершении незначительных нарушений надумано и опровергается постановлением о признании ее злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания, которое вынесено в соответствии со ст. 116 УИК РФ.

Каких-либо нарушений норм материального и процессуального права, которые в соответствии со ст. 397 УПК РФ могли повлечь отмену или изменение решения суда, судебной коллегией не установлено.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь