Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 февраля 2010 г. по делу N 33-270

 

Судья: Хиталенко А.Г.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе председательствующего Головкова Л.П.

судей Ахкямова Р.Р. и Смирновой Т.В.

при секретаре В.

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Ижевске 1 февраля 2010 года дело по кассационной жалобе М.Е.В. на решение Устиновского районного суда г. Ижевска от 26 ноября 2009 года, которым удовлетворены частично исковые требования Б.О.Б., действующего в интересах несовершеннолетней Б.Ю.О. к М.Е.В. о взыскании компенсации морального вреда, причиненного дорожно-транспортного происшествием.

Взыскано с М.Е.В. в пользу Б.О.Б, действующего в интересах несовершеннолетней Б.Ю.О., в пользу Б.О.Б. компенсацию морального вреда 30 000 рублей и в счет возмещения судебных издержек 2 000 рублей. В остальной части иска отказано.

Взыскано с М.Е.В. в бюджет г. Ижевска госпошлины 100 рублей.

Заслушав доклад судьи Головкова Л.П., объяснения ответчика М.Е.В., Б.О.Б., действующего в интересах несовершеннолетней Б.Ю.О., Б.О.Б., его представителя Т.К.А., Судебная коллегия

 

установила:

 

Б.О.Б., действующий в интересах несовершеннолетней Б.Ю.О., обратился в суд с иском к М.Е.В. о компенсации морального вреда. Требования мотивировал тем, что 17 апреля 2009 года водитель автомобиля М.Е.В., нарушив требования п. 14.1 Правил дорожного движения совершила наезд на пешехода Б.Ю.О. При этом потерпевшая получила телесные повреждения, находилась в больнице на лечении с 17.04.2009 года по 13.05.2009 года. Кроме того, в результате дорожно-транспортного происшествия она лишилась возможности полноценно жить, испытывала постоянные болевые ощущения. Действиями ответчика потерпевшей причинены физические и нравственные страдания. Истец просил взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 60 000 рублей.

В судебном заседании истец Б.О.Б. исковые требования поддержал, пояснив, что несовершеннолетняя дочь была сбита на пешеходном переходе автомобилем под управлением ответчика М.Е.В. В результате этого она получила многочисленные ушибы, сотрясение головного мозга, находилась в больнице на стационарном лечении, не могла нормально жить, учиться, заниматься спортом.

Несовершеннолетняя Б.Ю.О., и представитель истца Т.К.А. исковые требования поддержали в полном объеме, ссылаясь на аналогичные доводы, приведенные Б.О.Б.

Ответчик М.Е.В. предъявленные к ней требования признала частично в размере 5 000 рублей, обстоятельства при которых совершила наезд на Б.Ю.О., и свою вину в ДТП, не оспаривает.

Суд постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе ответчик М.Е.В., ссылаясь на доводы, приведенные ею в судебном заседании, а также на то, что в результате наезда ее автомобилем, потерпевшая Б.Ю.О. получила телесные повреждения, которые вреда ее здоровью не причинили. Определенный судом к взысканию с нее размер компенсации морального вреда в сумме 30 000 рублей, не соответствует требованиям разумности и справедливости, является завышенным и соответствующим обстоятельствам происшедшего. Суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела. В выводах суда имеется несоответствие фактам, изложенным в решении.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражение на нее, Судебная коллегия оснований к отмене решения не усматривает.

Решение судом постановлено по достаточно исследованным материалам дела, с правильным определением юридически значимых обстоятельств.

Разрешая спор, суд проанализировал все обстоятельства дорожно-транспортного происшествия, доказательства, представленные сторонами, дал им соответствующую правовую оценку и обоснованно сделал вывод о необходимости удовлетворения требований истца.

В силу требований ст.ст. 1079, 1100 ГК РФ вред, причиненный гражданину его жизни или здоровью источником повышенной опасности, возмещается владельцем источника повышенной опасности независимо от его вины.

Судом установлено, что 17 апреля 2009 года на ул. Ворошилова г. Ижевска ответчик М.Е.В., управляя принадлежащим ей автомобилем в нарушение требований п. 14.1 Правил дорожного движения, не уступила дорогу несовершеннолетней Б.Ю.О., переходящей проезжую часть дороги по нерегулируемому пешеходному переходу, совершила на нее наезд. При этом Б.Ю.О. получила множество телесных повреждений, которые вреда здоровью не причинили. Полученные телесные повреждения, а в последующем нахождение в болезненном состоянии, несомненно, причинили пострадавшей физические и нравственные страдания.

Факт совершения дорожно-транспортного происшествия и причинения при этом телесных повреждений Б.Ю.О. судом установлен правильно, он подтверждается объяснениями самой М.Е.В., справкой по дорожно-транспортному происшествию, схемой происшествия, протоколом по делу об административном правонарушении, постановлением по делу об административном правонарушении, заключением эксперта о наличии телесных повреждений, не причинивших вред ее здоровью, другими исследованными судом доказательствами.

Таким образом, вред причинен автомобилем, являющимся источником повышенной опасности, владельцем которого является ответчик М.Е.В., поэтому на основании указанных норм, как владелец источника повышенной опасности, она обязана возместить, причиненный моральный вред потерпевшей.

Размер компенсации морального вреда определяется судом, при этом суд учитывает требования ст. 1101 ГК РФ.

Согласно положениям названной нормы, размер компенсации морального вреда определяется в зависимости от характера причиненного потерпевшему физических и нравственных страданий, степени вины причинителя вреда, с учетом требования разумности и справедливости и других заслуживающих внимания обстоятельств.

При определении размера компенсации морального вреда, исходя из требований указанной выше нормы, суд должен был учитывать все заслуживающие внимания обстоятельства, требования разумности и справедливости. Однако, устанавливая размер компенсации морального, взыскиваемой с ответчика в сумме 30 000 рублей, суд не в полной мере учел требования разумности и справедливости, а также как заслуживающее внимание то обстоятельство, что телесные повреждения Б.Ю.О. причинены по неосторожности водителя и они не причинили вреда здоровью потерпевшей. Указанные обстоятельства также должны быть учтены при определении размера компенсации морального вреда как основание к уменьшению до 10 000 рублей.

С учетом изложенных обстоятельств, Судебная коллегия считает, что взысканная судом сумма компенсации морального вреда не согласуется с требованиями разумности и справедливости, является несоразмерной причиненным физическим и нравственным страданиям, она подлежит уменьшению до 20 000 рублей.

Кроме того, суд допустил ошибку, взыскивая компенсацию морального вреда в пользу отца пострадавшей Б.Ю.О. Как установлено судом, вред причинен несовершеннолетней Б.Ю.О., денежная сумма компенсации морального вреда должна взыскиваться в пользу лица, которому причинен вред, в данном случае в пользу самой пострадавшей. Однако суд взыскал компенсацию морального вреда с ответчика М.Е.В. в пользу Б.О.Б.

Судебная коллегия считает необходимым устранить эту ошибку, указанием в резолютивной части решения о взыскании компенсации морального вреда в пользу пострадавшей Б.Ю.О.

На основании вышеизложенного и, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Устиновского районного суда г. Ижевска от 9 ноября 2009 года изменить, уменьшив, взысканную судом с М.Е.В. сумму компенсации морального вреда до 20 000 рублей и взыскав указанную сумму компенсации морального вреда с М.Е.В. в пользу Б.Ю.О.

Кассационную жалобу М.А.В. удовлетворить частично.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь