Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 1 февраля 2010 г. по делу N 44а-185-2010

 

Заместитель председателя Пермского краевого суда Бестолков А.И., рассмотрев дело об административном правонарушении по жалобе защитника М., поданной в интересах С. на постановление мирового судьи судебного участка N 16 Кировского района г. Перми от 08.10.2009 года и решение судьи Кировского районного суда г. Перми от 03.12.2009 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении С.

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 16 Кировского района г. Перми от 08.10.2009 года С. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортным средством на срок 1 год 6 месяцев.

Решением судьи Кировского районного суда г. Перми от 03.12.2009 года постановление мирового судьи судебного участка N 16 Кировского района г. Перми от 08.10.2009 года оставлено без изменения, жалоба С. - без удовлетворения.

В жалобе, поступившей в Пермский краевой суд 26.01.2010 года, М. ставит вопрос об отмене принятых в отношении С. судебных постановлений ввиду того, что процедура отстранения С. от управления транспортным средством и его освидетельствование на состояние алкогольного опьянения проведены сотрудниками ГИБДД без непосредственного участия понятых.

Определением заместителя председателя Пермского краевого суда от 05.11.2009 года жалоба С. принята к рассмотрению в порядке надзора.

В соответствии с ч. 1 ст. 30.16 КоАП РФ по жалобе, принятой к рассмотрению в порядке надзора, постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, проверяются исходя из доводов, изложенных в жалобе.

Оснований для отмены постановления мирового судьи и решения судьи районного суда, исходя из доводов, изложенных в настоящей жалобе, не имеется.

По условиям ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ состав административного правонарушения, предусмотренного данной нормой права, образует факт управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения.

В соответствии с ч. 2 ст. 27.12 КоАП РФ отстранение от управления транспортным средством соответствующего вида, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения... осуществляются должностными лицами, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида... в присутствии двух понятых.

В соответствии со ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами.

По правилам ст. 26.11 КоАП РФ судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности. Никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу.

Факт того, что 04.09.2009 года в 02 часа 00 минут С. управлял автомобилем на ул. Чистопольская, 18 г. Перми, в настоящей жалобе не оспаривается, как не оспаривается и то, что в это время он находился в состоянии алкогольного опьянения.

Факт того, что отстранение С. от управления транспортным средством и установление у него состояния опьянения произведено сотрудниками ДПС ГИБДД в присутствии 2-х понятых, как того требует п. 2 ст. 27.12 КоАП РФ, установлен мировым судьей и судьей районного суда на основании совокупности подтверждающих это доказательств.

Так, из решения судьи районного суда следует, что составленные сотрудниками ДПС ГИБДД в отношении С. протоколы о его освидетельствовании на состояние опьянения и о его отстранении от управления транспортным средством, подписаны 2-мя понятыми.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля сотрудник ДПС ГИБДД Я., проводивший освидетельствование С., пояснил, что для проведения освидетельствования С., управлявшего транспортным средством с признаками опьянения, были приглашены понятые (В. и Т.), освидетельствование было проведено в их присутствии. У С. были взяты пробы выдыхаемого воздуха. Распечатка Алкотеста с результатами проб, согласно которым у С. было установлено состояние опьянения, была предъявлена как С., так и понятым. С. с результатами освидетельствования был согласен. После С. был отстранен от управления транспортным средством в присутствии понятых. Понятые расписались в соответствующих протоколах.

При этом, как следует из содержания судебных постановлений, согласно распечатке показаний Алкотеста, с применением которого сотрудники ГИБДД провели освидетельствование С., у него было выявлено содержание алкоголя в выдыхаемом воздухе 0,87 мг/л (с учетом абсолютной погрешности прибора - 0,84 мг/л). Этой распечатке как мировой судья, так и судья районного суда дали надлежащую оценку

Из изложенного следует, что соответствие требованиям закона процедуры освидетельствования С. на состояние опьянения и его отстранения от управления транспортным средством тщательно проверялось судьями, в результате чего было с достоверностью установлено, что акт освидетельствования С. на состояние опьянения был составлен в присутствии 2-х понятых - В. и Т., которые непосредственно присутствовали при освидетельствовании С. и его отстранении от управления транспортным средством, а также расписались в соответствующих документах.

Оснований считать, что акт освидетельствования С. на состояние опьянения и акт об отстранении его от управления транспортным средством являются ненадлежащими доказательствами по делу, судьи не установили.

В такой ситуации, а также с учетом того, что ни сотрудникам ГИБДД, ни мировому судье С. доводы об отсутствии понятых при его освидетельствовании и отстранении от управления транспортным средством не приводил, оснований считать, что понятые при указанных процедурах не присутствовали, у суда надзорной инстанции не имеется.

Не имеется у суда надзорной инстанции и оснований считать, что у понятых, присутствовавших при освидетельствовании С., а также сотрудников ГИБДД, проводивших его освидетельствование, имелась заинтересованность в привлечении С. к административной ответственности.

Указание в жалобе на то, что допрошенный судьей районного суда сотрудник ДПС ГИБДД говорил, что всех обстоятельств дела не помнит, о незаконности судебных постановлений свидетельствовать не может, так как показания давались им по прошествии времени и оценивались судьей в совокупности с изначально собранными письменным доказательствами по делу, которым показания сотрудника ДПС ГИБДД в целом не противоречат.

Не свидетельствует о незаконности принятых судебных постановлений и то, что понятые, в присутствии которых С. был отстранен от управления транспортным средством и освидетельствован на состояние алкогольного опьянения, не были допрошены судьями в качестве свидетелей.

Показания свидетелей, равно как и их присутствие в суде, не являются обязательным условием рассмотрения дела об административном правонарушении, в связи с чем само по себе наличие у С. и его защитника сомнений в объективности данных сотрудником ДПС ГИБДД Я. показаний не может явиться поводом для отмены в порядке надзора вступивших в законную силу по существу правильных и должным образом мотивированных судебных постановлений.

То обстоятельство, что понятые, в присутствии которых С. был отстранен от управления транспортным средством и освидетельствован на состояние алкогольного опьянения, не проживали по указанным ими адресам, также на законность принятых судебных постановлений не влияет, поскольку отсутствие понятых по указанному ими адресу не имеет отношения к квалификации совершенного С. деяния.

Обязанности же устанавливать паспортные данные понятых, в том числе - указанный в паспорте адрес их места регистрации, для сотрудников ГИБДД законом не установлено.

Иных доводов, которые могли бы послужить основанием к отмене судебных постановлений, принятых по делу об административном правонарушении, в настоящей жалобе не приведено.

Неустранимых сомнений в виновности С. в совершении вменяемого ему правонарушения, которые было бы возможно толковать в его пользу, у суда надзорной инстанции не имеется.

Следовательно, к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ С. привлечен судебными инстанциями правомерно.

Руководствуясь ст. 30.17 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 16 Кировского района г. Перми от 08.10.2009 года и решение судьи Кировского районного суда г. Перми от 03.12.2009 года оставить без изменения, жалобу защитника М., поданную в интересах С., - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Пермского краевого суда

БЕСТОЛКОВ А.И.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь