Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 февраля 2010 г. по делу N 33-249

 

Судья: Прохорова Т.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего Коробейниковой Л.Н.,

судей Анисимовой В.И. и Глуховой И.Л.,

при секретаре З.Е.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Ижевске 3 февраля 2010 года дело по кассационной жалобе Т.И.Ш. на решение Малопургинского районного суда Удмуртской Республики от 20 ноября 2009 года, которым

исковые требования Г.Х.С. удовлетворены.

Признано недействительным свидетельство на право собственности на земельный участок, выданное Пугачевским поссоветом от 10 декабря 1992 г. Т.А.С.

Признано право собственности за Г.Х.С. на 1/2 долю земельного участка площадью 1650 кв. м.

Признано право собственности за Т.А.С., умершим 13 сентября 2008 г., на 1/2 долю земельного участка площадью 1650 кв. м.

Судебная коллегия, заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Анисимовой В.И., объяснения Т.И.Ш., поддержавшей доводы жалобы, объяснения Г.Х.С., ее представителя Г.С.Г., Главы Администрации МО "Пугачевское" З., представителя Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Удмуртской Республике Ш., полагавших доводы жалобы необоснованными,

 

установила:

 

Г.Х.С. обратилась с иском к Администрации МО "Пугачевское", Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Удмуртской Республике (далее по тексту - Управление Росреестра по УР), Т.И.Ш. о признании недействительным свидетельства на право собственности на землю и записи в государственном земельном кадастре. В обоснование требований указывает, что на основании нотариально удостоверенного договора дарения от 25.12.1990 г. истец является собственником 1/2 доли домовладения. Другая 1/2 доля этого домовладения на основании этого же договора дарения принадлежала ее брату Т.А.С., умершему 13.09.2008 г. На момент совершения договора дарения домовладение располагалось на едином земельном участке. После смерти брата истец выяснила, что свидетельство на право собственности на землю Пугачевским поселковым советом было выдано 10.12.1992 г. только на имя брата Т.А.С., Управлением Федерального агентства кадастра объектов недвижимости по УР в 2007 г. в государственный земельный кадастр внесены сведения о единоличном собственнике земельного участка - Т.А.С. В настоящее время наследники умершего брата Т.И.Ш., Т.Х.А., Т.Т.А., Т.И.А. оформляют наследственные права. Полагая свои права на часть земельного участка нарушенными, истец просит признать свидетельство на право собственности на землю, выданное Пугачевским поссоветом 10.12.1992 г., и запись в государственном земельном кадастре от 19.03.2007 г. признать недействительными.

В ходе рассмотрения дела истец увеличила исковые требования, просит признать право собственности по 1/2 доле на указанный земельный участок за ней и за умершим Т.А.С., обязать УФРС по УР зарегистрировать за ней право собственности на 1/2 долю земельного участка, обязать Управление Росреестра по УР внести в государственный земельный кадастр соответствующую запись.

В дальнейшем истец отказалась от исковых требований в части обязания УФРС по УР зарегистрировать за ней право собственности на 1/2 долю земельного участка, а также в части признания недействительной записи в государственном земельном кадастре от 19.03.2007 г., обязания Управления Росреестра по УР внести в государственный земельный кадастр запись о праве собственности на долю земельного участка. Определениями суда от 11 ноября 2009 г. и от 20 ноября 2009 г. принят отказ от иска в указанной части, производство по делу в этой части прекращено.

В судебном заседании истец, ее представитель Г.С.Г. исковые требования поддержали.

Ответчик Т.И.Ш., ее представители Н.М.Ю., Н.М.Г. исковые требования не признали, пояснили, что после смерти Т.А.С. наследником его имущества является только Т.И.Ш., поскольку ее сыновья отказались от наследства в ее пользу. Об оформлении земельного участка на одного Т.А.С. узнали в 2007 г., после смерти матери Ш.Х.М. Полагают, что истец не является собственником дома, поскольку ее подписи на договоре дарения не имеется.

Представитель ответчика - Глава Администрации МО "Пугачевское" с исковыми требованиями согласился, пояснил, что на момент приватизации земельного участка в 1992 г. собственниками дома являлись Г.Х.С. и Т.А.С., права на земельный участок подлежали оформлению на обоих собственников дома.

Представитель Управления Росреестра по УР не возражал против удовлетворения исковых требований, представил письменный отзыв на иск, в котором указал, что истец, как собственник доли домовладения, наравне с Т.А.С., имела право приобретения доли в праве на земельный участок, на основании ст. 37 ЗК РСФСР.

Суд вынес вышеизложенное решение.

В кассационной жалобе ответчик Т.И.Ш. просит решение суда отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. Указывает, что судом нарушены нормы материального и процессуального права. Так, по мнению кассатора, исковое заявление не соответствует нормам ГПК РФ, в частности в нем отсутствует надлежащее правовое обоснование требований. Статья 73 ЗК РСФСР от 01.07.1970 г., действующая в период заключения договора дарения не предусматривала перехода прав на приусадебный земельный участок в случае перехода права собственности на жилое строение, расположенное в сельской местности. В этом случае, предоставление прав на земельный участок осуществляется на общих основаниях. Т.А.С. по его обращению спорный земельный участок предоставлен на общих основаниях законно и обоснованно. Истец была не заинтересована в получении прав на земельный участок, поскольку никаких действий по оформлению этих прав ею не предпринималось, истец не несла и не несет бремя содержания земельного участка, которое возложено на собственника имущества. Указанным обстоятельствам, изложенным в письменных возражениях ответчика на иск, суд не дал оценки в решении. К спорным правоотношениям суд применяет только нормы ЗК РСФСР 1992 г., при этом не учитывает положения ЗК РСФСР 1970 г.

Судебная коллегия, проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы, оснований для отмены решения суда не усматривает.

Судом правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, и им дана надлежащая правовая оценка, выводы суда должным образом мотивированы.

Как усматривается из материалов дела, в соответствии с договором дарения от 25.12.1990 г. Ш.Х.М. подарила в равных долях Т.А.С. и Г.Х.С. домовладение. Указанный договор нотариально удостоверен, зарегистрирован в Пугачевском поселковом совете Малопургинского района УАССР, что соответствовало требованиям, установленным для данного вида сделок ранее действовавшим законодательством (ст.ст. 239, 257 ГК РСФСР), право собственности по договору дарения перешло к одаряемым лицам.

В соответствии со свидетельством на право собственности на землю от 10.12.1992 г. Т.А.С. предоставлен на праве собственности весь земельный участок для личного подсобного хозяйства площадью 1650 кв. м под домовладением.

Т.А.С. умер 13.09.2008 г., после его смерти наследником по закону является его жена - Т.И.Ш., дети наследодателя Т.Х.А., Т.Т.А., Т.И.А. от принятия наследства отказались в пользу матери Т.И.Ш.

Оспаривая свидетельство на право собственности на землю, выданное Т.А.С., истец указывала, что она как собственник 1/2 доли в праве собственности на домовладение обладала правом на передачу доли в праве собственности на земельный участок.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что на момент предоставления земельного участка в собственность Т.А.С. истец являлась собственником доли домовладения, в силу ст. 37 ЗК РСФСР к ней перешло право пользования долей земельного участка, пропорциональной доле домовладения, а потому истец обладала правом на предоставление Пугачевским поселковым Советом народных депутатов указанной доли земельного участка на праве собственности. С указанными выводами Судебная коллегия соглашается.

Договор дарения домовладения от 25.12.1990 г. заключен в период действия Земельного кодекса РФ от 01.07.1970 г., статья 73 которого не предусматривала возможности перехода права пользования приусадебным земельным участком при переходе права собственности на жилой дом, расположенный в сельской местности, в связи с чем предусматривалось предоставление земельного участка на общих основаниях. Однако указанным правом на такое предоставление ни Т.А.С., ни Г.Х.С. не воспользовались.

Положения Земельного кодекса РФ от 01.07.1970 г. не предусматривали возможность приобретения гражданами земельных участков в собственность, в соответствии со ст. 1 Земельного кодекса РСФСР 1970 г. земля состояла в исключительной собственности государства и предоставлялась только в пользование. Законом РСФСР "О земельной реформе" от 23.11.1990 г. N 374-1 впервые установлена возможность предоставления гражданам в собственность земельных участков для ведения личного подсобного и крестьянского хозяйства, садоводства, животноводства, а также иных целей, связанных с ведением сельскохозяйственного производства.

Согласно п. 14 Указа Президента РФ от 27 декабря 1991 г. N 323 "О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР" земельные участки, выделенные для личного подсобного хозяйства, садоводства, жилищного строительства в сельской местности, передавались в собственность граждан бесплатно.

Свидетельство на право собственности на земельный участок Т.А.С. выдано 10.12.1992 г., в период действия ЗК РСФСР от 25 апреля 1991 г., статья 37 которого предусматривала переход права пользования земельным участкам к новым собственникам домовладения. В связи с введением ЗК РСФСР от 25 апреля 1991 г. у истца, как у собственника домовладения, возникло право пользования земельным участком.

Поскольку право Т.А.С. как собственника строения на предоставление в собственность земельного участка реализовывалось в рамках Закона РСФСР "О земельной реформе" от 23.11.1990 г. N 374-1, ЗК РСФСР от 25 апреля 1991 г., суд правильно применил к спорным правоотношениям положения ст. 37 ЗК РСФСР, указав, что истец, как собственник доли домовладения также имела право на предоставление в собственность доли земельного участка.

То обстоятельство, что истец заявления о предоставлении земельного участка в собственность в компетентный орган не подавала, не свидетельствует о том, что право на предоставление участка в связи этим ею было утрачено. Анализируя Рекомендации по применению основных положений Указа Президента РФ от 27 декабря 1991 г. N 323, утвержденных Роскомземом 11.08.1992 г., в которых указано на заявительный характер передачи в собственность земельных участков гражданам, суд пришел к выводу о том, что указанные положения носят рекомендательный характер. В соответствии с показаниями свидетеля М.Т.М. (в период выдачи свидетельства на право собственности на землю председатель Пугачевского поселкового совета) свидетельства оформлялись без заявлений со стороны граждан, именно таким образом в отсутствие заявления и было выдано свидетельство Т.А.С. Таким образом, отсутствие заявления правообладателя не явилось препятствием для наделения его правами собственника земельного участка.

Отсутствие действий истца по оформлению прав на земельный участок в течение долгого времени, не свидетельствует о незаинтересованности истца в приобретении этих прав, а лишь указывает на ее неосведомленность о приобретении принадлежащих ей по закону прав иным лицом (Т.А.С.). Стороны не оспаривали тот факт, что об оформлении права собственности Т.А.С. истец узнала только после смерти брата в 2008 г.

Довод кассационной жалобы о том, что истец не несла бремени содержания земельного участка, возложенного законом на собственника имущества во внимание не принимается, поскольку в соответствии со свидетельством на право собственности на землю таким собственником формально являлся Т.А.С. Указанный довод основанием для отказа в удовлетворении исковых требований не является.

Доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, являлись предметом рассмотрения в суде первой инстанции, в решении им дана надлежащая оценка со ссылкой на примененные судом нормы материального права. Каких-либо оснований для иных выводов у Судебной коллегии не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Малопургинского районного суда Удмуртской Республики от 20 ноября 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу Т.И.Ш. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

КОРОБЕЙНИКОВА Л.Н.

 

Судьи

АНИСИМОВА В.И.

ГЛУХОВА И.Л.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь