Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 3 февраля 2010 года

 

 

Президиум Верховного Суда Республики Карелия в составе:

Председательствующего: Таратунина Б.К.

Членов Президиума: Шмотиковой С.А., Рочевой Е.С., Касым Л.Я., Стракатовой З.Е., Галашевой И.Н., Савастьянова Г.С.,

рассмотрел материалы дела по надзорной жалобе осужденного З. на приговор Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 20 марта 2009 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 18 мая 2009 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Карелия Крыловой Э.Н., изложившей обстоятельства дела, доводы надзорной жалобы осужденного, основания возбуждения надзорного производства, объяснение адвоката Горушневой Н.А., поддержавшей основания возбуждения надзорного производства, просившей о переквалификации действий З. на п. "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ, выступление заместителя прокурора Республики Карелия Гусакова Э.Г., полагавшего необходимым внести изменения в приговор и кассационное определение, Президиум

 

установил:

 

по приговору Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 20 марта 2009 года З., ранее не судимый, осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, по п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права занимать должности в уголовно-исполнительной системе и в правоохранительных органах на 3 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний определено 4 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима с лишением права занимать должности в уголовно-исполнительной системе и в правоохранительных органах на 3 года.

Этим же приговором осуждены К., С., Б.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Карелия от 18 мая 2009 года указанный приговор оставлен без изменения.

З. признан виновным в том, что, он, являясь должностным лицом (оперуполномоченным исправительного учреждения) совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан, охраняемых законом интересов общества и государства, с применением насилия, а также в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

Согласно приговору 10 апреля 2008 года в период времени с 22 часов 00 минут до 23 часов 50 минут сотрудники исправительной колонии К., С., Б., З. и другие по указанию начальника колонии осуществляли оперативно-розыскные мероприятия по установлению местонахождения совершившего побег из места лишения свободы осужденного Ш. Для проверки оперативной информации они проследовали к дому, где мог находиться сбежавший, и обнаружили там Ч., ранее отбывавшего наказание с Ш. Достоверно зная, что Ч. не является осужденным, совершившим побег, или гражданином, предпринявшим какие-либо противоправные действия, не имея законных оснований для применения к нему физической силы, явно превышая свои полномочия, К. нанес Ч. удар кулаком по шее, а С., используя физическую силу, вынудил потерпевшего выйти из дома на улицу, выясняя у него при этом возможное местонахождение Ш. На улице К. и С. с применением физической силы поместили Ч. в автомобиль, принадлежащий Б., и под управлением последнего перевезли его к гаражам, туда же на автомобиле подъехали З. и Д.

Находясь в указанном месте, К., С., Б. и З., действуя совместно и согласованно с применением незаконных методов ведения розыскных и оперативно-розыскных мероприятий, явно превышая свои служебные полномочия, продолжая выпытывать у Ч. информацию о местонахождении Ш., применили в отношении потерпевшего физическое насилие, умышленно нанеся ему удары кулаками и ногами по различным частям тела: С. - не менее 8 ударов, К. - не менее 7, Б. - не менее 5.

При этом З. непосредственно после применения насилия в отношении потерпевшего К., С. и Б., умышленно и с силой нанес Ч. удар обутой ногой по туловищу слева, причинив ему тупую травму живота с разрывами левой почки с двумя ранами, расположенными в воротах почки, что потребовало ее удаления и представляет потерю органа - тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и по последствиям в виде стойкой утраты общей трудоспособности свыше одной трети.

В надзорной жалобе осужденный З. утверждает, что никаких телесных повреждений Ч. он не наносил. Тяжкий вред здоровью потерпевшего причинил С., последний, К. и Б. оговорили его (осужденного), будучи заинтересованными в исходе дела.

Полагает, что показания этих лиц являются недопустимыми доказательствами.

Указывает на непоследовательность и противоречивость показаний свидетелей Д. и В., а также на то, что они не видели, кто нанес последний удар потерпевшему, а лишь предположили, что это мог сделать он (осужденный).

Оспаривает выводы дополнительной судебно-медицинской экспертизы, утверждая, что они противоречат выводам независимого эксперта, которые необоснованно не были приняты судом во внимание.

Считает, что суд нарушил его право на защиту, отказав в удовлетворении ходатайства о проведении повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы.

Указывает также, что, постановляя приговор, суд неправильно применил уголовный закон и, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Просит приговор отменить, направить дело на новое рассмотрение, в ходе которого его действия квалифицировать по ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Президиум находит выводы суда о виновности З. в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробно изложенных в приговоре.

Так, потерпевший Ч. пояснил в судебном заседании, что был избит сотрудниками исправительной колонии К., С., Б. В ходе избиения З. предлагал применить к нему насилие с помощью палки. Когда он стоял на коленях, прикрывая лицо руками, его чем-то сильно ударили в левый бок, в область левой почки со стороны спины.

Осужденный Б. суду показал, что видел, как неожиданно З. (осужденный), находясь слева от потерпевшего, ударил последнего правой ногой в левый бок, отчего Ч. закричал и упал на правый бок, поджав ноги.

Из показаний осужденного С. в судебном заседании также следует, что потерпевшего ударил ногой в левый бок в область почки З. (осужденный).

Не доверять показаниям потерпевшего Ч., осужденных Б. и С. у суда оснований не было. Как на предварительном следствии, так и в судебном заседании они давали последовательные показания. Их пояснения подтверждаются другими доказательствами.

Свидетель Д. в ходе предварительного расследования пояснил, что он был очевидцем избиения потерпевшего, находился в 4-5 метрах от него. Услышав его вскрик, увидел, как Ч. повалился на правый бок, и сразу же К., потребовал прекратить избиение, обратившись к З. (осужденному).

Свидетель В. на предварительном следствии показал, что слышал, как Д. в тот момент, когда потерпевший лежал на боку, окрикнул З., велел ему прекратить избивать Ч.

Вина осужденного подтверждается также заключениями судебно-медицинских экспертиз о характере и степени тяжести причиненных потерпевшему телесных повреждений, механизме образования травмы; показаниями осужденного К., свидетелей М., Н., Г., Щ.; протоколами проверок показаний на месте с участием К., С., Б.; явкой с повинной С. от 22 мая 2008 года; протоколами выемок и обысков, и другими доказательствами.

Все доказательства, положенные в основу обвинительного приговора, в полном объеме обладают свойствами относимости, допустимости и достоверности.

Суд обоснованно исключил из перечня доказательств данные, представленные свидетелем Р., поскольку они не соответствуют требованиям ст. 74 УПК РФ.

Выводы судебно-медицинских экспертных исследований мотивированны. Оснований сомневаться в компетентности экспертов и объективности выводов суда нет.

Предусмотренных законом оснований для назначения повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы у суда не имелось.

Показания свидетелей Д., В., М., которые они давали в ходе предварительного расследования и в судебном заседании, исследованы судом, причины изменения ими пояснений выяснялись, всем им, а также показаниям потерпевшего, осужденных, свидетеля Р., другим приведенным в приговоре доказательствам дана верная юридическая оценка.

Доводы осужденного о непричастности к совершению преступлений были предметом тщательной проверки в суде первой и кассационной инстанции и обоснованно признаны неубедительными по основаниям, изложенным в судебных решениях.

Версии о причастности С. к умышленному причинению тяжкого вреда здоровью потерпевшего, об оговоре осужденного З. другими осужденными - К., С., Б. проверялись, и, как опровергнутые приведенными в приговоре доказательствами, судом обоснованно отвергнуты.

Вместе с тем судебные постановления в части правовой оценки действий осужденного З. и назначения ему наказания подлежат изменению по следующим основаниям.

Квалифицировав действия З. по совокупности преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ и ч. 1 ст. 111 УК РФ, суд не учел, что действия З. были квалифицированы по п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ, поскольку повлекли за собой существенное нарушение прав и законных интересов гражданина, что выразилось в физическом вреде, причиненном потерпевшему Ч.

Причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего вследствие превышения должностных полномочий охватывается составом преступления, предусмотренного п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ, и дополнительной квалификации не требует, кроме случаев причинения тяжкого вреда, предусмотренных ч. 3 и ч. 4 ст. 111 УК РФ.

По изложенным мотивам приговор и кассационное определение подлежат изменению, исключению из них указания об осуждении З. по ч. 1 ст. 111 УК РФ как излишне квалифицированного.

В связи с вносимыми в приговор изменениями подлежит исключению и указание о назначении наказания по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Что касается доводов защитника осужденного З. - адвоката Горушневой Н.А. о необходимости квалификации действий осужденного по п. "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ, то с ними согласиться нельзя.

По смыслу уголовного закона, под тяжкими последствиями как квалифицирующим признаком преступления, предусмотренного пунктом "в" части 3 ст. 286 УК РФ, следует понимать последствия совершения преступления в виде крупных аварий и длительной остановки транспорта или производственного процесса, иного нарушения деятельности организации, причинение значительного материального ущерба, причинение смерти по неосторожности, самоубийство или покушение на самоубийство потерпевшего и т.п.

Причинение потерпевшему любого вреда здоровью, кроме случаев причинения тяжкого вреда здоровью, предусмотренного ч. 3 и ч. 4 ст. 111 УК РФ, охватывается квалификацией по п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, по делу не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь п. 3 ч. 1 ст. 379, ст. ст. 408 - 410 УПК РФ, Президиум

 

постановил:

 

надзорную жалобу осужденного З. удовлетворить частично.

Приговор Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 20 марта 2009 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 18 мая 2009 года в отношении З. изменить:

исключить указание об его осуждении по ч. 1 ст. 111 УК РФ;

исключить из резолютивной части приговора указание на назначение окончательного наказания по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Считать З. осужденным по п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 3 (три) года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, с лишением права занимать должности в уголовно-исполнительной системе и в правоохранительных органах на 3 года.

В остальной части судебные постановления оставить без изменения.

 

Председательствующий

Б.К.ТАРАТУНИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь