Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Именем Российской Федерации

 

ПРИГОВОР

от 4 февраля 2010 г. по делу N 2-7/10

 

Судья Ленинградского областного суда Дробышевская О.А.

при секретаре К.,

с участием государственного обвинителя - прокурора отдела Ленинградской областной прокуратуры Брюхова В.В.,

подсудимого Х.С.,

защитника - адвоката Пушиной Д.С., представившей удостоверение N 1240 и ордер N 238462 от 18.01.2010 г.,

рассмотрев материалы уголовного дела в отношении

Х.С., <...>, ранее судимого: 1) 16 октября 2002 года по ч. 1 ст. 112 УК РФ к 2 годам лишения свободы, 2) 9 декабря 2003 года по п. "а, в, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ и с присоединением на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ наказания по приговору от 16 октября 2002 года к 5 годам 1 месяцу лишения свободы, освобожденного условно-досрочно 3 ноября 2006 года на неотбытый срок 6 месяцев 12 дней,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. "г" ч. 2 ст. 105 УК РФ,

 

установил:

 

Х.С. совершил убийство Д., <...> года рождения, заведомо для него находящейся в состоянии беременности, при следующих обстоятельствах.

Х.С. в период с 20 часов 20 минут 16 марта до 00 часов 20 минут 17 марта, находясь в состоянии алкогольного опьянения в квартире <...>, в ходе ссоры с Д., достоверно зная о том, что Д. беременна, умышленно, с целью причинения ей смерти нанес потерпевшей два удара лезвием кухонного ножа по лицу и 24 удара кулаками и ногами по лицу и телу. Когда Д. попыталась покинуть квартиру, Х.С. с целью доведения своего умысла на убийство Д. до конца нанес потерпевшей удар ножом в спину; своими действиями причинил Д. множественные ссадины, кровоподтеки и ушибленные раны лица, верхних и нижних конечностей, две резаные раны лица и колото-резаное ранение задней поверхности грудной клетки, проникающее в правую плевральную полость с повреждением по ходу раневого канала верхней доли правого легкого, от которых наступила смерть потерпевшей на месте происшествия.

Подсудимый Х.С. признал себя виновным в причинении Д. смерти, отрицая умысел на убийство, показал, что вечером 16 марта 2009 года дома между ним и его сожительницей Д., когда они оба находились в состоянии алкогольного опьянения, в кухне произошла словесная ссора, в ходе которой Д. взяла в левую руку нож с пилообразным лезвием и стала размахивать этим ножом у него перед лицом, потом повернулась и вышла из кухни, после чего он взял со стола другой нож, догнал Д. в коридоре, пытался выхватить у нее нож, но не смог, затем ударил своим ножом Д. в спину, Д. упала на пол и не двигалась. После этого он вызвал скорую помощь. Других повреждений Д. в тот день не причинял, убивать ее не хотел. О беременности Д. он не знал, т.к. в феврале 2009 года она сказала ему, что не беременна, кроме того, она продолжала употреблять спиртные напитки и курить, чего не делала во время предыдущей беременности, поэтому он считал, что она не беременна.

Виновность подсудимого подтверждается следующими доказательствами.

Как следует из показаний потерпевшей Е., рано утром 17 марта 2009 года она получила два СМС-сообщения на свой мобильный телефон, подписанные Х.С., из которых узнала, что он убил ее племянницу Д. Когда она перезвонила по телефону, указанному в конце сообщения, ей ответил брат Х.С., который подтвердил эту информацию. В тот же день от матери подсудимого - Х.Р. - она узнала, что Д. была беременна.

Свидетель Х.Р. показала в судебном заседании, что вечером 16 марта 2009 года ей позвонил ее сын Х.С. и спросил, как вызвать "скорую помощь", потом сказал, что они с Д. поссорились, и он ударил ее ножом.

Из протокола осмотра места происшествия от 17 марта 2009 года следует, что в коридоре квартиры <...> в п. Нурма Тосненского района Ленинградской области обнаружен труп Д., также на полу в коридоре обнаружены влажные пятна бурого вещества, перед входом в кухню лежит тряпка из кухонного полотенца, обильно пропитанная темно-красной жидкой кровью; на шкафу в коридоре обнаружены помарки и брызги вещества бурого цвета; из кухни с пола изъят кухонный нож с черной ручкой со следами вещества темно-красного цвета на лезвии; из большой комнаты с тумбы изъят нож с черной пластмассовой ручкой и волнистым краем, на лезвии которого на всем протяжении у режущей кромки имеются пятна вещества бурого цвета. (том 1 л.д. 33 - 56)

Смерть Д., согласно заключению эксперта, наступила за 2 - 4 часа до момента осмотра ее трупа на месте происшествия в 2 часа 20 минут 17 марта 2009 года от колото-резаного ранения задней поверхности грудной клетки, проникающего в плевральную полость с повреждением правого легкого, и резаных ран лица, осложнившихся острой массивной внутренней и внешней кровопотерей.

Проникающее колото-резаное ранение грудной клетки образовалось в результате однократного травматического воздействия (удара), причиненного плоским предметом, обладавшим колюще-режущими свойствами, например, клинком ножа, с большой силой, в область спины по средней линии в проекции 1-го грудного позвонка.

Две резаные раны лица - в скуловой области слева и в области крыла носа и щечной области слева - причинены в результате одновременных давления и протягивания орудия, обладавшего в следообразующей части острой (режущей) кромкой, каким могло быть лезвие ножа.

Орудием причинения колото-резаного ранения грудной клетки Д. мог быть нож, изъятый с пола кухни при осмотре места происшествия, и не мог быть нож с пилообразным краем лезвия. Оба ножа могли быть орудиями причинения резаных ран лица потерпевшей.

Кроме того, при судебно-медицинском исследовании трупа Д. обнаружены множественные ссадины и кровоподтеки верхних и нижних конечностей, образовавшиеся по механизму тупой травмы в результате многократного травматического воздействия твердых тупых предметов или при соударении о таковые; такими предметами могли быть кулаки или обутые ноги.

Все обнаруженные у Д. повреждения являются прижизненными и причинены незадолго до наступления смерти, в короткий промежуток времени, одно за другим.

Все повреждения, установленные при исследовании трупа Д., доступны для ее собственной руки, вместе с тем, их локализация на разных участках тела (на лице, спине и конечностях), множественность и вариабельность являются не характерными для причинения самой себе.

На момент смерти Д. имела беременность сроком 18 - 22 недель.

Множественные потеки крови на теле и одежде Д. свидетельствуют о том, что потерпевшая после причинения ей повреждений лица и спины некоторое время находилась в вертикальном положении. (том 2 л.д. 7 - 24, 61 - 72, 129 - 187, том 1 л.д. 193 - 196)

На изъятых с места происшествия вырезах ковролина и полиэтиленовом пакете, как следует из заключения эксперта и протоколов осмотра предметов, установлены следы крови, которые являются следами от брызг и капель, на дверцах шкафа установлены следы крови от брызг, мазки, помарки и потеки крови. Следы от брызг образовались от контакта следовоспринимающей поверхности с летящими под острыми углами брызгами крови преимущественно сверху вниз и слева направо, от размахивания каким-либо окровавленным предметом. Следы от брызг и помарки крови обнаружены также и на предметах одежды Х.С.: джинсовых брюках, носках, в которых он был задержан. (том 2 л.д. 61 - 72, 236 - 240, том 1 л.д. 206 - 228, 231 - 233)

На двух ножах и других предметах, изъятых при осмотре места происшествия, найдена кровь человека, которая могла произойти от Д. и не могла произойти от Х.С. Кроме того, на поверхности ножа, обнаруженного на полу кухни при осмотре места происшествия, обнаружено 14 волос с головы человека, которые сходны с волосами-образцами с головы Д. по большинству морфологических признаков, а также в них выявлен присущий потерпевшей антиген А, следовательно, эти волосы могли произойти от Д. и не могли произойти от Х.С. (том 2 л.д. 84 - 102)

Изложенные доказательства свидетельствуют о том, что смерть Д. последовала от умышленных действий Х.С., все обнаруженные у Д. повреждения причинены именно Х.С. в период с 20 часов 20 минут 16 марта 2009 года до 00 часов 20 минут 17 марта 2009 года.

Показания Х.С. о том, что в этот период он нанес Д. один удар ножом в спину; резаные раны лица, ссадины и кровоподтеки конечностей не причинял, суд расценивает как данные с целью смягчить ответственность за совершенные действия, поскольку они опровергаются результатами осмотра места происшествия и выводами экспертов, из которых следует, что все обнаруженные на трупе Д. повреждения были причинены незадолго до наступления смерти, в короткий промежуток времени, одно за другим.

Кроме того, брызги и иные следы крови, обнаруженные на предметах, находящихся на месте происшествия, и на одежде Х.С., свидетельствуют о размахивании окровавленным ножом, на лезвиях двух обнаруженных на месте происшествия ножей обнаружена кровь потерпевшей.

В квартире кроме Д. и Х.С. находились только двое малолетних детей, которые спали в комнате и не являлись участниками конфликта. Также у суда нет оснований полагать, что Д. сама причинила себе остальные ранения с учетом их количества и расположения на разных участках тела. Подсудимый Х.С. также показал, что до начала их ссоры на лице у Д. не было резаных ран, оставались кровоподтеки, т.к. он избил ее накануне.

Множественные потеки крови, обнаруженные на теле и одежде Д., свидетельствуют о том, что некоторое время после причинения ей резаных ран лица она находилась в вертикальном положении. Обнаруженные при осмотре места происшествия на полу у входа в кухню лужа крови и тряпка из кухонного полотенца, обильно пропитанная темно-красной жидкой кровью, подтверждают тот факт, что после получения части ножевых ранений Д. перемещалась по квартире из кухни в сторону выхода из квартиры, но Х.С. догнал ее и, реализуя свой умысел на убийство потерпевшей, нанес ей удар ножом в спину.

Об умысле на убийство свидетельствуют действия Х.С., выбранное им оружие и локализация нанесения ударов - в область нахождения жизненно важных органов человека.

Согласно показаниям свидетелей Л. и Х.А., Х.С. в конце февраля - начале марта 2009 года искал деньги на аборт, говорил, что Д. беременна. (том 1 л.д. 94)

Из показаний свидетелей М.С. и Д. следует, что они знали: М.С. - от Х.С., а Д. - от М.С., о беременности Д. и о ее намерении сделать аборт, при этом Х.С. занимался поиском средств на эту операцию. (том 1 л.д. 116 - 119, 113 - 115)

Как следует из показаний свидетеля М.Р., за два месяца до смерти Д. она ему звонила по телефону, высказывала предположение, что беременна, и просила в случае необходимости оказать помощь с поиском медицинского учреждения, где можно прервать беременность. О смерти Д. он узнал от Х.С., который позвонил ему и сказал, что убил Д. (том 1 л.д. 164 - 170)

Свидетель Ч. показала, что в январе 2009 года ее подруга Д. сказала ей, что беременна и собирается сделать аборт, но 31 января 2009 года Х.С. ее избил, и из-за того, что у нее на теле были синяки, она не поехала в больницу.

Как показала свидетель С., в 20-х числах декабря 2008 года ей позвонила Д. и сообщила о своей беременности, а также сказала, что собирается прерывать беременность, Х.С. об этом знает и будет искать средства на аборт. В своей беременности Д. была уверена, т.к. сделала два теста, чтобы убедиться в этом. 1 февраля 2009 года она (С.) по просьбе Д. приехала к ней домой, увидела у нее на лице следы побоев, и Д. была удивлена, что у нее не произошел выкидыш после того, как Х.С. избил ее 31 января 2009 года.

Из показаний свидетеля Х.Р., матери подсудимого, следует, что ей также было известно от Д. о ее беременности, и она сообщила об этом Е., когда встретила ее в больнице 17 марта 2009 года после смерти Д.

Подсудимый Х.С. в судебном заседании показал, что в марте 2009 года не знал о беременности Д. В середине января 2009 года Д. высказала предположение, что беременна, но не была в этом уверена. Они вдвоем решили, что в случае подтверждения беременности необходимо делать аборт, т.к. по материальным причинам они не смогут воспитывать троих детей. В феврале 2009 года Д. сказала ему, что беременности нет. Кроме того, она продолжала курить и употреблять спиртные напитки, чего не делала во время предыдущей беременности.

Показания подсудимого Х.С., согласно которым он не был осведомлен о беременности Д., суд оценивает как данные с целью смягчить ответственность за содеянное, поскольку они опровергаются вышеизложенными показаниями свидетелей и потерпевшей Е.

Показания свидетелей согласуются между собой, подтверждаются заключениями судебно-медицинских экспертов об акушерском сроке беременности Д. на момент смерти, который составлял 18 - 22 недели, и в своей совокупности доказывают осведомленность Х.С. о том, что Д. была беременна.

Поведение Д. в период беременности - употребление ею спиртных напитков и курение - не свидетельствует о ее заблуждении и, как следствие, заблуждении Х.С. относительно состояния Д. Как следует из показаний подсудимого и всех допрошенных по делу свидетелей, Д. была намерена прервать беременность, в связи с чем ее поведение отличалось от поведения в период предыдущей беременности, когда она вынашивала ожидаемого ребенка.

Согласно справке из Ленинградской областной клинической больницы стоимость услуги по проведению операции по искусственному прерыванию беременности в этой больнице составляет 13500 рублей, проведение такой операции на сроке 19 - 20 недель возможно только при наличии медицинских показаний и согласии женщины.

Данные сведения не влияют на выводы суда о виновности Х.С. и квалификацию его действий, поскольку судом установлено, что на момент наступления смерти Д. была беременна, ее смерть наступила от умышленных действий Х.С., который был осведомлен о беременности потерпевшей.

Оценив исследованные в судебном заседании доказательства в их совокупности, суд признает их допустимыми и достоверными, а вину подсудимого Х.С. в совершении убийства Д., заведомо для него находящейся в состоянии беременности, - доказанной.

Действия Х.С. суд квалифицирует по п. "г" ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности.

Согласно заключению комиссии судебно-психиатрических экспертов от 1 июля 2009 года Х.С. хроническим, временным психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики не страдает и не страдал в период совершения инкриминируемого ему деяния, а также не находился в состоянии патологического опьянения. Может в настоящее время, и мог на момент совершения инкриминируемых действий в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. По заключению эксперта-психолога Х.С. в момент совершения инкриминируемого ему деяния не находился в состоянии аффекта или в ином эмоциональном состоянии, которое могло существенно повлиять на его поведение в исследуемой ситуации. (том 2 л.д. 113 - 117)

Суд признает заключение экспертов достоверным, поскольку оно является мотивированным, соответствует материалам дела. Оснований сомневаться в компетентности экспертов у суда не имеется.

Суд признает Х.С. вменяемым.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного, данные о личности виновного, наличие отягчающих и смягчающих вину обстоятельств, влияние наказания на исправление Х.С. и условия жизни его семьи.

Х.С. виновным себя признал частично, заявил о раскаянии, положительно характеризуется по месту работы. Х.С. ранее судим за совершение особо тяжкого преступления, совершил особо тяжкое преступление, и в соответствии с п. "б" ч. 3 ст. 18 УК РФ в его действиях содержится особо опасный рецидив преступлений, что суд признает отягчающим обстоятельством, и при назначении наказания руководствуется требованиями ч. 1, 2 ст. 68 УК РФ. Смягчающим обстоятельством суд признает наличие у Х.С. малолетнего ребенка. При таких обстоятельствах суд назначает Х.С. наказание в пределах санкции статьи в виде лишения свободы. Оснований для применения ст. 64 и 73 УК РФ суд не усматривает.

Определяя режим исправительной колонии, суд руководствуется требованиями ст. 58 УК РФ.

Процессуальные издержки - суммы, выплаченные свидетелям и потерпевшей на покрытие их расходов, связанных с явкой в судебные заседания, суд считает необходимым взыскать с подсудимого Х.С. в доход государства.

Решая судьбу вещественных доказательств, суд руководствуется требованиями ст. 81 УПК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, суд

 

приговорил:

 

Признать Х.С. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. "г" ч. 2 ст. 105 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок шестнадцать лет с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Меру пресечения Х.С. в виде заключения под стражу оставить без изменения до вступления приговора в законную силу. Срок отбывания наказания Х.С. исчислять с 17 марта 2009 года.

Вещественные доказательства, хранящиеся при уголовном деле: два ножа, полотенце, вырез из ковролина, наволочку с подушки, простыню, полиэтиленовый пакет, кофту, сорочку, трусы, две пары носков, смыв с пола, смыв с дверцы шкафа - уничтожить; джинсовые брюки и пару ботинок вернуть по принадлежности осужденному Х.С.

Вещественные доказательства, хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств следственного отдела по г. Тосно СУ СК при прокуратуре РФ по Ленинградской области: мобильный телефон Самсунг М610 передать потерпевшей Е., мобильный телефон Самсунг Д900 с чехлом вернуть по принадлежности осужденному Х.С.

Процессуальные издержки - суммы, выплаченные свидетелям и потерпевшей на покрытие их расходов, связанных с явкой в судебные заседания, в сумме 419 (четыреста девятнадцать) рублей взыскать с осужденного Х.С. в доход государства.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденным - в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь