Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 февраля 2010 г. N 1410

 

Судья: Мирошникова Е.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Нюхтилиной А.В.

судей Пучинина Д.А., Петровой Ю.Ю.

при секретаре К.

рассмотрела в судебном заседании 08 февраля 2010 года дело N 2-2169/09 по кассационной жалобе А. на решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 11 ноября 2009 года по иску А. к Администрации Кировского района Санкт-Петербурга, ГУЖА по Кировскому району Санкт-Петербурга о признании членом семьи нанимателя, обязании заключить договор социального найма жилой площади и по встречному иску Администрации Кировского района Санкт-Петербурга к А. о признании не приобретшим право нанимателя по договору социального найма на жилое помещение, выселении.

Заслушав доклад судьи Нюхтилиной А.В., объяснения А. и его представителя - В. (доверенность от 10 августа 2009 года, сроком на три года), поддержавших доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Кузьминой И.Д., полагавшей решение подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

решением Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 11 ноября 2009 года А. отказано в удовлетворении исковых требований к Администрации Кировского района Санкт-Петербурга, ГУЖА по Кировскому району Санкт-Петербурга о признании его членом семьи нанимателя - Х.Н., обязании издать распоряжение о заключении договора социального найма жилой площади в виде двух сугубо смежных комнат размером 13,7 кв. м и 17,9 кв. м в трехкомнатной квартире <...>.

Вышеуказанным решением иск Администрации Кировского района Санкт-Петербурга о признании А. не приобретшим прав нанимателя по договору социального найма на две сугубо смежные комнаты размером 13,7 кв. м и 17,9 кв. м в трехкомнатной квартире <...> и выселении из двух сугубо смежных комнат размером 13,7 кв. м и 17,9 кв. м в трехкомнатной квартире <...> удовлетворен.

А. признан не приобретшим прав нанимателя по договору социального найма на две сугубо смежные комнаты размером 13,7 кв. м и 17,9 кв. м в трехкомнатной квартире <...>.

Вышеназванным решением А. выселен из двух сугубо смежных комнат размером 13,7 кв. м и 17,9 кв. м в трехкомнатной квартире <...> без предоставления другого жилого помещения.

В кассационной жалобе А. просит отменить решение суда, считает его неправильным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, выслушав объяснения участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены решения суда.

Материалами дела установлено, что нанимателем двух комнат размером 31,6 кв. м (13,7 + 17,9) в трехкомнатной коммунальной квартире <...> на основании ордера N 107376 от 01.09.1978 г. являлась Х.Н. (л.д. 8).

Ордер был выдан на семью из трех человек: саму Х.Н., ее мужа Х.М., который умер 07.10.1994 г. (л.д. 10), ее мать М., которая умерла в 1986 г. (л.д. 7)

12.05.1995 г. в спорные комнаты был зарегистрирован истец А. (л.д. 7).

А. является двоюродным внуком Х.М., мужа нанимателя спорных комнат Х.Н., данный факт сторонами не оспаривается.

Х.Н. умерла 21.09.2006 г. (л.д. 9).

В 2008 г. А. обратился в жилищный орган с заявлением заключить договор социального найма в отношении двух сугубо смежных комнат размером 31,6 кв. м (13,7 + 17,9) в трехкомнатной коммунальной квартире <...>, в чем ему было отказано (л.д. 5).

В обоснование заявленных требований о признании членом семьи нанимателя, обязании заключить договор социального найма А. ссылался на положения ст. ст. 69, 70 ЖК РФ, указал на то, что не является посторонним Х.Н., а состоял с ней в родственных отношениях. Х.Н. с мужем проживали совместно с истцом и его родителями, всегда их называл бабушка и дедушка. После смерти мужа Х.Н. очень переживала и попросила истца жить с ней вместе в квартире <...>. Х.Н. вселила истца в свою квартиру как родственника, вела общее хозяйство с истцом, вместе закупали продукты, производили ремонт квартиры.

В ходе судебного разбирательства Администрация Кировского района Санкт-Петербурга предъявила встречное исковое заявление о признании А. не приобретшим права нанимателя по договору социального найма на жилое помещение, выселении, ссылаясь на то, что последний является дальним родственником нанимателя, не относится к членам семьи нанимателя в силу ст. 69 ЖК РФ, в связи с чем, правоотношения по пользованию спорными комнатами на условиях договора социального найма, по мнению Администрации, прекращены в соответствии с п. 5 ст. 83 ЖК РФ по причине смерти одиноко проживающего нанимателя. Администрация не признает прав А. на спорные комнаты, т.к. он в силу закона не относится к кругу лиц, определенных членом семьи нанимателя, при этом, какие-либо исключительные обстоятельства, позволяющие признать его членом семьи нанимателя, отсутствуют. Х.Н. страдала психическим заболеванием, состояла на учете в психоневрологическом диспансере с 1996 г. по момент смерти.

С учетом характера заявленных А. требований при их рассмотрении имеет значение установление факта вселения истца в спорное жилое помещение с согласия нанимателя, постоянное проживание совместно с ним на данной жилой площади, признание нанимателем за истцом равного с собой права пользования занимаемым им жилым помещением и отсутствие между нанимателем и истцом иного соглашения о порядке пользования жилым помещением. Кроме того, истец не относится к числу лиц, которые являются членами семьи нанимателя в силу положений ст. ст. 53 ЖК РСФСР и 69 ЖК РФ, он может быть признан в судебном порядке членом семьи только в исключительных случаях.

Разрешая спор, суд на основании объяснений сторон, показаний допрошенных свидетелей, тщательного анализа представленных доказательств, правильно определив по делу юридически значимые обстоятельства, пришел к обоснованному выводу о том, что в материалах дела отсутствуют убедительные доказательства тому, что истец был вселен нанимателем с соблюдением требований ст. ст. 53, 54 ЖК РСФСР, ст. ст. 69, 70 ЖК РФ, того, что наниматель Х.Н. признавала при жизни истца членом своей семьи и признавала за ним равное с собой право пользования спорным жилым помещением. Кроме того, истцом не представлено доказательств, в силу каких исключительных причин он мог бы быть признан членом семьи Х.Н.

Доводы А. о вселении в спорное жилое помещение в качестве члена семьи Х.Н. для совместного проживания с ней не нашли объективного подтверждения в рамках разрешения спора, суд первой инстанции обоснованно отклонил их как несостоятельные по мотивам подробно изложенным в решении с соблюдением требований ч. 4 ст. 198 ГПК РФ.

В этой связи судом обоснованно приняты во внимание сведения, содержащиеся в медицинской карте амбулаторного больного Х.Н. из ГПНД N 7 за период с 1996 года по 2006 год, из которых следует, что Х.Н. состояла на учете с 19.03.1996 года, жила одна, обслуживала себя сама, помогали по хозяйству соседка по коммунальной квартире, проживание племянника носило временный характер.

Показания допрошенных в ходе судебного разбирательства свидетелей также не подтверждают довода истца о приобретении им равного с нанимателем права пользования спорной жилой площадью, указывают на наличие соглашения между истцом и нанимателем о порядке пользования, а не признании нанимателем за истцом равных прав на спорное жилое помещение.

Рассматривая заявленные требования суд обоснованно учел и объяснения самого истца о том, что с конца мая по октябрь - ноябрь, в зависимости от похолодания, он работал в области, у Х.Н. была семья с его мамой, мама к ней приезжала и, первой узнала о ее смерти. У истца же были "конфликты с Х.Н., но это нормальное явление. Она ругалась, могла выйти с палкой и со шваброй...".

При таком положении правовые основания к признанию за А. права пользования спорной жилой площадью, как за членом семьи нанимателя, в пределах действия ст. ст. 53, 54 ЖК РСФСР, действовавших на момент возникновения спорных правоотношений, отсутствуют, как не имеется таковых и в объеме требований 69, 70 ЖК РФ.

Поскольку судом отказано А. в удовлетворении исковых требований о признании права пользования спорным жилым помещением, то судом первой инстанции правомерно удовлетворены исковые требования Администрации Кировского района Санкт-Петербурга о выселении А. из спорной квартиры по основаниям ст. 301 ГК РФ, поскольку указанная квартира является государственной собственностью. При этом, как правильно указал суд регистрация А. на спорной жилой площади, не может служить основанием к отказу в иске о выселении, поскольку сам факт регистрации по адресу места нахождения спорного жилого помещения не является основанием и не порождает для А. приобретения прав на жилое помещение.

Правоотношения сторон в рамках заявленных требований и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие правовое значение, установлены на основании добытых по делу доказательств, оценка которым дана согласно ст. 67 ГПК РФ, в связи с чем доводы кассационной жалобы, оспаривающие выводы суда по существу рассмотренного спора, направленные на иную оценку доказательств, не могут повлиять на содержание постановленного судом решения, правильность определения судом прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии предусмотренных ст. ст. 362 - 364 ГПК РФ оснований к отмене состоявшегося судебного решения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 11 ноября 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь