Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 февраля 2010 г. N 1419

 

Судья: Головкина Л.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Нюхтилиной А.В.

судей Петровой Ю.Ю., Пучинина Д.А.

при секретаре К.

рассмотрела в судебном заседании от 08 февраля 2010 года дело N 2-318209 по кассационной жалобе С.Т. на решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 09 ноября 2009 года по иску С.М. к С.Т. о признании прекратившей право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета.

Заслушав доклад судьи Нюхтилиной А.В., объяснения представителя С.Т. - М.Р. (доверенность от 09.07.2009 г., срок 3 года) поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения представителя С.М.- М.Ю. (доверенность от 10.12.2008 г., срок 3 года) возражавшего против доводов жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

решением Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 09 ноября 2009 года С.Т., <...>, признана прекратившей право пользования жилым помещением - квартирой <...> со снятием ее с регистрационного учета.

В кассационной жалобе С.Т. просит отменить решение суда, считает его неправильным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, выслушав объяснения участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, приходит к следующим выводам.

Из материалов дела следует, что 21.05.1984 г. С.Ю. на семью из двух человек, он и жена С.П., была предоставлена двухкомнатная квартира <...>, ЖСК-1141 (л.д. 9).

С.П. являлась членом ЖСК-1141.

06.10.1989 г. С.П. вселила и зарегистрировала в спорную квартиру свою дочь С.Т., ответчицу по настоящему делу (л.д. 5).

08.10.1991 г. С.П. полностью выплатила паенакопления по вышеуказанной квартире, о чем 18.06.1992 г. ей выдана справка ЖСК-1141. В справке отражено, что совместно с С.П. проживает С.Т. (л.д. 8).

30.06.1995 г. С.П. составила завещание в соответствии с которым все ее имущество, какое ко дню ее смерти окажется ей принадлежащим, в чем бы таковое ни заключалось и где оно ни находилось, она завещала своей внучке С.М.(л.д. 10).

С.П. умерла 28 декабря 1996 г.

21.07.1997 г. С.М. выдано свидетельство о праве на наследство по завещанию после умершей С.П. на квартиру <...> (л.д. 6).

22.07.1997 г. на спорную квартиру в установленном порядке зарегистрировано право собственности С.М.(л.д. 7).

С 14.10.1997 г. С.М. зарегистрирована в спорной квартире (л.д. 5).

С.М. обратилась в суд с иском к С.Т. о прекращении права пользования спорным жилым помещением, снятии с регистрационного учета, указывая, что она является собственником данной квартиры на основании свидетельства о праве на наследство, ответчица зарегистрирована в спорной квартире, однако членом ее семьи не является, ее право пользования квартирой должно быть прекращено на основании п. 2 ст. 292 ГК РФ.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования о прекращении права пользования ответчицы спорными жилыми помещениями, суд руководствовался положениями ч. 2 ст. 292 ГК РФ в редакции ФЗ от 30.12.2004 г., в соответствии с которой переход права собственности на жилой дом к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом. Суд указал, что ответчица членом семьи собственника жилого помещения не является, квартира принадлежала бывшему собственнику, являвшемуся членом ЖСК, следовательно, ответчица право пользования жилыми помещениями не имеет. В соответствии со ст. 304 ГК РФ истица имеет право требовать устранения всяких нарушений ее прав собственника.

Судебная коллегия не может согласиться с данным выводом суда.

В соответствии с п. 2 ст. 292 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 213-ФЗ) переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом.

В своем Определении за N 455 от 03 ноября 2006 года Конституционный Суд РФ признал, что согласно Конституции РФ (ч. 1 ст. 7) Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Данное положение получило свое развитие в ст. 40 Конституции РФ, закрепляющей право каждого на жилище (ч. 1) и обязывающей органы государственной власти и органы местного самоуправления создавать условия для его осуществления (ч. 2). При этом Конституция РФ, ее статья 35 (ч. 2), гарантирует каждому право иметь имущество (в том числе жилое помещение) в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами.

Конституционные цели социальной политики Российской Федерации, обусловленные признанием высшей ценностью человека, а также его прав и свобод, которыми определяется смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и которые обеспечиваются правосудием (ст. 2 и 18 Конституции РФ), предполагают такое правовое регулирование отношений по владению, пользованию и распоряжению объектами жилищного фонда, которое гарантировало бы каждому реализацию конституционного права на жилище.

По смыслу названных положений Конституции РФ во взаимосвязи с положениями ее ст. 17 (ч. 3) и 55 (ч. 1 и 3), необходимость ограничений федеральным законом прав владения, пользования и распоряжения жилым помещением предопределяется целями защиты конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц, а сами возможные ограничения указанных прав должны отвечать требованиям справедливости, быть пропорциональными, соразмерными, не иметь обратной силы и не затрагивать существо данных прав, т.е. не искажать основное содержание норм ст. 35 (ч. 2) и 40 (ч. 1) Конституции РФ. Это означает, что регулирование права собственности на жилое помещение, как и прав и обязанностей сторон в договоре найма жилого помещения, в том числе при переходе права собственности на жилое помещение, должно осуществляться на основе баланса интересов всех участников соответствующих правоотношений.

Вместе с тем, как указал Конституционный Суд РФ в Постановлении от 03 ноября 1998 года N 25-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 4 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", законодательное регулирование отношений в жилищной сфере должно обеспечивать возможность использования дифференцированного подхода к оценке тех или иных жизненных ситуаций в целях избежания чрезмерного и необоснованного ограничения конституционных прав граждан.

Устанавливая общие правила регулирования отношений, возникающих между собственником жилого помещения и членами семьи прежнего собственника, а также между собственником жилого помещения и бывшими членами его семьи, соответствующие положения ч. 2 ст. 292 ГК РФ и части 4 ст. 31 ЖК РФ не исключают учет судами и иными правоприменительными органами при разрешении соответствующих гражданских дел места этих положений в системе действующего законодательства, включая жилищное и гражданское законодательство, а также, вопреки утверждению заявителей, учет особенностей конкретных жизненных ситуаций.

В отличие от прежнего правового регулирования, ч. 2 ст. 292 ГК РФ в действующей редакции, предусматривающий, что переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом, направлен на усиление гарантий прав собственника жилого помещения.

Между тем, Конституционный Суд РФ в ряде своих решений подчеркивал, что гарантии прав членов семьи бывшего собственника жилого помещения должны рассматриваться в общей системе действующего правового регулирования как получающие защиту наряду с конституционным правом собственности; признание приоритета прав собственника жилого помещения либо проживающих в этом помещении нанимателей, как и обеспечение взаимного учета их интересов, зависит от установления и исследования фактических обстоятельств конкретного спора (Определения от 21 декабря 2000 года N 274-О по жалобе гражданки О., от 05 июля 2001 года N 205-О по запросу Октябрьского районного суда г. Иркутска и др.).

В этой ситуации положение ч. 2 ст. 292 ГК РФ, применение которого основывается на уяснении правовой связи между спорящими сторонами, не препятствует применению иных положений ГК РФ, а именно статьи 675, предусматривающей, что переход права собственности на занимаемое по договору найма жилое помещение не влечет расторжения или изменения договора найма жилого помещения, а потому в случае соответствующей квалификации судом отношений по пользованию жилым помещением, возникшим на законных основаниях, не препятствует и защите интересов ответчицы исходя именно из того, что ее отношения по пользованию жилым помещением, возникшие на законных основаниях, могут быть квалифицированы по отношению к истцу как отношения найма жилого помещения.

Предусматривая известную свободу усмотрения суда при решении вопросов о продолжительности (сроке) сохранения за бывшим членом семьи собственника права пользования жилым помещением, ЖК РФ, во всяком случае, предполагает необходимость проверки того, имеются ли в действительности основания для сохранения права пользования жилым помещением за бывшими членами семьи собственника данного помещения, а их выселение из занимаемого жилого помещения возможно только после судебной проверки юридически значимых обстоятельств дела.

Возражая против иска С.Т. ссылалась на то, что она была вселена в спорную квартиру на законных основаниях своей матерью С.П., в момент вселения в 1989 году квартира в собственности матери не находилась, приобрела право пользования квартирой, ранее действовавшее законодательство не позволяло выселение по указанным истицей основаниям, спорная квартира является постоянным местом жительства, она осуществляет полномочия пользователя, содержит ее, чему истица на протяжении длительного периода времени не препятствовала.

Однако данные возражения ответчицы оставлены судом без внимания и не нашли своего отражения в решении в нарушение положений ч. 4 ст. 198 ГПК РФ.

Между тем, в этой связи, суду в соответствии с положениями ст. 148 ГПК РФ, надлежало определить характер правоотношений по пользованию спорной квартирой, которые фактически сложились между истицей и ответчицей после смерти предыдущего собственника, являвшегося бабушкой истицы и матерью ответчицы, с учетом того обстоятельства, что между сторонами могли возникнуть правоотношения, которые регулируются договором найма жилого помещения.

Однако в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ указанные обстоятельства на обсуждение судом не выносились.

Допущенные судом нарушения являются существенными, в связи с чем судебное решение не может быть признано законным и обоснованным, вследствие чего оно подлежит отмене.

Поскольку нарушения суда первой инстанции не могут быть исправлены судом кассационной инстанции, дело подлежит направлению на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, определив обстоятельства, имеющие значение для дела и дав им надлежащую правовую оценку в их совокупности, постановить законное и обоснованное решение.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 09 ноября 2009 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь