Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СОВЕТСКИЙ РАЙОННЫЙ СУД Г. ВЛАДИВОСТОКА

ПРИМОРСКОГО КРАЯ

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 4 февраля 2010 г. по делу N 2-126/10

 

 

Судья Советского районного суда г. Владивостока Приморского края

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению М.Т.С., М.И.Д. к Государственному учреждению "Санаторий "Приморье" МВД Российской Федерации о признании членом семьи нанимателя жилого помещения

 

установил:

 

Истцы обратились в суд с вышеуказанным иском, указав, что они проживают в жилых помещениях, расположенных по адресу <...>. Они являются собственниками квартиры N 1, жилой площадью 14,4 кв. м. Квартира 2 расположена в смежном помещении и представляет собой фактически не изолированное от квартиры N 1 помещение. Нанимателем квартиры N 2 являлась тетя по материнской линии А.И.А. Вселены были в квартиру N 2 в качестве членов семьи нанимателя А.И.А., вели общее хозяйство, был общий семейный бюджет, общие расходы на приобретение питания, совместно приобретали мебель, устанавливали окна, оплачивали коммунальные услуги. В комнате, принадлежащей А.И.А., находилась комната ребенка М.И.Д., в воспитании которого участвовала А.И.А. 5 декабря 2008 г. А.И.А. внезапно скончалась, они оплачивали организацию ее похорон, кремацию тела. Просят суд признать их членами семьи нанимателя жилого помещения А.И.А. Целью признания членами семьи является пользование жилым помещением и заключение договора социального найма жилого помещения.

В судебном заседании представитель истца, истец на исковых требованиях настаивали по доводам, изложенным в исковом заявлении и ходатайстве об уточнении основания иска. Кроме того, в судебном заседании истец пояснила, что А.И.А. с 2004 г. находилась у нее на иждивении, так как не работала, помогала воспитывать ребенка. Представитель истца дополнил, что доказательством ведения общего хозяйства является договор подряда от 2007 г., согласно которого М.Т.С. заказывала установку окон в квартире А.И.А., свидетельские показания. Также пояснила, что между квартирами N 1 и N 2 был произведен проход, чтобы общаться.

В судебном заседании представитель ответчика с исковыми требованиями не согласилась, предоставила суду отзыв и в судебном заседании пояснила, что для вселения нанимателем в жилое помещение других родственников в качестве членов семьи возможно только с согласия наймодателя в письменной форме, на что такого обращения от А. им не поступало и согласие на вселение истцов ими не давалось. Из показаний свидетелей следует, что стена пробита 25 - 30 лет назад, когда истцу было шесть лет. Доводы истцов и свидетелей о том, что проем был проделан для совместного проживания с А. не подтвержден. Согласно плана БТИ от 1990 года квартира N 1 находилась в противоположной стороне и имела поперечную смежную стену с кв. 2. Согласно плана БТИ от 2003 г., предоставленного истцами, квартира 1 перемещена на место кв. 4 и имеет другую смежную продольную стену с квартирой N 2. Комиссиями БТИ не зафиксировано проемов между квартирами. На данный момент после смерти А. квартира была распределена сотруднику М. и его семье.

27 января 2010 г. судом в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора был привлечен М.Е.Ю., который в судебном заседании пояснил, что он не может воспользоваться своими правами проживания в квартире, въехать в квартиру.

Выслушав участников процесса, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему выводу.

Согласно свидетельства о смерти А.И.А. умерла 5 декабря 2008 г. (л.д. 11) Согласно формы N 17 по дому <...> А.И.А являлась квартиросъемщиком квартиры N 2 в указанном доме с 07.02.1979 года (л.д. 77)

Согласно договора N <...> на передачу части дома в собственность граждан от 18.12.2007 г. истцы являются собственниками квартиры N 1 <...> (л.д. 6).

В судебном заседании установлено и подтверждается материалами дела, что истец М.Т.А. является родной племянницей А.И.А. Данный факт подтверждают свидетельства о рождении матери истицы А.М.А. и А.И.А., которая является родной сестрой матери истицы (л.д. 13) М.И.Д. является сыном М.Т.С.(л.д. 10).

Жилой дом по адресу <...> находится на балансе ГУ "Санаторий "Приморье" с 15 октября 1998 г. на праве оперативного управления (л.д. 7).

По смыслу ч. 1 ст. 69 Жилищного кодекса РФ к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. По смыслу данной статьи другие родственники должны не просто проживать совместно с нанимателем, но и быть вселены нанимателем в качестве членов своей семьи и вести с ним общее хозяйство.

Для признания других родственников членами семьи нанимателя требуется выяснить содержание волеизъявления нанимателя в отношении их вселения в жилое помещение.

Под ведением общего хозяйства, являющимся обязательным условием признания членами семьи нанимателя других родственников, следует понимать в частности наличие у нанимателя и указанных лиц совместного бюджета, общих расходов на приобретение продуктов питания, имущества для совместного пользования и т.п.

Однако, в судебном заседании не установлено, что со стороны А.И.А. имело место волеизъявление. А.И.А. умерла 5 декабря 2008 г.

Согласно пояснений представителя истца и истца следует, что М.Т.С. была вселена в квартиру N 2 с детства, была демонтирована стена в 80-е годы между квартирами N 1 и N 2, чтобы беспрепятственно вести общее совместное хозяйство и общаться с членами одной семьи.

Однако, данные показания противоречат материалам дела. Согласно формы N 17 следует, что М.Т.С. (в девичестве Б.) была прописана 22.03.2001 г. в квартире <...>, на которую в последующем ей выдано свидетельство о государственной регистрации, а не в квартире N 2.

Согласно технического паспорта на жилой дом <...>, составленный по состоянию на 19 февраля 1990 года, суд установил, что дом состоит из четырех квартир. Указано, что квартира N 1 имеет площадь 12,4 кв. м, квартира N 2 - 14,6 кв. м, квартира N 3 - 13,3 кв. м, квартира N 4 - 14.4 кв. м (л.д. 79 - 84). Однако, истцам была передана в собственность квартира N 1, с указанием площади соответствующей квартире N 4, т.е. 14,4 кв. м (л.д. 14, 18 - 19). Причину нумерации изменения квартир в судебном заседании установить не представилось возможным. Однако, в судебном заседании не отрицалось сторонами, что спор идет о квартирах с площадью 14,4 кв. м и 14,6 кв. м. Исследовав выкопировку, приложенную к техническому паспорту дома, установлено, что между квартирой, площадью 14, 4 кв. м, принадлежащей истцам и квартирой, площадью 14,6 кв. м, нанимателем которой является А.И.А. отсутствует какой-либо проем и имеется два раздельных входа (л.д. 81).

В судебном заседании свидетель М.Д.С., являющийся супругом М.Т.А. пояснил, что демонтаж стены был произведен в 2004 г.

Однако, как истец, так и свидетель Б.С.В., являющийся отцом М.Т.А. суду пояснил, что демонтаж стены имел место в 1985 - 1986 годах.

В то же время, свидетель М.Н.Ф. в судебном заседании пояснила, что знакома с А.И.А. около 30 лет, они дружили, однако пояснить с какого периода отсутствует стена между квартирами, не смогла. Также пояснила, что у М. и А. была одна жилая площадь, не было раздельного помещения и был один вход в квартиру. Также пояснила, что М. и А. стали проживать совместно примерно с 2002 г.

Учитывая, что показания свидетелей не согласуются между собой, противоречат в части времени демонтажа стены, наличия входов в квартиры, времени проживания совместно, суд приходит к выводу, что их показания противоречат доводам истца и не подтверждают факт волеизъявления А. на вселение в квартиру и ведение общего хозяйства.

Кроме того, в судебном заседании свидетель Б.С.В. суду пояснил, что А.И.А. имела намерение приватизировать квартиру, но не успела.

Данные показания свидетеля свидетельствуют о том, что А.И.А. имела намерение приватизировать квартиру на себя, поскольку не предприняла никаких попыток в соответствии с ч. 1 ст. 70 Жилищного кодекса РФ получить согласие в письменной форме у наймодателя.

В обоснование доводов о ведении общего хозяйства истец указывает на то, что оплачены квитанции М.Т.С за электроэнергию, договор подряда на установку окон оформлен на М. и установление окон произведено М.

Однако, согласно квитанций об оплате электроэнергии, следует, что плата произведена через год после смерти А.И.А в декабре 2009 г. (л.д. 20 - 31).

Договор подряда N 112 от 28 сентября 2007 г. действительно оформлен на заказчика М.Т.С с указанием адреса А.И.А., однако, квитанция об оплате суду не предоставлена. Кроме того, наличие данного договора не свидетельствует о том, что М. и А. имели общий совместный бюджет.

Об общем совместном бюджете не свидетельствует и тот факт, что А. помогала воспитывать ребенка М.

В судебном заседании свидетель М.Д.С. пояснял, что ведение общего хозяйства заключалось в том, что питались за одним столом, обеды и завтраки готовились либо М.Т.С, либо А.И., продукты приобретались на его деньги, а давала ли денежные средства А. на приобретение продуктов ему не известно, так как данный вопрос решался с М.Т.А.

Свидетель М.Н.Ф. поясняла, что М. и А. питались вместе, готовили пищу вместе, а кто приобретал продукты ей неизвестно.

Свидетель Б.С.В. пояснял, что М.Т.С. и А.И.А. вели общее совместное хозяйство, так как у них был огород, куры, ездили совместно на машине, возили ребенка.

Однако, данные показания подтверждают, что между А.И.А. и М.Т.А. имели место родственные отношения, но однозначно не могут быть подтверждением ведения общего хозяйства.

На основании вышеизложенного, суд приходит к выводу, что те условия, которые определены ч. 1 ст. 69 Жилищного кодекса РФ необходимые для разрешения спора, связанного с признанием лица членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, в судебном заседании не нашли подтверждения и исковые требования не подлежат удовлетворению.

Руководствуясь ст. 198 ГПК РФ, суд

 

решил:

 

М.Т.С., М.И.Д. в удовлетворении исковых требований к Государственному учреждению "Санаторий "Приморье" МВД Российской Федерации о признании членом семьи нанимателя жилого помещения - отказать.

Решение может быть обжаловано в Приморский краевой суд через Советский районный суд г. Владивостока в течение 10 дней со дня вынесения мотивированного решения.

Мотивированное решение изготовлено 09 февраля 2010 г.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь