Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 февраля 2010 г. по делу N 33-1074

 

Судья Рыжкова И.В.

 

9 февраля 2010 года. Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе председательствующего Кутыревой Е.Б., судей Кочневой Е.Н. и Юрковой Н.В.

При секретаре С.Ю.А.

Рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу Кутыревой Е.Б.

Дело по кассационной жалобе Б.Н.Е.

С участием

На решение Советского районного суда г. Н.Новгорода от 23 декабря 2009 года

По делу по иску Б.Н.Е. к Р.Г.М. о признании договора дарения недействительным,

 

установила:

 

Б.Н.Е. обратилась в суд с иском к Р.Г.М. о признании договора дарения недействительным, указав, что является участником Великой Отечественной войны, принимала участие в героической обороне Сталинграда, награждена медалью "За оборону Сталинграда", медалью Жукова, орденом Отечественной войны 2 степени.

С 13.03.2002 года является инвалидом 1 группы по общему заболеванию (ишемическая болезнь сердца, стенокардия 3 степени постинфарктного кардиосклероза Н2, гипертоническая болезнь 3 ст., риск 4, дисциркуляторная энцефалопатия 2 ст. сосудистого генеза, сахарный диабет 2 типа средней степени тяжести, хронический калькулезный холецистит, состояние после эксерпации матки с придатками с последующей лучевой терапией, деформирующий артроз суставов, хронический панкреатит).

В связи с 1 группой инвалидности с марта 2002 года ей необходим посторонний уход, т.к. она почти не передвигается самостоятельно даже по квартире, не говоря уже о прогулках на свежем воздухе. Истица имеет двоих дочерей Б.(Л.)Н.М. и Б.(Р.)Г.М.

Младшая дочь - ответчица появилась в ее жизни после смерти ее бывшего мужа в 92 г. на очень короткое время, потом длительный период времени отсутствовала.

Летом 2006 г. она снова увидела свою младшую дочь, стала давать деньги на жизнь со своей пенсии и из своих отложенных денег на похороны. После получения денег, дочь уезжала.

В 2007 году Р.Г.М. обманным путем завладела ее квартирой, оформив договор дарения, обещания оказания посторонней помощи и ухода за ней не выполнила.

Весной 2007 г. когда Р.Г.М. пришла, стала просить прощения, говорила, что поняла свое неправильное поведение и хочет помочь достойно, в заботе близкого человека (своей дочери), дожить свой век, и обещала ухаживать, покупать и приносить продукты питания и лекарства, необходимые, что она будет платить за квартиру, которую необходимо оформить на нее в обмен на уход. Истица поверила дочери, что она будет заботиться, содержать полностью квартиру, ухаживать, т.к. необходим посторонний уход, специальное питание по заболеванию сахарный диабет.

Тогда Р.Г.М. предложила оформить на нее квартиру за то, что она будет ухаживать и помогать - покупать продукты, лекарства, необходимые вещи. Истица согласилась с предложением дочери.

25 июля 2007 года дочь вызвала на дом нотариуса, объяснила что по данному договору за ней должны ухаживать, помогать и содержать до конца жизни. Истица подписала договор, однако его не читала, т.к. плохое зрение и плохое самочувствие.

Осенью 2008 года узнала, что 25 июля 2007 года подписала договор дарения квартиры, однако таких намерений и такого желания у нее не было. Считала, что заключила договор пожизненного содержания.

Ответчик к истице не приходит и своих обязательств не выполняет.

Начиная с августа 2007 г. по сегодняшний день она из своих личных денежных средств (пенсии) оплачивает коммунальные платежи и т.д. Считает, что в силу возраста и состояния здоровья заблуждалась, заключая данную сделку, дочь воспользовалась ее плохим самочувствием и доверием, обманным путем завладела ее квартирой. Дочь убедила ее в том, что она передаст квартиру в обмен на уход за ней, однако в планы дочери этого, как оказалось, не входило.

Другого места жительства у нее нет, до сих пор она сама несет расходы по содержанию квартиры, оплачивая коммунальные платежи. Но поскольку право собственности на квартиру оформлено на ответчика считает, что ее могут выселить из квартиры.

Считает, что договор дарения является недействительным, так как подписан он под влиянием заблуждения относительно природы сделки, она думала, что подписывает договор пожизненного содержания с иждивением.

На основании изложенного, в соответствии со ст. ст. 131 ГПК РФ, 167, 178 ГК РФ, просит:

1. Признать договор дарения квартиры от 25 июля 2007 года, подписанный Б.Н.Е. и Р.Г.М. недействительным.

2. Применить последствия недействительности сделки, предусмотренные ст. 167 ГК РФ.

В судебное заседание истица не явилась, дело рассмотрено с участием представителя истца.

Представители истца адвокат Иванова Е.Е. (по ордеру и доверенности) и адвокат Сударева Т.Н. (по ордеру) исковые требования поддержали. Ответчица в суд не явилась, о времени и месте рассмотрения дела извещена. Ее представители Т. и Ф. (по доверенности) требования не признали, как неосновательно заявленные.

Просили применить срок исковой давности.

Третьи лица нотариус, Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Нижегородской области в суд не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены.

Решением суда постановлено: В удовлетворении исковых требований Б.Н.Е. к Р.Г.М. о признании договора дарения недействительным и применении последствий недействительности сделки отказать в полном объеме.

В кассационной жалобе Б.Н.Е. поставлен вопрос об отмене судебного решения, как незаконного и необоснованного.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Решение суда не может быть признано законным и обоснованным, если оно постановлено в нарушении или неправильном применении норм материального или норм процессуального права /п/п 4 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ/.

До начала судебного разбирательства судебной коллегии рассмотрено ходатайство истца об отложении разбирательства дела, в связи с нахождением в стационаре, однако судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения ходатайства.

Как следует из материалов дела, спорная квартира <...> находится в собственности Б.Н.Е. на основании договора на передачу квартиры в собственность, заключенного Горьковским портом ВОРПа и Б.Н.Е. от 09 октября 1992 года.

04 июля 2007 г. Б.Н.Е. выдана нотариальная доверенность на совершение действий, связанных с регистрацией договора дарения и перехода права собственности на спорную квартиру (л.д. 59).

25 июля 2007 г. между Б.Н.Е. и Р.Г.М. заключен в нотариальном порядке договор дарения квартиры <...>, указанный договор был зарегистрирован в УФРС по Нижегородской области 31 июля 2007 года.

Отказывая в удовлетворении требований о признании договора недействительным, совершенного под влиянием заблуждения, суд 1 инстанции исходил из того, что Б.Н.Е. имела намерения распорядиться спорной квартирой именно путем заключения договора дарения, поскольку она совершала юридически значимые действия, направленные на достижение данной цели. При этом принял во внимание, доверенность от 4 июля 2007 года на совершение действий, связанных с регистрацией договора дарения и перехода права собственности на спорную квартиру, заключение в последующем договора дарения от 25 июля 2007 года в нотариальном порядке. Кроме того, посчитал, что истицей пропущен срок исковой давности и уважительных причин для восстановления срока не имеется.

Между тем данный вывод суда нельзя признать правильным, как не основанный на законе ст. 178 ГК РФ.

Данное нарушение является существенным, повлиявшем на несоответствие выводов судебных инстанций установленным по делу обстоятельствам, и на неправильное разрешение по существу заявленных требований.

Не устранение допущенной судом ошибки влечет нарушение прав и невозможность восстановления нарушенных прав Б.Н.Е., которая является одиноким, престарелым, больным человеком, нуждающейся в силу указанных обстоятельств, необходимого постороннего ухода.

Нарушение норм материального права выразилось в следующем.

В соответствии со ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения (ч. 1).

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения (ч. 2).

В соответствии со ст. 572 ГК РФ по договору дарения даритель безвозмездно передает одаряемому вещь в собственность. При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением, к такому договору применяются правила, предусмотренные п. 2 ст. 170 ГК РФ.

Из дела видно, что истица на момент заключения сделки имела преклонный возраст 86 лет, являлась одиноким человеком, родственные связи с дочерью - ответчиком по делу не поддерживала, проживала в квартире одна.

С 13.03.2002 года является инвалидом 1 группы по общему заболеванию, перечень которых носит обширный характер: ишемическая болезнь сердца, стенокардия 3 степени постинфарктного кардиосклероза Н2, гипертоническая болезнь 3 ст., риск 4, дисциркуляторная энцефалопатия 2 ст. сосудистого генеза, сахарный диабет 2 типа средней степени тяжести, хронический калькулезный холецистит, состояние после эксерпации матки с придатками с последующей лучевой терапией, деформирующий артроз суставов, хронический панкреатит. В связи с имеющимися заболеваниями нуждается в постоянном постороннем уходе, поскольку не может самостоятельно передвигаться даже по квартире.

Как следует из обращения в суд, истица заключила договора дарения с младшей дочерью Р.Г.М. после восстановления семейных отношений в 2006 году, с целью осуществления постоянного ухода.

В порядке ст. 55 ГПК РФ суду представлены доказательства, подтверждающие, обстоятельства заключения договора дарения и имеющиеся в деле доказательства, действительно подтверждают утверждения истицы о намерении передать квартиру по причине необходимости ухода

Так, свидетель Ж. пояснила, что истица нуждается в посторонней помощи, однако общительная, слышит и видит хорошо.

Свидетель С. является работником соцзащиты, осуществляет уход за истицей. Б.Н.Е. помирилась с младшей дочерью в июле 2007 года, в течение года приходила часто, помогала, перестала ходить весной 2008 года. Истица говорила, что Р.Г.М. будет за ней ухаживать, за это она перепишет на нее квартиру. Сейчас истица читать не может, в 2007 году читала с лупой. Телевизор смотрит, речь ясная.

Свидетель Ш. пояснила, что истица говорила ей, в июле 2007 года переписала квартиру на младшую дочь Р.Г.М., так как они помирились и та будет за ней ухаживать. В течение года Р.Г.М. ходила, потом перестала. Б.Н.Е. лежит, телевизор смотрит, речь четкая, слышит хорошо, у нее высшее образование.

Указанные обстоятельства нашли свое подтверждение и постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 6 октября 2009 года, которым установлено, что Б.Н.Е. подарила квартиру с целью получения от родного человека заботы и помощи.

Из материалов дела видно, что действительно после заключения договора дарения указанная договоренность со стороны ответчика соблюдалась до осени 2008 года, после обнаружения у ответчика онкологии и оказание такой помощи истице прекратилось, что не оспаривается ответчиком.

Кроме того, как указывала истица, ответчик, являясь собственником жилого помещения, никаких расходов по содержанию жилья не несла, данные расходы несла с августа 2007 года истица, что является свидетельством неисполнения договорных отношений.

Совокупность указанных доказательств, свидетельствуют о том, что договор дарения заключен исключительно с единственной целью получения необходимой помощи от близкого человека и необходимого питания в связи с заболеванием сахарный диабет.

Таким образом, заблуждение истца относительно договора дарения имеет существенное значение, поскольку в результате такого договора он лишился возможности получения посторонней помощи пожизненно в соответствии с поставленной целью передачи квартиры за оказание услуги по предоставлению помощи.

В судебном решении суд, сослался на то обстоятельство, что волеизъявление истицы было именно по договору дарения, ссылаясь на доверенность и договор дарения и его условий, а также свидетельских показаний нотариуса.

Однако, факт волеизъявления истца на заключение договора дарения без осуществления обязанностей со стороны ответчицы, не соответствовал действительной воле дарителя и последствий заключенного договора, в силу установленных судом доказательств: свидетельских показаний, объяснений истицы, постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела.

Показания ответчика, договор дарения, показания нотариуса противоречат установленным доказательствам по делу, поэтому не могли свидетельствовать о наличии волеизъявления истицы на осуществление безвозмездной сделки.

Отказ суда в удовлетворении требований о признании договора дарения недействительным судом также мотивирован применением годичного срока исковой давности, с учетом того, что истице о нарушенном праве стало известно в 2007 году, обращение в суд имело место на период 2009 года.

Данный вывод суда нельзя признать правильным, поскольку из материалов дела следует, что о нарушенном праве истица узнала с октября 2008 года, по факту прекращения выполнения обязательств должника по оказанию помощи и ухода, в суд истица обратилась в августе 2009 года, т.е. в пределах срока исковой давности.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным, как постановленное с нарушением норм материального права.

Не передавая дело на новое рассмотрение, судебная коллегия не лишена возможности вынести по делу новое решение в следующей редакции:

"Удовлетворить требования Б.Н.Е. к Р.Г.М. о признании договора дарения квартиры <...>. Признать указанную сделку недействительной с момента ее совершения. Применить последствия недействительности сделки: признать недействительным зарегистрированное за Р.Г.М. право собственности на квартиру <...> от 31.07.2007 года /запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним на данную квартиру N <...>/.

Признать за Б.Н.Е. право собственности на квартиру <...>".

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Советского районного суда г. Н.Новгорода от 23 декабря 2009 года отменить. Не передавая дело на новое рассмотрение вынести по делу новое решение в следующей редакции "Удовлетворить требования Б.Н.Е. к Р.Г.М. о признании договора дарения квартиры <...>. Признать указанную сделку недействительной с момента ее совершения. Применить последствия недействительности сделки: признать недействительным зарегистрированное за Р.Г.М. право собственности на квартиру <...> от 31.07.2007 года /запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним на данную квартиру N <...>/.

Признать за Б.Н.Е. право собственности на квартиру <...>".

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь