Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ГАРНИЗОННЫЙ ВОЕННЫЙ СУД

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 10 февраля 2010 г. по делу N 66-2010

 

Новосибирский гарнизонный военный суд под председательством судьи Коробкова В.Ю., при секретаре Г., с участием представителя должностного лица - капитана юстиции Д., представителя коллегиального органа - майора Я., заявителя - военнослужащего войсковой части 0000 майора С., его представителя - Я. в открытом судебном заседании в помещении военного суда рассмотрел гражданское дело по заявлению С., в котором оспариваются решение жилищно-бытовой комиссии войсковой части 0000 об отказе в предоставлении жилого помещения и действия командира этой же воинской части, связанные с утверждением решения коллегиального органа.

В ходе рассмотрения дела по существу военный суд

 

установил:

 

С. обратился в суд с заявлением, в котором просил признать неправомерными действия командира войсковой части 0000, связанные с утверждением решения жилищно-бытовой комиссии этой же воинской части от 22 января 2010 года об исключении жены - С.В.В. из очереди нуждающихся в улучшении жилищных условий, а также само решение жилищно-бытовой комиссии от 22 января 2010 года. Обязать командира воинской части и жилищно-бытовую комиссию отменить свои решения и принять новое решение по восстановлению С.В.В. в очереди.

В судебном заседании заявитель, изменил предмет своего заявления и просил признать неправомерными действия командира войсковой части 0000, связанные с утверждением решения жилищно-бытовой комиссии этой же воинской части от 2 февраля 2010 года об отказе в выделении двухкомнатной квартиры по адресу: <...> на состав семьи из трех человек, а также само решение коллегиального органа от того же числа. Обязать командира воинской части и жилищно-бытовую комиссию отменить свои решения и рассмотреть вопрос о выделении названной квартиры на состав семьи из трех человек, в соответствии с действующим законодательством. Свои требования заявитель поддержал и дал пояснения в пределах заявления.

Представители должностного лица и коллегиального органа, каждый в отдельности, требования заявителя не признали. В обоснование своих возражений представитель коллегиального органа пояснил следующее. С. было отказано в предоставлении двухкомнатной квартиры на семью из трех человек ввиду того, что жена заявителя - С.В.В. с апреля 1990 года проживала в трехкомнатной квартире <...>, которая выделялась ее родителям. В марте 1993 года указанное жилое помещение было приватизировано родителями. В соответствии со ст. 31 ЖК РФ она имела право пользования данным жилым помещением. В июле 2006 года С.В.В. снялась с регистрационного учета по указанному адресу и зарегистрировалась в другом жилом помещении, принадлежащем ее отцу. Тем самым С.В.В., в соответствии со ст. 53 ЖК РФ совершила действия, в результате которых она стала нуждающейся в жилом помещении. Поэтому она может быть принята на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении не ранее, чем через пять лет со дня совершения указанных действий. В связи с этим решение коллегиального органа является законным и прав заявителя не нарушает.

Представитель должностного лица дал аналогичные пояснения.

Выслушав объяснения сторон и, исследовав представленные доказательства, суд приходит к следующим выводам.

В своем рапорте от 24 декабря 1997 года С. просил поставить его на учет нуждающихся в получении жилого помещения, представив соответствующие документы, среди которых была справка из Уфимского военного авиационного училища летчиков о том, что С., обучаясь в училище, жилья от Минобороны России не имел.

28 января 2000 года С. заключил брак с гражданкой З., что подтверждается свидетельством.

19 декабря 2007 года у заявителя родился сын - Д., о чем имеется свидетельство.

Согласно справке в личном деле офицера С. указан состав семьи: жена - С.В.В. и сын - С.Д.А.

Как видно из паспорта гражданина РФ С. зарегистрирован по адресу: <...>, войсковая часть 0000. Супруга заявителя с 24 ноября 1992 года по 4 июля 2006 года была зарегистрирована по адресу: <...>, а с 31 июля 2006 года - по адресу: <...>.

В соответствии со справками Новосибирского городского бюро технической инвентаризации ни С., ни З. до 1 января 1999 года приватизированного жилья в городе Новосибирске не имели.

Согласно сообщению ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ" от 30 января 2009 года С. (З.) В.В. до 1 января 1999 года зарегистрированных прав на недвижимое имущество в г. Новосибирске не имела.

По сообщению Управления Федеральной регистрационной службы по Новосибирской области от 30 сентября 2008 года С., С.В.В. и С.Д.А. зарегистрированных прав на объекты недвижимости в городе Новосибирске и Новосибирской области не имеют.

На основании справки Городского жилищного агентства от 21 октября 2008 года С. (З.) В.В. на 30.04.2007 года не использовала право приватизации жилья на территории г. Новосибирска.

Согласно контрольному талону к ордеру от 6 апреля 1990 года З.В.З. предоставлена квартира <...> на семью из четырех человек.

В соответствии с договором N 60430 от 5.03.1993 года З.В.З. и его супруга приватизировали жилое помещение.

30 ноября 2005 года З.., являясь инвестором, принял от застройщика жилое помещение, находящееся в доме <...>, что видно из акта передачи квартиры.

9 июня 2006 года З. зарегистрировал право собственности на квартиру <...>, что подтверждается свидетельством.

Согласно договору дарения от 22 мая 2007 года З.В.З. подарил жилое помещение - квартиру <...> своей дочери З.

20 июля 2007 года З. зарегистрировала право собственности на подаренное жилое помещение.

Как видно из договоров от 1 января 2005 года, 1 января 2008 года и 1 января 2009 года С. поднанимает жилое помещение, находящееся по адресу: <...>, для своей семьи, в том числе жены - С.В.В.

Свидетель З. показал, что действительно в 1990 году он получил квартиру для своей семьи, членом которой в то время являлась З.В.В., в настоящее время С.В.В. В 1993 году он совместно с супругой приватизировал квартиру. В 2000 году его дочь З. вышла замуж за С. и после заключения брака они стали проживать совместно в квартире, которую снимал заявитель. При этом его дочь до июля 2006 года не снималась с регистрационного учета, поскольку в регистрации по адресу воинской части, где проходил службу С., ей отказали. В мае 2007 года он подарил квартиру своей дочери З., т.к. та проживает без мужа и воспитывает двоих детей. При этом, по договоренности, С.В.В. снялась с регистрационного учета по адресу: <...> и зарегистрировалась в его новой квартире по ул. Гоголя. При этом фактически в названном жилом помещении она не проживала и не проживает.

Согласно протоколу N 2 заседания жилищно-бытовой комиссии войсковой части 0000 от 2 февраля 2010 года С. отказано в предоставлении двухкомнатной квартиры по <...> на семью из трех человек по тому мотиву, что это противоречит ст. 15.1 ФЗ "О статусе военнослужащих".

Данный протокол, по пояснениям представителя коллегиального органа и должностного лица, был утвержден командиром воинской части в тот же день.

Оценивая решение коллегиального органа и действия должностного лица, военный суд учитывает следующее.

В силу ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений или выделение денежных средств на их приобретение в порядке и на условиях, которые устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

На основании ст. 15.1 этого же Федерального закона норма предоставления площади жилого помещения при предоставлении по договору социального найма жилых помещений, находящихся в федеральной собственности или переданных из федеральной собственности в муниципальную собственность, либо при предоставлении жилых помещений, находящихся в федеральной собственности, в собственность бесплатно на основании решения федерального органа исполнительной власти составляет 18 квадратных метров общей площади жилого помещения на одного человека.

Согласно ст. 51 ЖК РФ гражданами, нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, признаются, в т.ч. не являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения.

Как видно из исследованных доказательств, заявитель С. в установленном порядке признан нуждающимся в жилом помещении. После 2000 года членами его семьи являются жена С.В.В. и сын - С.Д.А.

Согласно ст. 57 ЖК РФ жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет.

При определении общей площади жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма гражданину, имеющему в собственности жилое помещение, учитывается площадь жилого помещения, находящегося у него в собственности.

При предоставлении гражданину жилого помещения по договору социального найма учитываются действия и гражданско-правовые сделки с жилыми помещениями, совершение которых привело к уменьшению размера занимаемых жилых помещений или к их отчуждению. Указанные сделки и действия учитываются за установленный законом субъекта Российской Федерации период, предшествующий предоставлению гражданину жилого помещения по договору социального найма, но не менее чем за пять лет.

Как видно из исследованных доказательств, С.В.В. (З.) в собственности жилое помещение в городе Новосибирске не имела. Каких-либо гражданско-правовых сделок с недвижимым имуществом не осуществляла.

Снятие ее с регистрационного учета в июле 2006 года не является гражданско-правовой сделкой с жилым помещением, совершение которой привело к уменьшению размера занимаемого жилого помещения или к его отчуждению.

Таким образом, на момент принятия коллегиальным органом решения о распределении жилого помещения 2 февраля 2010 года ни С., ни его жена и сын не являлись нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения, следовательно, заявитель имеет право на обеспечение жилым помещением с учетом членов его семьи. Решение коллегиального органа, отказавшего заявителю в предоставлении жилого помещения, нарушает его право на жилье, а поэтому является незаконным.

Действия должностного лица, утвердившего незаконное решение коллегиального органа, также противоречат требованиям закона.

В связи с этим суд признает заявление С. обоснованным.

В соответствии с требованиями ст. 98 ГПК РФ судебные расходы по делу, понесенные заявителем по оплате государственной пошлины, суд возлагает на должностное лицо.

Руководствуясь ст. 194 - 199 и 258 ГПК РФ, военный суд

 

решил:

 

Заявление С. признать обоснованным.

Решение жилищно-бытовой комиссии войсковой части 0000 от 2 февраля 2010 года об отказе С. в предоставлении жилого помещения и действия командира этой же воинской части, связанные с утверждением названного решения, признать незаконными.

Обязать командира войсковой части 0000 и жилищно-бытовую комиссию этой же воинской части отменить свои решения в части отказа С. в предоставлении жилого помещения. Назначить повторное заседание жилищно-бытовой комиссии, на котором рассмотреть вопрос предоставления жилого помещения С. и членам его семьи в соответствии с действующим законодательством.

Судебные расходы по делу, связанные с уплатой заявителем государственной пошлины, возложить на должностное лицо. Взыскать с войсковой части 0000 в пользу С. двести рублей.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Западно-Сибирский окружной военный суд через Новосибирский гарнизонный военный суд в десятидневный срок со дня его принятия в окончательной форме.

 

Судья

В.Ю.КОРОБКОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь