Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ НИЖЕГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 11 февраля 2010 г. по делу N 44у-28/2010

 

Президиум в составе:

председательствующего Попова В.Ф.,

членов президиума Лазорина Б.П., Лысова М.В., Погорелко О.В., Прихунова С.Ю., Туговой Е.Е., Ярцева Р.В.,

с участием первого заместителя прокурора Нижегородской области Шахнавазова Р.А.,

адвоката Печниной Г.Ю.,

потерпевшей А.Л.В.,

при секретаре М.,

рассмотрел надзорную жалобу осужденного Ф. на приговор Приокского районного суда г. Нижнего Новгорода от 23 ноября 2007 года, которым

Ф., родившийся <...>, не судимый,

осужден за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК РФ, к лишению свободы на срок 9 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 01 февраля 2008 года приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденного Ф. поставлен вопрос об отмене судебных решений ввиду недоказанности его вины в содеянном, несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, нарушения норм уголовно-процессуального закона. В обоснование своих доводов осужденный указывает на то, что суд необоснованно сослался в приговоре на факт нанесения им ударов гантелями по голове потерпевшего А.М.А., так как труп потерпевшего был обнаружен без головы, и установить причину смерти было невозможно. Кроме того, осужденный указывает на последовательное непризнание вины в содеянном и то, что он не сообщал гр. О., с которым он находился в одной камере, о том, что именно он совершил убийство А.М.А.

Надзорное производство возбуждено судьей Верховного Суда РФ Свиридовым Ю.А.

Заслушав доклад судьи Нижегородского областного суда Симонова Н.А., изложившего обстоятельства уголовного дела, мотивы надзорной жалобы и постановления о возбуждении надзорного производства, мнение адвоката Печниной Г.Ю., полагавшей судебные решения подлежащими отмене, мнение потерпевшей А.Л.В., просившей оставить судебные решения без изменения, первого заместителя прокурора Нижегородской области Шахнавазова Р.А., полагавшего необходимым состоявшиеся судебные решения оставить без изменения, президиум

 

установил:

 

приговором суда Ф. признан виновным и осужден за умышленное причинение смерти А.М.А.

Согласно приговору преступление совершено 02 января 2005 года при следующих обстоятельствах.

В ночь на 02 января 2005 года Ф. и А.М.А., находясь в квартире Ф., расположенной по адресу: <...>, где распивали спиртные напитки. В это время между ними на почве личных неприязненных отношений произошла ссора, в ходе которой Ф., действуя умышленно с целью убийства, нанес имеющейся у него гантелей, весом 13 килограммов, несколько ударов по голове А.М.А., от которых последний скончался на месте происшествия.

Труп А.М.А. Ф. сбросил в канализационный колодец.

01 июля 2005 года в канализационном колодце, расположенном в 180 метрах от дома N 1 по <...>, были обнаружены фрагменты трупа А.М.А.

Проверив материалы уголовного дела, доводы надзорной жалобы осужденного, президиум находит постановленные в отношении Ф. судебные решения законными, обоснованными и не подлежащими отмене или изменению по следующим основаниям.

Выводы суда первой инстанции о виновности осужденного Ф. в совершении инкриминируемого ему деяния соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом, и подтверждены совокупностью исследованных в ходе судебного следствия доказательств.

В соответствии с п. 7 ст. 410 УПК РФ, при пересмотре в порядке надзора судебных решений уголовно-процессуальным законом запрещено устанавливать или считать доказанными факты, которые не были установлены в приговоре или были отвергнуты им, предрешать вопросы недоказанности или доказанности обвинения, преимуществ одних доказательств над другими.

Оценив собранные по делу доказательства в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, суд пришел к обоснованному выводу о том, что они являются относимыми, допустимыми, достоверными, а в совокупности - достаточными для постановления обвинительного приговора.

Фактические обстоятельства дела судом установлены верно.

Так, из показаний свидетеля сотрудника милиции Г.В.М. следует, что он, работая по сообщению об исчезновении А.М.А., получил объяснения от К.Р.П., проживающей в квартире <...>. Со слов К.Р.П. ему известно, что ночью 02 января 2005 года она проснулась от сильного грохота, доносящегося из квартиры <...>. Всего было три удара, от последнего в ее квартире с потолка упала люстра. Также К.Р.П. пояснила, что утром 02 января 2005 года она поднялась в квартиру Ф., и он, выслушав ее, сказал, что ночью занимался гантелями, которые у него падали, и пообещал купить новую люстру.

Согласно заключению генотипоскопической экспертизы, на гантеле и дверце шкафа обнаружена кровь, которая могла произойти от А.М.А., вероятность происхождения этой крови от А.М.А. в 3,46 миллиона раз большая, чем вероятность происхождения этой крови от иного лица.

Исходя из изложенного, суд первой инстанции установив (на основании совокупности исследованных доказательств) юридически значимые обстоятельства дела, а именно факт нахождения и совместного распития спиртных напитков Ф. с потерпевшим А.М.А. в квартире N <...>, приняв во внимание то, что на гантеле, изъятой из указанной квартиры имеется кровь потерпевшего, а также то обстоятельство, что соседка снизу слышала 3 удара из квартиры N <...>, от последнего из которых упала люстра в ее квартире, имея заключение судебно-медицинской экспертизы о невозможности определения причины смерти, правильно пришел к выводу об обоснованности предъявленного Ф. обвинения в умышленном убийстве А.М.А. на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений.

При этом суд, устанавливая фактические обстоятельства совершенного преступления, взял за основу показания свидетеля О., оглашенные в судебном заседании с согласия сторон. Из этих показаний следует, что О. около месяца содержался в одной камере с Ф. В ходе общения с Ф., которое происходило один на один, последний сообщил, что убил мужчину нерусской национальности, нанеся удары гантелью по голове из-за неприязненных отношений, а затем труп скинул в канализационный колодец.

Данные показания согласуются и соотносятся с совокупностью других доказательств, а именно с показаниями потерпевшей А.Л.В., свидетелей Б.А.И., К.С.А., М.И.М., Г.В.М., П.А.П., Б.И.И., Р.С.В., Ш.А.В., протоколом осмотра места происшествия, протоколом выемки и осмотра, протоколом осмотра трупа, заключениями судебно-медицинской, судебно-трасологической, молекулярно-генетической, судебно-генотипоскопической экспертиз.

Доводы надзорной жалобы, в которых осужденный указывает на недопустимость показаний О., поскольку он не оставался с ним в камере один на один и не сообщал сведений о совершении им убийства А.М.А., а другие осужденные, содержащиеся в одной камере с Ф. и О., не показали, оставались ли Ф. и О. в камере наедине, несостоятельны.

Показания указанного свидетеля обоснованно признаны допустимым доказательством, поскольку они получены с соблюдением уголовно-процессуального закона, последовательны и непротиворечивы, подтверждаются показаниями лиц, содержащихся в камере с Ф. и О., а именно показаниями Л.М.Ф., Б.Е.В., Л.А.Б., А.С.М. о том, что, хотя они и не помнят, оставались ли наедине в камере Ф. и О., однако из показаний данных лиц суду известно, что Ф. и О. общались как между собой, так и с другими лицами, неприязненных отношений между ними не было.

При таких обстоятельствах суд обоснованно отверг показания осужденного Ф., отрицавшего факт общения с О.

В связи с этим, утверждение осужденного о том, что приговор в этой части содержит не устраненные противоречия, что, по мнению осужденного, предполагает обязанность суда по допросу О. в судебном заседании, является несостоятельным, поскольку возражений об оглашении показаний свидетеля О. не поступало, не устраненных противоречий приговор суда не содержит.

Вышеприведенный анализ доказательств опровергает доводы надзорной жалобы осужденного Ф. о том, что приговор основан на предположении, сделанном судом о мотиве совершенного преступления и его обстоятельствах.

Доводы надзорной жалобы о том, что кровь А.М.А. могла оказаться в квартире при других обстоятельствах, являются несостоятельными по основаниям, которые подробно изложены в приговоре и аргументированы.

Доводы надзорной жалобы о том, что заключение молекулярно-генетической экспертизы, согласно которой обнаруженные останки трупа принадлежат А.М.А., является сфальсифицированным, были проверены судом и обоснованно отвергнуты как несостоятельные с приведением мотивов принятого решения.

Доводы надзорной жалобы о том, что в ходе судебного заседания не был допрошен основной свидетель обвинения Л.В.А., что влияет на установление факта знакомства Ф. с А.М.А., а также нахождение А.М.А. в квартире N <...> и совместное распитие с Ф. спиртных напитков, при последовательном отрицании осужденным своей вины в содеянном, являются несостоятельными.

Из приговора суда видно, что судом неоднократно предпринимались попытки допросить в ходе судебного заседания свидетеля Л.В.А., однако в связи с неустановлением местонахождения Л.В.А. последний не был допрошен судом.

Допрошенный в качестве свидетеля сотрудник милиции Ч., пояснил суду, что в июле 2007 года он в порядке ст. 144 УПК РФ взял объяснение от Л.В.А., при этом последний просил розыскное дело в отношении него прекратить, так как он проживает у друзей в г. Нижнем Новгороде. Назвать адрес своего проживания Л.В.А. отказался, сославшись на то, что в его адрес со стороны защиты Ф. поступают угрозы жизни и здоровью.

Свидетелю Ч. судом была предъявлена имеющаяся в деле копия формы N 1 Л.В.А. с фотографией последнего, и свидетель уверенно опознал Л.В.А. по данной фотографии.

Вместе с тем, принимая во внимание указанное (а именно установленную судом невозможность допроса в качестве свидетеля Л.В.А.), президиум полагает, что показания иных свидетелей (К.С.А., И.И.И., Б.И.Л.) являются достаточными для установления обстоятельств совершения преступления, таких, как знакомство Ф. с А.М.А., а также нахождение Ф. в квартире N <...> и совместное распитие с ним спиртных напитков, поскольку данным свидетелям, со слов Л.В.А., известно, что вечером 01 января 2005 года А.М.А. пришел к Л.В.А. без верхней одежды, в домашних тапочках, и сказал, что приехал за Л.В.А., но ошибся этажом и попал в квартиру N <...>, где встретил своего знакомого. После этого Л.В.А., спустившись в квартиру N <...>, увидел, что А.М.А. и Ф. распивают спиртные напитки на кухне. Л.В.А. А.М.А. и Ф. предложили выпить, но он отказался. Тогда А.М.А. велел ему (Л.В.А.) ехать на работу в кафе, сказав, что сам подъедет позже.

В связи с вышеизложенным президиум соглашается с выводами суда первой инстанции о достаточности показаний указанных свидетелей об обстоятельствах, непосредственно предшествовавших преступлению, и с учетом установленных судом первой инстанции обстоятельств не ставит под сомнение законность приговора в целом лишь из-за того, что судом не был допрошен свидетель Л.В.А.

Доводы надзорной жалобы о нарушениях уголовно-процессуального закона в ходе осмотра места происшествия (квартиры, в которой были изъяты гантели) несостоятельны по следующим основаниям.

Так, из протокола осмотра места происшествия следует, что изъятые предметы были надлежащим образом упакованы, при этом у участников осмотра каких-либо замечаний и заявлений по ходу осмотра не было.

То обстоятельство, что понятые (К.Н.А., Д.А.А., И.Н.В., С.И.А.) не смогли сообщить, каким образом были упакованы гантели, ввиду того, что не помнят события проведенного следственного действия, не могут поставить под сомнение его законность.

Кроме того, следователь Н.Н.В. пояснила, что изъятые гантели были надлежащим образом упакованы.

Иные доводы надзорной жалобы осужденного Ф. о нарушениях норм уголовно-процессуального закона в ходе предварительного следствия были проверены и получили надлежащую оценку, как в приговоре, так и в кассационном определении судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда.

Таким образом, президиум находит, что суд, правильно установив фактические обстоятельства дела, обоснованно признал Ф. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ.

При таких обстоятельствах надзорная жалоба осужденного Ф. удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. ст. 407, 408, 409 УПК РФ, президиум

 

постановил:

 

приговор Приокского районного суда г. Нижнего Новгорода от 23 ноября 2007 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 01 февраля 2008 года в отношении Ф. оставить без изменения, а надзорную жалобу осужденного Ф. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.Ф.ПОПОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь