Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СУД ЕВРЕЙСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 февраля 2010 г. по делу N 33-71/2010

 

Судья: Унтевская Е.Л.

Судебная коллегия по гражданским делам суда Еврейской автономной области в составе:

Председательствующего: Серга Н.С.,

Судей: Сенотрусовой И.В., Кнепмана А.И.,

При секретаре Г.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе ответчика М.А.С. на решение Биробиджанского городского суда ЕАО от 25 декабря 2009 года, которым постановлено:

Исковые требования З. к М.А.С. о признании завещания недействительным удовлетворить.

Признать недействительным в силу его ничтожности удостоверенное 12 ноября 2008 года нотариусом Биробиджанского городского нотариального округа В. завещание М.А.И., согласно которому из принадлежащего ей имущества квартиру, находящуюся по адресу: <***>, она завещала М.А.С.

Взыскать с М.А.С. в пользу З. судебные расходы по оплате государственной пошлины в размере 100 рублей.

Заслушав доклад судьи Сенотрусовой И.В., пояснения ответчика М.А.С., нотариуса В., судебная коллегия

 

установила:

 

З. обратилась в суд к М.А.С., М.С.М., Г., нотариусу В. с иском о признании завещания недействительным. Свои требования мотивировала тем, что 08.06.2009г. умерла ее мать М.А.И. После смерти матери осталось имущество в виде двухкомнатной благоустроенной квартиры, расположенной в <***>. Наследниками первой очереди являются она, ее сестра Г. и брат М.С.М. Ее мать при жизни всегда говорила о том, что в случае ее смерти квартира должна быть унаследована ее детьми в равных долях. В 2008 году мать проживала вместе с Г. В октябре 2008 года в квартиру матери вселился внук М.А.С. (сын М.С.М.) со своей сожительницей Ж. Поводов сомневаться в дееспособности матери не было. После смерти матери выяснилось, что в ноябре 2008 года мать составила завещание, согласно которому указанная квартира была завещана М.А.С., при этом завещание по неизвестной причине было подписано Ж. Не исключено, что внук ввел бабушку в заблуждение, которая полагала, что ее устное согласие на подписание завещания другим лицом позволит распоряжаться наследством всем ее детям. Согласно п. 3 ст. 1125 ГК РФ подписание завещания другим лицом возможно по просьбе завещателя в случае тяжелой его болезни, физических недостатков или неграмотности. В данном случае указанные обстоятельства отсутствуют. Просит признать завещание умершей М.А.И. в пользу М.А.С., удостоверенное 12.11.2008г. нотариусом В., недействительным.

Определением суда процессуальное положение ответчиков М.С.М., Г. и нотариуса В. с согласия истицы было изменено на третьих лиц.

В судебном заседании истица З. исковые требования поддержала. Суду пояснила, что ее мама могла сама расписываться, поскольку, лежа в больнице, после составления указанного завещания, мать сама подписывала свою доверенность для получения пенсии. Мама не могла ходить, у нее было повышенное артериальное давление, но правая рука у нее функционировала, в результате чего она самостоятельно ела, могла пользоваться столовыми приборами.

Представитель истца К. исковые требования в суде поддержал. Суду пояснил, что поддерживает доводы истицы.

Ответчик М.А.С. исковые требования в суде не признал. Суду пояснил, что в ноябре 2008 года его бабушка М.А.С. уже не могла самостоятельно вставать. В квартиру бабушки он переехал жить в октябре или ноябре 2008 года по ее просьбе. Вместе с ним жила его будущая жена Ж., брак с которой был заключен 28.11.2008г. Он пригласил нотариуса к бабушке для составления завещания. Бабушка отдала ему все документы на квартиру и распорядилась, чтобы он составлял завещание на себя. Поскольку бабушка не могла ходить, он, Ж. и нотариус приехали в квартиру к бабушке. Он посадил бабушку, нотариус с ней побеседовала. До этого в нотариальной конторе было составлено завещание. После беседы с нотариусом М.А.И. попробовала расписаться на черновике, у нее не получилось расшифровать подпись. Нотариус пояснила, что нужно третье лицо, не являющееся ее родственником. Бабушка согласилась, чтобы за нее расписалась Ж. Завещание было зачитано бабушке до его подписания. После этого они поехали обратно в нотариальную контору и ему выдали один экземпляр завещания. Он не помнит, чтобы при составлении завещания из нотариальной конторы приезжали к бабушке домой дважды.

Третье лицо на стороне ответчика М.С.М. суду пояснил, что по существу дела ему ничего неизвестно. О наличии оспариваемого завещания он узнал, получив документы из суда. В 2005 году он поругался с матерью и больше к ней не приходил до ее смерти.

Третье лицо Г. суду пояснила, что считает исковые требования подлежащими удовлетворению. С мая 2008 года она проживала в квартире матери, ухаживала за ней, поскольку та болела. С матерью она жила до появления внука М.А.С. и его сожительницы. С августа 2008 года мать перестала ходить, сидела в кровати. Однако мать сама кушала и получала пенсию.

Третье лицо нотариус В. суду пояснила, что в ноябре 2008 года к ней обратился М.А.С. для удостоверения на дому завещания, поскольку его бабушка лежит в постели, не передвигается, но сознание у нее ясное. Также он сообщил, что завещатель не может сама подписать завещание. Выездов к завещателю было два. Первый раз выехала помощник нотариуса для выяснения всех обстоятельств. Завещатель на черновике расписалась, но расшифровка подписи была неразборчивая. Помощник нотариуса взяла данные рукоприкладчика. Она подготовила проект завещания, в котором указала рукоприкладчика, а вечером после окончания рабочего дня выехала по адресу. В квартире находились она, завещатель, М.А.С. и рукоприкладчик. Она зачитала завещание, спросила, не желает ли завещатель оформить договор дарения, та ответила отрицательно. Она спросила завещателя, сможет ли она расписаться, на что та ответила, что сможет, как на черновике. Такая подпись в завещании недопустима, тогда бабушка указала на рукоприкладчика Ж. Оснований к тому, чтобы отказать Ж. быть рукоприкладчиком не было. Она разъяснила Ж. ее права и та расписалась в завещании. Потом поехали в нотариальную контору, где она поставила печать на завещании, рукоприкладчик расписалась в реестре. Считает, что заблуждения у завещателя не было, воля завещателя была выражена ясно. Внешних признаков заблуждения завещателя либо того, что она составляет завещание под угрозой либо заблуждением, не было. Она смотрела черновик подписи, который взяла ее помощник. В завещании она указала причину, по которой завещатель не расписалась сама, - это болезнь.

Суд постановил указанное решение.

В кассационной жалобе и дополнениям к ней ответчик М.А.С. просит решение суда отменить, дело направить на новое рассмотрение. Жалоба мотивирована тем, что судом искажены и дана неверная оценка его пояснениям и пояснениям нотариуса В. относительно того, как составлялось завещание его бабушкой. Суд должен был для объективного рассмотрения дела запросить у нотариуса журнал выезда на дом для совершения нотариальных действий, чтобы убедиться в правдивости пояснений нотариуса.

Суд также не привлек к участию в деле по своей инициативе социального работника, медсестру, которые знали о состоянии здоровья бабушки. Полагает, что суд должен был назначить судебно-медицинскую экспертизу на предмет состояния здоровья М.А.И.

Его пояснения о том, что бабушка в силу тяжелой болезни не могла собственноручно подписать завещание, суд необоснованно не принял во внимание.

Считает, что судья должна была для объективного и справедливого рассмотрения дела опросить в суде не только нотариуса, но и его помощника.

Кроме того, в суде не был опрошен ни один свидетель с его стороны. Он не знал, что ходатайства об опросе свидетелей он должен заявлять самостоятельно.

Суд не учел обстоятельство того, что бабушка, написав завещание на его имя, выразила волю по распоряжению наследственным имуществом на случай своей смерти.

В возражении на кассационную жалобу, поступившем от третьего лица Г., указано, что с решением суда она полностью согласна. Считает, что довод ответчика об искажении его пояснений является не соответствующим действительности и опровергается содержанием протокола судебного заседания. Судом было установлено, что нотариус В. не встречалась с ее матерью, а ее помощник навязала кандидатуру Ж. в качестве рукоприкладчика.

В возражении на дополнение к кассационной жалобе, поступившем от истицы З., указано, что решение суда принято законно и обоснованно. Ответчик М.А.С. и Ж. признали в суде, что до беседы с ее мамой приезжала только помощник нотариуса, сама нотариус В. с мамой не встречалась и не беседовала. В результате чего суд обоснованно признал завещание недействительным.

В кассационной инстанции ответчик М.А.С. доводы и требования жалобы, дополнения к ней, поддержал.

В кассационной инстанции третье лицо нотариус В. с доводами и требованиями жалобы не согласилась. Суду пояснила, что М.А.С. в суде не давал пояснения об оформлении завещания ее помощником. Для установления истины по делу необходимо допросить ее помощника и передопросить рукоприкладчика.

Проверив материалы дела, выслушав пояснения лиц, участвующих в кассационной инстанции, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на нее, судебная коллегия не находит оснований к удовлетворению жалобы.

Материалами дела установлено, что 12 ноября 2008 года нотариусом Биробиджанского городского нотариального округа В. удостоверено завещание М.А.И., согласно которому она завещала М.А.С. принадлежавшую ей квартиру, которая расположена по адресу: <***>.

Согласно ч. 3 ст. 1125 Гражданского Кодекса РФ завещание должно быть собственноручно подписано завещателем.

Если завещатель в силу физических недостатков, тяжелой болезни или неграмотности не может собственноручно подписать завещание, оно по его просьбе может быть подписано другим гражданином в присутствии нотариуса. В завещании должны быть указаны причины, по которым завещатель не мог подписать завещание собственноручно, а также фамилия, имя, отчество и место жительства гражданина, подписавшего завещание по просьбе завещателя, в соответствии с документом, удостоверяющим личность этого гражданина.

В соответствии со ст. 1124 ГК РФ завещание должно быть составлено в письменной форме и удостоверено нотариусом. Удостоверение завещания другими лицами допускается в случаях, предусмотренных пунктом 7 статьи 1125, статьей 1127 и пунктом 2 статьи 1128 настоящего Кодекса.

Несоблюдение установленных настоящим Кодексом правил о письменной форме завещания и его удостоверении влечет за собой недействительность завещания.

В ст. 1131 ГК РФ предусмотрено, что при нарушении положений настоящего Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание).

Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

Оспаривание завещания до открытия наследства не допускается.

Согласно ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Удовлетворяя исковые требования З., суд обоснованно признал указанное завещание ничтожной сделкой, поскольку при его составлении были существенно нарушены требования Гражданского Кодекса Российской Федерации.

Указанный вывод суда согласуется с совокупностью доказательств по делу и фактическими обстоятельствами дела.

Так, в суде первой инстанции свидетель М.М.О. (Ж.) дала пояснения о том, что завещание оформлялось помощником нотариуса. Нотариус В. на дом к завещателю для удостоверения сделки не выезжала. Дома у бабушки была только помощник нотариуса (л.д. 159).

Ответчик М.А.С. в суде первой инстанции пояснил, что для него нет разницы между нотариусом и помощником нотариуса, он не помнит, кто предложил бабушке расписаться. К бабушке из нотариальной конторы для составления завещания приходили один раз (л.д. 158 - 160).

Вместе с тем, из пояснений нотариуса В. следует, что на дом к завещателю выезжали дважды, сначала ее помощник, затем она сама лично с проектом завещания (л.д. 158).

Судом дана правильная оценка указанным пояснениям участников процесса, в результате чего суд пришел к обоснованному выводу о том, что нотариус В. на дом к завещателю М.А.И. не выезжала, лично не убедилась в отсутствии у завещателя возможности подписать завещание самостоятельно в силу физических недостатков или тяжелой болезни, с завещателем не беседовала. При нотариусе рукоприкладчик в завещании не расписывалась, поскольку все указанные действия были совершены помощником нотариуса.

Указанные обстоятельства безусловно влекут ничтожность сделки.

У суда первой и кассационной инстанции нет оснований не доверять пояснениям рукоприкладчика М.М.О., которые согласуются и не противоречат пояснениям ответчика М.А.С.

Вместе с тем, суд правомерно не принял во внимание пояснения нотариуса В., поскольку обстоятельство того, что из нотариальной конторы для составления завещания к М.А.И. приезжали один раз, а не дважды, подтверждается также пояснениями ответчика. Кроме того, из пояснений матери ответчика - свидетеля М.С.А. следует, что она видела, как к М.А.И. приезжали из нотариальной конторы, это было днем, около 14 часов. После этого сын сообщил ей, что бабушка оформила завещание.

Довод кассационной жалобы о том, что суд должен был для объективного рассмотрения дела запросить у нотариуса журнал выезда на дом для совершения нотариальных действий, не заслуживает внимания. Из пояснений нотариуса В. в суде первой инстанции следует, что у нее в нотариальной конторе имеется журнал вызовов на дом. Она с помощником выезжала по одному адресу, поэтому запись о выезде одна (л.д. 158).

Таким образом, с учетом пояснений в суде первой инстанции нотариуса В. судебная коллегия считает, что у суда первой инстанции не было необходимости исследовать журнал выезда на дом для установления того, сколько раз и кто выезжал на дом к завещателю.

Согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

При постановке решения суд правильно оценил доказательства того, что в силу болезни М.А.И. все же могла собственноручно подписать завещание. Так, из пояснений сторон, свидетелей М.М.О., М.С.А., З., Б. следует, что правая рука у завещателя функционировала, она могла ею брать предметы, держала столовые приборы, самостоятельно принимала пищу и расписывалась за получение пенсии.

Доводы кассационной жалобы ответчика и нотариуса В. в кассационной инстанции об истребовании дополнительных доказательств в опровержение указанных обстоятельств по делу, установленных судом, не могут быть признаны состоятельными, поскольку судом установлена ничтожность указанной сделки на основании нарушений закона при составлении завещания со стороны нотариуса посредством первичных показаний участников процесса, а именно лиц, присутствующих при подписании завещания рукоприкладчиком.

Пояснения указанных лиц, зафиксированные в протоколе судебного заседания, не опровергнуты в установленном законом порядке.

При таких обстоятельствах решение суда является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам кассационной жалобы, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 361 - 364 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Биробиджанского городского суда ЕАО от 25 декабря 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу ответчика М.А.С. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь