Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 февраля 2010 г. N 33-291/2010

 

Судья Вдовченко И.В.

Докладчик Михалева О.В.

15 февраля 2010 года судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в составе:

председательствующего Захарова Н.И.

судей Михалевой О.В. и Уколовой О.В.

с участием прокурора Пучковой С.Л.

при секретаре В.

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Липецке дело по кассационным жалобам истца С.В.Р. и ответчика управления Федерального казначейства по Липецкой области на решение Советского районного суда г. Липецка от 30 декабря 2009 года, которым постановлено:

Возложить обязанность по выплате компенсации морального вреда в сумме 150 000 руб., судебных издержек в сумме 500 руб. в пользу С.В.Р. за счет средств федерального бюджета на Министерство финансов Российской Федерации.

Заслушав доклад судьи Михалевой О.В., судебная коллегия

 

установила:

 

С.В.Р. обратился в суд с иском к управлению Федерального казначейства по Липецкой области и к прокуратуре Липецкой области о компенсации морального вреда. В обоснование требований указывал, что 03.09.2005 г. он был задержан по подозрению в совершении убийства М.Л.Р. и помещен в ИЗ 48/1 г. Липецка, где содержался до 08.12.2006 г. Приговором Левобережного районного суда г. Липецка от 08.12.2006 г. он был оправдан по предъявленному обвинению и освобожден из-под стражи. Незаконным привлечением к уголовной ответственности ему причинены нравственные и физические страдания. Просил взыскать компенсацию морального вреда в размере 500 000 руб.

В качестве надлежащих ответчиков по делу были привлечены Министерство финансов РФ, Генеральная прокуратура РФ.

В судебном заседании С.В.Р. и его представитель по доверенности Е.Г.А. исковые требования поддержали.

Представитель Министерства финансов РФ по доверенности З.Т.Г. иск не признала, указав, что сумма компенсации морального вреда необоснованно завышена, а надлежащим ответчиком по делу является главный распорядитель бюджетных средств по ведомственной принадлежности.

Представитель Генеральной прокуратуры РФ по доверенности П.Е.М. иск не признала по тем основаниям, что органы прокуратуры не могут выступать ответчиком по данным категориям исков, указала, что право на реабилитацию у С.В.Р. возникло, но размер заявленной компенсации морального вреда несоразмерен последствиям нарушения его права и является завышенным.

Суд постановил решение, резолютивная часть которого приведена выше.

В кассационной жалобе УФК по ЛО, представляющее интересы Министерства финансов РФ, просит отменить решение, ссылаясь на необоснованность размера компенсации морального вреда, а также на необходимость взыскания вреда с главного распорядителя средств федерального бюджета по ведомственной принадлежности.

В кассационной жалобе истец С.В.Р. отменить решение суда, ссылаясь на необоснованно заниженный размер компенсации вреда, взысканной в его пользу.

Выслушав истца С.В.Р., поддержавшего свою жалобу и возражавшего против жалобы ответчика, представителя УФК по ЛО З.Т.Г., поддержавшую кассационную жалобу и возражавшую против жалобы истца, возражения прокурора Пучковой С.Л. против поданных кассационных жалоб, исследовав материалы дела и доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, возмещается за счет казны РФ, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта РФ или казны муниципального образования в полном объеме, независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить обязанность денежной компенсации морального вреда.

В соответствии со ст. 1100 ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Как установлено судом первой инстанции, 03.09.2005 г. следователем прокуратуры Левобережного района г. Липецка было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 105 УК РФ по факту убийства М.Л.Р.

04.09.2005 г. в 12.25 час. С.В.Р. был задержан по подозрению в совершении указанного преступления.

Постановлением судьи Левобережного районного суда г. Липецка от 06.09.2005 г. срок содержания под стражей продлен до 09.09.2005 г.

09.09.2005 г. С.В.Р. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, и постановлением судьи Левобережного районного суда г. Липецка от 09.09.2005 г. обвиняемому избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, срок которой затем неоднократно продлялся.

24.12.2005 г. С.В.Р. привлечен в качестве обвиняемого, ему предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 116 УК РФ, ч. 1 ст. 105 УК РФ.

30.01.2005 г. постановлением судьи Левобережного районного суда г. Липецка было назначено судебное заседание по итогам предварительного слушания, мера пресечения - содержание под стражей - оставлена без изменения.

Уголовное преследование по ч. 1 ст. 116 УК РФ прекращено.

Приговором Левобережного районного суда г. Липецка от 08.12.2006 г. С.В.Р. был оправдан по предъявленному ему обвинению по ч. 1 ст. 105 УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления, мера пресечения отменена, С.В.Р. освобожден из-под стражи в зале суда. 30.01.2007 года приговор вступил в законную силу. (л.д. 11 - 19).

Учитывая изложенные обстоятельства, суд правомерно сделал вывод о том, что С.В.Р. незаконно был привлечен к уголовной ответственности, что в силу ст. 1070 ГК РФ является основанием для компенсации истцу причиненного морального вреда.

Как правильно указал суд, причинение морального вреда лицу, незаконно обвиняемому в совершении преступления (уголовного деяния) - общеизвестный факт и дополнительному доказыванию в соответствии со ст. 61 ГПК РФ, не подлежит.

Доводы Министерства финансов РФ о том, что в соответствии с нормами Бюджетного кодекса РФ взыскание должно производиться с главного распорядителя средств федерального бюджета являются ошибочными.

В силу положений ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с пунктом 3 статьи 125 настоящего Кодекса эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

При решении вопроса о порядке взыскания компенсации морального вреда необходимо учитывать, что Бюджетным кодексом регулируются отношения между субъектами бюджетных правоотношений в процессе составления проектов бюджетов, их утверждения, формирования доходов и осуществления расходов бюджетов всех уровней (ст. 1 БК РФ).

Из ст. 152 БК РФ следует, что физические лица не являются участниками бюджетного процесса. Поэтому нормы БК РФ к правоотношениям, где одной из сторон выступает гражданин, неприменимы, а потому у суда не имелось оснований для взыскания присужденной денежной суммы с Генеральной прокуратуры РФ, как главного распорядителя средств федерального бюджета по ведомственной принадлежности.

В силу изложенного суд правомерно пришел к выводу, что вред, причиненный истцу, подлежит возмещению Министерством финансов РФ за счет средств казны Российской Федерации.

В соответствии с п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", при определении компенсации морального вреда должны учитывается требования разумности и справедливости. Степень нравственных и физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Удовлетворяя заявленные истцом С.В.Р. требования, определяя размер компенсации морального вреда, суд принял во внимание характер причиненных истцу нравственных страданий, конкретные обстоятельства по делу. Суд учел, что истец на протяжении длительного времени - более 1 года находился под бременем ответственности за тяжкое преступление, которое не совершал и за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы, что вызывало чувство тревоги и не могло не отразиться на его психологическом состоянии. То обстоятельство, что он обвинялся в убийстве родной сестры, усугубляло нравственные страдания истца. В течение срока следствия и судебного разбирательства С.В.Р. неоднократно участвовал в следственных действиях - допросах, проверках и т.д., в отношении него была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.

Вместе с тем, судебная коллегия считает, что определив размер компенсации морального вреда в 150 000 рублей, суд первой инстанции не в полной мере учел требования вышеприведенных правовых норм, степень нравственных страданий истца, конкретные обстоятельства причинения вреда, требования разумности и справедливости, и считает необходимым с учетом вышеизложенных обстоятельств увеличить сумму компенсации до 200 000 рублей, изменив в этой части обжалуемое решение.

Оснований для взыскания более высокого размера компенсации морального вреда, в том числе по доводам кассационной жалобы истца, не имеется.

Доводы кассатора об ухудшении состояния его здоровья вследствие привлечения к уголовной ответственности являлись предметом рассмотрения суда первой инстанции и обоснованно отвергнуты. При этом суд правильно учел, что заключениями экспертов Липецкого бюро СМЭ от 02.03.2009 г., от 09.10.2009 г., от 15.12.2009 г. было установлено, что все заболевания (патологические состояния), выявленные у С.В.Р. после привлечения к уголовной ответственности с декабря 2006 г. явились следствием внутренних и внешних факторов, не связанных с условиями содержания его в местах лишения свободы. Диагноз, установленный в МЦ "Б", "последствия ОНМК с ликворо-сосудистыми нарушениями" объективного обоснования не имеет, т.к. ни документального (в медицинских или иных документах), ни клинического (по результатам обследования в данном медицинском центре) подтверждений данного диагноза не имеется.

Ссылка истца на необъективность вышеназванных заключений является не состоятельной, поскольку заключения основаны на медицинской документации С.В.Р., которая представлена из медучреждений по его указаниям. Эксперты предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, выводы экспертов подробно мотивированы, доказательств их заинтересованности в исходе дела не имеется. Оснований для сомнения в объективности и полноте заключения не усматривается.

Довод кассатора о том, что при проведении экспертизы не проводилось его обследование, не порочит вышеуказанные доказательства, поскольку исходя из периода причинения морального вреда, для установления причинной связи между заболеваниями истца и привлечением к уголовной ответственности, личное обследование не является обязательным, и на такую необходимость эксперты не ссылались.

Утверждение кассатора о подложности медицинской карты, представленной из СТ-1 г. Липецка, является голословным и ничем не подтверждено.

Доводы кассационной жалобы о том, что допрос эксперта производился в отсутствие истца, вследствие чего он был лишен возможности выяснить ряд обстоятельств по делу, сами по себе не свидетельствуют о наличии оснований для признания выводов экспертов ошибочными.

Согласно ст. 57 ч. 1 ГПК РФ, доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

В силу ст. 35 ГПК РФ, лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

Лица, участвующие в деле, несут процессуальные обязанности, установленные настоящим Кодексом, другими федеральными законами. При неисполнении процессуальных обязанностей наступают последствия, предусмотренные законодательством о гражданском судопроизводстве.

Из материалов дела следует, что в судебном заседании 5.11.2009 г. судом было удовлетворено ходатайство истца С.В.Р. о вызове для допроса эксперта К.В.П., в связи с чем дело слушанием отложено на 18.11.2009 г. Истец о дне слушания дела был извещен надлежащим образом. 20.11.2009 г. в суд поступила справка о нахождении истца в командировке в г. Москве с 9.11.2009 г. по 11.12.2009 г. Вместе с тем, каких-либо заявлений об отложении слушания дела от истца не поступило, а сама по себе командировка в силу ч. 1 ст. 169 ГПК РФ не является безусловным основанием для такого отложения.

Отказывая в удовлетворении ходатайства истца о повторном вызове эксперта, суд правильно исходил из того, что заключение экспертов является полным и ясным, необходимости в разъяснении вопросов, связанных с проведенным исследованием и данным заключением, не имеется.

Ссылка кассатора на не извещение его о судебном заседании 30.12.2009 г. не может повлечь отмену обжалуемого решения, поскольку данное обстоятельство не повлекло нарушения прав истца. Как следует из протокола судебного заседания от 30.12.2009 г., истец С.В.Р. принимал участие в судебном заседании, ходатайств о предоставлении дополнительного времени для подготовки к процессу не заявлял.

Доводы кассационной жалобы ответчика Министерства финансов РФ о неправильной формулировке резолютивной части решения суда, не имеют правового значения, носят формальный характер и не влияют на суть разрешенного спора.

Иные доводы кассационных жалоб в силу ст. 362 ГПК РФ не могут повлечь отмену в кассационном порядке постановленного по данному делу судебного решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 361, 362 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Советского районного суда г. Липецка от 30 декабря 2009 года изменить:

Взыскать с Министерства финансов Российской Федерации за счет средств федерального бюджета в пользу С.В.Р. в возмещение морального вреда 200 000 (двести тысяч) рублей.

В остальной части решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу управления Федерального казначейства по Липецкой области - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь