Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 февраля 2010 г. N 33-818/2010

 

Судья: Киреева И.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Семенова О.А.

судей Володкиной А.И. и Витушкиной Е.А.

при секретаре Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании 15 февраля 2010 года дело по кассационной жалобе К.А. на решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 21 сентября 2009 года по иску И.Л., И.И. к К.А., М. о признании сделок недействительными, применении последствий недействительности сделок, признании права собственности.

Заслушав доклад судьи Семенова О.А., объяснения представителя К.А. К.К., действующего на основании доверенности от 07 февраля 2009 года, поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения представителя И.Л., И.И. В., действующего на основании доверенности от 08 октября 2008 года, находившего решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Истцы И.Л., И.И. обратились в суд с иском к К.А., М. о признании недействительными притворных сделок купли-продажи квартиры <...>, заключенных 04.02.2005 г. между истцами и К.А., и 17.11.2006 г. между ответчиками, применении последствий недействительности сделок, признании права собственности на данную квартиру, указывая, что фактически между ними и К.А. был заключен договор займа, обеспеченный залогом спорной квартиры, а между ответчиками - договор уступки прав по договору залога с одновременной передачей прав по договору займа.

Решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 21 сентября 2009 года исковые требования И.Л., И.И. удовлетворены в полном объеме.

К.А. в кассационной жалобе просит отменить решение суда, указывая, что решение суда является незаконным и необоснованным.

Выслушав объяснения участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Удовлетворяя исковые требования И.Л., И.И. в части договора купли-продажи от 04.02.2005 г., суд исходил из того, что доводы истцов о фактическом заключении договора займа, обеспеченного залогом квартиры, подтверждаются сроками заключения данного договора купли-продажи и договора займа, наличием соглашения, содержащего обязательство К.А. об обратной передаче в собственность истцов спорной квартиры при выполнении истицей условий договора займа, показаниями свидетелей документами, поступившими из МС МО МО N 65 Санкт-Петербурга, из которых следует, что первоначально родителями несовершеннолетнего И.И., являвшегося сособственником спорной квартиры, согласие давалось на заключение кредитного договора и залога данного жилого помещения.

Вывод суда о том, что волеизъявление участников спорных правоотношений при заключении договора купли-продажи от 04.02.2005 г. было направлено на залог истцами квартиры под обеспечение заемных обязательств И.Л. с учетом имеющихся в деле доказательств является обоснованным.

Вместе с тем, судебная коллегия принимает во внимание, что ответчиками было заявлено ходатайство о применении к требованиям И.Л., И.И. последствий пропуска срока исковой давности, которое, однако, судом было признано несостоятельным со ссылкой на то, что в силу п. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, а истцы о нарушении своего права узнали только 14.10.2008 г., когда были предприняты попытки их выселения из спорной квартиры.

Данный вывод суда основан на неправильном применении норм материального права.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются Гражданским кодексом Российской Федерации и иными законами.

Одно из таких изъятий установлено п. 1 ст. 181 ГК РФ, в соответствии с которым течение срока исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Таким образом, поскольку о заключении с К.А. сделки купли-продажи квартиры, т.е. о нарушении своего права быть собственником спорного жилого помещения, И.Л. знала с момента исполнения договора, принимая во внимание, что право собственности К.А. на спорную квартиру зарегистрировано 14.02.2005 г., судебная коллегия считает, что исковое заявление подано истцами 05.11.2008 г. с пропуском установленного ст. 196 ГК РФ трехлетнего срока исковой давности.

Согласно ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Таким образом, вывод суда о необоснованности ссылок ответчиков о применении последствий пропуска истцами срока исковой давности не имеет под собой правовых оснований.

Вместе с тем, ст. 205 ГК РФ в исключительных случаях при наличии уважительных причин пропуска срока исковой давности предусматривает возможность его восстановления.

Указанное обстоятельство с учетом соответствующего ходатайства представителя истцов (л.д. 125) имеет существенное значение для дела, однако наличие оснований для восстановления пропущенного срока исковой давности судом исследовано не было.

Таким образом, решение суда в указанной выше части не может быть признано законным и подлежит отмене.

Соответственно, поскольку требование И.Л., И.И. в части договора купли-продажи от 17.11.2006 г., который, по их мнению, фактически является договором уступки прав по договору залога с одновременной передачей прав по договору займа, взаимосвязано с требованием о признании недействительным договора купли-продажи от 04.02.2005 г., решение суда в части требований об оспаривании договора купли-продажи от 17.11.2006 г. также подлежит отмене.

Кроме того, удовлетворяя иск И.Л., И.И. в части договора купли-продажи от 17.11.2006 г., суд исходил из того, что доводы истцов о фактическом заключении 17.11.2006 г. между К.А. и М. договора уступки прав по договору залога с одновременной передачей прав по договору займа подтверждаются показаниями свидетелей, кредитным договором, заключенным М. с ООО КБ "Москоммерцбанк", а также платежными документами об оплате И.Л. страховых взносов по договору страхования спорной квартиры, заключенного между М. и ОС АО "Ингосстрах" в рамках кредитного договора, ежемесячных платежей по кредитному договору, коммунальных услуг и налоговых платежей.

Вместе с тем, из объяснений представителя М. усматривается, что он приобрел спорную квартиру для личного пользования и сдавал ее И.Л., в квитанциях сохранялась фамилия И.Л., но поскольку она погашала кредит за М., это было в счет оплаты за съемное жилье, после выселения истцов из спорной квартиры кредит выплачивает сам ответчик М. (л.д. 163).

Указанные обстоятельства имеют значение для настоящего дела, однако надлежащей судебной оценки не получили.

При таких обстоятельствах решение суда, постановленное с нарушением норм материального и процессуального права, является незаконным и подлежит отмене.

При новом рассмотрении дела суду первой инстанции надлежит учесть вышеизложенное, установить, имеются ли у истцов уважительные причины пропуска срока исковой давности для оспаривания договора купли-продажи квартиры от 04.02.2005 г., исследовать характер правоотношений между И.Л., И.В. и М. и постановить решение в строгом соответствии с нормами материального и процессуального права.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 21 сентября 2009 года - отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь