Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 февраля 2010 г. N 22-66/2011

 

Судья Орлов А.Я. Дело N 1-570/10

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего судьи Исакова Е.В.

судей Кузьминой О.В., Изюменко Г.П.

при секретаре С.

рассмотрела в судебном заседании от 16 февраля 2011 г. кассационную жалобу осужденного К. на приговор Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 13 октября 2010 г., которым

К., <...>, ранее не судимый

осужден за совершение преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ-63 от 13.06.1996 г.) к наказанию в виде лишения свободы сроком на 8 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Исакова Е.В., объяснения осужденного К. и адвоката Вешняковой Н.Н., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Филатовой Р.Н., возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

Судом установлена вина К. в совершении убийства, то есть умышленном причинении смерти <ФИО5> в ходе ссоры, возникшей между ними на почве личных неприязненных отношений в период с 20-00 часов 19.11.2009 г. до 00-33 часов 20.11.2009 г. по адресу: <...>.

В кассационной жалобе осужденный К. просит приговор суда отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции. В обоснование приводит следующие доводы.

Осужденный считает приговор незаконным. Осужденный указывает, что в ходе прений сторон он опроверг все представленные суду доказательства его вины. В последнем слове он заявил, что для установления истинной причины смерти <ФИО5> необходимо провести эксгумацию трупа и повторную судебно-медицинскую экспертизу. Далее осужденный излагает свою версию событий, произошедших 19.11.2009 г. Говорит о том, что за несколько дней до этого <ФИО5> получила травму головы и жаловалась на сильные головные боли. В ночь на 20.11.2009 г. он проснулся и обнаружил ее без признаков жизни. Он сам вызвал "скорую помощь". По приезду медики констатировали смерть <ФИО5>, при осмотре тела были обнаружены только гематомы головы, и незначительные царапины. Затем приехали сотрудники милиции. Когда на него надели наручники и выводили из квартиры, а медики стали выносить тело <ФИО5>, его мать заявила о причастности к смерти <ФИО5>. Далее осмотр квартиры проводился в его отсутствие, разрешения на него он не давал.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного государственный обвинитель Берсенева М.А. считает приговор суда законным и обоснованным, назначенное наказание соответствующим тяжести совершенного преступления и данным о личности осужденного. Доводы, изложенные в кассационной жалобе, исследованы в ходе судебного следствия и оценены судом в описательно-мотивировочной части приговора. Просит приговор суда оставить без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения.

В дополнительных кассационных жалобах осужденный К. говорит о том, что показания его матери <ФИО7>, данные в ходе очной ставки на предварительном следствии ложные. В ходе судебного разбирательства она отказалась от своих показаний на предварительном следствии. Нож описанный им не соответствует ножу указанному его матерью. Приобщенную в качестве вещественного доказательства футболку оранжевого цвета, он ранее у <ФИО5> не видел. Группа крови, обнаруженная на футболке, соответствует группе крови <ФИО5> и его матери, у него другая группа крови.

Далее осужденный вновь говорит о своем несогласии с заключением судебно-медицинской экспертизы, установившей причину смерти <ФИО5>. В своих показаниях он указывал на царапину, находящуюся ниже основания левой груди. При этом ни врач "скорой помощи", ни эксперт, при осмотре места происшествия, не измеряли ее глубину. Затем осужденный указывает на многочисленные, по его мнению, нарушения закона, допущенные в ходе предварительного следствия, в том числе при предъявлении обвинения, избрании меры пресечения, ознакомлении с материалами уголовного дела.

В последующей кассационной жалобе осужденный указывает, что не обязан доказывать свою невиновность, но вынужден это делать. Основанием привлечения его к уголовной ответственности послужили ложные показания его матери. Кроме того, не были установлены обстоятельства появления на теле <ФИО5> колото-резаной раны. Осужденный полагает, что рана была причинена уже мертвому телу сотрудниками милиции, прибывшими до приезда врача-эксперта. Показания работников "скорой помощи" были оглашены в судебном заседании, так они сослались на давность событий. При их допросах следователь использовал уже готовые материалы экспертизы. Под показаниями стоят подписи без расшифровки фамилий.

В ходе судебного разбирательства он сделал заявление, что врач "скорой помощи", представленный стороной обвинения, не является тем человеком, который был у него в квартире 20.11.2009 г. Заявление было обосновано тем, что данный свидетель, сославшись на давность событий, заявил, что не помнит всех обстоятельств и согласился с теми показаниями, которые были оглашены в суде.

Его мать неоднократно проходила лечение в психиатрической больнице, злоупотребляет спиртным, у них происходили постоянные конфликты. Несмотря на это выводы суда основаны в основном на ее ложных показаниях. Судебное разбирательство длилось пять месяцев, неоднократно необоснованно откладывалось. По инициативе стороны обвинения неоднократно было отказано в удовлетворении его письменных ходатайств.

К последней кассационной жалобе приложена схема места происшествия, составленная самим осужденным.

Проверив представленные материалы уголовного дела и доводы кассационной жалобы, судебная коллегия считает, что приговор суда отмене, а кассационная жалоба осужденного удовлетворению не подлежат.

Доводы кассационной жалобы осужденного сводятся к переоценке сделанных судом выводов, при несогласии его с принятым судом решением. Все изложенные как в кассационной жалобе, так и в дополнительных кассационных жалобах доводы, были предметом исследования суда первой инстанции и им дана соответствующая оценка, которая позволила суду, на основании представленных ему доказательств прийти к выводу о виновности К. в инкриминируемом ему преступлении и постановить обвинительный приговор.

Все версии К., в том числе и о том, что смерть <ФИО5> наступила не от колото-резаного ранения груди, а от травмы головы, колото-резаное ранение было ей причинено уже после смерти, о том, что <ФИО5> пришла с улицы с указанным ранением, были предметом исследования суда. У суда не было оснований не доверять заключению судебно-медицинского эксперта о характере, степени тяжести причиненных <ФИО5> телесных повреждений и причине ее смерти. Экспертизу трупа <ФИО5> проводила врач судебно-медицинский эксперт, имеющая высшую категорию по специальности "Судебно-медицинская экспертиза" и стаж работы по специальности 17 лет. Установлено, что смерть <ФИО5> наступила от колото-резаного проникающего ранения груди с повреждением по ходу раневого канала сердца, осложнившегося развитием острой кровопотери. От момента нанесения колото-резаного ранения груди и до момента наступления смерти, потерпевшая могла жить короткий промежуток времени, исчисляемый немногочисленными минутами. Доводы К. в обоснование своей версии, согласно которым на месте происшествия не было обнаружено значительного количества крови, опровергаются показаниями эксперта, согласно которым у <ФИО5> была обнаружена острая внутренняя кровопотеря.

Суд обоснованно положил в основу обвинительного приговора первоначальные показания свидетеля <ФИО7>, которые были оглашены в ходе судебного разбирательства. Нарушений требований уголовно-процессуального закона при получении данных показаний и последующем их оглашении, не установлено. При этом суд в полной мере учел данные о личности свидетеля, в том числе и приведенные в кассационной жалобе, а также то, что по заключению экспертов <ФИО7> обнаруживает невысокий интеллект и ослабление памяти. Суд оценил показания <ФИО7> в ходе судебного следствия, как необъективные, данные ею с целью смягчения ответственности своего сына за содеянное. Оснований для переоценки сделанных судом в этой части выводов, вопреки доводам кассационной жалобы не имеется.

Нет оснований не доверять оглашенным в ходе судебного разбирательства показаниям сотрудников "скорой помощи", прибывшим в квартиру К. по вызову. Их показания получены и оглашены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, подтверждаются другими исследованными судом доказательствами. Доводы К. о том, что врач "скорой помощи" <ФИО8> не присутствовал на месте происшествия, опровергаются как показаниями самого свидетеля <ФИО8>, так и показаниями других свидетелей, а также медицинскими документами, составленными <ФИО8> на месте происшествия.

При указанных обстоятельствах, суд обоснованно сделал вывод о том, что все доводы К. о своей непричастности к смерти <ФИО5> опровергнуты и его вина в совершении вышеуказанного преступления полностью доказана исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

В приговоре, при назначении наказания, судом учтены требования ст. 60 УК РФ такие, как характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденного, обстоятельства смягчающие наказание, влияние назначенного наказания на его исправление и на условия жизни семьи. Наказание соответствует требованиям ст. 6 УК РФ, является справедливым, соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, обстоятельствам его совершения и личности осужденного.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 13 октября 2010 г. в отношении К. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного К. без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь