Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 февраля 2010 г. N 33-1917/2010

 

Судья: Корсуков Л.И.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Рогачева И.А.

судей Кутыева О.О. и Параевой В.С.

с участием прокурора Мазиной О.Н.

при секретаре Р.

рассмотрела в открытом судебном заседании 16 февраля 2010 года кассационную жалобу К.О. на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 03 ноября 2009 года по делу N 2-151/09 по иску А., К.Е.К. и М.Е.К. к К.О. и Ф. о признании договоров купли-продажи недействительными, применении последствий недействительности сделок и признании права собственности на наследственное имущество, по иску М.Е.А. в интересах несовершеннолетнего К.Я. к К.О. и Ф. о восстановлении срока принятия наследства, признании недействительной государственной регистрации права собственности на квартиру, признании права собственности на наследственное имущество, истребовании квартиры из чужого незаконного владения, выселении, взыскании денежной компенсации и по встречному иску К.О. к К.Е.К., М.Е.К. и М.Е.А., действующей в интересах К.Я., о применении последствий недействительности сделки.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения Т. - представителя К.О., поддержавшего жалобу, законного представителя К.Я. - М.Е.А. и ее представителя адвоката Гришина А.А., возражавших против удовлетворения жалобы, Ф., оставившего вопрос на усмотрение суда, заключение прокурора Санкт-Петербургской городской прокуратуры Мазиной О.Н., полагавшей, что обжалуемое решение отмене не подлежит, судебная коллегия

 

установила:

 

07.10.2006 г. умер К.А., которому на праве собственности принадлежали:

- двухкомнатная квартира N <...> (т. 1, л.д. 19, 37);

- автомобиль КАМАЗ-54112 государственный регистрационный знак <...>, полуприцеп МАЗ-93866 гос. рег. знак <...> и автомобиль МАЗ-5334 гос. рег. знак <...> (т. 1, л.д. 44);

- семь денежных вкладов в Красногвардейском отделении N 8074 Сберегательного банка РФ (т. 2, л.д. 14 - 25).

Согласно договору купли-продажи от 05.10.2006 г., оформленному в простой письменной форме, К.А. продал указанную квартиру за 2.154.512 рублей К.О., за которой 27.10.2006 г. было зарегистрировано право собственности на этот объект недвижимости (т. 1, л.д. 48, 52).

21.11.2006 г. К.О. и Ф. подписали договор купли-продажи указанной квартиры по цене 2.154.512 рублей, государственная регистрация договора не была произведена в связи с принятием обеспечительных мер по настоящему делу (т. 1, л.д. 56 - 57, 60).

18.11.2006 г. К.О. на основании доверенностей К.А. от 03.08.2006 г. и от 20.09.2006 г. сняла автомобиль КАМАЗ-54112 и полуприцеп МАЗ-93866 с регистрационного учета для их отчуждения (т. 1, л.д. 44).

А., К.Е.К. и М.Е.К., ссылаясь на то, что они являются тетями К.А. и его наследниками по закону, обратились в суд и, уточнив исковые требования в ходе судебного разбирательства, просили признать договоры купли-продажи от 05.10.2006 г. и от 21.11.2006 г. недействительными и применить последствия их недействительности в виде признания недействительной государственной регистрации прекращения права собственности К.А. на квартиру и перехода прав на нее к ответчице, признать за ними в равных долях право собственности на квартиру и автомобили в порядке наследования по закону, указывая на то, что наследодатель договор купли-продажи от 05.10.06 г. не подписывал, а автомобили были сняты К.О. с регистрационного учета после его смерти по недействующим доверенностям (т. 1, л.д. 79 - 80).

Определением суда от 15.11.2007 г. к участию в деле в качестве третьего лица был привлечен несовершеннолетний сын К.А. - К.Я. <...> г. рождения (т. 1, л.д. 97, 98, 127).

Законный представитель К.Я. - М.Е.А. заявила самостоятельные требования в защиту его интересов относительно предмета спора и после уточнения исковых требований просила восстановить К.Я. срок принятия наследства и признать его принявшим наследство после К.А., признать недействительным свидетельство о государственной регистрации права собственности К.О. на квартиру и аннулировать государственную регистрацию этого права, признать за К.Я. право собственности на квартиру в порядке наследования по закону и истребовать ее из чужого незаконного владения, выселить Ф. из спорного жилого помещения, взыскать с К.О. денежную компенсацию стоимости автомобиля КАМАЗ-54112 и полуприцепа МАЗ-93866 в размере 310.000 рублей, признать за К.Я. право на денежные вклады наследодателя. В отношении требования о признании за К.Я. права собственности на автомобиль МАЗ-5334 его законный представитель в дальнейшем заявила об отказе от иска (т. 2, л.д. 40 - 41, 72 - 74).

К.О. предъявила встречные требования о применении последствий недействительности договора купли-продажи от 05.10.2006 г. по мотиву его государственной регистрации после смерти продавца и просила взыскать в ее пользу с К.Е.К., М.Е.К. и М.Е.А., действующей в интересах К.Я., покупную стоимость квартиры в размере 2.154.512 рублей (т. 1, л.д. 173).

Решением Невского районного суда от 03.11.2009 г. в удовлетворении исковых требований К.Е.К. и М.Е.К. в части признания права собственности на наследственное имущество и в удовлетворении встречного иска К.О. отказано. Требования М.Е.А., предъявленные в интересах К.Я., удовлетворены. Также постановлено взыскать с К.О. в пользу Ф. денежную сумму в размере 2.154.512 рублей, уплаченную по договору купли-продажи от 21.11.2006 г., и в пользу М.Е.А. - сумму расходов по уплате государственной пошлины в размере 4.326 рублей.

Этим же решением прекращено производство по делу в части требования М.Е.А. о признании за К.Я. права собственности на автомобиль МАЗ-5334.

В кассационной жалобе ответчица К.О. просит отменить указанное решение, считая его незаконным и необоснованным, и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей.

Дело рассмотрено судебной коллегией в отсутствие истцов К.Е.К., М.Е.К. и представителей привлеченных судом в качестве третьих лиц Управления Федеральной регистрационной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, МРЭО-4 ГИБДД Невского района, Красногвардейского отделения N 8074 Сбербанка России, которые извещались о времени и месте заседания суда кассационной инстанции (т. 2, л.д. 96, 97, 99 - 101), о причинах неявки не сообщили.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу п. 1 ст. 1155 Гражданского кодекса Российской Федерации по заявлению наследника, пропустившего шестимесячный срок, установленный для принятия наследства пунктом 1 ст. 1154 Кодекса, суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

Как видно из материалов дела, брак между К.А. и К.Е.А. (ныне М.Е.А.) был расторгнут 11.01.1996 г. на основании решения Невского районного суда от 20.12.1995 г. (т. 1, л.д. 97).

По ничем не опровергнутым объяснениям М.Е.А. она узнала о смерти наследодателя только в октябре 2007 г. от его родственников, поскольку после расторжения брака проживала с сыном отдельно от К.А., который никакого участия в воспитании и содержании сына не принимал и не общался с ним.

Оснований не доверять этим объяснениям у суда не имелось, поскольку они согласуются с позицией первоначальных истцов А., К.Е.К. и М.Е.К., обратившихся в суд в ноябре 2006 г. и утверждавших, что других наследников К.А. не имеет (т. 1, л.д. 5 - 6, 79 - 80).

Из материалов дела также усматривается, что о наличии у наследодателя сына суду в октябре 2007 г. сообщила ответчица К.О. (т. 1, л.д. 88), в связи с чем судом были направлены запросы для проверки данных сведений и установления места жительства К.Я. (т. 1, л.д. 93, 94, 124).

Ходатайство о допуске к участию в деле в качестве законного представителя третьего лица К.Я. с самостоятельными исковыми требованиями М.Е.А. заявила 15.11.2007 г., протокольным определением от указанной даты ее заявление было оставлено без движения (т. 1, л.д. 127, 155 - 158).

17.04.2008 г., т.е. в течение шести месяцев с момента, когда М.Е.А., как было установлено судом, узнала об открытии наследства, суд принял к рассмотрению исковое заявление, поданное ею в защиту интересов К.Я. (т. 1, л.д. 161).

В связи с этим довод кассационной жалобы о том, что М.Е.А. предъявила иск в защиту интересов К.Я. только через год после получения сведений о смерти наследодателя, в октябре 2008 г., нельзя признать состоятельным.

То обстоятельство, что в процессе рассмотрения дела М.Е.А. уточняла исковые требования и включила в них дополнительное наследственное имущество, не влияет на течение срока принятия наследства, поскольку в силу п. 2 ст. 1152 ГК РФ принятие наследником части наследства означает принятие всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось.

С учетом указанных обстоятельств суд пришел к обоснованному выводу о том, что установленный законом шестимесячный срок для принятия наследства был пропущен К.Я. по уважительной причине и подлежит восстановлению, а К.Я. должен быть признан принявшим наследство.

В соответствии с п. 1 ст. 1141 ГК РФ наследники по закону призываются к наследованию в порядке очередности, предусмотренной статьями 1142 - 1145 и 1148 этого Кодекса. Наследники каждой последующей очереди наследуют, если нет наследников предшествующих очередей.

Пункт 1 ст. 1142 ГК РФ к наследникам первой очереди по закону относит детей, супруга и родителей наследодателя.

Согласно п. 1 ст. 1144 ГК РФ, если нет наследников первой и второй очереди, наследниками третьей очереди по закону являются полнородные и неполнородные братья и сестры родителей наследодателя (дяди и тети наследодателя).

Учитывая, что суд признал К.Я. принявшим наследство после его отца К.А., истцы А., К.Е.К. и М.Е.К., относящиеся к наследникам третьей очереди, не подлежали призванию к наследованию. В связи с этим суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований К.Е.К. и М.Е.К. о признании права собственности на наследственное имущество.

Данное обстоятельство также исключало возможность удовлетворения требований К.Е.К. и М.Е.К. о признании договоров купли-продажи недействительными и о применении последствий их недействительности, поскольку их права и интересы в данном случае затронуты не были.

Что касается исковых требований, предъявленных А., то из материалов дела следует, что она умерла 31.01.2008 г. (т. 1, л.д. 148).

Определением суда от 17.04.2008 г. производство по делу было приостановлено в порядке ст. ст. 215 и 217 ГПК РФ до определения ее правопреемника (т. 1, л.д. 163) однако каких-либо сведений о лицах, принявших после ее смерти наследство, судом получено не было; от таких лиц заявления о вступлении в дело не поступали.

При таких обстоятельствах у суда имелись основания для вывода о том, что после смерти А. в спорном правоотношении не возникло правопреемства, в связи с чем производство по делу в части ее требований подлежало прекращению по основанию, предусмотренному абзацем 7 ст. 220 ГПК РФ.

Поскольку суд никаким образом не разрешил вопрос о судьбе требований А., судебная коллегия с учетом имеющихся в деле материалов считает возможным вынести определение о прекращении производства по делу в данной части без направления дела в суд первой инстанции.

Удовлетворяя требования М.Е.А., заявленные в интересах К.Я. в отношении спорной квартиры, суд неправильно применил нормы материального права, однако это обстоятельство не может повлечь отмену вынесенного решения, соответствующего фактическим обстоятельствам дела, из которых следует, что К.А. не совершал сделку купли-продажи квартиры.

Данное обстоятельство подтверждается заключением судебной почерковедческой экспертизы от 06.07.2009 г., проведенной ООО "Центр судебной экспертизы", которое содержит категоричный вывод о том, что подпись от имени К.А. в договоре купли-продажи от 05.10.2006 г. выполнена не К.А., а другим лицом с подражанием его почерку (т. 1, л.д. 250 - 254).

Оснований сомневаться в заключении экспертизы у суда не имелось, поскольку оно подробно мотивировано и основано на комплексной оценке результатов сравнительного исследования указанной подписи на оспариваемом документе со свободными и условно-свободными образцами почерка и подписей К.А.

Каких-либо противоречий и неясностей в заключении экспертизы не содержится. При этом в выводах эксперта отражено, что исследуемая подпись выполнена под воздействием каких-то "сбивающих факторов", однако различающие признаки устойчивы и образуют совокупность для вывода о том, что подпись от имени К.А. выполнена не им, а другим лицом. Совпадение исследуемой подписи по отдельным и наиболее "броским" частным признакам можно объяснить подражанием почерку К.А. и естественным сходством почерков разных лиц, в связи с чем они несущественны и не влияют на сделанный отрицательный категоричный вывод.

С учетом того, что наличие отмеченных экспертом "сбивающих факторов" не могло повлиять на выводы экспертизы, необходимости в назначении по делу дополнительной почерковедческой экспертизы для разрешения вопроса о влиянии состояния здоровья К.А. на его почерк, а также в вызове эксперта в судебное заседание и об истребовании медицинской документации К.А., о чем ходатайствовал представитель ответчицы, у суда не имелось. В связи с этим соответствующий довод кассационной жалобы не может быть принят во внимание.

Судебная коллегия также учитывает, что дело находилось в производстве суда с 28.11.2006 г. (т. 1, л.д. 2), то есть более трех лет.

Участвуя в судебном разбирательстве длительное время и будучи обязаны добросовестно пользоваться своими процессуальными правами согласно ч. 1 ст. 35 ГПК РФ, ответчица и ее представитель имели возможность представлять суду доказательства в подтверждение обстоятельств, имеющих значение для дела, и в том числе при назначении по делу почерковедческой экспертизы ходатайствовать о постановке перед экспертом вопроса о том, как перенесенные К.А. заболевания могли повлиять на его почерк.

Однако соответствующим правом ответная сторона не воспользовалась, хотя на момент вынесения судом определения от 14.04.2009 г. о назначении по делу судебной почерковедческой экспертизы (т. 1 л.д. 246 - 247) ей достоверно было известно о проведенной в рамках уголовного дела N 520582, возбужденного по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, почерковедческой экспертизы от 19.11.2007 г., которая установила что подпись и рукописный текст от имени К.А. в договоре от 05.10.2006 г. выполнены не им, а другим лицом (уголовное дело - т. 2, л.д. 20 - 21).

При таких обстоятельствах не может быть признан процессуальным нарушением отказ районного суда в удовлетворении ходатайства представителя ответчицы о назначении по делу дополнительной почерковедческой экспертизы, что привело бы к дополнительному затягиванию судебного разбирательства и связанному с этим нарушению прав других участников дела.

Учитывая, что судом было установлено, что К.А. не подписывал договор купли-продажи от 05.10.2006 г., оснований применять при разрешении спора нормы ст. 166 ГК РФ о недействительности сделок не имелось, поскольку сделками в силу ст. 153 того же Кодекса признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Между тем, факт отсутствия подписи на договоре свидетельствует о его подложности и о том, что К.А. не совершалось оформленное этим документом действие, направленное на отчуждение квартиры.

В связи с этим предъявленные в рамках настоящего дела требования М.Е.А. в интересах К.Я. о признании недействительным свидетельства о государственной регистрации права собственности К.О. на квартиру и об аннулировании государственной регистрации этого права, о признании за К.Я. права собственности на квартиру и о выселении оттуда Ф. были основаны на положениях ст. 302 ГК РФ и сводились к истребованию спорного жилого помещения из чужого незаконного владения.

Избранный законным представителем К.Я. способ защиты права путем обращения в суд с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество (виндикационный иск), соответствует правовой позиции, высказанной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации N 6-П от 21.04.2003 г. по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В силу взаимосвязанных положений ст. ст. 301 и 302 ГК РФ условием истребования собственником имущества из чужого незаконного владения, в том числе от добросовестного приобретателя, является приобретение имущества у лица, не имевшего права его отчуждать, и связанное с этим сохранение права собственности на имущество его первоначальным владельцем.

Поскольку договор купли-продажи от 05.10.2006 г. не был подписан К.А., квартира к моменту его смерти не выбывала из его владения и вошла в состав наследственного имущества, сын наследодателя К.Я., исходя из п. 4 ст. 1152 ГК РФ, предусматривающего, что принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства, в данном случае должен рассматриваться как собственник этого имущества, а К.О. - как лицо, не имевшее права его отчуждать.

С учетом этого у суда имелись законные основания для признания за К.Я. права собственности на это имущество в порядке наследования и для возврата квартиры в его владение, а доводы Ф. о том, что он является добросовестным приобретателем, не могли быть приняты во внимание, в связи с чем суд правомерно вынес решение о его выселении из квартиры.

В то же время решение суда о взыскании с К.О. в пользу Ф. уплаченной по договору от 21.11.2006 г. стоимости квартиры в размере 2.154.512 рублей подлежит отмене, поскольку суд в данном случае в нарушение положений ч. 3 ст. 196 ГПК РФ вышел за пределы заявленных требований, которые, как указано выше, заключались в возврате квартиры К.Я. Оснований разрешать в рамках этих требований вопрос о применении последствий недействительности сделки от 21.11.2006 г., к чему по существу сводится решение суда в части взыскания в пользу Ф. покупной цены квартиры, у суда не имелось, а самостоятельных требований об этом указанное лицо не заявляло, что не лишено возможности сделать в рамках отдельного судебного разбирательства.

Исходя из изложенных выше выводов о несовершении К.А. сделки купли-продажи квартиры от 05.10.2006 г., вывод суда об отсутствии оснований для удовлетворения требований К.О. о применении последствий недействительности этой сделки и о взыскании в ее пользу с наследника указанной в договоре стоимости квартиры следует признать правильным.

В соответствии с п. 1 ст. 188 ГК РФ действие доверенности прекращается вследствие смерти гражданина, выдавшего доверенность.

Учитывая, что К.О. сняла автомобиль КАМАЗ-54112 и полуприцеп МАЗ-93866 с регистрационного учета для отчуждения 18.11.06 г., когда действие доверенностей, выданных от имени К.А., прекратилось в связи с его смертью, указанные автомобили подлежали возврату наследнику.

Однако в ходе судебного разбирательства законный представитель К.Я. после уточнения исковых требований просила взыскать денежную компенсацию стоимости этого имущества, что не противоречит положениям ст. 1105 ГК РФ о возмещении стоимости неосновательного обогащения. В связи с этим оснований для отмены решения суда в части взыскания с К.О. компенсации в размере 310.000 рублей на основании заключений об оценке рыночной стоимости автомобилей (т. 2, л.д. 53, 63) не имеется.

Вместе с тем судебная коллегия считает необходимым изменить решение в указанной части, поскольку соответствующая компенсация подлежит присуждению самому К.Я., обладающему гражданской правоспособностью, а не его законному представителю, имеющему право лишь выступать от его имени.

Выводы суда в части признания за К.А. права собственности на денежные вклады в Сбербанке России в порядке наследования по закону участниками дела не оспариваются и являются правильными. При необходимости решение может быть разъяснено судом первой инстанции в части указания конкретных счетов, на которых находятся вклады, и их сумм.

Поскольку М.Е.А. отказалась от исковых требований в отношении автомобиля МАЗ-5334, у суда имелось предусмотренное абз. 4 ст. 220 ГПК РФ основание для прекращения производства по делу в этой части.

Судебная коллегия считает необходимым также указать, что согласно ч. 1 ст. 224 ГПК РФ судебные постановления суда первой инстанции, которыми дело не разрешается по существу, выносятся в форме определений суда, а не решений. В связи с этим в пункте 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 г. N 23 "О судебном решении" разъяснено, что недопустимо включение в резолютивную часть решения выводов суда по той части исковых требований, по которым не принимается постановление по существу (ст. ст. 215, 216, 220 - 223 ГПК РФ). Эти выводы излагаются в форме определений (ст. 224 ГПК РФ), которые должны выноситься отдельно от решений.

В то же время, допущенное судом нарушение порядка оформления постановления о прекращении производства по делу не может повлечь отмену обжалуемого решения в этой части, поскольку не привело к неправильному разрешению спора по существу и к нарушению прав и интересов сторон.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 361 и 220 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 03 ноября 2009 года по настоящему делу в части взыскания с К.О. в пользу Ф. денежной суммы в размере 2.154.512 (двух миллионов ста пятидесяти тысяч пятисот двенадцати) рублей отменить.

В части взыскания с К.О. в пользу М.Е.А. денежной компенсации стоимости автомобиля и полуприцепа в размере 310.000 решение изменить, указав, что эта компенсация подлежит взысканию в пользу несовершеннолетнего К.Я.

В остальной части решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу К.О. - без удовлетворения.

Производство по настоящему делу в части иска А. к К.О. и Ф. о признании договоров купли-продажи недействительными, о применении последствий недействительности сделок и о признании права собственности на наследственное имущество - прекратить.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь