Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КУРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 февраля 2010 года

 

Судья: Кулешов А.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Курского областного суда

в составе:

председательствующего Квасова В.В.,

судей Найденова А.Д., Медвецкого А.М.,

при секретаре Д., рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Р.В., его защитника - адвоката Булгакова А.П., потерпевших С.В. и Х., кассационному представлению ст. помощника прокурора Сеймского административного округа г. Курска К.Л., на приговор Промышленного районного суда г. Курска от ДД.ММ.ГГГГ, которым:

Р.В. <...>, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <...>, гражданин РФ, со средним образованием, женатый, не работавший, зарегистрированный по адресу: <...>, проживавший по адресу: <...>, судимый

ДД.ММ.ГГГГ Промышленным районным судом г. Курска по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а, б, в", 30 ч. 3, 158 ч. 3, 158 ч. 3, 158 ч. 3, 158 ч. 4 п. "а", 69 ч. 3 УК РФ к 7 годам лишения свободы, освобожден ДД.ММ.ГГГГ по постановлению Семилукского районного суда Воронежской области от ДД.ММ.ГГГГ условно-досрочно на 1 год 6 месяцев, -

осужден <...>: по ст. 158 ч. 2 п. п. "б, в" УК РФ к 3 годам лишения свободы,

по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 5 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 6 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. ст. 79 ч. 7, 70 УК РФ по совокупности приговоров, к назначенному наказанию частично присоединена не отбытая часть наказания по приговору Промышленного районного суда г. Курска от ДД.ММ.ГГГГ в виде 1 года лишения свободы и окончательно определено 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Начало срока наказания исчислено с ДД.ММ.ГГГГ.

Взыскано с Р.В. в пользу: М. 29886 рублей, С.Т.Н. 6287 рублей.

Разрешен вопрос о вещественных доказательствах по делу.

Заслушав доклад судьи Курского областного суда Найденова А.Д., объяснения осужденного Р.В. и его защитника - адвоката Булгакова А.П., потерпевших Х. и С.В., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, мнение прокурора Солдатовой А.Ю., частично поддержавшей доводы кассационного представления о внесении изменений в вводную часть приговора, судебная коллегия

 

установила:

 

По приговору суда Р.В. признан виновным и осужден за то, что: ДД.ММ.ГГГГ в ночное время он решил совершить кражу имущества из офиса, расположенного на первом этаже <...>. Реализуя свои намерения, с помощью отвертки открыл окно, незаконно проник в помещение офиса, где открыл дверной замок кабинета М., проник в него, откуда похитил системный блок компьютера, принтер, монитор, компьютерную мышь, клавиатуру, три комнатных растения, не представляющий ценности сотовый телефон "Нокиа 3310", а всего похитил имущество общей стоимостью 29886 рублей, причинив М. значительный ущерб; затем с помощью отвертки открыл дверной замок кабинета Х., проник в него, откуда похитил электрочайник, 2 комнатных растения, чайный набор, на общую сумму 4900 рублей; продолжая свои действия с помощью отвертки открыл дверной замок кабинета <...>, проник в него, откуда похитил монитор стоимостью 6287 рублей, причинив С.Т.Н. значительный ущерб.

Он же осужден за то, что ДД.ММ.ГГГГ, примерно в 23 часа, находясь в <...> на почве неприязненных отношений нанес молотком удар в левую часть головы С.В., причинив ему телесное повреждение в виде открытой черепно-мозговой травмы с наличием раны мягких тканей в левой теменно-височной области С-образной формы, вдавленного перелома теменно-височной области слева диаметром до 4 см, повлекшее тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

В судебном заседании осужденный Р.В. вину по предъявленному обвинению не признал.

В кассационной жалобе осужденный Р.В. <...> указывает, что кражу имущества из офиса он не совершал, находился дома; судом не установлено дата и время совершения преступления; суд необоснованно дал критическую оценку показаниям свидетелей Р.О. и Б.Н. о том, что в ночь с 1 на ДД.ММ.ГГГГ он находился дома; его показания на предварительном следствии необоснованно положены в основу приговора, так как в них он себя оговорил, поскольку к нему применялись недозволенные методы ведения следствия; судом не дано оценки показаниям потерпевшей Х. о том, что он не мог совершить кражу ее имущества. Считает, что судом необоснованно отказано в проведении по делу судебно-психологической экспертизы, что повлияло на выводы суда о его виновности в совершении преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 1 УК РФ, поскольку преступление им было совершено в состоянии сильного душевного волнения. Считает, что потерпевшему С.В. был причинен меньший вред здоровью, чем установлено заключением эксперта, в связи с чем имелись основания для проведения дополнительной судебно-медицинской экспертизы. Судом его ходатайства в полном объеме удовлетворены не были, чем нарушено его право на защиту. Суд необоснованно признал наличие в его действиях опасного рецидива преступлений, что не предусмотрено ст. 63 УК РФ в качестве отягчающего обстоятельства, а потому наказание ему следовало назначить с учетом положений ст. 62 УК РФ. Копия протокола судебного заседания ему выдана не была. Просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное разбирательство.

В дополнениях к кассационной жалобе <...> он же указывает, что его показания данные на предварительном следствии, протокол явки с повинной, а также протокол проверки показаний на месте являются недопустимыми доказательствами по делу, поскольку получены с нарушением норм УПК РФ, а явка с повинной без участия защитника. Показания свидетелей и потерпевших в приговоре искажены и не соответствуют протоколу судебного заседания. Специалист Ш.А.И. допрошен в судебном заседании по инициативе суда, перед его допросом экспертное заключение оглашено не было, а потому судом не были соблюдены требования о допросе эксперта, предусмотренные УПК РФ. Его ходатайства о вызове свидетелей защиты судом необоснованно отклонены. В последнем слове он заявил о новых обстоятельствах свидетельствующих о его непричастности к совершению кражи, однако судебное следствие председательствующим возобновлено не было.

В кассационной жалобе защитник осужденного Р.В. - адвокат Булгаков А.П. <...> считает, что вина Р.В. в краже чужого имущества не доказана, указывая на то, что выводы суда противоречат фактическим обстоятельствам дела, поскольку согласно протоколу осмотра места происшествия двери в офисе были выбиты ногой или рукой, однако судебно-техническая экспертиза по делу проведена не была; кража была совершена несколькими лицами, о чем свидетельствуют множественные следы на месте преступления; Р.В. не мог один унести похищенное имущество и скрыться с ним через окно с высоты 2,5-3 метров; явка с повинной получена с нарушением норм УПК РФ по просьбе сотрудника милиции К.О.; проверка показаний Р.В. на месте не проводилась; вызывают сомнения показания Р.В. о том, что он сжег похищенное имущество. По факту причинения телесных повреждений С.В. считает, что судом необоснованно отказано в проведении судебно-психологической экспертизы. С учетом этих обстоятельств, просит приговор в отношении Р.В. отменить, дело направить для проведения дополнительного расследования и установления лиц, совершивших кражу, а по обвинению по ст. 111 ч. 1 УК РФ провести судебно-психологическую экспертизу.

В кассационной жалобе потерпевший С.В. <...> просит приговор суда в части назначенного Р.В. наказания по ст. 111 ч. 1 УК РФ отменить, указывая на то, что суд не в полной мере учел его мнение о том, что он претензий к Р.В. не имеет, не желает лишать его свободы, они оба виновны в возникшем конфликте. Считает, что своими действиями Р.В. не причинил значительного вреда его здоровью. В связи с чем наказание осужденному следовало назначить с применением ст. 64 УК РФ.

В кассационной жалобе потерпевшая Х. <...> просит приговор суда в части осуждения Р.В. по ст. 158 ч. 2 п. п. "б, в" УК РФ отменить, дело направить на новое рассмотрение, считая его непричастным к совершению кражи. Указывает, что двери офиса были выбиты, а не открыты отверткой; сведения, изложенные Р.В. в явке с повинной, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку в ней отсутствуют данные о том, что он похитил еще и другое имущество; судом не выяснено как осужденный с двумя сумками через небольшое отверстие в окне мог покинуть помещение офиса; следственный эксперимент для выяснения указанных обстоятельств, проведен не был; полагает, что в краже участвовало несколько лиц, о чем свидетельствуют следы ни одной пары ног; похищенное у осужденного изъято не было; показания потерпевших не могут являться доказательствами по делу, поскольку очевидцами кражи они не являлись, а показания осужденного о распоряжении им похищенным имуществом являются абсурдными.

В дополнениях к кассационной жалобе <...> она же <...> указывает на то, что судом неправильно установлен механизм совершения преступления, поскольку проникновение произошло через окно, которое расположено в кабинете потерпевшей М., дверь в ее кабинет повреждена не была и открывается изнутри, а окно, ведущее в помещение офиса вообще не вскрывалось. Ни в приговоре, ни в показаниях Р.В. нет сведений о том, что преступником было совершено проникновение в помещение "Окна и двери", в котором находилось более ценное имущество, в том числе дорогостоящий сотовый телефон, которое похищено не было.

В кассационном представлении государственный обвинитель <...> просит приговор суда отменить в связи с нарушением норм уголовно-процессуального закона, неправильным применением норм уголовного закона, несправедливостью назначенного наказания. Ссылается на то, что в вводной части приговора указано, что Р.В. судим ДД.ММ.ГГГГ, а в резолютивной части присоединено не отбытое наказание по приговору суда от ДД.ММ.ГГГГ. Обращает внимание на то, что при назначении наказания суд исходил из того, что в действиях Р.В. имеется опасный рецидив преступлений, однако одно из преступлений по которым он осужден, по ст. 158 ч. 2 п. п. "б, в" УК РФ отнесено к преступлениям средней тяжести, а потому в его действиях содержится простой рецидив преступлений, в связи с чем Р.В. назначено чрезмерно строгое наказание.

В возражениях на кассационное представление осужденный Р.В. <...> указывает, что ему необоснованно присоединено не отбытое наказание по приговору суда от ДД.ММ.ГГГГ, а потому кассационное представление просит оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного представления, возражений на него, судебная коллегия находит приговор суда в части осуждения Р.В. и меры назначенного наказания, законным и обоснованным.

Вывод суда о виновности Р.В. в краже, с незаконным проникновением в помещение, с причинением значительного ущерба гражданину подтвержден собранными по делу доказательствами.

Вопреки доводам кассационных жалоб о непричастности Р.В. к совершенному преступлению, суд в обоснование вины осужденного правильно сослался на его же признательные показания, данные им в ходе предварительного следствия в качестве обвиняемого /т.2 л.д. 17-25/, а также на протокол его явки с повинной /т. 1 л.д. 109-110/, в которых последний последовательно пояснял о том, что ночью ДД.ММ.ГГГГ он, отжав отверткой раму, через окно проник в офисное помещение, расположенное по адресу: <...>, откуда похитил два монитора, системный блок, принтер, клавиатуру, компьютерную мышь, посуду, комнатные цветы в горшках, а также сотовый телефон "Нокиа 3310", который впоследствии использовала его жена, вставив в него свою сим-карту.

Как видно из протокола проверки показаний на месте Р.В. хотя и отказался показать обстоятельства совершения кражи, однако подтвердил, что ДД.ММ.ГГГГ он один совершил кражу из офиса по адресу: <...>. При этом указал, что вину в совершении кражи из офиса признает в полном объеме /т. 2 л.д. 4-5/.

При таком положении, доводы кассационных жалоб о том, что проверка показаний на месте следственными органами не проводилась, не влияют на выводы суда о доказанности вины осужденного Р.В. в совершенном преступлении.

Показания Р.В. на предварительном следствии, в качестве обвиняемого суд обоснованно расценил как достоверные и положил их в основу приговора, поскольку они логичны, последовательны, согласуются с другими исследованными судом доказательствами.

Что касается доводов кассационной жалобы осужденного о том, что явка с повинной является недопустимым доказательством по делу, то они являются несостоятельными. Поскольку из данного процессуального документа видно, что явка с повинной получена от Р.В. с соблюдением требований закона, соответствует положениям ст. 142 УПК РФ. Кроме того, в той же явке, Р.В. собственноручно дополнял, что отвертку, которой взломал окно, он выбросил, а показания ранее данные его женой Р.О. о том, что телефон она приобрела у соседа, она давала по его просьбе.

Более того, при ознакомлении с материалами дела осужденный также признавал себя виновным в совершенном преступлении.

Имеющиеся в указанных документах исправления, относительно времени получения от Р.В. явки с повинной, необходимости участия адвоката, даты совершения кражи, верности изложенных в них сведений, а также исправления, внесенные в другие материалы уголовного дела, связанные с тем, что показания осужденного и показания свидетеля Р.О. являются "не" верными, ничем не оговорены, а потому не могут быть приняты во внимание.

Как видно из протокола судебного заседания эти доказательства были тщательно исследованы судом в ходе судебного разбирательства, никто из участников процесса, в том числе Р.В. в судебном заседании не заявлял о том, что в указанных документах имеются исправления, либо они записаны не верно, фактов внесения в них исправлений на момент постановления приговора установлено не было. Сам Р.В. в судебном заседании также не отрицал факт дачи им указанных показаний, а также написания им явки с повинной, поясняя лишь о том, что явка с повинной и последующие его показания в качестве обвиняемого, а также признательные показания, изложенные им в протоколе проверки показаний на месте, он давал под влиянием сотрудников милиции, с целью избежать более строгого наказания за причинение телесных повреждений потерпевшему С.В.

Более того, по результатам служебной проверки было установлено, что указанные исправления были внесены в процессуальные документы уже после постановления в отношении Р.В. обвинительного приговора, выявлены судом после ознакомления осужденного Р.В. с материалами уголовного дела ДД.ММ.ГГГГ, что установлено имеющимся в деле приказом по Промышленному районному суду г. Курска от ДД.ММ.ГГГГ /т. 3 л.д. 218/.

Что касается доводов кассационной жалобы осужденного о том, что он оговорил себя в совершенном преступлении под воздействием сотрудников милиции, которыми к нему применялись недозволенные методы ведения следствия, то данные обстоятельства являлись предметом тщательной проверки судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты.

Кроме того, показания Р.В. о совершении им кражи в ночное время ДД.ММ.ГГГГ подтверждены показаниями потерпевших Х., М., С.Т.Н. пояснивших о том, что ДД.ММ.ГГГГ они обнаружили, что из арендуемого ими офиса была совершена кража принадлежащего им имущества, чем М. и С.Т.Н. был причинен значительный ущерб. В том числе был похищен принадлежащий М. сотовый телефон "Нокиа 3310".

Показания потерпевших согласуются с показаниями свидетеля Р.О., данными ею на предварительном следствии /т. 1 л.д. 244-247/, из которых следует, что ночью ДД.ММ.ГГГГ ее муж Р.В. ушел из дома за сигаретами. Проснувшись утром, она увидела две сумки, в которых находилась компьютерная техника, а на столе чужой сотовый телефон "Нокиа 3310", с которого она сделала несколько звонков, предварительно вставив в него свою сим-карту. Р.В. забрал у нее телефон, а остальные вещи отнес на балкон квартиры, которые после ее дальнейшего вызова в милицию куда-то исчезли.

Изменению своих показаний свидетелем Р.О. на предварительном следствии и в судебном заседании, а также показаниям свидетеля Б.Д. о том, что в ночь с 1 на ДД.ММ.ГГГГ Р.В. находился дома, суд дал надлежащую критическую оценку, не согласиться с которой у судебной коллегии оснований не имеется.

Что касается доводов кассационных жалоб о том, что показания свидетеля Р.О. на предварительном следствии необоснованно положены судом в основу приговора, поскольку они также как и показания ее мужа Р.В. получены под давлением сотрудников милиции, то они являются необоснованными, поскольку являлись предметом проверки суда первой инстанции и не нашли своего подтверждения в судебном заседании.

Помимо этого, вина Р.В. подтверждена фактическими данными, зафиксированными протоколом осмотра места происшествия, согласно которому установлено, что на момент осмотра офисного помещения открыто окно, а также вскрыты двери кабинетов; справками о стоимости похищенного; другими исследованными судом и приведенными в приговоре доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Вопреки доводам кассационной жалобы осужденного, суд в приговоре установил место и время совершения преступления, а доводы кассационной жалобы осужденного о том, что данные обстоятельства судом не установлены, являются необоснованными.

Что касается доводов кассационных жалоб о том, что установленные судом обстоятельства не соответствуют фактической обстановке на месте происшествия, поскольку двери в офисные помещения были выбиты, а не вскрыты отверткой, то они являются несостоятельными, поскольку опровергаются протоколом осмотра места происшествия /т. 1 л.д. 10-17/, согласно которому на всех дверях офисного помещения, откуда была совершена кража имеются следы отжима дверных замков в нескольких местах. Данные обстоятельства согласуются с показаниями самого осужденного Р.В. о том, что указанные помещения им были вскрыты с помощью отвертки.

Согласно тому же протоколу под окном данного помещения обнаружены следы обуви, индивидуальные особенности которых не отобразились, а доводы кассационных жалоб потерпевшей Х. и адвоката Булгакова А.П. о том, что кража была совершена несколькими лицами, о чем свидетельствуют множественные следы на месте преступления, ничем не подтверждены.

Доводы жалоб о том, что похищенное имущество не было изъято у Р.В., что указывает о его непричастности к совершенному преступлению, не могут свидетельствовать о его невиновности, поскольку из показаний самого осужденного на предварительном следствии следует, что похищенное имущество было им уничтожено, с целью избежать уголовной ответственности за содеянное, после того, как его жену вызвали в отдел милиции.

Утверждения потерпевшей Х. о том, что судом неправильно установлен механизм проникновения в данные помещения, являются необоснованными, поскольку судом установлено, что Р.В. с целью совершения кражи незаконно проник в офисное помещение, откуда из трех кабинетов похитил имущество потерпевших, причинив двоим из них значительный ущерб.

Что касается ее же доводов, изложенных в кассационной жалобе о том, что из помещения "Окна и двери" ничего похищено не было, тогда как в нем находилось более ценное имущество, то они не имеют какого-либо значения для разрешения дела по существу, а потому во внимание приняты быть не могут.

Все доводы в защиту осужденного были полно исследованы судом, и в приговоре приведены мотивы, почему они судом отвергнуты.

Вопреки утверждениям в жалобах, в основу приговора положены только допустимые доказательства, полученные в установленном законом порядке. Каждое доказательство подтверждается другими фактическими данными по делу, все они в своей совокупности согласуются между собой. Всем доказательствам по делу при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.

Оснований для переоценки доказательств по делу не имеется. В связи с чем, доводы кассационных жалоб осужденного Р.В., его защитника Булгакова А.П. и потерпевшей Х. о непричастности осужденного к совершению преступления являются необоснованными.

С учетом фактических обстоятельств дела установленных судом, действия осужденного Р.В. правильно квалифицированы по ст. 158 ч. 2 п. п. "б, в" УК РФ. Свой вывод в этой части суд первой инстанции мотивировал с достаточной полнотой, не согласиться с таким выводом суда оснований не имеется.

Вывод суда о виновности Р.В. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего С.В. по признаку опасности для жизни соответствует фактическим обстоятельствам дела.

В обоснование виновности осужденного Р.В. в совершенном преступлении суд правильно сослался на его же признательные показания, данные им в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемого /т. 1 л.д. 172-175/ и обвиняемого /т. 2 л.д. 17-25/, в которых он пояснял о том, что вечером ДД.ММ.ГГГГ в ходе возникшей ссоры разозлился на С.В. и ударил его молотком по голове.

В явке с повинной Р.В. сообщал аналогичные обстоятельства, указывая на то, что в ходе ссоры ударил молотком по голове С.В. /т. 1 л.д. 164-165/.

Явка с повинной получена от Р.В. с соблюдением требований закона, соответствует положениям ст. 142 УПК РФ, а потому правильно признана судом допустимым доказательством по делу.

Имеющиеся в протоколе допроса Р.В. в качестве обвиняемого исправления о том, что его показания записаны "не верно", а также изменения, внесенные в явку с повинной, ничем не оговорены, а потому не могут являться основанием для признания этих доказательств недопустимыми. Как видно из протокола судебного заседания, при исследовании судом данных документов, каких-либо вопросов и замечаний от Р.В. и других участников процесса не возникало. Сам Р.В. в судебном заседании не заявлял о том, что показания были записаны следователем не верно, а давая явку с повинной, он нуждался в помощи защитника, поскольку в первоначальном ее тексте указано, что он в услугах адвоката не нуждается, наоборот утверждал, что давал именно такие показания и явку с повинной, но под уговором сотрудника милиции К.О., который обещал переквалифицировать его действия на ст. 112 ч. 1 УК РФ. Кроме того, впоследствии установлено, что изменения в указанные документы были внесены уже после постановления в отношении осужденного обвинительного приговора.

Эти показания Р.В. на предварительном следствии, суд обоснованно расценил как достоверные и положил их в основу приговора, поскольку они логичны, последовательно, получены в присутствии защитника и с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Противоречиям в его показаниям на предварительном следствии и в судебном заседании судом дана надлежащая оценка, не согласиться с которой оснований не имеется.

Кроме того, показания Р.В. данные им в ходе предварительного следствия и сведения, изложенные в явке с повинной, согласуются с другими добытыми по делу доказательствами, в том числе:

с показаниями потерпевшего С.В. из которых следует, что ДД.ММ.ГГГГ между ним и Р.В. произошла ссора по поводу не возврата долга, в ходе которой Р.В. ударил его молотком в левую часть головы, затем поднял молоток для второго удара, однако С.С. отобрал у него молоток;

с оглашенными в судебном заседании показаниями свидетеля С.С., согласно которым во время ссоры Р.В. на кухне квартиры ударил С.В. молотком по голове, он (С.С.) вырвал молоток у Р.В., а С.В. в это время выбежал из квартиры;

с показаниями свидетелей С.Т.Л. и С.Ю. о том, что на лестничной площадке между Р.В. и С.В. произошла ссора из-за долга, они зашли в квартиру, через некоторое время оттуда выбежал С.В. у которого на голове была рана и кровь; с фактическими данными, содержащимися в протоколе осмотра места происшествия; другими исследованными судом доказательствами.

Обстоятельства совершенного преступления, наступившие последствия и тяжесть вреда, причиненного преступлением, подтверждены заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которого у потерпевшего С.В. установлено телесное повреждение в виде открытой черепно-мозговой травмы с наличием раны мягких тканей в левой теменно-височной области С-образной формы, вдавленного перелома теменно-височной области слева диаметром до 4 см, которое образовалось от одного травматического воздействия твердого тупого предмета с ограниченной контактирующей поверхностью, причинившей тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Что касается доводов кассационных жалоб осужденного Р.В. и потерпевшего С.В., о том, что потерпевшему был причинен меньший вред здоровью, чем установлено заключением судебно-медицинской экспертизы, поскольку в больнице он находился не более десяти дней, то они не могут быть приняты во внимание, поскольку вред здоровью потерпевшему определен по признаку опасности для жизни, а не по иным критериям определения степени тяжести вреда здоровью.

В связи с чем, у суда не имелось оснований для проведения по делу дополнительной судебно-медицинской экспертизы для определения степени тяжести, причиненных потерпевшему телесных повреждений.

Утверждения в жалобе осужденного о том, что судом были нарушены требования уголовно-процессуального закона при допросе эксперта Ш.А.И., поскольку экспертное заключение перед его допросом оглашено не было, во внимание приняты быть не могут.

Как видно из протокола судебного заседания экспертное заключение в судебном заседании исследовалось, а перед допросом эксперта Ш.А.И. в качестве специалиста, он был ознакомлен с заключением судебно-медицинской экспертизы, после чего ему были заданы вопросы участниками судебного разбирательства /т. 3 л.д. 20 оборот/. В связи с чем каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального законодательства судом при допросе эксперта допущено не было.

В ходе судебного разбирательства тщательно выяснялись все доводы в защиту осужденного Р.В., в том числе и о противоправном поведении потерпевшего, и нахождение в связи с этим Р.В. в состоянии сильного душевного волнения, которые обоснованно признаны неубедительными с приведением в приговоре подробных мотивов.

В материалах дела отсутствуют сведения о противоправных, аморальных действий со стороны потерпевшего, которые могли бы привести к возникновению у осужденного сильного душевного волнения (аффекта) по смыслу ст. 113 УК РФ, как он указывает об этом в своих кассационных жалобах, а причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего было совершено Р.В. на почве личных неприязненных отношений, возникших в ходе ссоры с потерпевшим.

При таких обстоятельствах, а также с учетом целенаправленного характера действий осужденного, считать, что осужденный Р.В. находился в состоянии аффекта, вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействиями), а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, а также в состоянии необходимой обороны или при превышении ее пределов, у суда оснований не имелось.

В связи с чем, оснований для проведения по делу судебно-психологической экспертизы, на что указывают осужденный и его защитник в своих кассационных жалобах, у суда также не имелось.

Оценив показания свидетелей, заключение судебно-медицинской экспертизы в совокупности с другими доказательствами, изложенными в приговоре, суд обоснованно признал их достоверными, допустимыми и достаточными и правильно положил в обоснование выводов суда о виновности Р.В. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего С.В., поскольку они подробны, и согласуются друг с другом.

Оснований для переоценки доказательств по делу не имеется.

Действиям осужденного Р.В. судом дана верная юридическая оценка, и они правильно квалифицированы по ст. 111 ч. 1 УК РФ.

Согласно требованиям ст. 252 УПК РФ суд рассмотрел дело только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению.

Что касается доводов осужденного о том, что в ходе судебного разбирательства было нарушено его право на защиту, поскольку его ходатайства судом в полном объеме удовлетворены не были, то они являются несостоятельными и не основаны на материалах дела.

Как следует из протокола судебного заседания, председательствующим судьей неукоснительно выполнялись требования ст. ст. 243, 244 УПК РФ, сторонам были созданы необходимые условия для исполнения ими процессуальных прав и обязанностей на основе состязательности и равноправия сторон. Решения по заявленным ходатайствам, как стороны обвинения, так и стороны защиты приняты в соответствии с законом. В судебном заседании стороны обвинения и защиты пользовались равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, в том числе и на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного заседания.

Всем доводам осужденного и его защитника дана соответствующая оценка, ни одно доказательство, юридическая сила которого вызывала бы сомнение, не было положено в основу тех или иных выводов суда о виновности осужденного в совершенном преступлении.

Вопреки доводам кассационной жалобы осужденного, каких-либо новых данных свидетельствующих о непричастности осужденного к совершенным преступлениям, Р.В. в последнем слове сообщено не было, а потому соответствующие доводы его кассационной жалобы являются необоснованными.

Наказание осужденному Р.В. суд назначил в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному и данным о личности осужденного.

Учитывая, что Р.В. ранее отбывал лишение свободы за совершение тяжкого преступления, судимость за которое не снята и не погашена, вновь совершил умышленные преступления, в том числе тяжкое, то суд обоснованно признал обстоятельством отягчающим наказание осужденному наличие в его действиях опасного рецидива преступлений, и пришел к обоснованному выводу о невозможности исправления осужденного без изоляции от общества.

При назначении наказания за каждое преступление суд учел и обстоятельства смягчающие наказание осужденному, в том числе его явки с повинной по обоим эпизодам преступных деяний, добровольное возмещение потерпевшему С.В. причиненного ущерба, наличие на иждивении малолетнего ребенка, беременность жены осужденного, а также мнение потерпевших Х. и С.В. не настаивающих на строгом наказании, в связи с чем назначил наказание осужденному не в максимальном размере санкций соответствующих статей УК РФ, а по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ применил принцип частичного, но не полного сложения наказаний.

Поскольку по делу установлено обстоятельство отягчающие наказание осужденному, то суд обоснованно назначил Р.В. наказание без учета требований ст. 62 УК РФ.

Оснований для применения положений ст. ст. 73, 64 УК РФ судебная коллегия не усматривает, не установлено их и судом первой инстанции.

Поскольку преступление совершено Р.В. в период его условно-досрочного освобождения по приговору Промышленного районного суда <...> от ДД.ММ.ГГГГ /т. 2 л.д. 134/, то суд обоснованно назначил ему наказание по правилам ст. 70 УК РФ.

Назначенное осужденному Р.В. наказание является справедливым, соответствует требованиям ст. ст. 43, 60 УК РФ. Оснований признать его несправедливым, либо оснований для его смягчения не имеется, а потому доводы кассационного представления о том, что осужденному назначено чрезмерно строгое наказание, подлежат оставлению без удовлетворения.

В соответствии с п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ Р.В. правильно местом отбывания наказания назначена исправительная колония строгого режима.

Решение суда о взыскании с Р.В. в пользу потерпевших М. и С.Т.Н. имущественного ущерба, соответствует закону и основано на имеющихся в материалах дела данных, подтверждающих его обоснованность.

Вопрос о судьбе вещественных доказательств по делу, разрешен судом в соответствии с требованиями ст. 81 УПК РФ.

Вопреки доводам жалобы, копия протокола судебного заседания по настоящему уголовному делу вручена осужденному ДД.ММ.ГГГГ, о чем в деле имеется расписка /т. 3 л.д. 136/, а его доводы о том, что он был лишен права на ознакомление с протоколом судебного заседания не основаны на материалах дела.

В то же время в вводной части приговора суд ошибочно указал на то, что Р.В. ранее судим ДД.ММ.ГГГГ приговором Промышленного районного суда г. Курска, тогда как он судим приговором того же суда ДД.ММ.ГГГГ /т. 2 л.д. 44/, что является технической опиской, и не повлияло на обоснованность назначения наказания осужденному.

Вместе с тем, судебная коллегия считает необходимым устранить допущенную неточность, внести в вводную часть приговора указание об осуждении Р.В. приговором Промышленного районного суда г. Курска ДД.ММ.ГГГГ, вместо ДД.ММ.ГГГГ.

Каких-либо иных нарушений норм уголовного или уголовно-процессуального закона при расследовании и рассмотрении уголовного дела, влекущих отмену или изменение приговора, не допущено.

В связи с чем, в остальной части приговор суда подлежит оставлению без изменения.

Исходя из изложенного и, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Промышленного районного суда г. Курска от ДД.ММ.ГГГГ в отношении Р.В. <...> изменить:

внести в вводную часть приговора указание об осуждении Р.В. приговором Промышленного районного суда г. Курска ДД.ММ.ГГГГ, вместо ДД.ММ.ГГГГ.

В остальной части приговор суда оставить без изменения, а кассационные жалобы и кассационное представление без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.В.КВАСОВ

 

Судьи

А.Д.НАЙДЕНОВ

А.М.МЕДВЕЦКИЙ

 

Копия верна:

Судья

Курского областного суда

А.Д.НАЙДЕНОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь