Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 февраля 2010 г. N 22-210/10

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам Рязанского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя К. на постановление Октябрьского районного суда г. Рязани от 24 декабря 2009 года, которым уголовное дело в отношении Е., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 307 УК РФ, возвращено прокурору Октябрьского района г. Рязани Рязанского района для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Заслушав доклад судьи З.И.Н., выступление прокурора Ч.Н.А., поддержавшей доводы кассационного представления об отмене постановления суда, мнение адвоката П.Н.И., полагавшего, что постановление суда является законным и обоснованным, судебная коллегия

 

установила:

 

Органами предварительного следствия Е. обвиняется в том, что он, будучи свидетелем, дал заведомо ложные показания в суде при следующих обстоятельствах.

Приговором Рязанского районного суда Рязанской области от 4 июня 2008 года, вступившим в законную силу 18.09.2008, С. признан виновным в том, что 3 сентября 2006 года около 19 часов 30 минут он, управляя технически неисправным автомобилем ГАЗ 3110 на участке автодороги с. Шумашь - с. Заокское Рязанского района Рязанской области, двигаясь в направлении с. Заокское, нарушил п. 1.4., 2.3.1, 10.1, 19.5 Правил дорожного движения РФ и, выехав на полосу встречного движения, совершил столкновение с автомобилем ВАЗ 21101 под управлением М. Последняя от полученных в результате ДТП телесных повреждений 08.09.2006 скончалась.

Указанные обстоятельства, а именно обстоятельства совершения дорожно-транспортного происшествия С. были установлены приговором суда, в том числе на основании данных, зафиксированных в протоколе осмотра места происшествия и схеме к нему, составленных 03.09.2006 следователем Рязанского РОВД Рязанской области Е. Из указанных документов следовало, что автомобиль ВАЗ расположен частично на полосе встречного движения по проезжей части в сторону с. Шумашь, частично на обочине и ориентирован своей передней частью в сторону указанного села. На той же полосе движения проезжей части, на расстоянии 5,5 м. от автомобиля ВАЗ ориентированный ему навстречу расположен автомобиль ГАЗ. Между указанными автомобилями расположена осыпь стекла размерами 5,4 - 1,8 м.

28 апреля 2008 года Е. был вызван для допроса в качестве свидетеля в судебное заседание по рассмотрению уголовного дела в отношении подсудимого С. В указанный день около 14 часов 30 минут Е., находясь в здании Рязанского районного суда, расположенного по адресу: г. Рязань, п. Соколовка, ул. Соколовская, д. 11, будучи предупрежденным об уголовной ответственности умышленно, с целью помочь С. избежать уголовной ответственности за совершенное последним преступление, дал заведомо ложные показания о том, что протокол и схема места происшествия им были составлены неверно, так как основная осыпь стекла и грязи, образовавшаяся в результате столкновения автомобилей, была расположена под автомобилем ВАЗ. Основываясь на указанных показаниях Е. защитой обвиняемого С. была выдвинута версия происшествия, согласно которой дорожно-транспортное происшествие произошло по вине водителя автомобиля ВАЗ М., совершившей столкновение со стоявшим на обочине автомобилем ГАЗ.

Таким образом, Е. умышленно пытался ввести суд в заблуждение относительно обстоятельств преступления, имеющих существенное значение для установления истины по уголовному делу. По результатам судебного рассмотрения доказательства защиты были признаны судом несостоятельными, а показания свидетеля Е. ложными.

24 декабря 2009 года постановлением Октябрьского районного суда г. Рязани уголовное дело в отношении Е. возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, поскольку обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения. Так, в обвинительном заключении не расписан умысел преступного посягательства, его направленность, не указано в какой момент у него возникла цель помочь С. избежать уголовной ответственности, отсутствует указание на мотив совершения преступления, в котором обвиняется Е. Умысел, мотив и цели подлежат обязательному доказыванию по уголовному делу. Кроме того, в обвинительном заключении не указано был ли Е., допрошенный в качестве свидетеля, предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Эти нарушения препятствуют рассмотрению дела.

В кассационном представлении государственный обвинитель считает, что постановление суда является незаконным и подлежит отмене. Свои доводы автор представления мотивирует тем, что обвинительное заключение составлено в соответствии с требованиями ст. 220 УПК РФ, в нем указаны объективная и субъективные стороны состава данного преступления, место, время и способ совершения преступления. Указание суда на то, что в обвинительном заключении не указано был ли Е., допрошенный в суде в качестве свидетеля, предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, является голословным. В ходе предварительного следствия был выполнен весь объем необходимых уголовно-процессуальных действий, направленных на установление обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела и указанных в постановлении о возвращении уголовного дела прокурору.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия находит, что постановление суда подлежит отмене.

В ходе судебного разбирательства, согласно ст. 7 ч. 4 УПК РФ, соблюдение требований, необходимых для вынесения правосудного, т.е. законного, обоснованного и мотивированного решения по делу суд обеспечивает соответствующими полномочиями. В соответствии со ст. 237 УПК РФ и п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 1 от 5 марта 2004 года "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" уголовное дело возвращается прокурору в случае, если допущенные нарушения являются существенными и не могут быть устранены в судебном заседании.

Требования вышеназванного законодательства судом 1 инстанции нарушены. Так, обвинительное заключение соответствует положениям ст. 220 УПК РФ и содержанию объективной стороны ст. 307 ч. 1 УК РФ, согласно которому данное преступление может быть только умышленным, что и отражено в обвинительном заключении. Иные, указанные в постановлении суда обстоятельства, которые не относятся к содержанию объективной стороны данного преступления, не являются обстоятельствами, подлежащими доказыванию по этому уголовному делу. Указание суда на то, что в обвинительном заключении не указано был ли Е., допрошенный в суде в качестве свидетеля, предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, является голословным, поскольку данное указание в обвинительном заключении имеется.

На основании изложенного, постановление суда вынесено с нарушением уголовно-процессуального закона, т.е. ст. 381 ч. 1 УПК РФ, что является безусловным основанием к его отмене.

 

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Постановление Октябрьского районного суда г. Рязани от 24 декабря 2009 года о возвращении уголовного дела прокурору в отношении Е. отменить, уголовное дело направить в тот же суд для дальнейшего рассмотрения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь