Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 февраля 2010 г. N 1982

 

Судья Быстрова Г.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Корнильевой С.А.

судей Лебедева В.И., Савельевой М.Г.

при секретаре Л.

рассмотрела в открытом судебном заседании 24 февраля 2010 года кассационную жалобу Б.Е. на решение Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 27 ноября 2009 года по гражданскому делу N 2-4195/09 по иску Б.Е. к Б.А., Б.Т. о признании сделок недействительными

Заслушав доклад судьи Корнильевой С.А., объяснения Б.Е., представителя Б.Е. - С. (доверенность от 15.02.2010 г. на 3 г.), Б.А., представителя Б.Т. - Р. (доверенность от 10.11.2008 г. на 3 г.), судебная коллегия

 

установила:

 

Истица Б.Е. обратилась в суд с иском к ответчикам о признании недействительным договора уступки права требования (цессии), заключенного между Б.А. и Б.Т. по договору N 311/89 от 04.04.2006 года о долевом участии в инвестировании строительства жилого дома, расположенного по адресу: Санкт-Петербург, В.О., Средний пр., д. 89, применении последствий недействительности договора дарения квартиры N <...>, заключенного 19.07.2007 года между Б.Т. и Б.А., указывая на то, что она и ответчик Б.А. являются бывшими супругами, брак прекращен 29 ноября 2007 года. После расторжения брака истица проживает в г. Москве с двумя детьми, ответчик - в квартире по ул. Беринга в Санкт-Петербурге, которая была ими приобретена в период брака. При рассмотрении мировым судьей дела о разделе общего имущества супругов в г. Москве истцу стало известно о том, что ответчик 12.12.2006 года заключил договор уступки права требования (цессии) по договору N 311/89 от 04.04.2006 года с Б.Т., а впоследствии 19.07.2007 года между ними заключен договор дарения квартиры по ул. Беринга в Санкт-Петербурге. О заключении указанных договоров истица не знала, согласия на их заключение не давала.

Решением Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 03 марта 2009 года истице отказано в признании недействительными договора уступки права требования (цессии) по договору N 311/89 от 04 апреля 2006 года в отношении квартиры <...>, заключенного 12 декабря 2006 года между Б.А. и его матерью Б.Т., последующего договора дарения вышеуказанной квартиры, заключенного Б.Т. 19 июля 2007 года в пользу Б.А.; применении последствий недействительности договоров.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 23 сентября 2009 года указанное решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

При новом рассмотрении дела решением Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 27 ноября 2009 года в удовлетворении заявленных Б.Е. требований отказано.

В кассационной жалобе Б.Е. просит решение отменить как незаконное и необоснованное.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения участников по делу, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Материалами дела установлено, что истица и ответчик Б.А. состояли в браке с 25 января 1992 года по 29 ноября 2007 года.

04 апреля 2006 года между Б.А. и ЗАО "ЮИТ Лентек" был заключен договор N 311/89 о долевом участии в инвестировании строительства жилого дома по адресу: Санкт-Петербург, Василеостровский административный район, Средний проспект, 89, с условием передачи в собственность отдельной однокомнатной квартиры под условным номером 37 на 8-ом этаже; сумма долевого взноса определена соглашением сторон в 70 805.40 евро.

07 апреля 2006 года и 25 сентября 2006 года во исполнение условий вышеуказанного договора на счет ЗАО "ЮИТ Лентек" поступили денежные средства соответственно в размере 2 082 154 руб. 84 коп. и 317 208 руб. 42 коп., а всего 2 399 363 руб. 26 коп.

Согласно акту об исполнении денежного обязательства (л.д. 123) размер долевого участия в строительстве по условиям вышеуказанного договора составляет 2 399 363 руб. 26 коп., что эквивалентно 70 805,40 евро; взнос внесен полностью.

12 декабря 2006 года Б.А. заключил со своей матерью Б.Т. договор уступки права требования (цессии) по вышеуказанному договору долевого участия.

02 апреля 2007 года между ЗАО "ЮИТ Лентек" и Б.Т. во исполнение вышеуказанного договора о долевом участии подписан акт приема-передачи построенной однокомнатной квартиры.

24 мая 2007 года за Б.Т. зарегистрировано право собственности в отношении спорной квартиры <...>.

19 июля 2007 года Б.Т. подарила спорную квартиру ответчику Б.А.

Отказывая в иске, суд первой инстанции установил, что истице было известно об оспариваемом договоре, против заключения которого она не возражала, что подтверждено доказательствами, представленными Б.А.; доказательств опровергающих вышеуказанные обстоятельства истицей представлено не было, вследствие чего полагал, что заявленные истицей требования удовлетворению не подлежат.

Судебная коллегия не может согласиться с выводом суда по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 35 СК РФ, владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов.

При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

Для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Вышеуказанные нормы распространяются на правоотношения, возникшие между супругами.

На правоотношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота, распространяются положения ст. 253 ГК РФ, согласно п. 3 которой, каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

Таким образом, при разрешении спора о признании недействительной сделки по распоряжению общим имуществом, совершенной одним из участников совместной собственности, по мотивам отсутствия у него необходимых полномочий либо согласия других участников, когда необходимость его получения предусмотрена законом (ст. 35 Семейного кодекса РФ), следует учитывать, что такая сделка является оспоримой, и в соответствии с положениями п. 3 ст. 253 ГК РФ требование о признании ее недействительной может быть удовлетворено только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных обстоятельствах.

Учитывая, что п. 3 ст. 35 Семейного кодекса РФ предусмотрено получение нотариально удостоверенного согласия другого супруга для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью, нотариально удостоверенное согласие истицы на совершение сделки не было получено, истица вправе требовать признания данной сделки недействительной.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что истицей не представлено доказательств, подтверждающих, что другая сторона в сделке (Б.Т.) знала или должна была знать о ее несогласии на совершение данной сделки.

Между тем, как следует из материалов дела, подписывая договор цессии, Б.Т. знала о том, что нотариально удостоверенное согласие истицы не было получено, полагая, что оно не требуется.

Б.Т., являясь матерью ответчика Б.А., знала о том, что сын состоит в зарегистрированном браке с истицей, по обстоятельствам дела заведомо должна была знать, что истица будет возражать против заключения данного договора, т.к. у Б.Т. с сыном были доверительные отношения: ей было известно о всем, что происходит в семье, что подтверждается в том числе и представленными Б.Т. возражениями на кассационную жалобу, ей с достоверностью было известно о том какое имущество, когда и на какие денежные средства приобреталось, Б.Т. указывает: "я знала, что деньги по договору на строительство однокомнатной квартиры перечислял со своего счета И.". Следовательно, Б.Т. было известно и об отношениях между супругами. Истица указывала, что супруг ей изменял, с октября 2006 года жил с другой женщиной, его мать знала об изменах, покрывала его, знала о том, что у сына родился ребенок вне брака, Б.А. имел намерение расторгнуть брак с истицей, в связи с чем, им было подано в дальнейшем заявление с суд, указанные обстоятельства Б.А. в суде первой и кассационной инстанций не оспаривались.

При таких обстоятельствах, нельзя говорить о том, что Б.Т., заключая договор цессии действовала добросовестно.

Материалами дела подтверждено, что после заключения договора цессии и оформления 24.05.2007 г. права собственности на спорную квартиру за Б.Т., 19.07.2007 г. Б.Т. подарила спорную квартиру своему сыну.

В результате вышеуказанных сделок спорная квартира из собственности Б.А. не выбыла, но выбыла из состава общего имущества супругов, подлежащего разделу, что свидетельствует о том, что договор цессии был заключен без намерения создать соответствующие ему правовые последствия с целью исключения спорной квартиры из состава общего имущества супругов, и подтверждает тот факт, что Б.Т. при заключении сделки действовала заведомо недобросовестно.

Обращение Б.А. в суд с иском к ответчице о расторжении брака после регистрации права собственности на квартиру, подтверждает вышеуказанные обстоятельства.

На основании вышеизложенного, решение суда нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене, требования истицы подлежат удовлетворению.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 27 ноября 2009 года отменить. Вынести по делу новое решение.

Признать недействительным договор уступки права требования (цессии) по договору N 311/89 от 4 апреля 2006 г., заключенный 12 декабря 2006 г. между Б.А. и Б.Т.

Признать недействительным договор дарения квартиры <...>, заключенный 19 июля 2007 г. между Б.Т. и Б.А.

Отменить государственную регистрацию права собственности Б.А. на квартиру по адресу: <...>.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь