Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 февраля 2010 г. N 22-258/10

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам Рязанского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании кассационные жалобы осужденного Г., адвоката З.В.И. в интересах осужденного Г. на приговор Октябрьского районного суда г. Рязани от 24 декабря 2009 года, которым Г., <...> 1973 года рождения, уроженец г. Сольнок Венгрия, гражданин РФ, имеет среднее образование, военнообязанный, холост, работал газоэлектросварщиком в ООО "Г", ранее не судим,

- осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. По делу разрешены гражданские иски.

Заслушав доклад судьи З.И.Н., мнение прокурора А.Е.А., полагавшей, что приговор суда является законным и обоснованным, мнение адвоката К.Н.Д. в защиту интересов осужденного, поддержавшей доводы кассационной жалобы Г. об отмене приговора суда, выступление адвоката З.В.И. в защиту интересов осужденного, поддержавшего доводы своей кассационной жалобы об изменении приговора суда, судебная коллегия

 

установила:

 

Согласно приговору суда Г. признан виновным и осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, при следующих обстоятельствах.

17 мая 2009 года около 00 часов 30 минут Ф., Ч., Х., Д., Г., Г., К., М. и Г. распивали спиртное в квартире последнего.

Около 4 часов тех же суток Г., М. и Д. легли спать. По истечении 10 минут после этого Г. предпринял попытку потянуть на себя одеяло, под которым спал, однако М., также спавший под этим одеялом, стал его удерживать, не давая тем самым Г. укрыться одеялом. По данному поводу между ними возник словесный конфликт со взаимными оскорблениями, в том числе и нецензурными в адрес друг друга. В ходе указанного словесного конфликта из-за одеяла Г. потребовал от М. покинуть квартиру, на что М. ответил отказом, продолжая лежать на кровати. В связи с чем у Г. на почве возникшего чувства личной неприязни к М. сформировался преступный умысел, направленный на причинение тяжкого вреда здоровью последнему путем нанесения ударов кулаками по голове.

Реализуя свой преступный умысел, Г. около 4 часов 15 минут тех же суток умышленно нанес М. не менее 5 ударов в область лица кулаком правой руки. При этом в момент нанесения этих ударов Г. не предвидел, что его преступные действия, направленные на причинение М. тяжкого вреда здоровью, могут повлечь смерть последнего, однако при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть наступление указанного последствия.

Своими действиями Г. причинил М. черепно-мозговую травму по признаку опасности для жизни, которая относится к категории тяжкого вреда здоровью человека. Смерть М. наступила 22 августа 2009 года в результате черепно-мозговой травмы в сочетании с проведенной по жизненным показаниям операцией трахеостомии. Проведение операции явилось неизбежным следствием существования черепно-мозговой травмы, причиненной М.Г. при вышеуказанных обстоятельствах, а развитие стеноза трахеи - закономерным осложнением данного оперативного вмешательства. Следовательно, между причинением черепно-мозговой травмы, развитием стеноза трахеи и наступлением смерти имеется прямая причинно-следственная связь, реализуемая вне наличия каких-либо иных факторов внешнего воздействия.

В кассационной жалобе осужденный Г. полагает, что приговор суда подлежит отмене, поскольку смерть потерпевшего наступила спустя продолжительное время после произошедшего и была вызвана операцией. Телесные повреждения потерпевшему были причинены из-за словесной ссоры, а не из-за аморального поведения М.

В кассационной жалобе адвокат З.В.И. в защиту интересов Г., не оспаривая доказанность вины и квалификацию действий осужденного, считает, что приговор суда подлежит изменению со смягчением наказания, снижением размера морального вреда. По мнению защиты, судом не в полной мере учтены смягчающие обстоятельства, влияющие на размер и вид наказания. Так, Г. ранее не судим, имел постоянное место жительства и работы, положительно характеризуется, вину признал полностью, раскаялся в содеянном. Судом не была учтена личность потерпевшего и его поведение в момент совершения преступления, а также материальные возможности осужденного.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ, постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 N 1 "О судебном приговоре" приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб судебная коллегия находит приговор суда соответствующим требованиям вышеназванного законодательства, а выводы суда о виновности Г. в совершении им преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 4 УК РФ, основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании, и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

В судебном заседании Г. свою вину признал, пояснив, что с М. они поссорились из-за одеяла. Г. стал ругаться на потерпевшего, выгонять его из квартиры, но М. уходить не хотел, продолжал лежать на кровати и удерживать одеяло. Г. около 5 раз ударил М. кулаком правой руки по голове, от чего потерпевший упал.

Его вина в совершении вышеназванного преступления подтверждается показаниями потерпевшей М. о том, что ее сына избил Г.М. скончался от травм, которые ему были причинены в результате избиения.

В подтверждение вины Г. суд также обоснованно сослался в приговоре на показания свидетелей Д., Ф., А., Б., оглашенными в судебном заседании в порядке ст. 281 УПК РФ показаниями свидетелей Х., Ч., К., Г. Согласно данным показаниям, именно Г. нанес М. 4 - 5 ударов кулаком в область головы 17 мая 2009 года в начале 5 часа утра. Г. и М. ругались, Г. высказывал претензии М. за то, что он не отдает ему одеяло. Г. стал выгонять М. из квартиры, однако последний уходить отказался. Г. и М. оскорбляли друг друга нецензурной бранью. 17 мая 2009 года около 14 часов Б. попросил Д. вызвать для М. скорую помощь.

Судом не установлено оснований к оговору осужденного ни потерпевшей, ни этими свидетелями, не усматривается таковых и судебной коллегией.

Вина Г. в совершении вышеуказанного преступления подтверждается данными, зафиксированными в протоколах осмотра места происшествия, заключениях экспертиз. Исходя из протокола осмотра места происшествия от 17 мая 2009 года в ходе осмотра на полу в зале квартиры, на полу в прихожей и на полу лестничной площадки девятого этажа обнаружены пятна вещества красного цвета, похожие на кровь. По заключению эксперта смерть М. наступила 22 августа 2009 года в результате черепно-мозговой травмы в сочетании с проведенной по жизненным показаниям операцией трахеостомии. Проведение операции явилось неизбежным следствием существования черепно-мозговой травмы, причиненной М.Г. при вышеуказанных обстоятельствах, а развитие стеноза трахеи - закономерным осложнением данного оперативного вмешательства. Следовательно, между причинением черепно-мозговой травмы, развитием стеноза трахеи и наступлением смерти имеется прямая причинно-следственная связь, реализуемая вне наличия каких-либо иных факторов внешнего воздействия.

Иные обстоятельства по делу судом 1 инстанции не были установлены. Не усматривается таковых и у судебной коллегии.

Таким образом, предметом исследования в суде, а затем и отражения в приговоре явились доказательства, которые в соответствии со ст. 88 УПК РФ обоснованно оценивались им с точки зрения относимости и допустимости.

Замечаний на протокол судебного заседания стороны по делу не приносили.

Таким образом, приведенные и другие отраженные в приговоре суда доказательства, получившие в решении суда надлежащую правовую оценку, находятся в полном соответствии друг с другом и фактическими обстоятельствами дела. В связи с чем тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности, позволили суду правильно установить обстоятельства совершенного Г. преступления, прийти к верному выводу о его виновности в совершении вышеназванного преступления, а также о квалификации его действий.

При назначении Г. наказания судом соблюдены требования закона, регулирующие общие начала его назначения. В соответствии со ст. 60 УК РФ судом достаточно полно были учтены характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, данные, характеризующие его личность, влияние назначенного наказания на исправление осужденного. Судом учтены отсутствие у него судимостей, положительные характеристики по месту жительства и работы. Судом справедливо отражено в приговоре, что в поведении потерпевшего М. противоправность либо аморальность отсутствовали. Анализ обстоятельств произошедшего позволил суду сделать обоснованный вывод о том, что тяжкий вред здоровью М., опасный для его жизни и повлекший его смерть по неосторожности причинен Г. в ходе конфликта, вызванного словесной ссорой между ним и потерпевшим из-за одеяла, под которым они спали.

Кроме того, судом был обсужден вопрос о назначении Г. наказания, не связанного с лишением свободы. В ходе этого суд достаточно полно учел тяжесть совершенного им преступления, то, что совершенное им преступление представляет повышенную общественную опасность. В связи с этим суд правильно посчитал необходимым назначить осужденному наказание в виде реального лишения свободы. Срок наказания Г. назначен в пределах санкции ст. 111 ч. 4 УК РФ и является справедливым.

Оснований к отмене либо изменению судебного решения по доводам, изложенным в кассационных жалобах стороны защиты, применению положений ст. 64, 73 УК РФ, не имеется.

Кроме того, судебная коллегия находит, что сумма морального ущерба в 500 000 рублей, взысканного приговором суда с Г., исходя из принципа разумности и справедливости, является соразмерной причиненным физическим и нравственным страданиям потерпевшей М., связанным со смертью ее сына, и снижению не подлежит.

Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену либо изменение приговора по делу, не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Октябрьского районного суда г. Рязани от 24 декабря 2009 года в отношении Г. оставить без изменения, а поданные кассационные жалобы осужденного, защиты - без удовлетворения.

Меру пресечения в отношении Г. оставить прежней - содержание под стражей.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь