Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КАЛМЫКИЯ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 февраля 2010 г. по делу N 33-136/2010г.

 

Судья Фурманов И.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Калмыкия в составе:

председательствующего Лиджеевой Л.Л.,

судей Шихановой О.Г. и Шовгуровой Т.А.,

при секретаре Ц.,

рассмотрела в судебном заседании дело по иску К.Г.Д. к Министерству внутренних дел по Республике Калмыкия и Министерству внутренних дел Российской Федерации о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда по кассационной жалобе представителя МВД по РК и кассационному представлению заместителя прокурора г. Элисты на решение Элистинского городского суда РК от 12 января 2010 г.

Заслушав доклад судьи Шовгуровой Т.А. об обстоятельствах дела, объяснения представителей МВД по РК К.И.Ш. и Э.Б.Б., прокурора В.Д.А., поддержавших доводы кассационной жалобы и кассационного представления, возражения К.Г.Д. и его представителя К.А.А., судебная коллегия

 

установила:

 

К.Г.Д. обратился в суд с иском к Министерству внутренних дел по РК (далее МВД по РК) о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, ссылаясь на то, что приказом министра внутренних дел по РК от 02 октября 2009 г. N <...> л/с он был уволен из органов внутренних дел с должности заместителя министра внутренних дел - начальника тыла по п. "б" ст. 19 Закона Российской Федерации "О милиции" в связи с достижением предельного возраста нахождения на службе. Считает данный приказ незаконным, поскольку согласно справке ЦВВК МСЦ МВД РФ от 24 декабря 2008 года N 3830 он признан годным к военной службе и годным к службе в ранее занимаемой должности. Просил признать приказ об увольнении незаконным, восстановить его на работе в прежней должности, взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула в размере 25000 руб.

В дальнейшем истец, дополнив свои исковые требования, просил признать незаконным приказ министра внутренних дел Российской Федерации N <...> л/с от 15 сентября 2009 года в части увольнения его из органов внутренних дел, взыскать компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.

В судебном заседании истец К.Г.Д. и его представитель К.А.А., уточнив требования, просили взыскать заработную плату за время вынужденного прогула в размере 150 000 руб., расходы по оплате услуг представителя - 5 000 руб. При этом указали, что увольнение явилось следствием преследования за критику со стороны министра внутренних дел по РК Ж., с жалобой на действия которого он обратился в следственные органы. Согласно справке ЦВВК МСЦ МВД РФ от 24 декабря 2008 г. он признан годным к военной службе, положительно характеризуется по месту работы и желает продолжить службу в органах внутренних дел. В декабре 2008 г. К.Г.Д. обратился к министру внутренних дел по РК с рапортом о продлении срока службы, после чего рапорт и положительная характеристика были отправлены в МВД РФ.

Представитель МВД России, надлежащим образом извещенный о времени и месте судебного заседания, в судебное заседание не явился. В соответствии со ст. 167 ГПК РФ суд рассмотрел дело в его отсутствие.

В своих письменных возражениях представитель МВД России О.С.А., не признав иск, указал на то, что истец не состоял в трудовых отношениях с МВД России, а проходил службу в МВД по РК. Приказ МВД России от 15 сентября 2009 г. N 1039 л/с был подготовлен на основании материалов, представленных МВД по РК. После издания приказа МВД РФ все материалы были возвращены инициатору - МВД по РК, которое продублировало приказ об увольнении с установлением конкретной даты увольнения и выполнением в полном объеме процедуры оформления документов. Полагает, что порядок увольнения истца был соблюден.

Представители МВД по Республике Калмыкия К.И.Ш. и Э.Б.Б., возражая против удовлетворения заявленных требований, пояснили, что увольнение истца было произведено с соблюдением установленного законом порядка. К.Г.Д., работавший заместителем министра внутренних дел по РК - начальником тыла, имеющий специальное звание - полковник милиции, уволен по достижении предельного возраста, так как 15 мая 2007 года ему исполнилось 50 лет. Рапорт о продлении срока службы сверх установленного предельного возраста от него не поступал, его непосредственный начальник - министр внутренних дел по РК с ходатайством о продлении К.Г.Д. срока службы в МВД России не обращался, в списки для продления срока службы он включен не был. В этой связи 06 июля 2009 г. К.Г.Д. было вручено уведомление о предстоящем увольнении, а в дальнейшем издан приказ об увольнении из органов внутренних дел.

Решением Элистинского городского суда РК от 12 января 2010 г. исковые требования К.Г.Д. удовлетворены частично. Признан незаконным приказ министра внутренних дел РФ N <...> л/с от 15 сентября 2009 г. в части увольнения К.Г.Д. (<...>) - заместителя министра внутренних дел - начальника тыла по п. "б" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции". Признан незаконным приказ министра внутренних дел по РК N <...> л/с от 02 октября 2009 г. об увольнении К.Г.Д. из органов внутренних дел по п. "б" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции". К.Г.Д. восстановлен в должности заместителя министра внутренних дел - начальника тыла МВД по РК со 02 октября 2009 г. С Министерства внутренних дел по РК в пользу К.Г.Д. взысканы заработная плата за время вынужденного прогула в размере 79 763 руб. 45 коп., компенсация морального вреда в размере 25 000 руб., оплата услуг представителя в размере 5 000 руб. С Министерства внутренних дел по РК взыскана в бюджет г. Элисты государственная пошлина в размере 4 295 руб. 27 коп. Решение суда в части восстановления на работе и взыскания среднего заработка за время вынужденного прогула обращено к немедленному исполнению.

В кассационной жалобе представитель МВД по РК К.И.Ш. просит отменить судебное решение и, не направляя дело на новое рассмотрение, принять новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объеме. В жалобе указывает на то, что 15 мая 2007 года истцу исполнилось 50 лет, т.е. он, имея специальное звание полковника милиции, достиг предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел. Поскольку оставление истца на службе сверх установленного предельного возраста не отвечало интересам службы, министр внутренних дел по РК подготовил представление к его увольнению из органов внутренних дел, как того требует Инструкция о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел, утвержденная приказом МВД России от 14 декабря 1999 г. N 1038. Суд, не располагая достоверными доказательствами, пришел к необоснованному выводу о том, что в декабре 2008 года в МВД РФ были направлены материалы о продлении срока службы истца, включая его положительную характеристику, и тем самым фактически было дано согласие на оставление его на службе.

В кассационном представлении заместителя прокурора г. Элисты В.Н.А. ставится вопрос об отмене решения суда и вынесении нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований со ссылкой на неправильное толкование и применение судом первой инстанции норм Закона РФ "О милиции" и Положения о службе в органах внутренних дел, утвержденного Постановлением Верховного Совета РФ от 23 декабря 1992 г. N 4202-1.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и кассационного представления, судебная коллегия считает решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования частично, суд первой инстанции исходил из того, что увольнение по инициативе руководителя без согласия сотрудника и без обоснования причин, подтверждающих невозможность дальнейшего прохождения службы, не соответствует закону, а сама норма об увольнении по достижении предельного возраста, по существу, является гарантией прав сотрудника органов внутренних дел на продолжение службы в случае его пригодности по состоянию здоровья и добросовестного исполнения в прошлом своих обязанностей. В судебном заседании ответчиком не были представлены доказательства неисполнения или ненадлежащего исполнения К.Г.Д. возложенных на него трудовых обязанностей, и потому увольнение истца, являющегося добросовестным сотрудником, не имеющим медицинских противопоказаний для дальнейшего прохождения службы, не отвечало интересам службы и должно быть признано незаконным.

Указанные выводы суда не соответствуют положениям материального и процессуального законов, а также фактическим обстоятельствам дела, установленным судом.

Служба сотрудников органов внутренних дел регулируется специальными нормативными актами - Законом Российской Федерации "О милиции" и Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденным Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. N 4202-1 (далее - Положение).

Законодательство Российской Федерации о труде применяется к правоотношениям, возникшим в связи с прохождением службы в органах внутренних дел, в случаях, предусмотренных специальными правовыми актами, либо тогда, когда эти правоотношения не урегулированы ими и требуется применение норм Трудового кодекса Российской Федерации по аналогии.

Согласно ст. 1 Федерального закона от 17 июля 1999 г. N 177-ФЗ "О применении Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О милиции" до принятия федерального закона, регулирующего порядок и условия прохождения службы сотрудниками органов внутренних дел, указанные вопросы регулируются Положением в части, не противоречащей Закону Российской Федерации "О милиции".

В ст. 19 Закона РФ "О милиции" содержится перечень оснований увольнения сотрудников милиции со службы, в который входит и такое основание, как достижение сотрудником предельного возраста, установленного Положением.

В соответствии с п. "б" ч. 1 ст. 58 Положения сотрудники органов внутренних дел могут быть уволены со службы по достижении предельного возраста, установленного ст. 59 Положения. Сотрудники, имеющие специальные звания полковника милиции, полковника внутренней службы, полковника юстиции, могут состоять на службе в органах внутренних дел до достижения возраста 50 лет (п. "б" ч. 2 ст. 59); сотрудники органов внутренних дел, достигшие предельного возраста, установленного данной статьей для службы в органах внутренних дел, подлежат увольнению, за исключением случаев, предусмотренных Законом и Положением. В интересах службы при положительной аттестации и отсутствии медицинских противопоказаний сотрудники органов внутренних дел в персональном порядке и с их согласия могут быть оставлены на службе сверх установленного предельного возраста на срок до пяти лет начальниками, которым предоставлено право назначения на должности этих сотрудников.

В исключительных случаях срок оставления на службе сотрудников органов внутренних дел из числа лиц среднего, старшего и высшего начальствующего состава может быть продлен в таком же порядке повторно на пять лет.

Согласно п. 17.10 Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел, утвержденной Приказом МВД РФ от 14 декабря 1999 г. N 1038, решения об оставлении сотрудников на службе сверх установленного для них предельного возраста принимаются начальниками, имеющими право назначения этих сотрудников на должность, путем утверждения персональных списков. Списки сотрудников органов внутренних дел, оставляемых на службе сверх установленного возраста, составляются кадровыми подразделениями ежегодно к 1 марта. Они составляются раздельно для сотрудников, которым срок службы продлевается впервые и повторно, на основании их рапортов и ходатайств непосредственных начальников.

В силу ст. 60 Положения сотрудники органов внутренних дел ставятся в известность о предстоящем увольнении непосредственными начальниками не позднее чем за два месяца до увольнения.

Таким образом, нормы Закона РФ "О милиции" и Положения, устанавливая ограничение права сотрудника милиции на службу сверх установленного предельного возраста и предусматривая увольнение сотрудников в звании полковника милиции по достижении 50 лет, тем самым исключают возможность автоматического продления срока службы сотрудникам, достигшим предельного возраста. Право решать вопрос об оставлении сотрудника на службе сверх установленного срока либо об увольнении предоставлено начальнику, который обладает правом назначения сотрудников на должности.

При этом действующее федеральное законодательство не содержит норм, обязывающих работодателя продлить срок службы в органах внутренних дел сотруднику, достигшему предельного возраста пребывания на службе, при наличии согласия сотрудника на продолжение службы, отсутствии медицинских противопоказаний и дисциплинарных взысканий.

Между тем перечисленные положения закона судом при разрешении спора учтены не были.

Как следует из материалов дела, с 01 июля 1979 г. К.Г.Д. состоял на службе в органах внутренних дел, с 10 апреля 2008 г. - в должности заместителя министра внутренних дел - начальника тыла МВД по РК в звании полковника. 15 мая 2007 года ему исполнилось 50 лет. Приказом МВД по РК N <...> л/с от 02 октября 2009 г. он уволен из органов внутренних дел по п. "б" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции" (по достижении предельного возраста, установленного Положением о службе в органах внутренних дел). О предстоящем увольнении из органов внутренних дел истец был извещен 06 июля 2009 г.

Как указано в представлении на увольнение, за период службы в занимаемой должности заместителя министра - начальника тыла К.Г.Д. зарекомендовал себя посредственно, имел просчеты в своей управленческой деятельности. Из-за слабых знаний нормативно-правовых документов тыловой службы и полной некомпетентности в вопросах финансового обеспечения, строительства, имущественных прав он не смог организовать работу службы на должном уровне. В результате бездеятельности как руководителя тыловой службы им не проводилось обновление и укрепление материально-технической базы федеральной милиции и милиции общественной безопасности. За период службы К.Г.Д. в должности начальника тыла не привлекались дополнительные бюджетные и внебюджетные источники для решения вопросов материально-технического оснащения органов внутренних дел республики, что ограничивало планирование мероприятий в рамках основной деятельности.

Содержащиеся в представлении данные, характеризующие истца, основаны на материалах проверок отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности МВД по Республике Калмыкия за период с 1 декабря 2006 г. по 1 января 2009 г., проведенных контрольно-ревизионными службами МВД России, КРО УВД по Астраханской области, ГУ "СК УМТС МВД России" на основании предписаний МВД России.

Однако указанные материалы суд оставил без внимания и надлежащей оценки.

Также в материалах дела отсутствуют сведения и о том, что по итогам работы в качестве заместителя министра - начальника тыла истец прошел очередную либо внеочередную аттестацию, по результатам которой ему была дана положительная характеристика.

Данные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, свидетельствуют о том, что объективных оснований для признания оставления К.Г.Д. на службе целесообразным, отвечающим интересам службы и необходимости восстановления его в прежней должности у суда не имелось.

Нельзя признать состоятельным вывод суда о соблюдении условий, предшествующих принятию решения о продлении срока службы: наличии согласия на продолжение службы, отсутствии медицинских противопоказаний и дисциплинарных взысканий, поскольку указанные обстоятельства не обязывают непосредственного начальника принять решение о продлении срока оставления на службе сотрудника органов внутренних дел, достигшего предельного возраста нахождения на службе.

Не может являться основанием для удовлетворения исковых требований и то обстоятельство, что предельный возраст пребывания истца на службе наступил 15 мая 2007 года, а уволен он только 2 октября 2009 г., поскольку в Законе РФ "О милиции", других нормативных правовых актах отсутствуют нормы, закрепляющие, что днем увольнения по п. "б" ст. 19 Закона РФ "О милиции" является день достижения сотрудником предельного возраста нахождения на службе.

Поэтому тот факт, что К.Г.Д. продолжал свою трудовую деятельность после 15 мая 2007 года, не имеет правового значения для разрешения настоящего спора.

Принимая решение о восстановлении К.Г.Д., суд в решении указал на то, что ответчик, сославшись на наличие у истца недостатков в управленческой деятельности, вместе с тем не представил доказательства, подтверждающие неисполнение или ненадлежащее исполнение им возложенных на него служебных обязанностей.

Однако неисполнение или ненадлежащее исполнение сотрудником милиции возложенных на него служебных обязанностей являются самостоятельным основанием для увольнения его со службы и в качестве существенных условий для принятия решения об увольнении по достижении предельного возраста нахождения на службе законодательством не предусмотрены.

Не нашел подтверждения в судебном заседании и довод истца о преследовании его за критику министра внутренних дел Ж.

Как видно из дела, 6 июля 2009 г. К.Г.Д. был уведомлен о предстоящем увольнении по достижении предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел, а его заявление о незаконных действиях министра внутренних дел Ж. поступило в следственное управление Следственного комитета при прокуратуре РФ по РК 17 июля 2009 г., т.е. после того, как ему стало известно об увольнении со службы.

Постановлением старшего следователя отдела по расследованию особо важных дел СУ СК по РК от 8 сентября 2009 г. отказано в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления.

Порядок увольнения, предусмотренный ст. 60 Положения, ответчиком был соблюден. О предстоящем увольнении истец был надлежащим образом уведомлен в установленные сроки, не менее чем за два месяца до увольнения.

При таких обстоятельствах оснований для выводов о нарушении порядка увольнения К.Г.Д. и ущемлении его прав не имеется.

С учетом изложенного судебная коллегия полагает, что состоявшееся судебное решение не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене.

Имея в виду, что обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся доказательств, коллегия полагает возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое решение об отказе в удовлетворении иска.

Руководствуясь ст. ст. 361 и 366 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Калмыкия

 

определила:

 

Решение Элистинского городского суда от 12 января 2010 г. отменить.

В удовлетворении исковых требований К.Г.Д. к Министерству внутренних дел Российской Федерации, Министерству внутренних дел по Республике Калмыкия о признании незаконными приказа министра внутренних дел по Республике Калмыкия N <...> л/с от 02 октября 2009 г. и приказа министра внутренних дел Российской Федерации N <...> л/с от 15 сентября 2009 г. об увольнении К.Г.Д. по п. "б" ч. 7 ст. 19 Закона Российской Федерации "О милиции", восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула в размере 150 000 руб., компенсации морального вреда в размере 100 000 руб., расходов по оплате услуг представителя в размере 5 000 руб. отказать.

Кассационную жалобу представителя МВД по РК и кассационное представление заместителя прокурора г. Элисты удовлетворить.

 

Председательствующий

ЛИДЖЕЕВА Л.Л.

 

Судьи

ШИХАНОВА О.Г.

ШОВГУРОВА Т.А.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь