Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ГАРНИЗОННЫЙ ВОЕННЫЙ СУД

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 26 февраля 2010 г. по делу N 2-99-2010

 

Заместитель председателя Новосибирского гарнизонного военного суда подполковник юстиции Тарабакин А.В., с участием заявителя, его представителя - Я., должностного лица, действия которого оспариваются - полковника Д., представителя должностного лица - майора юстиции Н, при секретаре К., рассмотрел в открытом судебном заседании в помещении суда гражданское дело по заявлению военнослужащего Новосибирского военного института внутренних войск имени генерала армии И.К. Яковлева МВД России (далее - НВИ ВВ) майора П. об оспаривании действий заместителя начальника НВИ ВВ, связанных с наложением на него дисциплинарного взыскания, а также действий начальника НВИ ВВ, связанных с лишением его единовременного денежного вознаграждения за 2009 год.

В ходе рассмотрения дела по существу военный суд,

 

установил:

 

П. обратился в суд с заявлением, в котором просил признать неправомерными действия заместителя начальника НВИ ВВ, связанные с наложением на него дисциплинарного взыскания "строгий выговор" (устно), а также действия начальника НВИ ВВ, связанные с изданием приказа от 10 декабря 2009 года N 471 в части лишения его единовременного денежного вознаграждения за 2009 год и обязать указанных воинских должностных лиц отменить принятые ими решения.

В судебном заседании П., поддержав заявленные требования в полном объеме, пояснил, что 30 ноября 2009 года, будучи больным, он прибыл на службу и доложив о болезни своему непосредственному начальнику, с его разрешения не присутствовал на разводе. После окончания развода на совещании в присутствии младших офицеров заместитель начальника военного института по воспитательной работе полковник Д. в неэтичной форме потребовал от него объяснений о невыполненных задачах. В результате в его служебную карточку было записано взыскание "строгий выговор" (устно) за невыход на общеинститутский развод и неэтичное поведение в отношении старшего начальника. О взыскании ему не объявлялось и разбирательство не проводилось. Кроме того, в тот же день, после визита к врачу ему был выписан листок освобождения от выполнения служебных обязанностей с 30 ноября по 4 декабря 2009 года. О наложении на него дисциплинарного взыскания он узнал 8 декабря 2009 года случайно, при ознакомлении со своей служебной карточкой. Приказ начальника НВИ ВВ от 10 декабря 2009 года N 471 о лишении его единовременного денежного вознаграждения по итогам 2009 года, заявитель просил признать незаконным, так как никаких дисциплинарных проступков, которые послужили основанием издания в части его касающейся данного приказа, он не совершал.

Представитель заявителя - Я., в судебном заседании требования заявителя поддержал и дал пояснения в пределах поданного заявления, просив удовлетворить требования заявителя в полном объеме.

Должностное лицо, действия которого оспариваются - полковник Д. требования заявителя не признал и пояснил, что в связи с отсутствием П. на институтском разводе в 8 часов 20 минут 30 ноября 2009 года и не уведомлением о причинах отсутствия его, Д., и начальника отдела, а также за пререкание с ним на служебном совещании, в то же утро П. в присутствии подполковника П.С. было объявлено взыскание "строгий выговор" (устно) за невыход на общеинститутский развод и неэтичное поведение в отношении старшего начальника. При выяснении на совещании обстоятельств его отсутствия на разводе, П. отказался пояснять причины, кроме того, он также не выполнил поставленные им задачи, что выяснилось Д. на совещании, после чего П., заявив - "что вы ко мне прикопались?", вышел из кабинета. Данное поведение он счел неэтичным и привлек П. к дисциплинарной ответственности. Считая свои действия правомерными, Д. просил в удовлетворении заявления П. отказать.

Должностное лицо - начальник НВИ ВВ, уведомленный о месте и времени рассмотрения дела судом, в судебное заседание не прибыл, направил своего представителя, который в судебном заседании требования заявителя не признал и пояснил, что при привлечении заявителя к дисциплинарной ответственности должностным лицом были соблюдены все требования закона и иных нормативно-правовых актов. Заявитель до развода о своей болезни не сообщал и к медицинским работникам не обращался. На основании дисциплинарного взыскания начальником НВИ ВВ П. был законно лишен единовременного денежного вознаграждения за 2009 год, в связи с чем представитель должностного лица просил в удовлетворении требований заявителя отказать.

Выслушав объяснения заявителя, должностного лица и представителя должностного лица и исследовав представленные доказательства, суд приходит к следующим выводам.

Как усматривается из служебной карточки П., 30 ноября 2009 года заместителем начальника НВИ ВВ по работе с личным составом на П. наложено дисциплинарное взыскание "строгий выговор" (устно) за невыход на общеинститутский развод и неэтичное поведение в отношении старшего начальника.

Согласно приказу начальника НВИ ВВ N 471 от 10 декабря 2009 года, майор П. лишен единовременного денежного вознаграждения за 2009 года в полном объеме, за нарушение воинской дисциплины, выразившееся в опоздании на службу и нетактичном поведении со старшим начальником.

Из справки начальника отдела кадров НВИ ВВ N 3/14 от 18 февраля 2010 года, усматривается, что П. с 1 октября 2003 года по 1 декабря 2009 года проходил военную службу в должности старшего помощника начальника отдела по работе с личным составом.

Согласно рапорту П. от 30 ноября 2009 года, он ходатайствовал перед командованием об освобождении его от исполнения служебных обязанностей с 30 ноября 2009 года, в связи с болезнью, а согласно резолюции подполковника Д. на данном рапорте, последний ходатайствовал по его существу перед вышестоящим командованием.

Листком освобождения от служебных обязанностей по временной нетрудоспособности, подтверждается, что майор П. с 30 ноября по 3 декабря 2009 года освобожден от исполнения служебных обязанностей.

Согласно должностным обязанностям старшего помощника отдела по работе с личным составом НВИ ВВ, последний подчиняется начальнику отдела по работе с личным составом и его заместителю.

В соответствии с выпиской из книги штатно-должностного учета личного состава НВИ ВВ, П.С. занимает должность начальника отдела, а П.М. - заместителя начальника отдела.

Как усматривается из выписки из приказа начальника НВИ ВВ N 240 от 3 декабря 2009 года, майор П. замещает должность старшего помощника начальника отдела по работе с личным составом.

Свидетель П.С. - начальник отдела по работе с личным составом НВИ ВВ, пояснил, что он, после совещания, из-за отсутствия П. на институтском разводе, вызвал его к себе для установления причин отсутствия. В это время зашел полковник Д. и в результате пререканий объявил заявителю "строгий выговор" устно. Листок освобождения от военной службы П. предоставил ему после совещания. Пререкания между П. и Д. возникли на почве невыполнения заявителем возложенных на него служебных обязанностей. Неэтичное поведение со стороны П. выражалось во фразах - "не знаю", "да ради Бога", "что вы ко мне пристаете".

Свидетель П.М. - заместитель начальника отдела по работе с личным составом НВИ ВВ, пояснил, что в 7 часов 55 минут 30 ноября 2009 года П. прибыл на службу и сообщил, что он болен и у него высокая температура. В связи с отсутствием начальника отделения, он (П.М.), являясь для П. непосредственным начальником, разрешил П. не присутствовать на институтском разводе и остаться в рабочем кабинете до окончания развода. После развода полковник Д. вызвал П. на служебное совещание, где последний доложил, что он болен и ему необходимо убыть к врачу. Затем Д. спросил его об изготовлении приказов об осуждении, в результате чего они перешли на повышенные тона, а он (П.М.) вышел из кабинета. Какой-либо неэтичности в поведении со стороны П. он не наблюдал.

В соответствии со ст. 28 Федерального закона "О статусе военнослужащих" (далее Закон) военнослужащий, в зависимости от характера и тяжести совершенного им правонарушения привлекается к дисциплинарной, административной, материальной, гражданско-правовой и уголовной ответственности в соответствии с названным Федеральным законом и другими федеральными законами.

Согласно п. 1, 2 и 6 ст. 28.2 этого же Закона, военнослужащий привлекается к дисциплинарной ответственности за дисциплинарный проступок, то есть за противоправное, виновное действие (бездействие), выражающееся в нарушении воинской дисциплины, которое в соответствии с законодательством РФ не влечет за собой уголовной или административной ответственности.

Военнослужащий привлекается к дисциплинарной ответственности только за тот дисциплинарный проступок, в отношении которого установлена его вина.

Вина военнослужащего при привлечении его к дисциплинарной ответственности должна быть доказана в порядке, установленном Федеральным законом "О статусе военнослужащих" и другими федеральными законами, и установлена решением командира или вступившим в законную силу постановлением судьи военного суда.

В силу п. 1 и 4 ст. 28.8 вышеназванного Закона по каждому факту совершения военнослужащим дисциплинарного проступка, за исключением случаев, установленных п. 2 рассматриваемой статьи, проводится разбирательство. Порядок проведения разбирательства, полномочия командира или иного лица, проводящего разбирательство, определяются общевоинскими уставами в соответствии с Федеральным законом "О статусе военнослужащих".

Согласно п. 1, 2 и 3 ст. 28.6 этого же Закона при привлечении военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, к дисциплинарной ответственности выяснению подлежат:

событие дисциплинарного проступка (время, место, способ и другие обстоятельства его совершения);

лицо, совершившее дисциплинарный проступок;

вина военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, в совершении дисциплинарного проступка, форма вины и мотивы совершения дисциплинарного проступка;

данные, характеризующие личность военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, совершившего дисциплинарный проступок;

наличие и характер вредных последствий дисциплинарного проступка;

обстоятельства, исключающие дисциплинарную ответственность военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы;

обстоятельства, смягчающие дисциплинарную ответственность, и обстоятельства, отягчающие дисциплинарную ответственность;

причины и условия, способствовавшие совершению дисциплинарного проступка;

другие обстоятельства, имеющие значение для правильного решения вопроса о привлечении военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, к дисциплинарной ответственности.

Доказательствами при привлечении военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, к дисциплинарной ответственности являются любые фактические данные, на основании которых командир или судья военного суда, рассматривающий материалы о дисциплинарном проступке, устанавливает наличие или отсутствие названных обстоятельств.

В качестве доказательств допускаются: объяснения военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, привлекаемого к дисциплинарной ответственности; объяснения лиц, которым известны обстоятельства, имеющие значение для правильного решения вопроса о привлечении военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, к дисциплинарной ответственности; заключение и пояснения специалиста; документы; показания специальных технических средств; вещественные доказательства.

В судебном заседании должностное лицо - полковник Д. пояснил, что при привлечении заявителя к дисциплинарной ответственности обстоятельства допущенного дисциплинарного проступка были установлены в ходе устного разбирательства. Объяснение у майора П. по поводу дисциплинарного проступка не отбиралось. О своей болезни П. сообщил ему якобы лишь после совещания.

В то же время, в силу п. 7 ст. 28.2 Закона военнослужащий, привлекаемый к дисциплинарной ответственности, не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности военнослужащего, привлекаемого к дисциплинарной ответственности, толкуются в его пользу.

В соответствии с ч. 1 ст. 249 ГПК РФ обязанности по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия решения должностным лицом, возлагаются на лицо, которое приняло оспариваемое решение.

Анализируя изложенное и основываясь на исследованных в судебном заседании доказательствах, а именно пояснениях заявителя П. и свидетеля П.М. суд приходит к убеждению, что разбирательство по факту допущенного, по мнению должностного лица, заявителем дисциплинарного проступка было проведено ненадлежащим образом, так как в ходе устного разбирательства должностным лицом не были учтены и исследованы, известные ему со слов П.М., обстоятельства, исключающие дисциплинарную ответственность военнослужащего, а именно заболевание П. и то, что не прибывать на развод ему разрешил непосредственный начальник - П.М. При этом основанием к принятию воинским должностным лицом оспариваемого заявителем решения послужило его неэтичное поведение со старшим начальником, чего не было установлено как в ходе устного разбирательства командованием, так и в судебном заседании.

Оценивая показания вышеуказанных свидетелей в совокупности с пояснениями заявителя о том, что с его стороны не допускалось нарушения воинской дисциплины, а также то, что о своем заболевании П. доложил своему непосредственному начальнику, а впоследствии и Д. - на совещании, военный суд находит их достоверными и кладет в основу решения.

Что касается довода должностного лица о неисполнении П. своих должностных обязанностей, а именно неизготовления им приказов об осуждении ряда военнослужащих, что послужило одной из причин наложения на него рассматриваемого дисциплинарного взыскания, суд отвергает его, так как в основаниях привлечения П. к дисциплинарной ответственности и лишения ЕДВ данное обстоятельство отсутствует.

Доказательств, свидетельствующих о неэтичном поведении заявителя, должностным лицом также представлено не было, а из показаний свидетеля и самого должностного лица, суд не усматривает неэтичности в поступках и фразах заявителя, очевидно для должностного лица, находившегося в болезненном состоянии, по отношению к старшему начальнику. А высказанные П. фразы не могут быть признаны, по мнению суда, нарушающими порядок военной субординации или правила поведения в обществе.

В результате чего, суд считает, что обстоятельства совершенного заявителем дисциплинарного проступка надлежащим образом не исследованы и вина его не доказана.

Таким образом, суд находит действия заместителя начальника НВИ ВВ, связанные с наложением на заявителя 30 ноября 2009 года дисциплинарного взыскания "строгий выговор" (устно) неправомерными, а заявление П. в этой части обоснованным и подлежащим удовлетворению.

Решая вопрос о правомерности действий должностного лица в части лишения заявителя единовременного денежного вознаграждения по итогам 2009 года, то суд учитывает следующее.

На основании ст. 12 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащие имеют право на ежемесячное получение денежного довольствия в установленных размерах, которое состоит из месячных окладов по воинской должности и воинскому званию, месячных и иных дополнительных выплат, а порядок обеспечения военнослужащих денежным довольствием определяется Министерством обороны РФ.

На основании ч. 1 ст. 13 этого же Закона, военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, добросовестно исполняющим обязанности военной службы, по итогам календарного (учебного) года по решению командира воинской части может быть выплачено единовременное денежное вознаграждение в размере, установленном Правительством РФ, но не менее трех окладов денежного содержания.

Постановлением Правительства РФ от 2 февраля 1998 г. N 124 "О единовременном денежном вознаграждении за добросовестное исполнение (выполнение) должностных обязанностей по итогам календарного года" установлены правила выплаты единовременного денежного вознаграждения военнослужащим за добросовестное исполнение должностных обязанностей по итогам календарного года.

В соответствии с пунктами 224 и 226 Положения военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, по итогам календарного года выплачивается единовременное денежное вознаграждение за добросовестное исполнение должностных обязанностей в размере трех окладов денежного содержания. При этом командиры воинских частей имеют право уменьшать военнослужащим размер вознаграждения или лишать вознаграждения полностью за упущения по службе и нарушения воинской дисциплины.

Согласно пояснениям представителя должностного лица, П. лишен единовременного денежного вознаграждения за 2009 год за проступок совершенный им 30 ноября 2009 года, который и является предметом судебного рассмотрения. При этом суд отмечает, что формулировка указанная в приказе начальника НВИ ВВ, а именно - за нарушение воинской дисциплины, выразившееся в опоздании на службу и нетактичном поведении со старшим начальником, не соответствует основанию взыскания указанному в служебной карточке П., в результате которого он был привлечен к дисциплинарной ответственности - "строгий выговор" (устно). А как установлено по делу, П. при исследованных обстоятельствах прибыл в НВИ ВВ в 7 часов 55 минут 30 ноября 2009 года и таким образом на службу не опаздывал.

В связи с тем, что привлечение заявителя к дисциплинарной ответственности признано судом незаконным, а иных доказательств, свидетельствующих об упущениях по службе и нарушениях воинской дисциплины со стороны П. в оспариваемом приказе не приведено, военный суд считает действия должностного лица, связанные с лишением заявителя ежегодного денежного вознаграждения за 2009 год приказом N 471 от 10 декабря 2009 года незаконными.

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ судебные расходы по настоящему делу, состоящие из суммы государственной пошлины, уплаченной заявителем в размере 200 рублей, суд полагает необходимым возложить на Новосибирский военный институт внутренних войск имени генерала армии И.К. Яковлева МВД России, взыскав с него в пользу П. 200 рублей.

Наряду с этим, в соответствии со ст. 100 ГПК РФ, суд считает необходимым взыскать в пользу П. с того же органа военного управления расходы на оплату услуг представителя в размере 2000 рублей, полагая, что данная сумма определена в разумных пределах и соответствует сложности настоящего дела. В оставшейся части понесенных заявителем расходов по оплате услуг представителя в сумме 2000 рублей, принимая объем работы по заявлению, складывающийся из его составления и представительства в судебном заседании, суд полагает необходимым отказать.

Руководствуясь ст. 194 - 199, 256 ГПК РФ, военный суд

 

решил:

 

Заявление П. признать обоснованным.

Признать неправомерными действия заместителя начальника Новосибирского военного института внутренних войск имени генерала армии И.К. Яковлева МВД России, связанные с наложением на П. 30 ноября 2009 года дисциплинарного взыскания "строгий выговор" (устно), а также действия начальника Новосибирского военного института внутренних войск имени генерала армии И.К. Яковлева МВД России, связанные с лишением П. единовременного денежного вознаграждения за 2009 год приказом N 471 от 10 декабря 2009 года, обязав заместителя начальника института отменить решение о наложении на заявителя упомянутого дисциплинарного взыскания, а начальника Новосибирского военного института внутренних войск имени генерала армии И.К. Яковлева МВД России - отменить вышеназванный приказ в отношении П., приняв решение о выплате ему единовременного денежного вознаграждения за 2009 год в установленном порядке и размерах.

Судебные расходы, связанные с уплатой заявителем государственной пошлины, в сумме 200 рублей, а также части оплаченной им же суммы расходов на оплату услуг представителя, в сумме 2000 рублей, возложить на федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования - Новосибирский военный институт внутренних войск имени генерала армии И.К. Яковлева МВД России, взыскав с названного органа военного управления в пользу П. 2200 (две тысячи двести) рублей.

В возмещении оставшейся части судебных расходов заявителю - отказать.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Западно-Сибирский окружной военный суд через Новосибирский гарнизонный военный суд в течение 10 дней со дня его принятия судом в окончательной форме.

 

Заместитель председателя военного суда

подполковник юстиции

А.В.ТАРАБАКИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь