Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЗА МАРТ 2010 ГОДА

 

Вопросы применения норм материального права

 

Неправильное толкование судом правовых норм при разрешении дела само по себе не является исключительным обстоятельством, оправдывающим нарушение принципа правовой определенности и способным повлечь отмену обязательного и имеющего законную силу решения

 

Решением Свердловского районного суда г. Белгорода с ОАО "Старобезгинское" (заемщика) и поручителей Р., Н., П., З., К. и ЗАО взысканы солидарно в пользу ОАО "Россельхозбанк" (кредитора) денежные средства и задолженность по кредитному договору.

Кассационной инстанцией договор поручительства, заключенный между ОАО "Россельхозбанк" и Н., признан прекращенным в связи с признанием ОАО "Старобезгинское" несостоятельным (банкротом).

Дело инициировано заявлением Н. о прекращении исполнительного производства со ссылкой на прекращение договора поручительства решением суда.

Определением Новооскольского районного суда, оставленным без изменения кассационной инстанцией, заявление Н. удовлетворено.

Дело с надзорной жалобой передано для рассмотрения в заседании президиума областного суда.

Президиум оставил судебные постановления без изменения, а надзорную жалобу без удовлетворения по следующим основаниям.

Прекращая исполнительное производство, судебные инстанции исходили из наличия вступившего в законную силу вышеназванного определения судебной коллегии о признании прекращенным договора поручительства и руководствовались п. 2 ч. 1 ст. 43 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", предусматривающим возможность прекращения исполнительного производства в связи с утратой возможности исполнения исполнительного документа, обязывающего должника совершить определенные действия.

При этом судебные инстанции указали, что прекращение договора поручительства повлекло прекращение обязательств, из него вытекающих, в том числе и о взыскании с Н. задолженности по кредитному договору, что свидетельствует об утрате возможности исполнения судебного решения, достаточной для прекращения исполнительного производства.

Заявитель в надзорной жалобе указывает на неправильное толкование судом названной нормы права, не согласующееся с обстоятельствами дела, и принятие в связи с этим незаконных судебных постановлений.

Между тем, согласно практике Европейского Суда по правам человека (дело "Хотулева против Российской Федерации" N 27114/04 от 30 июля 2009 г.) с целью сохранения принципа правовой определенности, явно подразумеваемой ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 1 Протокола N 1 к ней, окончательные решения должны оставаться без изменений. Они могут быть пересмотрены только с целью исправления фундаментальных ошибок (дело "Рябых против Российской Федерации" N 52854/99, §§ 51 - 52, ЕСПЧ 2003-1Х).

Предполагаемое заявителем неправильное толкование судом правовых норм при разрешении дела само по себе не является исключительным обстоятельством, оправдывающим нарушение принципа правовой определенности и способным повлечь отмену обязательного и имеющего законную силу решения.

 

Общежития, которые принадлежали государственным или муниципальным предприятиям либо государственным или муниципальным учреждениям и были переданы в ведение органов местного самоуправления, утрачивают статус общежитий в силу закона, и к ним применяется правовой режим, установленный для жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма

 

С., состоявшей в трудовых отношениях с ООО "Хлебный домЪ", в 2004 г. предоставлена комната в муниципальном общежитии. С 2007 года в названном жилом помещении проживает и ее супруг П.

С 1983 г. указанное общежитие принадлежало ПМК-415, с 1995 г. - АО "Губкинская МПМК-2". Согласно постановлению главы администрации Губкинского района и г. Губкина N 1437 от 11 июля 1995 г. общежитие с 15 июля 1995 г. передано на баланс муниципального жилищно-эксплуатационного треста.

Администрация Губкинского городского округа обратилась в суд с иском, в котором просила выселить ответчиков из общежития без предоставления другого жилого помещения в связи с расторжением трудового договора между заявительницей и ООО "Хлебный домЪ".

Во встречном иске С. о признании права на жилое помещение на условиях социального найма обосновывала предоставление спорного жилого помещения без заключения договора найма специализированного жилого помещения и утратой жилым помещением статуса общежития в силу закона.

Решением Губкинского городского суда, оставленным без изменения при кассационном рассмотрении дела, С. и П. выселены без предоставления иного жилого помещения. Встречный иск отклонен.

Судебные постановления отменены в порядке надзора.

Президиум областного суда отметил, что, рассматривая дело, судебные инстанции исходили из факта принадлежности общежития как специализированного жилого помещения муниципальному образованию и предоставления заявительнице жилой площади в общежитии на период трудовых отношений с ООО "Хлебный домЪ".

Пунктом 1 Указа Президента Российской Федерации от 10 января 1993 г. N 8 "Об использовании объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения приватизируемых предприятий" устанавливался запрет на включение объектов жилищного фонда в состав приватизируемого имущества при приватизации предприятий, находящихся в федеральной (государственной) собственности. Указанные объекты, являясь федеральной (государственной) собственностью, должны находиться в ведении местной администрации по месту расположения объекта.

В соответствии со ст. 7 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" к отношениям по пользованию жилыми помещениями, которые находились в жилых домах, принадлежавших государственным или муниципальным предприятиям либо государственным или муниципальным учреждениям и использовавшихся в качестве общежитий, и переданы в ведение органов местного самоуправления, применяются нормы Жилищного кодекса Российской Федерации о договоре социального найма.

Из указанной статьи следует, что общежития, которые принадлежали государственным или муниципальным предприятиям либо государственным или муниципальным учреждениям и были переданы в ведение органов местного самоуправления, утрачивают статус общежитий в силу закона и к ним применяется правовой режим, установленный для жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма.

При этом отсутствие решения органа местного самоуправления об исключении соответствующего дома из специализированного жилищного фонда, а также договора социального найма не препятствует осуществлению гражданами прав нанимателя жилого помещения по договору социального найма, поскольку их реализация не может быть поставлена в зависимость от оформления органами местного самоуправления указанных документов.

По смыслу приведенных норм права спорным жилым помещением утрачен статус общежития в силу закона, и к нему применяется правовой режим, установленный для помещений, предоставленных по договорам социального найма.

Вывод в судебных постановлениях о том, что статус общежития не изменялся, является ошибочным, основанным на неправильном толковании норм материального права.

Спорное жилое помещение не отнесено к специализированному жилищному фонду в порядке, предусмотренном Постановлением Правительства РФ от 26.01.2006 N 42 "Об утверждении Правил отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду и типовых договоров найма специализированных жилых помещений".

При таких обстоятельствах убедительны доводы заявительницы о предоставлении ей спорного жилого помещения на условиях договора социального найма, поскольку договор найма специализированного жилого помещения с нею не заключался, об отсутствии в постановлении главы местного самоуправления г. Губкин и Губкинского района от 6 сентября 2004 г. N 1078 и ордере на вселение данных о предоставлении заявительнице жилого помещения на период работы.

С учетом положений статьи 2 Конституции РФ о признании человека, его прав и свобод высшей ценностью в государстве президиумом Белгородского областного суда решение и кассационное определение отменены с вынесением нового решения об отклонении иска администрации Губкинского городского округа и удовлетворении исковых требований заявительницы.

 

При исчислении размера компенсации по случаю потери кормильца, ставшего инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы и имевшего право на ежемесячную денежную компенсацию, необходимо определять исходя из предусмотренной п. 25 ч. 1 ст. 14 Закона твердой суммы компенсации по соответствующей группе инвалидности

 

Муж Л. - Г., умерший 15.04.2009, являлся инвалидом второй группы вследствие заболевания, полученного при исполнении обязанностей по ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. При жизни получал ежемесячные суммы возмещения вреда здоровью, исчисленные из денежного довольствия с применением предусмотренной законодательством индексации. После смерти мужа Л. обратилась в военный комиссариат Белгородской области с заявлением о назначении ей ежемесячных выплат по случаю потери кормильца исходя из размера сумм, которые выплачивались мужу при жизни за вычетом его доли.

Дело инициировано иском Р., обратившейся с указанными требованиями.

Решением суда, оставленным без изменения кассационным определением, исковые требования удовлетворены: в пользу истицы с военного комиссариата Белгородской области взыскано в счет ежемесячной компенсации 3724,74 руб., а также единовременно задолженность за период с 01.06.2009 по 31.10.2009 в размере 18623,70 руб.

В надзорной жалобе ответчик просил об отмене судебных постановлений ввиду существенных нарушений норм материального права, выразившихся в неправильном толковании и применении положений п. 25 ст. 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС".

При рассмотрении надзорной жалобы в определении указано следующее.

Разрешая спор, суд исходил из наличия предусмотренных законом оснований для назначения истице ежемесячной денежной выплаты как находившейся на иждивении умершего супруга, получавшего выплаты по возмещению вреда здоровью, нетрудоспособному члену семьи.

Не согласиться с таким выводом суда оснований не имеется.

При этом суд исходил из п. 25 ст. 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", согласно которому в случае смерти граждан, ставших инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, право на ежемесячную денежную компенсацию, предусмотренную ч. 1 п. 25 данной статьи, распространяется на нетрудоспособных членов семьи, находившихся на иждивении указанных граждан. Размер компенсации, приходящейся на всех иждивенцев, определяется как разность между всем размером ежемесячной денежной компенсации и частью, приходившейся на самого кормильца. Право истицы на получение ежемесячной денежной выплаты не оспаривается в надзорной жалобе. Определяя размер компенсации, подлежащей взысканию в пользу истицы, суд взял за основу размер ежемесячной суммы, получаемой супругом истицы. При этом, суды указали на непредставление ответчиком своего расчета размера компенсации.

Изложенные в надзорной жалобе доводы заявителя о необходимости определения размера компенсации исходя из предусмотренной п. 25 ч. 1 ст. 14 Закона твердой суммы компенсации по соответствующей группе инвалидности заслуживают внимания.

Такой порядок определения размера компенсации нетрудоспособным иждивенцам действительно соответствует положениям ст. 14 Закона, а также утвержденному Постановлением Правительства РФ от 21.08.2001 N 607 Порядку выплаты ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного здоровью граждан в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, Разъяснениям Минтруда России от 30 ноября 2001 года N 6, утвержденным Постановлением Минтруда от 30 ноября 2001 года N 83.

Между тем принцип правовой определенности требует, чтобы принятые судом окончательные решения оставались без изменения.

Обжалуемые судебные постановления вступили в законную силу и подлежат исполнению.

Принцип правовой определенности, признаваемый государством РФ, предполагает стабильность правового регулирования и исполнимость вынесенных судебных решений. Участники гражданских правоотношений должны иметь возможность в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения, быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса и приобретенных прав и обязанностей.

Исходя из этого принципа, недопустима отмена вступившего в законную силу и обязательного для исполнения судебного постановления, которым установлено право истицы на получение упомянутой социальной выплаты. Это свидетельствовало бы о вмешательстве в право гражданина беспрепятственно пользоваться своим имуществом, о неправомерном ограничении его конституционного права на судебную защиту и нарушении баланса конституционно защищаемых ценностей, что недопустимо в силу Конституции РФ и Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Принцип правовой определенности не позволяет также признать возможность пересмотра в порядке надзора и обжалуемые судебные постановления, которыми разрешен вопрос о праве истца на получение денежной суммы, то есть об имущественном праве гражданина.

Таким образом, в соответствии с вышеуказанным доводы надзорной жалобы не могут являться основанием для ее передачи для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

 

Дополнительное ежемесячное материальное обеспечение не является социальной выплатой, а назначено в целях улучшения материального положения граждан РФ, признанных в установленном порядке инвалидами вследствие военной травмы

 

Заявители являются пенсионерами МВД РФ и инвалидами вследствие заболевания, полученного при исполнении служебных обязанностей, связанных с аварией на Чернобыльской АЭС. В соответствии с Указом Президента РФ от 24.08.2005 N 887 истцам с 01.09.2005 назначено и выплачивается дополнительное ежемесячное материальное обеспечение в размере 1000 руб.

Заявители обратились с иском и просили в связи с отказом ответчика проиндексировать указанную сумму на основании Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" взыскать с ответчика образовавшуюся задолженность за период с 01.09.2005 по 30.11.2009 в пользу каждого в размере по 18913 руб. 35 коп. за счет средств федерального бюджета единовременно и, начиная с 01.12.2009, выплачивать ежемесячно дополнительное материальное обеспечение по 1631 руб. 59 коп. с последующей индексацией, установленной действующим законодательством.

Решением суда требования удовлетворены частично. С УВД по Белгородской области взыскана за счет средств федерального бюджета в пользу каждого заявителя задолженность за период с 01.01.2006 по 30.11.2009 в размере по 11985 рублей 24 коп. На ответчика возложена обязанность выплачивать каждому заявителю ежемесячное денежное материальное обеспечение, начиная с 01.12.2009, в размере 1469 руб. 92 коп. с последующим увеличением ежегодно в соответствии с законодательством РФ.

Решение отменено в кассационном порядке.

Удовлетворяя требования, суд исходил из того, что указанная выплата относится к числу иных выплат по возмещению вреда здоровью гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие аварии на Чернобыльской АЭС.

Признать такие выводы основанными на законе, по мнению судебной коллегии, нельзя.

Действующим законодательством не предусмотрена индексация дополнительного материального обеспечения, назначенного Указом Президента РФ от 24.08.2005 N 887.

По смыслу Указа дополнительное ежемесячное материальное обеспечение не является социальной выплатой, а назначено в целях улучшения материального положения граждан РФ, признанных в установленном порядке инвалидами вследствие военной травмы.

При этом право на выплату имеют не только лица, причина инвалидности которых вследствие военной травмы связана с ликвидацией аварии на Чернобыльской АЭС, но и иные инвалиды вследствие военной травмы.

Не предусмотрена спорная выплата и Законом РФ от 15.05.1991 N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" и потому не может индексироваться исходя из установленных им положений.

Данный вывод подтверждается отсутствием указания на возможность индексации дополнительного материального обеспечения в Приложениях NN 1, 2 к Постановлениям Правительства РФ от 21.12.2007 N 914, от 21.03.2007 N 171, от 25.04.2006 N 246, устанавливающих уровень индексации выплат в возмещение вреда инвалидам вследствие ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Статьи 318, 1091 ГК РФ не содержат указания о возможности индексации денежного материального обеспечения и без прямой директивы об их применении не регулируют данные правоотношения.

 

Исполнительский сбор взыскивается с каждой суммы задолженности по алиментам, не уплаченным после того, как должнику стало известно о возбуждении исполнительного производства

 

17 апреля 2008 года на основании судебного приказа мирового судьи судебного участка N 5 Западного округа г. Белгорода возбуждено исполнительное производство о взыскании с С.П. в пользу Т. алиментов на содержание дочери С. 2004 года рождения.

В связи с неисполнением должником требований исполнительного документа постановлением судебного пристава-исполнителя от 30 октября 2009 года ограничен выезд должника за пределы территории Российской Федерации.

24 ноября 2009 года судебным приставом определена задолженность по алиментам в сумме 76429 рублей. В этот же день судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о взыскании исполнительского сбора в размере 7 процентов от подлежащей взысканию суммы задолженности.

В своем заявлении (с учетом его дополнения) должник просил признать незаконными указанные постановления судебного пристава-исполнителя, сославшись на неправильное определение суммы задолженности, наличие уважительных причин, по которым не производилась уплата алиментов.

Судебный пристав-исполнитель возражал против удовлетворения требований заявителя, считая их необоснованными.

Решением суда требования заявителя удовлетворены частично и признано незаконным постановление судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора.

Решение отменено в кассационном порядке.

Признавая незаконным постановление судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора, суд исходил из того, что на момент его вынесения должник был не согласен с определенной судебным приставом-исполнителем суммой задолженности по алиментам, в связи с чем оспариваемое постановление вынесено преждевременно.

Однако само по себе несогласие должника с определенной судебным приставом-исполнителем суммой задолженности в силу статей 39 и 40 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" не является основанием для приостановления исполнительного производства ни в части взыскания этой суммы задолженности, ни в части принятия постановления о взыскании исполнительского сбора.

В соответствии с частью 8 статьи 112 указанного Федерального закона принятие судом к производству заявления должника об оспаривании постановления о взыскании исполнительского сбора или об уменьшении его размера приостанавливает лишь взыскание этого исполнительского сбора.

Как усматривается из материалов дела, должник был осведомлен о возбуждении исполнительного производства, поскольку после его возбуждения неоднократно давал письменные объяснения судебному приставу-исполнителю, предупреждался под расписку об уголовной ответственности за уклонение от уплаты алиментов, а также просил произвести расчет задолженности по алиментам.

При таких обстоятельствах постановление судебного пристава-исполнителя следует признать соответствующим части 5 статьи 102 и части 1 статьи 112 Федерального закона "Об исполнительном производстве", а также статье 211 ГПК РФ, в соответствии с которыми исполнительский сбор взыскивается с каждой суммы задолженности по алиментам, не уплаченным после того, как должнику стало известно о возбуждении исполнительного производства.

 

Процессуальные вопросы

 

Дела по спорам о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, в том числе о компенсации морального вреда, подсудны районным судам

 

С. обратилась в суд с иском по месту своего жительства.

Определением судьи заявление возвращено истице, поскольку в силу ст. 28 ГПК РФ иск предъявляется по месту нахождения ответчика, а дела при цене иска, не превышающей ста тысяч рублей, подсудны мировому судье (ст. 23 ГПК РФ).

Определение отменено в кассационном порядке.

Как видно из материалов дела, истица, обращаясь в суд с иском о возмещении причиненного материального ущерба, имела цель возместить также вред, причиненный здоровью, и компенсацию морального вреда.

Иски о возмещении вреда здоровью могут предъявляться по выбору истца, помимо места жительства или нахождения ответчика (ст. 28 ГПК РФ), также по месту жительства истца или по месту причинения вреда (ч. 5 ст. 29 ГПК РФ).

Право выбора между судами, которым согласно общему правилу территориальной подсудности (ст. 28 ГПК РФ) и правилам альтернативной подсудности (ст. 29 ГПК РФ) подсудно данное дело, принадлежит исключительно истцу (ч. 10 ст. 29 ГПК РФ).

Дела по спорам о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, в том числе о компенсации морального вреда, в соответствии со ст. ст. 23 и 24 ГПК РФ подсудны районным судам.

 

Иски о правах на земельные участки предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов

 

Определением Губкинского районного суда Ш., действующей в интересах М., возвращено исковое заявление о признании права собственности на земельный участок. Ей разъяснено право на обращение с указанным иском в Губкинский городской суд по месту расположения спорной недвижимости.

Определение отменено в кассационном порядке.

В силу ст. 30 ГПК РФ иски о правах на земельные участки предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов.

Из искового заявления и прилагаемого к нему кадастрового плана спорного земельного участка следует, что он расположен в Губкинском районе, пересечение дорог Губкин - Аверино, Губкин - Теплый Колодезь.

С учетом изложенного, выводы определения о нахождении спорного объекта недвижимости на территории г. Губкин находятся в противоречии с представленными доказательствами.

 

Споры о подсудности между судами в Российской Федерации не допускаются

 

Определением судьи Октябрьского районного суда г. Белгорода заявителям возвращено исковое заявление к ГУ "Управление автомобильных дорог общего пользования и транспорта Белгородской области" об устранении препятствий в пользовании и восстановлении нарушенного оборудования садово-огородных участков и компенсации морального вреда. Истцам разъяснено право на обращение с данным требованием в Свердловский районный суд г. Белгорода по месту нахождения ответчика.

Определение отменено в кассационном порядке.

В силу ст. 33 ГПК РФ споры о подсудности между судами в Российской Федерации не допускаются.

Из материалов дела видно, что определением судьи Свердловского районного суда г. Белгорода от 30 декабря 2009 года истцам возвращено данное заявление с разъяснением права на обращение в Октябрьский районный суд г. Белгорода.

Определение вступило в законную силу и приобщено истцами при подаче иска в Октябрьский районный суд.

В нарушение положений ст. 33 ГПК РФ Октябрьским районным судом г. Белгорода принято постановление о возвращении заявления.

 

Отсутствие подписи судьи в определении, препятствующем дальнейшему движению дела, служит безусловным основанием для отмены судебного постановления. Правом представлять доказательства сторона обладает не только при обращении в суд, но и в последующих стадиях рассмотрения дела

 

Определением судьи Октябрьского районного суда г. Белгорода исковое заявление Н. оставлено без движения. Основанием указано непредставление заявителем варианта реального раздела жилого дома.

Определение отменено в кассационном порядке.

При обращении в суд в поданном заявлении истец указал, что между сособственниками дома определен порядок пользования жилым помещением, он и ответчики пользуются изолированными частями жилого дома, имеющего три самостоятельных входа. Заявитель просил произвести раздел домовладения, указывая при этом, какие помещения считает необходимым выделить в его собственность, а какие - в собственность ответчиков.

Вывод в определении о непредставлении заявителем варианта раздела жилого дома не соответствует фактическим обстоятельствам.

Согласно ст. 150 ГПК РФ и п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.1980 N 4 "О некоторых вопросах практики рассмотрения судами споров, возникающих между участниками общей собственности на жилой дом" назначение экспертизы производится судом при подготовке дела к судебному разбирательству, то есть после принятия заявления к производству суда. Вопрос о целесообразности проведения экспертизы решается в каждом конкретном случае на основании представленных документов и пояснений сторон.

Заключение эксперта либо иное техническое заключение компетентного органа о возможности раздела жилого дома между сособственниками и вариантах такого раздела является доказательством по делу.

Правом представлять доказательства сторона обладает не только при обращении в суд, но и в последующих стадиях рассмотрения дела. Отсутствие технического заключения не может являться основанием для оставления заявления без движения, поскольку данный вопрос может быть разрешен при дальнейшем разрешении спора.

В данном случае оставление заявления без движения создает препятствия заявителю для реализации его конституционного права на судебную защиту.

Кроме того, обжалуемое определение не подписано судьей, что согласно ст. 364 ГПК РФ является безусловным основанием для отмены судебного постановления.

 

Суд не принимает отказ от иска, обусловленный пропуском срока на обращение в суд и отсутствием уважительных причин для его восстановления

 

В судебном заседании истица Б. отказалась от иска.

Суд принял отказ от исковых требований Б., при этом указал, что отказ сделан истицей в добровольном порядке, не противоречит закону и не нарушает права и законные интересы других лиц.

Определение отменено в кассационном порядке.

Согласно п. 2 ст. 39 ГПК РФ суд не принимает отказ истца от иска, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц. Отказ от иска не может быть совершен под каким-либо условием.

В заявлении Б. указала, что отказывается от иска, поскольку пропустила срок на обращение в суд и у нее отсутствуют уважительные причины для его восстановления.

Указанные обстоятельства не могут свидетельствовать об отказе от иска добровольно.

Заслуживают внимания и доводы Б. о том, что, принимая отказ от иска, суд нарушил ее законные права и интересы и не разъяснил ей право на обращение в суд с заявлением о восстановлении срока, который был пропущен на несколько дней.

 

Суд не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права законные интересы других лиц

 

Ранее решением Волоконовского районного суда за О. (далее истицей) признано право собственности на 1/2 доли совместно нажитого с бывшим мужем С. (далее - ответчиком) имущества - домовладения, состоящего из жилого дома, хозяйственных и бытовых строений, сооружений, земельного участка. В связи с возникновением спора относительно пользования указанным домовладением истица обратилась в суд с требованием о его реальном разделе по предложенному ею варианту.

В судебном заседании стороны заключили мировое соглашение, по условиям которого истица отказывается от заявленного иска, домовладение переходит в собственность ответчика, который обязуется в срок до 1 августа 2011 года выплатить истице компенсацию за ее 1/2 долю в размере 380000 рублей.

Мировое соглашение утверждено определением суда.

Определение отменено в кассационном порядке.

В силу ч. 2 ст. 39 ГПК РФ суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком, не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права, законные интересы других лиц.

Из справки о составе семьи следует, что у сторон по делу имеются несовершеннолетние дети: дочь Е. и сын И., которые проживали с ними в спорном домовладении.

При утверждении мирового соглашения судом не исследовались вопросы о том, с кем из родителей после расторжения брака остались проживать дети, где они учатся, имеется ли для их проживания какое-либо иное жилое помещение, кроме спорного дома, в случае, если их место жительства определено с матерью.

Несмотря на то, что несовершеннолетние дети не имеют самостоятельного права собственности на спорное домовладение, они имеют право проживать в нем и проживали фактически. Суд не проверил, не затрагиваются ли интересы детей при фактическом отказе истицы от права на принадлежащую ей долю домовладения, при условии, что она не получает никакого жилья взамен.

Также судом не поставлен на обсуждение сторон вопрос о том, не нарушены ли в действительности права истицы условиями мирового соглашения, в результате которого в порядке компенсации за принадлежащую ей 1/2 долю дома, инвентаризационная стоимость которого по состоянию на 2008 год составляла 762562 рубля, ей в августе 2011 будет выплачено 380000 рублей.

Довод истицы о том, что она осталась без жилья и без средств на его приобретение, убедителен, не опровергается материалами дела, так как не имеется никаких достоверных данных о наличии у нее иного жилого помещения. Из ее объяснений, подтвержденных представленным свидетельством о рождении, усматривается, что в настоящее время она не работает в связи с рождением дочери К., выплата денежной компенсации ответчиком только предполагается через полтора года. В то время как ответчик становится собственником всего домовладения сразу после вступления в законную силу мирового соглашения, что ставит стороны в неравное положение.

Возражениями ответчика доводы истицы по существу не опровергнуты.

 

Меры по обеспечению иска должны быть соразмерны заявленному требованию. Расходы на оплату услуг представителя присуждаются в разумных пределах

 

Шебекинским районным судом произведен раздел совместно нажитого имущества между В. и Л. Вопрос о судебных расходах не разрешался. В. заявлено требование о взыскании с ответчицы расходов на оплату услуг представителя и получение доказательств в размере 468963 рубля. Одновременно им подано ходатайство о принятии мер по обеспечению иска.

Определением суда на автомобиль "Тойота" и предметы домашнего обихода и обстановки, принадлежащие ответчице, наложен арест.

Определение отменено в кассационном порядке.

Из положений ст. 140 ГПК РФ следует, что меры по обеспечению иска должны быть соразмерны заявленному требованию.

Истец в обеспечение своего требования о взыскании с ответчицы расходов на оплату услуг представителя и проведение экспертизы настаивает на аресте всего недвижимого имущества, принадлежащего ответчице. Между тем арест подразумевает изъятие этого имущества из обладания и пользования ответчицы. Такой способ обеспечения иска нельзя признать соразмерным требованию о взыскании расходов на оплату услуг представителя и получение доказательств.

По смыслу ст. 100 ГПК РФ расходы на оплату услуг представителя присуждаются в разумных пределах.

Истцом заявлено требование о взыскании судебных расходов, основной размер которых составляет оплата услуг представителя, - 440370 рублей.

Положения ст. 140 и ст. 100 ГПК РФ в своей совокупности предусматривают применение разумных мер в счет обеспечения ходатайства о компенсации расходов на оплату услуг представителя.

Обжалуемым определением имущество фактически изъято у ответчицы, что нельзя признать разумным обеспечением заявления о взыскании расходов на оказание юридической помощи.

Поскольку взыскатель настаивает на принятии в качестве обеспечительной меры ареста имущества должника, судебная коллегия, не передавая вопрос на новое рассмотрение в суд первой инстанции, с учетом приведенных выше обстоятельств, приходит к выводу о принятии нового определения, которым В. следует отказать в наложении ареста на имущество Л.

Судебная коллегия принимает во внимание, что на день рассмотрения частной жалобы спор о судебных расходах разрешен Шебекинским районным судом. Из объяснений сторон, данных суду кассационной инстанции, следует, что с ответчицы в пользу истца присуждена ко взысканию сумма 30000 рублей. Оснований к обеспечению требования в размере 468963 рубля не имеется.

 

Суд прекращает производство по делу в случае, если имеется вступившее в законную силу и принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда

 

А. обратилась с иском к своей невестке В. о прекращении права пользования жилым домом, сославшись на то, что она является собственником жилого дома, в который в 1986 года была вселена ее невестка. С 2005 года В. прекратила семейные отношения с ее сыном и стала проживать у своих родителей, а 28 июня 2009 года сын умер.

Определением суда производство по делу прекращено в связи наличием вступившего в законную силу решения того же суда от 24 марта 2009 года по делу о том же предмете, по тем же основаниям, между теми же сторонами.

Определение отменено в кассационном порядке.

В соответствии со статьей 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу в случае, если имеется вступившее в законную силу и принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда.

Как следует из имеющейся в материалах дела копии судебного решения от 24 марта 2009 года, обращаясь в суд с иском ранее, истец ссылалась на факт прекращения ответчиком семейных отношений с ее сыном в связи с выездом на жительство в другое место, тогда как по настоящему делу одним из оснований иска является смерть сына истца. Кроме того, при рассмотрении предыдущего иска в качестве его оснований не был назван факт внесения записи о праве собственности истца на спорный дом в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество.

Следовательно, основания вновь предъявленного иска не тождественны основаниям ранее рассмотренного, в связи с чем определение не может считаться принятым с соблюдением норм процессуального права и подлежит отмене (пункт 4 части 1 статьи 362 ГПК РФ).

 

Административное производство

 

Если при совершении физическим лицом административного правонарушения назначается административное наказание в виде предупреждения или административного штрафа, протокол об административном правонарушении не составляется, а уполномоченным на то должностным лицом на месте совершения правонарушения выносится постановление по делу об административном правонарушении о назначении административного наказания в виде предупреждения или административного штрафа в порядке, предусмотренном статьей 29.10 настоящего Кодекса

 

М. за нарушение требований п. 10.2 Правил дорожного движения РФ привлечен к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.9 Кодекса РФ об административных правонарушениях в виде штрафа в размере 300 руб.

В жалобе М. просил отменить решение, постановление-квитанцию должностного лица, прекратить производство по делу, ссылаясь на нарушение порядка привлечения к административной ответственности и применение закона, утратившего силу.

Доводы жалобы признаны убедительными по следующим основаниям.

Исходя из положений ч. 1 ст. 1.6 Кодекса РФ об административных правонарушениях обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного взыскания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.

В данном случае порядок привлечения М. к административной ответственности был нарушен, поскольку правовых оснований у инспектора ДПС ОГИБДД ОВД по Ивнянскому району для вынесения постановления-квитанции 26 января 2010 года не имелось в виду внесения изменений в ст. ст. 28.6, 32.2 и 32.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях Федеральным законом РФ от 9 ноября 2009 года N 249-ФЗ "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях".

Согласно внесенным изменениям в ст. 28.6 Кодекса РФ об административных правонарушениях, действующих на момент составления должностным лицом ГИБДД в отношении заявителя постановления-квитанции, - в случае, если при совершении физическим лицом административного правонарушения назначается административное наказание в виде предупреждения или административного штрафа, протокол об административном правонарушении не составляется, а уполномоченным на то должностным лицом на месте совершения правонарушения выносится постановление по делу об административном правонарушении о назначении административного наказания в виде предупреждения или административного штрафа в порядке, предусмотренном статьей 29.10 настоящего Кодекса. Копия постановления по делу об административном правонарушении вручается под расписку лицу, в отношении которого оно вынесено, а также потерпевшему по его просьбе.

Указанные положения закона судьей районного суда не приняты во внимание, а допущенные нарушения инспектором ДПС ОГИБДД ОВД по Ивнянскому району не устранены.

Не приняты во внимания при рассмотрении жалобы М. и изменения, внесенные в ст. ст. 32.2 и 32.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях, внесенные ФЗ РФ N 249-ФЗ от 9 ноября 2009 года.

Отсутствует в постановлении-квитанции от 26 января 2010 года и правовое обоснование доказанности совершения заявителем инкриминируемого правонарушения, изложение которого предусмотрено п. 6 ст. 29.10 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Поскольку должностным лицом ГИБДД при привлечении к административной ответственности М. принят процессуальный документ обвинения (постановление-квитанция), не предусмотренный законом, а допущенные нарушения не были устранены при рассмотрении жалобы, решение судьи районного суда и постановление-квитанция должностного лица ГИБДД являются незаконными, необоснованными и подлежат отмене как постановленные с существенными нарушениями норм Кодекса РФ об административных правонарушениях.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь