Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА МАРТ 2010 ГОДА

 

Процессуальные вопросы

 

Досудебное производство

 

Простое повторение следователем существенных и достаточных оснований для избрания обвиняемому меры пресечения в виде домашнего ареста на начальной стадии расследования не может быть достаточным для оправдания его длительного содержания под домашним арестом на более поздней стадии расследования

 

Постановлением Октябрьского районного суда г. Белгорода Б., обвиняемому по ч. 4 ст. 159 УК РФ, продлена мера пресечения в виде домашнего ареста на 2 месяца, а всего - до 6 месяцев.

Кассационным определением областного суда постановление отменено, Б. избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

По смыслу ст. 109 УПК РФ необходимость продления срока домашнего ареста может обосновываться большим объемом предстоящих следственных действий, а также данными, подтверждающими, что органы предварительного следствия предприняли все предусмотренные законом меры для производства предварительного расследования в установленные законом сроки.

Продляя Б. срок домашнего ареста до 4 месяцев, суд первой инстанции признал обоснованными доводы ходатайства следователя о невозможности окончания предварительного расследования без получения заключений фоноскопических экспертиз, для производства которых потребуется не менее месяца.

В обоснование ходатайства о продлении Б. срока домашнего ареста до 6 месяцев органы предварительного расследования сослались на необходимость выполнения тех же следственных действий.

Причины, по которым экспертизы не выполнены в срок, испрашиваемый в предыдущем ходатайстве следственного органа, и количество следственных действий, проведенных за это время с участием Б., судом не проверены, тогда как из материалов дела видно, что никаких следственных действий с Б. не проводилось. Мер к побуждению производства фоноскопических экспертиз следствием не предпринималось, за исключением одного напоминания начальнику ЭКЦ УВД по Белгородской области.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что органы следствия не проявили особого усердия в принятии мер к проведению назначенных фоноскопических экспертиз и завершению расследования уголовного дела в установленные законом сроки.

При таких обстоятельствах вывод суда об обоснованности мотивов и оснований продления домашнего ареста, положенных в основу ходатайства, не основан на исследованных в судебном заседании материалах и является небесспорным, поскольку в соответствии с пунктом 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статьей 46 Конституции Российской Федерации и положениями УПК РФ простое повторение органом следствия существенных и достаточных оснований для избрания Б. меры пресечения в виде домашнего ареста на начальной стадии расследования не может быть достаточным для того, чтобы оправдать его длительное содержание под домашним арестом на более поздней стадии расследования.

 

Отсутствие в постановлении суда о наложении ареста на имущество лица, не являющегося подозреваемым или обвиняемым по уголовному делу, мотивов принятого решения послужило основанием к его отмене

 

Постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода в порядке ст. 115 УПК РФ наложен арест на имущество Ш.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда постановление отменено по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что арест на имущество Ш. наложен в целях обеспечения гражданского иска по уголовному делу, возбужденному в отношении Г. по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. Из обстоятельств инкриминируемого Г. деяния видно, что он, являясь генеральным директором ООО "Гвинэкспорт", путем злоупотребления доверием с использованием служебного положения совершил хищение денежных средств.

Учредителями ООО "Гвинэкспорт", наряду с обвиняемым Г., являются Ш., на имущество которого наложен арест, а также С. и Н.

Как видно из материалов, обоснованность ходатайства о наложении ареста на имущество следствие мотивировало необходимостью обеспечения приговора в части гражданских исков.

При решении вопроса о наложении ареста на имущество суд с данными доводами следствия согласился, однако не дал оценки тому обстоятельству, на основании чего Ш. несет материальную ответственность перед гражданскими истцами в рамках данного уголовного дела.

 

При проверке жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ суд не вправе делать выводы о фактических обстоятельствах дела, об оценке доказательств и квалификации деяния

 

Постановлением Октябрьского районного суда г. Белгорода удовлетворена жалоба М. на постановление о возбуждении уголовного дела по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда постановление отменила, указав следующее.

По смыслу ст. 125 УПК РФ и в соответствии с п. п. 1, 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 года "О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ" при проверке законности решений следователя суд не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела, в частности, судья не вправе делать выводы о фактических обстоятельствах дела, об оценке доказательств и квалификации деяния.

Суд, признавая постановление о возбуждении уголовного дела в отношении М. незаконным и необоснованным, указал, что между М. и потерпевшим был заключен договор на долевое участие в строительстве жилья, М. от взятых на себя обязательств не отказывался, умысла у М. на хищение денежных средств потерпевшего не было. Далее суд указал на признаки объективной стороны мошенничества и на их отсутствие в действиях М.

Таким образом, в постановлении вместо анализа наличия повода и оснований для возбуждения дела и соблюдения следователем процедуры суд фактически сделал вывод об отсутствии у М. умысла на хищение денежных средств дольщиков и, соответственно, об отсутствии в его действиях состава преступления, что вправе был сделать только суд, рассматривающий дело по существу.

 

В случае если по поступившей в суд жалобе будет установлено, что жалоба с теми же доводами уже удовлетворена прокурором либо руководителем следственного органа, то судья выносит постановление об отказе в принятии жалобы к рассмотрению. Если указанные обстоятельства установлены в судебном заседании, то производство по жалобе подлежит прекращению

 

Постановлением Старооскольского городского суда жалоба А., поданная в порядке ст. 125 УПК РФ, оставлена без удовлетворения.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда постановление отменено, производство по жалобе А. прекращено.

По смыслу ст. 125 УПК РФ и в соответствии с п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 N 1 "О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ", если в судебном заседании будет установлено, что обжалуемое постановление уже отменено прокурором или руководителем следственного органа, то производство по жалобе подлежит прекращению.

Судом было установлено, что руководитель следственного органа отменил обжалуемое заявителем постановление следователя и направил материалы на проведение дополнительной проверки. Данный факт свидетельствует об отсутствии на момент принятия судом решения юридической силы обжалуемого постановления и необходимости прекращения производства по делу, что не было сделано судом первой инстанции.

Примечание. Областной суд в своих информационных бюллетенях (2009 год, NN 5, 6; 2008 год, N 4 и др.) неоднократно обращал внимание судов области на аналогичные нарушения процессуального закона при рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 N 1 "О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ" даны разъяснения о процедуре рассмотрения соответствующих жалоб и возможных вариантах разрешения спорных ситуаций.

Учитывая наличие подробных разъяснений порядка применения ст. 125 УПК РФ вышестоящими судами, районным (городским) судам области рекомендуется не допускать подобных нарушений процессуальных норм в будущем.

 

Судебное производство

 

Неполное исследование судом обстоятельств совершения преступления повлекло отмену приговора

 

Приговором Старооскольского районного суда Е. осужден по ч. 1 ст. 118, п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Приговором суда установлено, что Е., имея целью напугать потерпевшего за то, что он в разговоре с сожительницей осужденного сообщил ей сведения, послужившие причиной их расставания, взял с собой ружье, боеприпасы к нему и пригласил потерпевшего в лесной массив, якобы поохотиться. Приехав в лесной массив, Е. зарядил ружье и произвел один выстрел в шедшего впереди Я. по неосторожности, причинив последнему тяжкие телесные повреждения.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда приговор в части осуждения Е. по ч. 1 ст. 118 УК РФ отменен по следующим основаниям.

Судом первой инстанции не были учтены все обстоятельства происшествия, которые могли существенно повлиять на его выводы, а именно: наличие у подсудимого оружия, имеющего высокую поражающую способность, направление его в сторону потерпевшего на уровне грудной клетки, расстояние, с которого был произведен выстрел, а также характеристики оружия и боеприпасов.

В приговоре не дана оценка указанным обстоятельствам и показаниям свидетелей о том, что осужденный после выстрела преследовал потерпевшего, а также противоречиям между показаниями осужденного в ходе предварительного следствия и изложенными им в явке с повинной о направлении оружия и производстве выстрела.

В судебном заседании не в полном объеме выяснен вопрос, имело ли в действительности место неосторожное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Не дана оценка всем представленным стороной обвинения доказательствам, не указано, почему одни из них приняты судом во внимание и положены в основу приговора, а другие отвергнуты.

 

Нарушение прав потерпевшего на объективное и справедливое рассмотрение дела в суде признано фундаментальным нарушением закона, повлекшим отмену приговора

 

Приговором Белгородского районного суда А. осужден по ст. 158 ч. 3 п. "а" (2 эпизода) УК РФ.

Постановлением суда надзорной инстанции приговор отменен с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство.

Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства в соответствии со ст. ст. 314 - 316 УПК РФ. В соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ обвинительный приговор при рассмотрении дела в особом порядке может быть постановлен только при условии, когда судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обосновано и подтверждается доказательствами, собранными по делу.

Органами предварительного следствия А. обвинялся в тайном хищении принадлежащих потерпевшему Х. денежных средств и иных материальных ценностей, в том числе иконы "Казанская Божья Матерь".

Потерпевшим Х. в ходе предварительного следствия был заявлен гражданский иск о взыскании стоимости похищенного имущества, в том числе принадлежащей ему иконы "Казанская Божья Матерь", в сумме 11500 рублей.

По ходатайству потерпевшего уголовное дело было рассмотрено судом в его отсутствие.

Придя к выводу о виновности А. в совершении инкриминируемых ему преступлений, суд постановил обвинительный приговор в особом порядке, исключив при этом из объема обвинения указание на хищение принадлежащей потерпевшему иконы "Казанская Божья Матерь", и, не приведя мотивов принятого решения, исковые требования Х. удовлетворил частично в сумме 6930 рублей.

Допущенное судом нарушение закона является фундаментальным, поскольку повлекло нарушение конституционного права потерпевшего на объективное и справедливое рассмотрение дела.

 

Нарушение права потерпевшего на уголовное преследование на стадии предварительного следствия повлекло отмену приговора суда

 

Приговором Алексеевского районного суда С. осужден по п. "д" ч. 2 ст. 111 УК РФ.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда приговор отменен, дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что потерпевший при его допросах как на стадии предварительного следствия, так и в судебном заседании, утверждал, что причиной нанесения ему ударов явилось его вмешательство в избиение некоего М. группой ребят, среди которых был и осужденный С.

Постановлением следователя в возбуждении уголовного дела в отношении остальных участников избиения, помимо С., было отказано.

Реализуя свое право на уголовное преследование, потерпевший и его адвокат, не согласившиеся с выводами следователя об отсутствии в действии остальных лиц состава преступления, обжаловали соответствующее постановление об отказе в возбуждении уголовного дела прокурору, который оставил жалобу без рассмотрения, чем нарушил права потерпевшего.

Это нарушение имеет для потерпевшего существенное значение, поскольку в соответствии со ст. 63 УК РФ, избиение лица в составе группы лиц в связи с осуществлением им общественного долга отягчает ответственность виновного.

В подготовительной части судебного заседания судом, в нарушение положений уголовно-процессуального закона не обсужден вопрос о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, в частности, для принятия решения по жалобе на постановление о прекращении уголовного дела.

 

При рассмотрении ходатайства о восстановлении срока кассационного обжалования суд должен проверить уважительность причин пропуска указанного срока

 

Постановлением Октябрьского районного суда г. Белгорода осужденному З. отказано в восстановлении срока кассационного обжалования.

Согласно ст. 357 УПК РФ в случае пропуска срока обжалования по уважительной причине лица, имеющие право подать жалобу, могут ходатайствовать перед судом, постановившим приговор, о восстановлении пропущенного срока.

Как следует из материалов дела, осужденный З. обратился в суд с заявлением о восстановлении срока обжалования вынесенного в отношении него приговора, указав, что срок обжалования им пропущен в связи с болезнью.

Из приложенной к заявлению копии медицинской справки следует, что З. находился на амбулаторном лечении с диагнозом ОРЗ. Факт нахождения З. на амбулаторном лечении подтверждается и ответом заместителя главного врача МУЗ "Городская больница N 2".

Таким образом, установлено, что в последний день кассационного обжалования З. находился на лечении. Данный факт кассационная инстанция областного суда признала уважительной причиной пропуска подачи кассационной жалобы, отменила постановление суда и восстановила срок обжалования З. приговора.

 

Вопросы применения норм материального права

 

Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, имеет обратную силу в независимости от того, в чем выражается такое улучшение

 

Постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода М., осужденному по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ, отказано в удовлетворении ходатайства о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда постановление отменила по следующим основаниям.

Согласно ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу. По смыслу закона, новый уголовный закон, имеющий обратную силу, подлежит применению в независимости от того, в какой стадии находится уголовное дело и в чем выражается такое улучшение.

Отказывая в удовлетворении ходатайства осужденного о приведении приговора в соответствие с ФЗ от 29 июня 2009 года N 141-ФЗ, суд сослался на то, что в соответствии с новой редакцией ст. 62 УК РФ положение осужденного не улучшается, поскольку в его действиях имеется рецидив преступлений.

Вместе с тем, из материалов дела видно, что обстоятельством, смягчающим наказание М., признано активное способствование в раскрытии и расследовании преступления, обстоятельств, отягчающих наказание, не установлено.

В соответствии со ст. 62 УК РФ (в редакции ФЗ N 141-ФЗ от 29 июня 2009 года) при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. "и" и (или) "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания.

При таких данных оснований для отказа М. в приведении приговора в соответствие с ФЗ N 141-ФЗ от 29 июня 2009 года не имелось.

 

Противоправное поведение потерпевшего, послужившее поводом для умышленного убийства, должно в соответствии со ст. 61 УК РФ признаваться смягчающим наказание обстоятельством и учитываться при назначении наказания

 

Приговором Валуйского районного суда А. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Постановлением суда надзорной инстанции приговор изменен, назначенное А. наказание снижено по следующим основаниям.

Приговором суда установлено, что конфликт между осужденным и потерпевшим возник из-за того, что О. пытался похитить комплект электроинструментов, принадлежащих отчиму осужденного. Данное обстоятельство подтверждается постановлением об отказе в возбуждении в отношении О. уголовного дела по факту покушения на кражу имущества с проникновением в помещение в связи с его смертью.

В соответствии с п. "з" ч. 1 ст. 61 УК РФ противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для совершения преступления, является обстоятельством, смягчающим наказание. По смыслу закона суд при назначении наказания должен в любом случае указать основания признания или непризнания установленных обстоятельств, смягчающих наказание.

Установив, что причиной конфликта явилось противоправное поведение потерпевшего О., суд не обсудил вопрос о признании этого обстоятельством, смягчающим наказание А.

Примечание. Областной суд в информационных бюллетенях (2010 год, N 3; 2009 год, NN 4, 5, 8 и др.) неоднократно обращал внимание на аналогичные нарушения закона, являющиеся следствием невнимательности судей и поверхностного изучения обстоятельств дела.

В целях недопущения повторного нарушения указанных норм материального права судьям рекомендуется исключить формализм при изучении материалов уголовных дел, применяя строго индивидуальный подход к каждому рассматриваемому делу.

 

При назначении более мягкого наказания, чем лишение свободы, правила ст. 64 УК РФ применяются в случае, если санкция статьи Особенной части УК РФ предусматривает наказание только в виде лишения свободы

 

Приговором Губкинского городского суда Т. осужден по ч. 1 ст. 158 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к обязательным работам.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда исключила из приговора ссылку на применение ст. 64 УК РФ, указав следующее.

По смыслу закона правила ст. 64 УК РФ применяются для назначения более мягкого наказания, чем лишение свободы, в случае, если санкция статьи предусматривает наказание только в виде лишения свободы.

Санкция ч. 1 ст. 158 УК РФ предусматривает наряду с наказанием в виде лишения свободы возможность применения более мягких видов наказания, в том числе и назначенных Т. обязательных работ.

Поскольку размер назначенного осужденному наказания в виде обязательных работ не превышает 180 часов, установленных в качестве верхнего предела при назначении обязательных работ по ч. 1 ст. 158 УК РФ, ссылка на применение ст. 64 УК РФ явилась излишней.

 

Апелляционное производство

 

Решение суда апелляционной инстанции отменено ввиду наличия нарушений закона, допущенных мировым судом при постановлении приговора, которым апелляционный суд оценки не дал

 

Приговором мирового суда Западного округа г. Белгорода Х. осуждена по ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Постановлением Октябрьского районного суда г. Белгорода приговор мирового суда оставлен без изменения.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда постановление отменено по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 6 ст. 259 УПК РФ протокол судебного заседания подписывается председательствующим и секретарем. Протокол в ходе судебного заседания может изготавливаться по частям, которые, как и протокол в целом, подписывается председательствующим и секретарем.

Из протокола судебного заседания мирового суда видно, что в рассмотрении дела в отношении Х. в качестве секретарей судебного заседания принимали участие М., И. и Н., но протокол судебного заседания подписан только секретарем Н.

Помимо этого, в нарушение требований ч. 1 ст. 266 УПК РФ, при замене в судебном заседании секретаря М. на И. мировой судья не разъяснил участникам процесса право на ее отвод.

В постановлении суда апелляционной инстанции этим нарушениям закона, допущенным мировым судом, оценки не дано, в связи с чем его нельзя признать законным и обоснованным.

Примечание. Нарушение ч. 6 ст. 259 УПК РФ в части отсутствия подписи секретаря или председательствующего в протоколе судебного заседания достаточно часто встречается в пересматриваемых в порядке кассации или надзора уголовных делах, на что обращается особое внимание судов первой инстанции. На недопустимость подобных нарушений закона неоднократно указывалось и в информационных бюллетенях областного суда (2009 год, N 10; 2008 год, N 11 и др.). Несмотря на это, подобные нарушения процессуального закона продолжают иметь место, что является недопустимым.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь