Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВОРОНЕЖСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Именем Российской Федерации

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 марта 2010 г. по делу N 33-1171

 

 

А. обратилась в суд с вышеуказанным иском к ответчику, указывая, что решением комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан N 196 от 16 июля 2009 года ей отказано в досрочном назначении трудовой пенсии по старости в соответствии с подпунктом 19 пункта 1 статьи 27 Федерального закона РФ N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" от 17.12.2001 года как лицу, осуществлявшему педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, из-за отсутствия необходимого специального стажа для назначения данного вида пенсии - 25 лет. Просила суд обязать ответчика включить в ее специальный стаж период работы в должности воспитателя в детских яслях колхоза им. Калинина Верхнехавского района с 15 ноября 1979 года по 15 апреля 1982 года, периоды нахождения в отпуске по уходу за ребенком с 17 января по 15 ноября 1987 года и с 20 января по 20 марта 1988 года, а также периоды нахождения на курсах повышения квалификации с 22 мая по 7 июня 1995 года и с 17 по 30 октября 2005 года, назначить ей досрочную трудовую пенсию по старости в связи с педагогической деятельностью в государственных и муниципальных учреждениях для детей с 22 июня 2009 года.

Решением Новоусманского районного суда Воронежской области от 28 октября 2009 г. исковые требования А. удовлетворены.

В кассационной жалобе ГУ-УПФ РФ по Новоусманскому району Воронежской области ставится вопрос об отмене указанного решения суда, как незаконного и необоснованного, вынесенного с нарушением норм материального права.

Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Право на назначение трудовой пенсии по старости ранее достижения установленного возраста, лицам осуществляющими педагогическую деятельность не менее 25 лет, независимо от их возраста, урегулировано п.п. 19 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (ранее п.п. 10 п. 1 ст. 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ").

Списки соответствующих работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости, а также правила исчисления периодов работы и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством РФ.

При разрешении спора районный суд обоснованно учитывал, что согласно Списку профессий и должностей работников народного образования, педагогическая деятельность которых в школах и других учреждениях для детей дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденному Постановлением Совета Министров РСФСР от 06 сентября 1991 года N 463, в разделе "Наименование учреждений" указаны детские ясли, в разделе "Наименование должностей" предусмотрена должность "воспитатель".

Указанные должность и наименование детского дошкольного учреждения содержится в Списке должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществляющим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, утвержденном Постановлением Правительства РФ N 781 от 29.10.2002 г.

Руководствуясь имеющимися в деле доказательствами, в частности записями в трудовой книжке истицы, архивной справке об оплате труда, суд пришел к правильному выводу о включении в специальный стаж А. периода ее работы воспитателем в детских яслях колхоза им. Калинина Верхнехавского района Воронежской области с января 1980 года по апрель 1982 года.

При этом, исходя из фактических обстоятельств дела и имеющихся письменных доказательств, из которых следует, что истица работала в указанных детских яслях с ноября 1979 года по апрель 1982 года, уволена по собственному желанию согласно протоколу заседания правления N 7 от 03.05.1982 года, оснований для исчисления указанного периода по указанному в кассационной жалобе правилу (с 15.01.1980 г. по 15.04.1982 г.), не усматривается. Поэтому доводы жалобы в этой части нельзя признать состоятельными.

Удовлетворяя требования о включении периодов нахождения истицы в отпуске по уходу за ребенком в возрасте до полутора лет с 17 января по 15 ноября 1987 года, с 20 января по 20 марта 1988 года в стаж, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости, суд верно руководствовался ст. 167 КЗоТ РСФСР, действовавшего в указанный период времени, которой предусматривалось включение времени нахождения работника в отпуске по уходу за ребенком в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии по старости.

Пунктом 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 25 от 20 декабря 2005 года "О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии" предусмотрено, что при разрешении споров, возникших в связи с невключением женщинам в стаж работы по специальности периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком при досрочном назначении пенсии по старости (статьи 27 и 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"), следует исходить из того, что если указанный период имел место до 06 октября 1992 года (времени вступления в силу Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 года N 3543-1 "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде Российской Федерации", с принятием которого названный период перестал включаться в специальный стаж работы в случае назначения пенсии на льготных условиях), то он подлежит включению в стаж работы по специальности независимо от времени обращения женщины за назначением пенсии и времени возникновения права на досрочное назначение пенсии по старости.

Согласно ст. 187 ТК РФ в случае направления работодателем работника для повышения квалификации с отрывом от работы за ним сохраняется место работы (должность) и средняя заработная плата по основному месту работы.

Таким образом, периоды нахождения истицы с 22 мая по 07 июня 1995 года, с 17 по 30 октября 2005 года на курсах повышения квалификации являлись периодом работы с сохранением средней заработной платы, с которой работодатель производил отчисление страховых взносов в Пенсионный фонд РФ, в связи с чем, суд правомерно включил данные периоды в стаж, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости.

Выводы суда являются верными, соответствуют фактическим материалам дела и вышеуказанным нормам материального права.

Доводы кассационной жалобы выводов суда не опровергают, направлены на субъективное толкование норм материального права и не могут повлечь отмены состоявшегося решения.

Вместе с тем, возлагая на ответчика обязанность назначить истице досрочную трудовую пенсию с даты обращения с заявлением в пенсионный орган с 22 июня 2009 года, суд первой инстанции произвел неверный подсчет специального стажа А.

С учетом имеющегося специального стажа истицы по решению комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан - 21 год 06 месяцев 29 дней и включенных судом вышеуказанных спорных периодов работы истицы в специальный стаж, необходимый для назначения досрочной трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью в государственных и муниципальных учреждениях для детей, на дату обращения - 22 июня 2009 года, специальный стаж истицы составил 24 года 11 месяцев 27 дней (21 год 06 месяцев 29 дней + 2 года 04 месяца + 11 месяцев 28 дней + 01 месяц).

В силу п. 1 ст. 19 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" трудовая пенсия назначается со дня обращения за указанной пенсией, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 4 и 4.1 настоящей статьи, но во всех случаях не ранее чем со дня возникновения права на указанную пенсию.

В связи с чем, судебная коллегия считает необходимым изменить решение суда в части обязания ответчика назначить А. досрочную трудовую пенсию по старости с 22 июня 2009 года, указав вместо даты 22 июня 2009 года - 25 июня 2009 года, учитывая, что на период рассмотрения данного гражданского дела судом, у истицы возникло право на указанную пенсию.

Кроме того, правильно применив нормы материального права, суд первой инстанции неверно сослался в своем решении на п.п. 10 п. 1 ст. 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", тогда как, надлежало сослаться на "п.п. 19 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ".

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь