Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 марта 2010 г. N 33-2571

 

Судья: Емельяненко Е.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Вашкиной Л.И.

судей Смышляевой И.Ю., Русских Т.К.

при секретаре П.

рассмотрела в судебном заседании от 4 марта 2010 года дело N 2-61/2010 по кассационным жалобам на решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 13 января 2010 года по иску В.З. к ООО "Генподрядная строительная организация "Запад" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и пособия по временной нетрудоспособности, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Вашкиной Л.И., объяснения истицы, ее представителя В.Е. (доверенность от 26.10.2009 г.), поддержавших свою жалобу, возражавших против жалобы ответчика, объяснения представителя ответчика - Б.Е. (доверенность от 13.10.2009 г.), поддержавшей свою жалобу, возражавшей против жалобы истицы, заключение прокурора Костиной Т.В., поддержавшей жалобу истицы и полагавшей жалобу ответчика не подлежащей удовлетворению,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

В.З. обратилась в Калининский районный суд Санкт-Петербурга с иском к ответчику. Уточнив заявленные требования, истица просила суд: признать незаконным и отменить приказ о ее увольнении от 28 августа 2009 года N 24-к; восстановить ее на работе с 28 августа 2009 года в прежней должности; взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула за период с 29 августа 2009 года по 13 января 2010 год в размере 150 382 руб. 96 коп.; взыскать с ответчика в ее пользу заработную плату за время обследования в центре профессиональной патологии с 14 мая по 17 июня 2009 г. в размере 41 314 руб.; взыскать с ответчика в пользу истца недополученное пособие по временной нетрудоспособности в связи с профессиональным заболеванием в размере 9 238 руб. 35 коп.; взыскать с ответчика компенсацию понесенных истицей судебных расходов в размере 13 400 рублей компенсацию морального об оплате юридических услуг; взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 30 000 рублей.

В обоснование заявленных требований истица ссылалась на то, что с 01 декабря 1995 года по 28 августа 2009 года она работала в организации ответчика каменщиком, в связи с подозрением профессиональных заболеваний она была направлена на обследование в Центр профессиональной патологии. С 14 по 17 июня 2009 года она проходила обследование в клинике ФГУН Северо-западного научного центра гигиены и общественно здоровья, где ей были установлены диагнозы четырех профессиональных заболеваний, в связи с чем, по мнению истицы, в период нахождения на обследовании в указанном центре ответчик должен был ей выплатить средний заработок за время обследования в центре, чего сделано не было. Истица указывает на то, что ответчиком нарушены ст. ст. 224, 182 ТК РФ, поскольку она нуждалась в переводе на другую работу по состоянию здоровья, однако работодатель ей другую работу не предоставил, за время нахождения на больничном с 26 июня по 17 июля 2009 года ей было начислено пособие по временной нетрудоспособности за 15 рабочих дней, однако средний заработок в ее случае ей следовало начислять в размере 100 процентов. Истица также указывает на то, что в августе 2009 года она обратилась к работодателю с заявлением о предоставлении ей любой работы до прохождения ею освидетельствования во МСЭ и об ознакомлении ею со списком вакансий, но 30 августа 2009 года ее поставили в известность об ее увольнении по статье 81 Трудового кодекса Российской Федерации с 28 августа 2009 года (по состоянию здоровья).

Решением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 13 января 2010 года исковые требования В.З. удовлетворены частично. Приказ от 28 августа 2009 года N 24-к в части увольнения работника В.З. признан недействительным, В.З. восстановлена в прежней должности каменщика с 28 августа 2009 года. С ответчика в пользу В.З. взыскана заработная плата за период вынужденного прогула с 29 августа 2009 года по 13 января 2010 года в размере 150 382 рублей 96 копеек, частично неполученное пособие по временной нетрудоспособности в размере 9 238 рублей 35 копеек, расходы по оплате услуг представителя в размере 10 000 рублей, компенсацию морального вреда в размере 20 000 рублей, всего взыскано с ответчика в пользу истицы: 189 621 рублей 31 коп. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Также решением суда с ответчика в доход федерального бюджета взыскана госпошлина в размере 3 696 рублей 21 копейка.

В кассационной жалобе истица просит решение суда в части отказа во взыскании с ответчика в ее пользу среднего заработка за время обследования в центре профессиональной патологии отменить, не согласна с выводами суда, просит взыскать в ее пользу с ответчика 41 314 рублей - средний заработок за время обследования, не передавая дело на новое рассмотрение.

В кассационной жалобе ответчик просит решение суда в удовлетворении исковых требований отменить, полагает, что выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, судом неправильно применены нормы материального права.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, приходит к следующему.

Судом первой инстанции установлено, что истица работала каменщиком. На работу к ответчику истица принята 11 января 2009 года, уволена 28 августа 2009 года.

Как следует из материалов дела, 04 марта 2009 года из Санкт-Петербургского ГУЗ "Городская поликлиника N 104" истица была направлена в институт профпатологии с изложением обоснования (л.д. 10).

Истица находилась на обследовании в ФГУН СЗНЦ гигиены и общественного здоровья в связи с указанным направлением с 14.05.2009 г. по 17.06.2009 г. (л.д. 71).

03.04.2009 г. на основании извещения от 13.03.2009 г. N 1 СПб ГУЗ "Городская поликлиника N 104" на истицу составлена Территориальным отделом Управления Роспотребнадзора по городу Санкт-Петербургу в Выборгском и Калининском районах и утверждена главным государственным санитарным врачом по Выборгскому и Калининскому районам санитарно-гигиеническая характеристика условий труда работника при подозрении у него профессионального заболевания (л.д. 118 - 126). С указанной санитарно-гигиенической характеристикой были ознакомлены 03.04.2009 г. работодатель и работник.

Согласно заключению ВК N 275 от 19 июня 2009 года в мае - июне 2009 года в клинике ФГУН СЗНЦ гигиены и общественного здоровья истица проходила обследование, в результате которого истице были впервые установлены профзаболевания, которые обусловлены воздействием вредных производственных факторов (физическая динамическая и статическая нагрузки, неудобная, фиксированная рабочая поза) в профессии каменщицы. Истице противопоказана работа в условиях воздействия физических нагрузок и неблагоприятного микроклимата, рекомендуется рациональное трудоустройство. Направление на МСЭ согласно приказу N 83 МЗ СР, приложение 3, п. 11.5. Данные иные рекомендации по наблюдению и лечению. (л.д. 11 - 12)

Согласно акту о случае профессионального заболевания от 10 июля 2009 года, утвержденному заместителем главного государственного санитарного врача по г. Санкт-Петербургу в Выборгском и Калининском районах, извещение от 24.06.09 года N м 124/53618 о профзаболевании В.З. было направлено ФГУН "СЗЦЕН гигиены и общественного здоровья"; комиссией по расследованию было проведено расследование по факту профзаболевания истицы с 08 июля 2009 года. В соответствии с заключением, на основании результатов расследования было установлено, что заболевание истицы является профессиональным и возникло в результате несовершенства технологического процесса проведения строительных работ, не исключающего ручного труда с физическим перенапряжением, неудобной рабочей позой, неблагоприятный микроклимат. Непосредственной причиной заболевания послужил длительный стаж работы (20 лет) В.З. в профессии каменщика. При этом учитывалась общая оценка условий труда - 3 класса 3 степени тяжести (тяжелые) (по показателям тяжести трудового процесса, неблагоприятного микроклимата) (л.д. 18 - 23).

На период с 26.06.2009 г. по 17.07.2009 г. истице был выдан листок нетрудоспособности по причине нетрудоспособности - профзаболевание.

26 августа 2009 года истица обратилась к работодателю с заявлением о предоставлении любой работы, согласно списку вакансий до получения заключения МСЭ.

28 августа 2009 года истица была уволена.

Согласно приказу от 28.08.2009 г. N 24-"к" увольнение произведено по состоянию здоровья п. 8 ст. 77 ТК РФ с 28.08.2009 г. (л.д. 57)

Согласно записи в личной карточке и в трудовой книжке увольнение произведено 28.08.2009 г. по состоянию здоровья (п. 3а ст. 81 ТК РФ). В личную карточку 14.10.2009 г. внесено исправление с указанием оснований увольнения - п. 8 ст. 77 ТК РФ (л.д. 8 - 9, 59).

На основании акта освидетельствования МСЭ 11.09.2009 г. истице выдана справка МСЭ, согласно которой ей установлена степень утраты профессиональной трудоспособности 40% в связи с профессиональным заболеванием от 19.06.2009 г., акт профзаболевания от 10.07.2009 г., сроком с 24.08.2009 г. до 01.09.2010 г. (л.д. 128).

Согласно ст. 73 ТК РФ работника, нуждающегося в переводе на другую работу в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, с его письменного согласия работодатель обязан перевести на другую имеющуюся у работодателя работу, не противопоказанную работнику по состоянию здоровья.

Если работник, нуждающийся в соответствии с медицинским заключением во временном переводе на другую работу на срок до четырех месяцев, отказывается от перевода либо соответствующая работа у работодателя отсутствует, то работодатель обязан на весь указанный в медицинском заключении срок отстранить работника от работы с сохранением места работы (должности).

Если в соответствии с медицинским заключением работник нуждается во временном переводе на другую работу на срок более четырех месяцев или в постоянном переводе, то при его отказе от перевода либо отсутствии у работодателя соответствующей работы трудовой договор прекращается в соответствии с пунктом 8 части первой статьи 77 настоящего Кодекса.

В соответствии с пунктом 8 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является отказ работника от перевода на другую работу, необходимого ему в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, либо отсутствие у работодателя соответствующей работы.

Разрешая настоящий спор, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что увольнение истицы по п. 8 ст. 77 ТК РФ не соответствует требованиям действующего законодательства, поскольку решение медико-социальной экспертизы в отношении истицы было принято после увольнения - 11 сентября 2009 года, когда ей было установлено 40% утраты профессиональной трудоспособности, и на момент увольнения истцы заключение компетентного органа МСЭ отсутствовало, тогда как в силу положений ст. 21 Закона РФ N 5487-1 от 22.07.1993 г. "Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан", п. 6 Инструкции по применению Списка профессиональных заболеваний, утвержденной приказом Минздравмедпрома РФ от 14.03.1996 г., п. 11.5 приложения N 3 к приказу Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 16.08.2004 г. N 83 правом давать заключения о пригодности к профессиональной деятельности обладают органы МСЭ, куда и была направлена истица ФГУН "СЗЦЕН гигиены и общественного здоровья".

На момент увольнения истицы работодатель не располагал данными о пригодности истицы к профессиональной деятельности каменщиком, т.е. необходимыми данными для решения вопроса о необходимости перевода истицы на другую работу, соответственно для проверки наличия или отсутствия у работодателя работы, соответствующей степени утраты профессиональной трудоспособности, подлежащей установлению с учетом тех критериев, которыми руководствуются органы МСЭ (Правила установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 г. N 789, Временные критерии определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденные Постановлением Министерства труда и социального развития РФ от 18.07.2001 г. N 56). Медицинское заключение ФГУН СЗНЦ такие данные не содержало и в компетенцию ФГУН СЗНЦ решение указанных вопросов не входит. Таким образом, работодатель не располагал медицинским заключением, согласно которому истица не может работать каменщиком. На момент разрешения спора работодателем также не получено такое медицинское заключение. Вопрос о том, что истица не может работать каменщиком был решен ответчиком на основании указанного заключения ФГУН СЗНЦ и с учетом санитарно-гигиенических условий труда истицы самостоятельно, что не входит в компетенцию работодателя.

При изложенных обстоятельствах суд правомерно признал приказ от 28.08.09 года N 24-к в части увольнения В.З. незаконным и восстановил ее на работе в прежней должности, что не лишает стороны возможности в установленном законом порядке решить вопрос о возможности работы истицы каменщиком, либо трудоустройстве истицы на другую работу с учетом заключения МСЭ, а также решить вопрос об увольнении истицы с соблюдением требований закона.

Вышеуказанные значимые для разрешения спора обстоятельства правильно определены судом. Выводы суда соответствуют обстоятельствам дела.

Доводы кассационной жалобы в данной части решения направлены на несогласие с выводами суда, сводятся к изложению фактических обстоятельств спора.

Доводы ответчика о правомерности увольнения истицы при наличии вышеуказанных заключения ФГУН СЗНЦ от 19.06.2009 г. и акта от 10 июля 2009 года и отсутствии необходимости получения результатов МСЭ необоснованны, противоречат действующему законодательству.

Удовлетворяя требования о компенсации морального вреда, суд пришел к обоснованному выводу о том, что трудовые права истицы были нарушены в связи с незаконным увольнением, что причинило ей моральный вред, и с учетом требований разумности и справедливости взыскал с ответчика компенсацию морального вреда в размере 20 000 рублей.

В данной части и в части взыскания среднего заработка за время вынужденного прогула решение отвечает требованиям ст. 394 ТК РФ.

Ответчиком оспорен размер взысканной судом заработной платы за время вынужденного прогула с 29.08.09 года по 13 января 2010 года в сумме 150382 р. 96 к.

При вынесении решения о взыскании указанной суммы за период вынужденного прогула суд принял за основу расчет истицы.

При этом правильно определен период вынужденного прогула. Доводы ответчика о том, что суд не принял во внимание расчет ответчика, не порочат расчет истицы и взысканную решением суда сумму. Ответчиком в ходе судебного разбирательства был представлен расчет за период по 14.10.2009 г., т.е. не весь период вынужденного прогула (л.д. 60), нового расчета им представлено не было. При этом ответчик исходил из среднедневного заработка, определенного им в размере 1738 р. 64 к., тогда как истица в своем расчете (л.д. 147) исходила из среднедневного заработка - 1652 р. 56 к., т.е. истицей был определен размер среднедневного заработка в меньшей сумме, чем ответчиком. В то же время истица исходила из справки о доходах физического лица за 2009 N 1 от 17.08.2009 г. в ИФНС (л.д. 13) и учитывала отработанные полные 4 месяца в 2009 г. (с учетом работы с 11 января 2009 года, период работы январь - апрель, 78 рабочих дней) и не учитывала не полностью отработанные месяцы (май, июнь - по 5 рабочих дней). Расчет ответчика учитывает ту же заработную плату и то же количество отработанных дней, однако при этом также учитывались дни и заработная плата в месяцах, не полностью отработанных истицей (май, июнь - по 5 рабочих дней). Расчет ответчика не отвечает требованиям ст. 139 ТК РФ и Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 24.12.2007 г. N 922, тогда как сумма среднедневного заработка, определенная истицей не противоречит требованиям указанных норм права. Согласно вышеуказанной справке о доходах доход за январь - апрель (78 рабочих дней) составил 128900, что составит 1652 р. 56 к. за один день: 128900 : 78 = 1652 р. 56 к. Использование истицей в расчете меньшей сумму среднего дневного заработка, чем рассчитано ответчиком, права ответчика не нарушает.

Также правильно определена истицей сумма среднего заработка за время вынужденного прогула за период с 29.08.2009 г. - по 13.01.2010 г. (91 рабочий день) - 150382 р. 96 к. : 1652 р. 56 р. x 91 = 150382 р. 96 к. (л.д. 147). Иных данных ответчиком не представлено.

Решение суда в части взыскания неполученного пособия по временной нетрудоспособности в размере 9 238 рублей 35 копеек основано на расчете истицы, ответчиком не обжалуется, расчет истицы ответчиком не оспаривается.

В соответствии со статьей 185 Трудового кодекса Российской Федерации на время прохождения медицинского осмотра (обследования) за работниками, обязанными в соответствии с настоящим Кодексом проходить такой осмотр (обследование), сохраняется средний заработок по месту работы.

Согласно ст. 219 ТК РФ каждый работник имеет право на внеочередной медицинский осмотр (обследование) в соответствии с медицинскими рекомендациями с сохранением за ним места работы (должности) и среднего заработка во время прохождения указанного медицинского осмотра (обследования).

Отказывая в удовлетворении заявленных истицей требований о взыскании с ответчика среднего заработка за время прохождения ею внеочередного медосмотра с целью установления наличия профессионального заболевания, суд пришел к выводу о том, что заявленные требования не основаны на законе. При этом суд, руководствуясь положениями статей 185, 213, 214, 219 Трудового кодекса Российской Федерации, положениями Приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 16 августа 2004 года N 83, Приказа Минздравмедпрома РФ от 14.03.1996 г. N 9, пришел к выводу о том, что выплата среднего заработка за время прохождения медицинского осмотра (обследования) производится в случае направления работника работодателем на такой осмотр (обследование), тогда как истица не обращалась к работодателю с заявлением о прохождении внеочередного осмотра и не имела направления работодателя на такой осмотр в нарушение ст. 212 ТК РФ, п. 4 Приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 16 августа 2004 года N 83, ч. 5 ст. 214 ТК РФ, п. 4.1 приказа Минздравмедпрома РФ от 14.03.1996 г. N 9.

При разрешении указанного спора судом применены подлежащие применению нормы права, однако при этом суд пришел к неправильному выводу.

Обязанность работника обращаться за направлением на обследование (осмотр) к работодателю законом не предусмотрена.

Направление истицы на обследование в связи с подозрением на наличие у нее профессионального заболевания имело место в установленном законом порядке лечащим учреждением СПб ГУЗ "Городская поликлиника N 104" (приказ Минздравмедпрома РФ от 14.03.1996 г. N 9). ФГУН СЗНЦ гигиены и общественного здоровья является компетентным и правомочным в данном вопросе учреждением.

Доводы суда о нарушении истицей требований ст. 212 ТК РФ, п. 4 Приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 16 августа 2004 года N 83, ч. 5 ст. 214 ТК РФ, п. 4.1 приказа Минздравмедпрома РФ от 14.03.1996 г. N 9 неправомерны. Указанными нормами не предъявлено к работнику требований обращаться за направлением на обследование (осмотр) к работодателю при наличии показаний для проведения обследования и при направлении на такое обследование лечащим учреждением.

Как следует из вышеизложенных обстоятельств направления истицы на обследование и оформления необходимых для этого документов, по состоянию на 03.04.2009 г., когда на основании извещения от 13.03.2009 г. N 1 СПб ГУЗ "Городская поликлиника N 104" на истицу была составлена и утверждена санитарно-гигиеническая характеристика условий труда работника, с которой работодатель был ознакомлен, работодатель знал о подозрении у истицы профессионального заболевания. Работодатель, зная о наличии показаний для проведения такого обследования во внеочередном порядке и его необходимости не решил вопрос о направлении истицы для обследования в предусмотренном законом порядке, не вправе был отказать истице в выдаче направления на такое обследование, мог и должен был решить указанный вопрос без соответствующего обращения истицы, а истица обязана была пройти внеочередное обследование и в то же время имела право пройти такое обследование (осмотр) в соответствии с медицинскими рекомендациями, что следует из положений ст. 212, ч. 1 ст. 213, ст. 214, ст. 219 ТК РФ, п. п. 4, 11.4 Порядка проведения предварительных и периодических медицинских осмотров (обследований) работников, занятых на вредных работах и на работах с вредными и (или) опасными производственными факторами, утвержденного приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 16 августа 2004 года N 83 (Приложение N 3), п. 4.1 Приказа Минздравмедпрома РФ от 14.03.1996 г. N 9.

При таком положении истица имела право на сохранение среднего заработка за период прохождения внеочередного медицинского обследования с 14 мая по 17 июня 2009 г.

Решение данной части противоречит требованиям норм материального права и подлежит отмене согласно ст. 362 ГПК РФ, иск о взыскании среднего заработка за указанный период прохождения медицинского обследования подлежит удовлетворению.

При этом при расчете среднего заработка за указанный период судебная коллегия не может согласиться с расчетом истицы, однако принимает за основу расчета средний дневной заработок согласно расчету истца в сумме 1652 р. 56 к. Спорный период составляет 24 рабочих дня. Подлежит взысканию с пользу истицы 1652 р. 56 к. x 24 = 39662 р. В остальной части иска истице следует отказать, т.к. заявленная ею сумма 41314 р., которую согласно ее объяснениям она также определяла исходя из среднедневного заработка 1652 р. 56 к., но за 25 рабочих дней, определена неправильно, т.к. учет 25 рабочих дней за спорный период необоснован, противоречит фактическим обстоятельствам. Согласно ст. 103 ГПК РФ, ст. 333.19 НК РФ в связи с удовлетворением указанных требований в доход государства подлежит взысканию госпошлина с ответчика в сумме 1389 р. 86 к.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 13 января 2010 года в части отказа в удовлетворении исковых требований В.З. о взыскании заработной платы за время обследования в центре профессиональной патологии с 14 мая по 17 июня 2009 г. отменить.

Взыскать с ООО "Генподрядная строительная организация "Запад" в пользу В.З. средний заработок за время обследования в центре профессиональной патологии с 14 мая по 17 июня 2009 г. в сумме 39662 р. В остальной части иска В.З. отказать.

Взыскать с ООО "Генподрядная строительная организация "Запад" в доход федерального бюджета госпошлину в размере 1389 р. 86 к.

Решение суда в остальной части оставить без изменения. Кассационную жалобу ООО "Генподрядная строительная организация "Запад" оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь