Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ГАРНИЗОННЫЙ ВОЕННЫЙ СУД

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 5 марта 2010 г. по делу N 2-89-2010

 

Заместитель председателя Новосибирского гарнизонного военного суда подполковник юстиции Тарабакин А.В., с участием заявителя, представителя должностного лица, действия которого оспариваются - О., представителей коллегиального органа - С. и В., третьих лиц на стороне должностного лица - Б., Г., Е., С., У., О., К., при секретаре Г., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда гражданское дело по заявлению военнослужащего в распоряжении начальника Новосибирского высшего военного командного училища (военного института) МО РФ (далее - НВВКУ) подполковника Б. об оспаривании действий жилищной комиссии НВВКУ, связанных с отказом в распределении заявителю одной из двухкомнатных квартир (протокол N 1 от 15 января 2010 года), а также действий начальника того же военного института, связанных с утверждением этого решения,

 

установил:

 

Б. обратился в суд с заявлением, в котором, с учетом изменений, просил признать неправомерными действия жилищной комиссии военного института, связанные с отказом в распределении ему одной из двухкомнатных квартир по адресу г. Новосибирск, ул. Динамовцев, д. 15, квартиры N 142, 102, 130, 150, 154, 198, квартиры N 69 по ул. Иванова д. 47, квартиры N 16 по ул. Молодости д. 52. Также заявитель обжаловал действия начальника НВВКУ, связанные с утверждением этого решения.

В судебном заседании заявитель пояснил, что проходил военную службу в указанном институте на должности преподавателя и является увольняемым с военной службы по организационно-штатным мероприятиям в связи с сокращением должности. С 30 сентября 2009 года он находится в распоряжении начальника военного института в связи с необеспечением его жилым помещением по установленным нормам. Заявитель на состав семьи 4 человека обеспечен жилым помещением - двухкомнатной квартирой общей площадью 43,7 квадратных метра. С учетом нормы предоставления жилого помещения 18 квадратных метров на каждого члена семьи, предусмотренной законом льготной площади как преподавателю от 15 до 25 квадратных метров, а также возможного превышения нормы площади предоставляемого жилого помещения на 9 квадратных метров, он и члены его семьи имеют, по его мнению, право на дополнительное жилое помещение площадью от 52,3 до 62,3 квадратных метра.

На заседании жилищной комиссии военного института 15 января 2010 года было распределено 8 двухкомнатных квартир, которые по размеру общей площади должны были быть ему предложены, однако ни одну из этих квартир заявителю не предлагали и распределили их другим военнослужащим, которые в списках военнослужащих на внеочередное получение жилого помещения находятся после него. При этом, членами жилищной комиссии ему было разъяснено, что он не может претендовать на получение еще одной двухкомнатной квартиры, поскольку в этом случае норма предоставления жилого помещения будет превышена.

Оспариваемый протокол в части распределения упомянутых восьми двухкомнатных квартир заявитель считает незаконным, поскольку жилищной комиссией военного института при распределении жилых помещений существенным образом были нарушены его права на обеспечение жильем.

Также заявитель считает, что действия начальника военного института, утвердившего указанное решение жилищной комиссии, являются неправомерными, поскольку само решение является незаконным.

Представитель коллегиального органа С. в судебном заседании требования заявителя не признала и пояснила, что при распределении квартир, выделенных военному институту, жилищной комиссией было принято решение о предоставлении жилых помещений из числа вторичного жилья уже уволенным и не имеющим жилья военнослужащим. Б. обеспечен жилым помещением - двухкомнатной квартирой площадью 43 квадратных метра. Поскольку, с учетом состава семьи заявителя, права на дополнительную площадь и в соответствии с пунктом 8 статьи 15 и статьей 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих" Б. должно быть предоставлено жилое помещение большей площади, на заседании жилищной комиссии ему было предложено сдать имеющуюся у него двухкомнатную квартиру и получить трехкомнатную. От предложенных двух вариантов трехкомнатных квартир Б. отказался, что зафиксировано в протоколе заседания жилищной комиссии. Выделенные для распределения на жилищной комиссии двухкомнатные квартиры Б. не предлагались, поскольку с учетом дополнительной площади, норма предоставления жилого помещения Б. составляет от 87 до 97 квадратных метров. С учетом площади имеющегося у него жилого помещения, дополнительная жилая площадь должна составлять не более 54 квадратных метров. Распределяемые же шесть двухкомнатных квартир в доме N 15 по ул. Динамовцев имели площадь 56,27 квадратных метров. Две двухкомнатные квартиры вторичного жилья, распределенные Б. и К., площадью 43 квадратных метра, заявителю не предлагались, поскольку сведения об освобождении этих квартир проживающими в них военнослужащими, появились позже того времени, когда на заседании жилищной комиссии присутствовал Б. и рассматривался его жилищный вопрос.

Кроме этого представитель коллегиального органа пояснила, что в соответствии с поступившими в военный институт рекомендациями о порядке распределения жилых помещений, утвержденными командующим войсками СибВО, жилищной комиссией было принято решение о распределении жилых помещений вторичного фонда уволенным военнослужащим, которые не имеют жилых помещений вовсе. В связи с вышеизложенным представитель коллегиального органа считала действия жилищной комиссии военного института правомерными и просила отказать в удовлетворении требований заявителя.

Представитель коллегиального органа В. требования заявителя также не признала и дала пояснения аналогичные пояснениям С..

Представитель должностного лица, чьи действия оспариваются, О. требования заявителя не признал и в судебном заседании дал пояснения аналогичные пояснениям представителей коллегиального органа, а кроме того указал следующее.

В соответствии с Инструкцией о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах РФ, утвержденной приказом МО N 80, учет военнослужащих, нуждающихся в получении жилых помещений ведется исходя из времени принятия их на учет по единому списку, из которого одновременно в отдельные списки включаются военнослужащие, имеющие право на внеочередное и первоочередное получение жилых помещений. Распределение жилых помещений производится жилищной комиссией в порядке очередности исходя из времени принятия их на учет и включении в списки нуждающихся в получении жилых помещений. Заявитель обоснованно включен в списки внеочередников под N 9.

При рассмотрении вопроса о предоставлении жилого помещения Б. жилищной комиссией ему было разъяснено, что он может претендовать, с учетом сдачи имеющегося у него жилья, на трехкомнатную квартиру. От предложенных ему вариантов трехкомнатных квартир заявитель отказался, посчитав, что распределяемые двухкомнатные квартиры, площадью 56,27 метров, могут быть ему предложены исходя из права у него на получение дополнительной площади 25 метров как преподавателю и 9 метров, рассчитанных на конструктивные и технические особенности выделяемой квартиры. Данные расчеты Б. не основаны на законе, поскольку согласно п. 2 ст. 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих" размер общей площади жилых помещений может превышать норму предоставления жилого помещения не более чем на 9 квадратных метров в общей сложности. Следовательно, речь идет о конструктивных особенностях одного жилого помещения, предоставляемого военнослужащему, а не двух, как может получиться у заявителя в случае выделения ему еще одной квартиры.

Кроме того, согласно п. 8 Правил предоставления в 2009 году гражданам, уволенным с военной службы, жилых помещений, находящихся в федеральной собственности", утвержденного Постановлением Правительства РФ от 6 ноября 2009 года N 903 при наличии права на дополнительную жилую площадь по нескольким основаниям размер такой площади не суммируется. Таким образом заявитель имеет право претендовать либо на получение дополнительной жилой площади как преподаватель, либо на превышение нормы предоставления жилого помещения с учетом конструктивных и технических особенностей жилого помещения.

Также заявитель не учитывает, что при предоставлении ему дополнительного жилого помещения как преподавателю не обязательно исходить из максимального размера этой предоставляемой льготы - 25 метров. В расчет может приниматься и минимальный размер льготы - 15 метров.

По мнению представителя должностного лица право заявителя не нарушено и при распределении двух двухкомнатных квартир Б. и К., поскольку эти военнослужащие вообще не имеют никакого жилья. Так как в настоящее время вопрос внеочередного предоставления квартир законодательством не урегулирован, возможно применение по аналогии Правил предоставления в 2009 году гражданам, уволенным с военной службы, жилых помещений, которыми определено, что в первую очередь жилые помещения предоставляются гражданам не имеющим жилых помещений для постоянного проживания на территории РФ. Так как Б. жилым помещением обеспечен, а Б. и К. жилья не имеют, было принято решение о выделении квартир им, а не заявителю.

Кроме того, представитель должностного лица указал, что жилищная комиссия военного института при распределении квартир, руководствовалась рекомендациями, утвержденными командующим войсками СибВО, которым было определено приоритетное распределение жилых помещений между военнослужащими, имеющими право на внеочередное получение жилья. Согласно этим рекомендациям в первую очередь жильем должны быть обеспечены военнослужащие получившие заболевание в период прохождения военной службы, затем члены семей погибших военнослужащих, и только потом те, кто уволен или увольняется по организационно-штатным мероприятиям.

Таким образом, представитель должностного лица считал, что решение принятое жилищной комиссией военного института 15 января 2010 года и утвержденное начальником института, касающееся распределения восьми двухкомнатных квартир является законным и просил суд отказать в удовлетворении требований заявителя.

Третьи лица на стороне должностного лица - Г., Е., С., О., У., Б. и К. в судебном заседании с требованиями заявителя не согласились и пояснили, каждый в отдельности, что считают решение, принятое жилищной комиссией военного института, правомерным, а требования заявителя не подлежащими удовлетворении. Кроме того Б. и К. пояснили, что уже уволены с военной службы по состоянию здоровья и исключены из списка личного состава военного института.

Выслушав пояснения сторон и исследовав представленные доказательства, суд приходит к следующим выводам.

Справкой Новосибирского высшего военного командного училища (военного института) N 3/559-с 27 января 2010 года подтверждается, что Б. проходит службу в названном учебном заседании в должности преподавателя кафедры эксплуатации бронетанкового вооружения и техники.

В соответствии с выпиской из домовой книги в квартире N 00 дома N 33 по ул. Иванова в г. Новосибирске зарегистрирован Б. и его семья, всего 4 человека.

Согласно выписке из Единого государственного реестра объектов капитального строительства от 10 февраля 2006 года, выданной Новосибирским филиалом ФГУП "Ростехинвентаризация" общая площадь квартиры N 00 дома N 33 по ул. Иванова в г. Новосибирске составляет 43,7 квадратных метра.

Выпиской из приказа Главнокомандующего сухопутными войсками N 0133 от 30 сентября 2009 года подтверждается освобождение от занимаемой должности и зачисление Б. в распоряжение начальника Новосибирского высшего военного командного училища (военного института).

Рапортом Б. от 2 сентября 2009 года подтверждается его желание быть уволенным с военной службы по организационно-штатным мероприятиям после предоставления жилого помещения.

Из листа беседы с полковником Б.. от 2 сентября 2009 года усматривается, что последний согласен на зачисление его в распоряжение начальника института до обеспечения жилой площадью по нормам жилищного законодательства.

Согласно протоколу заседания жилищной комиссии НВВКУ N 1 от 15 января 2010 года было принято решение о распределении вторичного жилья уволенным с военной службы бесквартирным военнослужащим.

Этим же протоколом принято решение о распределении двухкомнатных квартир площадью 56,27 квадратных метра в доме N 15 по ул. Динамовцев: п. 19 - Г., п. 20 - Е., п. 29 - С., п. 31 - О., п. 43 - У., квартиры N 69 в доме 47 по ул. Иванова - п. 78 Б., квартиры N 16 в доме N 52 по ул. Молодости п. 79 - К..

В соответствии с единым списком военнослужащих военного института, состоящих в общей очереди на получение жилья по состоянию на 15 января 2010 года заявитель Б. и третьи лица Г., Е., С., О., У., Б., К. состоят в указанном списке под номерами, соответственно, 10, 51, 56, 71, 76, 106, 217, 298.

Списком военнослужащих военного института уволенных и подлежащих увольнению по достижению предельного возраста, состоянию здоровья, организационно-штатным мероприятиям, оставленным в списке очередников для получения жилой площади по состоянию на 15 января 2010 года заявитель Б. и третьи лица Г., Е., С., О., У., Б., К. состоят в указанном списке под номерами: 9, 32, 36, 45, 47, 61, 90, 107 соответственно.

Согласно ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений или выделение денежных средств на их приобретение в порядке и на условиях, которые устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Статьей 57 ЖК РФ установлено, что жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности, исходя из времени принятия таких граждан на учет.

Пунктом 37 Инструкции "О порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации", утвержденной приказом Министра обороны РФ от 15 февраля 2000 года N 80 распределение поступающих в воинскую часть жилых помещений между военнослужащими производится жилищной комиссией воинской части в порядке очередности исходя из времени принятия их на учет и включения в списки нуждающихся в получении жилых помещений.

В соответствии с пунктом 1 статьи 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих" норма предоставления площади жилого помещения при предоставлении по договору социального найма жилых помещений, находящихся в федеральной собственности или переданных из федеральной собственности в муниципальную собственность, либо при предоставлении жилых помещений, находящихся в федеральной собственности, в собственность бесплатно на основании решения федерального органа исполнительной власти составляет 18 квадратных метров общей площади жилого помещения на одного человека.

С учетом конструктивных и технических параметров многоквартирных домов размер общей площади жилых помещений, указанных в пункте 1 этой статьи, может превышать размер общей площади жилых помещений, но не более чем на 9 квадратных метров в общей сложности.

Согласно пункта 8 статьи 15 того же Закона военнослужащие - преподаватели военных образовательных учреждений профессионального образования имеют право на дополнительную общую площадь жилого помещения размером не менее 15 и не более 25 квадратных метров.

Анализируя изложенное суд приходит к выводу, что нормой предоставления площади жилого помещения Б. является норма от 87 (18 x 4 + 15) до 106 (18 x 4 + 25 + 9) квадратных метров. Таким образом, учитывая, что заявитель обеспечен жилым помещением площадью 43,7 квадратных метров, ему подлежало распределение жилое помещение площадью от 43,3 до 62,3 квадратных метров.

В соответствии с вышеуказанным протоколом заседания жилищной комиссии военнослужащим военного института было распределено, в том числе восемь двухкомнатных квартир, соответствующих необходимой Б. площади. Эти квартиры были распределены военнослужащим, состоящим в списке на внеочередное получение жилья. Вместе с тем, часть упомянутых квартир было распределено военнослужащим, находящимся в очереди после Б..

Из того же протокола заседания жилищной комиссии усматривается, что шесть новых распределенных двухкомнатных квартир имели общую площадь 56,27 квадратных метра, две квартиры вторичного жилья по 43 квадратных метра, на которые заявитель, как он пояснил в судебном заседании, также был согласен. Таким образом, совокупная площадь имеющегося у заявителя жилого помещения и любой из оспариваемых им квартир, не превышала бы максимально положенную площадь жилого помещения, подлежащую предоставлению Б..

Оценивая довод представителя коллегиального органа о том, что распределяемое жилье не могло быть предоставлено Б. поскольку не подходит тому по нормам выделения, суд отвергает, как не основанный на приведенных нормах закона.

Также судом отвергается и довод представителя должностного лица, касающийся незаконности суммирования дополнительной площади Б. как преподавателю военного образовательного учреждения и дополнительной площади, предусмотренной техническими параметрами многоквартирного дома, поскольку право на получение дополнительной общей площади жилого помещения, предусмотренного п. 8 ст. 15 ФЗ "О статусе военнослужащих", по своему характеру является льготой, предоставляемой военнослужащим с учетом их особого правового статуса. Предусмотренные же тем же Законом 9 квадратных метров, на которые жилое помещение может превышать размер общей площади, льготой не являются и предусмотрены законодателем для возможности соотнесения жилищных прав военнослужащих с конструктивными особенностями конкретных жилых помещений.

Соответственно при распределении жилых помещений в первую очередь жилищной комиссией должно учитываться право военнослужащего на предоставление указанной льготы, а во вторую очередь возможность предоставления жилого помещения с превышением общего размера площади, обусловленным конструктивными и техническими особенностями.

Установление же минимального и максимального размера дополнительной общей площади жилого помещения от 15 до 25 квадратных метров направлено на увеличение потенциального круга жилых помещений, которыми могут быть обеспечены военнослужащие при сохранении гарантий минимального размера предоставляемого жилого помещения и соразмерности максимального размера тем обстоятельствам, с которыми закон связывает предоставление дополнительной площади жилого помещения.

Доводы представителей коллегиального органа о принятом ими решении о выделении жилых помещений только военнослужащим, не имеющим жилья со ссылками на рекомендации КЭУ, утвержденными командующим СибВО, суд во внимание не принимает, поскольку указанные рекомендации и принятое упомянутое решение жилищной комиссии прямо противоречат действующему законодательству и нарушают порядок очередности предоставлений жилых помещений.

Рассмотрев довод представителя должностного лица, относительно невозможности учета при распределении квартиры Б., предусмотренных законодателем дополнительных 9 квадратных метров общей площади жилого помещения, исходя из конструктивных особенностей многоквартирного жилого дома, поскольку Б. уже имеет одно жилое помещение, суд считает его несостоятельным, поскольку законодатель не связывает превышение предельно допустимой площади жилого помещение с наличием у военнослужащего, признанного нуждающимся в получении жилья, другого жилого помещения. Указанные предельно допустимые дополнительные 9 квадратных метров, в данном случае, учитываются один раз при определении максимальной площади жилого помещения, на которую может претендовать заявитель.

Рассматривая заявленные Б. требования, суд учитывает, что последним оспаривается отказ в распределении ему, в том числе, двухкомнатных квартир в доме N 15 по улице Динамовцев. Таким образом, в силу ГПК РФ, при рассмотрении данного дела суд не учитывает, что распределенные этим же решением жилищной комиссии военного института восемь двухкомнатных квартир в доме N 311 по ул. Свечникова в г. Новосибирске также могли быть предложены Б..

Что же касается доводов представителя должностного лица, касающихся применения по аналогии Правил предоставления в 2009 году гражданам, уволенным с военной службы, жилых помещений, которыми определено, что в первую очередь жилые помещения предоставляются гражданам не имеющим жилых помещений для постоянного проживания на территории РФ, а следовательно правомерности распределения квартир Б. и К., суд не может согласиться с данным утверждением, поскольку, несмотря на то, что Б. и К. не обеспечены жилым помещением, право на внеочередное получение жилья у них возникло позже, чем у заявителя, что согласуется с данными соответствующего списка внеочередников.

Принимая решение по данному делу, суд учитывает, что в соответствии с правовыми позициями, изложенными в определении Конституционного Суда РФ от 5 марта 2009 года N 376-О-П по жалобе гражданина А. на нарушение его конституционных прав пунктом 1 части 2 статьи 57 ЖК РФ внеочередное право на получение жилого помещения не соотнесено с состоянием гражданина на соответствующем учете нуждающихся в общем списке, а зависит лишь от возникновения обстоятельств, порождающих в силу закона соответствующее право гражданина.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что ведение жилищной комиссией НВВКУ списка внеочередников исходя из времени постановку в общую очередь не соответствует закону, а нарушенное право Б., применительно к рассматриваемому заявлению, подлежит восстановлению в части не противоречащей приведенной позиции Конституционного Суда, то есть применительно к моменту возникновения у заявителя права на внеочередное получение жилья.

Из исследованных в судебном заседании материалов установлено, что список военнослужащих военного института, имеющих право на внеочередное получение жилых помещений, ведется с нарушением приведенных принципов очередности. Так, военнослужащие С., Е., О. получили право на внеочередное получение жилого помещения в 2005, 2006 и 2008 году соответственно, Б., Г. и У. - в 2009 году. Однако в списках на внеочередное получение жилья Б. числится под номером 9, Г. под N 32, Е. под N 36, С. под N 45, О. под N 47, У. под N 61.

В связи с изложенным суд делает вывод о правомерности распределения квартир Е., С. и О. ранее Б., в связи с чем считает необходимым в удовлетворении требований заявителя в части отказа в распределении ему квартир NN 102, 130, 198 в доме N 15 по ул. Динамовцев в г. Новосибирске отказать, признав действия жилищной комиссии военного института в этой части правомерными, а решение начальника военного института, связанное с утверждением решения жилищной комиссии в отношении Е., С. и О. законным.

Также при принятии решения по делу суд учитывает следующее.

Приказом Министра обороны РФ N 1101 от 13 октября 2009 года в пункт 41 упомянутой Инструкции внесены изменения, в соответствии с которыми размер предоставляемого жилого помещения должен быть не менее учетной нормы площади жилого помещения, установленной органами местного самоуправления, но не более нормы предоставления площади жилого помещения, установленной статьей 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих", с учетом льгот, установленных законодательством.

При этом данный пункт в действующей редакции не соответствует, во-первых, части 3 статьи 50 ЖК РФ, в соответствии с которой учетной нормой площади жилого помещения является минимальный размер площади жилого помещения, исходя из которого определяется уровень обеспеченности граждан общей площадью жилого помещения в целях их принятия на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, а, во-вторых, статье 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих", которым установлен единый федеральный стандарт нормы предоставления жилых помещений военнослужащим - 18 квадратных метров.

В связи с изложенным при разрешении спорного правоотношения суд не находит оснований для применения данной нормы права.

Учитывая вышеизложенное, суд полагает необходимым признать неправомерными действия жилищной комиссии Новосибирского высшего военного командного училища (военного института) МО РФ, связанные с отказом в распределении заявителю одной из двухкомнатных квартир по адресу: город Новосибирск, улица Динамовцев, дом 15, квартиры 142, 150, 154, улица Иванова, дом 47, квартира 69, улица Молодости, дом 52 квартира 16, (протокол заседания жилищной комиссии N 1 от 15 января 2010 года, пункты протокола N 19, 43, 78, 79 соответственно), а также действий начальника того же военного института, связанных с утверждением этого решения, и для восстановления нарушенного права заявителя считает необходимым обязать коллегиальный орган и должностное лицо отменить упомянутый протокол в части распределения упомянутых жилых помещений.

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ судебные расходы по настоящему делу, состоящие из суммы государственной пошлины, уплаченной заявителем в размере 200 рублей, суд полагает необходимым возложить на Новосибирское высшее военное командное училище (военный институт) МО РФ, взыскав с названного органа военного управления в пользу Б. 200 рублей.

Руководствуясь ст. 194 - 199 и 258 ГПК РФ, военный суд

 

решил:

 

Заявление Б. признать обоснованным частично.

Признать неправомерными действия жилищной комиссии Новосибирского высшего военного командного училища (военного института) МО РФ, связанные с отказом в распределении заявителю одной из двухкомнатных квартир по адресу: город Новосибирск, улица Динамовцев, дом 15, квартиры 142, 150, 154, улица Иванова, дом 47, квартира 69, улица Молодости, дом 52 квартира 16, (протокол заседания жилищной комиссии N 1 от 15 января 2010 года), а также действий начальника того же военного института, связанных с утверждением этого решения, и для восстановления нарушенного права заявителя считает необходимым обязать коллегиальный орган и должностное лицо отменить упомянутый протокол в части распределения упомянутых жилых помещений.

В удовлетворении требований заявителя, связанных с отказом в распределении ему одной из квартир N 102, 130, 198 в доме N 15 по ул. Динамовцев в г. Новосибирске - отказать, сохранив принятые судом меры по обеспечению заявления в отношении указанных жилых помещений до вступления в законную силу решения суда, после чего указанные меры - отменить.

Судебные расходы по делу, состоящие из оплаченной заявителем государственной пошлины, возложить на Новосибирское высшее военное командное училище (военный институт) МО РФ, взыскав с названного органа военного управления в пользу Б. 200 (двести) рублей.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Западно-Сибирский окружной военный суд через Новосибирский гарнизонный военный суд в течение 10 дней со дня принятия решения в окончательной форме.

 

Заместитель председателя военного суда

А.В.ТАРАБАКИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь