Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРИМОРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 марта 2010 г. по делу N 33-2015

 

 

Судебная коллегия по гражданским делам Приморского краевого суда

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ч.А.С. к Ч.Г.И., Ч.Д.А., Д.Т.Н. об определении долей в праве собственности, истребовании имущества из чужого незаконного владения (третье лицо Управление федеральной регистрационной службы по Приморскому краю)

по кассационным жалобам Ч.Г.И., Ч.Д.А., Д.Т.Н.

на решение Ленинского районного суда г. Владивостока от 30 ноября 2009 года, которым заявленные требования удовлетворены. Суд постановил истребовать из владения Д.Т.Н. квартиру <...>, разделить совместное имущество супругов - вышеназванную квартиру, определив за Ч.Г.И. и Ч.А.С. по 1/2 доли.

Заслушав доклад судьи, выслушав объяснения Ч.Г.И. и ее представителя Ш.Г.М., представителя Ч.Д.А. и Д.Т.Н. - А.Е.Ф., поддержавших доводы кассационной жалобы, представителя Ч.А.С. - Б.В.Ф., возражавшего против отмены решения суда, судебная коллегия,

 

установила:

 

Ч.А.С. в мае 1998 года обратился в суд с иском к Ч.Г.И. о выделении ему изолированного жилого помещения в квартире <...> в виде изолированной комнаты размером 16,4 кв. м и определении порядка пользования местами общего пользования, ссылаясь на создание ответчиком препятствий в пользовании их совместным имуществом - вышеназванной квартирой.

Решением Ленинского районного суда г. Владивостока от 4 марта 1999 года иск Ч.А.С. был удовлетворен, за ним было признано право на жилую площадь в виде отдельной изолированной комнаты размером 16,4 кв. м в вышеуказанной квартире. Все нежилые помещения в указанной квартире были признаны местами общего пользования.

Постановлением президиума Приморского краевого суда от 19 октября 2001 года вышеуказанное решение было отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

Определением от 21 января 2002 года исковое заявление Ч.А.С. было оставлено без рассмотрения, определением от 11 октября 2007 года производство по гражданскому делу по иску Ч.А.С. к Ч.Г.И. о разделе жилой площади и определения порядка пользования жилым помещением и местами общего пользования возобновлено.

23 мая 2007 года Ч.Д.А. обратилась в суд с иском о прекращении права пользования Ч.А.С. квартирой <...>, выселении Ч.А.С. из вышеназванного жилого помещения, ссылаясь на то, что он не является в настоящее время членом ее семьи и его проживание препятствует осуществлению ею прав собственника жилого помещения.

Ч.А.С. 16 октября 2007 года обратился в суд с иском о признании недействительными договора дарения жилого помещения от 16 марта 2007 г. квартиры <...>, заключенного между Ч.Г.И. и Ч.Д.А., свидетельства о государственной регистрации права от 28 марта 2007 г.

В обоснование заявленных требований указал, что в соответствии вышеназванным с договором дарения Ч.Г.И. подарила квартиру <...>, принадлежащую ему и Ч.Г.И. на праве общей совместной собственности их дочери Ч.Д.А., о договоре дарения и о том, что нарушены его права собственника он узнал 6 сентября 2007 г. в судебном заседании при рассмотрении дела по иску о его выселении из спорной квартиры.

21 ноября 2007 года Ч.А.С. обратился в суд с иском к Д.Т.Н. об истребовании имущества из чужого незаконного владения, просил обязать ответчика передать ему 1/2 доли в квартире <...>, ссылаясь на то, что ответчик приобрела квартиру у лица, которое не имело права его отчуждать (Ч.Д.А.) и на наличие у него права собственности на это имущество.

Определением от 21 декабря 2007 года гражданские дела по иску Ч.А.С. о признании недействительным договора дарения и об истребовании имущества из чужого незаконного владения были объединены в одно производство.

18 марта 2008 года Ч.А.С. по указанным объединенным искам уточнял исковые требования, просил признать недействительными свидетельство о государственной регистрации права собственности Ч.Г.И. от 1 декабря 2004 года, договор дарения спорной квартиры от 16 марта 2007 года, договор купли-продажи квартиры <...> от 11 октября 2007 г. заключенный между Ч.Д.А. и Д.Т.Н. и свидетельство государственной регистрации.

Впоследствии представитель Ч.А.С, уточняя требования, просил истребовать из чужого незаконного владения Д.Т.Н. квартиру <...>, признать недействительным зарегистрированное право собственности Д.Т.Н. на квартиру <...>, признать недействительными зарегистрированные права собственности Ч.Д.А. от 16 марта 2007 г. и Ч.Г.И. от 1 декабря 2004 г. на квартиру <...>.

Определением Ленинского районного суда от 1 апреля 2009 года гражданские дела по искам Ч.А.С. к Ч.Г.И., Ч.Д.А.; Ч.А.С. к Д.Т.Н., Ч.Д.А. к Ч.А.С. о выселении, по иску Ч.А.С. к Ч.Г.И. о разделе жилой площади и определении порядка пользования жилым помещением были объединены в одно производство.

Определением от 20 мая 2009 года был принят отказ представителя Ч.Д.А. от исковых требований к Ч.А.С. о выселении, производство по гражданскому делу прекращено.

Определением от 25 ноября 2009 г. был принят отказ представителя Ч.А.С. от исковых требований о признании недействительными зарегистрированных прав собственности Д.Т.Н., Ч.Д.А. и Ч.Г.И. на квартиру <...>. Производство по делу в этой части было прекращено.

При рассмотрении данного гражданского дела представителем Ч.А.С. были уточнены исковые требования, заявленные по предъявленным им искам, он просил суд истребовать из чужого незаконного владения Д.Т.Н. квартиру <...> и разделить совместно нажитое имущество между бывшими супругами Ч.А.С. и Ч.Г.И., определив по 1/2 доли в праве собственности на квартиру <...> за каждым из них.

В судебном заседании представитель истца поддержал заявленные требования, пояснив, что течение срока исковой давности было прервано предъявлением в 1998 году иска о разделе спорной квартиры. Решением от 4 марта 1999 года иск Ч.А.С. был удовлетворен, однако после отмены в порядке надзора был оставлен без рассмотрения определением от 21 января 2002 года, о чем Ч.А.С. не знал. Решением от 11 июня 2003 года Ч.А.С. был вселен в спорную квартиру, его право собственности не оспаривалось до 2007 года, когда был заявлен иск о выселении. В связи с этим указывал также, что узнал о нарушении своего права лишь в 2007 году.

Представитель Ч.Г.И., Ч.Д.А., Д.Т.Н. заявленные требования не признал, ссылаясь на то, что спорная квартира не является имуществом, нажитым в браке супругами Ч-к, поскольку в кооператив Ч.Г.И. вступила до брака, членские взносы были выплачены ею деньгами, полученными от продажи квартиры, принадлежащей ее матери. Кроме того, указывал на то, что Ч.Д.А. никто не посвящал в наличие спора по квартире, и в связи считал, что не имеется оснований признавать договор дарения недействительным. Пояснял также, что Д.Т.Н. является посторонним человеком, добросовестным приобретателем квартиры. Кроме того, представитель ответчиков заявил об истечении срока давности по иску о разделе имущества в 1997 году.

Третье лицо - Управление федеральной регистрационной службы по Приморскому краю в судебное заседание не явилось, суд счел возможным рассмотреть дело в его отсутствие, исходя из надлежащего извещения.

Суд вынес вышеуказанное решение, с которым не согласились Ч.Г.И., Ч.Д.А., Д.Т.Н., представителями которых поданы кассационные жалобы, в которых просят отменить решение суда как незаконное и необоснованное.

Судебная коллегия, изучив письменные материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, оснований для их удовлетворения не находит в связи со следующим.

Вывод суда о том, что квартира <...> является имуществом, нажитым в браке супругами Ч.Г.И. и Ч.А.С, соответствует закону и материалам дела.

Согласно статье 20 КоБС РСФСР, действовавшего в период приобретения квартиры, так и согласно статье 34 Семейного кодекса РФ, вступившего в законную силу 1 марта 1996 года, имущество, нажитое супругами во время брака, является их общей совместной собственностью.

То обстоятельство, что квартира приобретена в период брака указанных лиц, участниками судебного разбирательства не оспаривалось.

Доказательств, подтверждающих доводы Ч.Г.И. о том, что спорная квартира была приобретена исключительно на денежные средства, принадлежащие ей, в материалах дела не имеется.

Представленные ответчицей доказательства оценены судом по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса РФ и оснований признавать эту оценку неверной у судебной коллегии не имеется.

Судом правильно учтено, что с 1987 года, времени регистрации брака, и до регистрации права собственности на квартиру, Ч.А.С. работал, имел регулярный доход и оплата квартиры производилась в этот период.

При таких обстоятельствах суд правильно исходил из того, что законным режимом имущества супругов является режим их общей совместной собственности, и доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором.

Поскольку судом установлено и не оспаривалось сторонами, что согласия Ч.А.С на совершение дарения Ч.Г.И. указанной квартиры Ч.Д.А. не имелось, а Ч.Д.А. заведомо должна была знать о наличии у отца права собственности на квартиру, судебная коллегия находит соответствующим закону и материалам дела вывод суда о недействительности договора дарения, заключенного между Ч.Г.И. и Ч.А.С. и отсутствии у последней права на отчуждение квартиры Д.Т.Н.

Судом правильно учтено, что Ч.Г.И. и Ч.А.С. проживают совместно, на момент заключения договора дарения Ч.Д.А. являлась совершеннолетней, ей было известно о регистрации Ч.А.С. в спорной квартире и наличии у него прав на жилое помещение.

Поскольку договор дарения в связи с его недействительностью не порождает гражданских прав и обязанностей (статья 8 Гражданского кодекса РФ), вывод суда о недействительности договора купли-продажи от 11 октября 2007 года, заключенного между Ч.Д.А. и Д.Т.Н. и наличии у Ч.А.С. права истребовать у Д.Т.Н. квартиру, соответствует статьям 167, 168, 301, 302 Гражданского кодекса РФ.

То обстоятельство, что Д.Т.Н. является добросовестным приобретателем, не является основанием для отказа в иске, поскольку судом установлено, что вышеуказанное имущество выбыло из владения Ч.А.С. помимо его воли.

Довод кассационной жалобы о том, что Ч.Г.И., являясь собственником, требований к Д.Т.Н. не предъявляла, судебная коллегия находит несостоятельным, поскольку Ч.А.С. как один из участников совместной собственности праве совершать действия от имени всех участников.

Раздел имущества супругов Ч-к произведен судом по правилам статьи 39 Семейного кодекса РФ и оснований признавать решение суда необоснованным в этой части также не имеется.

Судебная коллегия находит соответствующим материалам дела и закону вывод суда о необоснованности заявления ответчиков о пропуске Ч.А.С. срока исковой давности.

Суд первой инстанции правильно учел, что брак прекращен в 1997 году и Ч.А.С. с иском к Ч.Г.И. об определении порядка пользования совместно нажитым имуществом обратился в 1998 году, и эти требования, измененные впоследствии, как это предусмотрено статьей 39 ГПК РФ, и являлись предметом рассмотрения по настоящему делу.

Кроме того, судом установлено, что об отмене президиумом Приморского краевого суда решения суда от 04 марта 1999 года Ч.А.С. не было известно до 2007 года, решением суда от 11 июня 2003 года Ч.А.С. был вселен в квартиру.

При таких обстоятельствах суд также правильно признал обоснованными доводы Ч.А.С. о том, что ему о нарушенном праве стало известно в 2007 году, когда дочь предъявила к нему иск о выселении, указав, что она является собственником квартиры.

Доводы кассационной жалобы о том, что решение суда является незаконным в связи с непризнанием недействительным зарегистрированного за Д.Т.Н. права собственности на квартиру, судебная коллегия находит ошибочными, поскольку решение суда, принятое по делу, является основанием для внесения в ЕГРП записи о прекращении права собственности Д.Т.Н.

Также не является основанием для отмены решения суда довод кассационной жалобы о том, что не имеется решения суда о признании недействительной сделки дарения, поскольку законность этой сделки проверялась судом первой инстанции в ходе разрешения данного дела, все имеющие значение для дела установлены и вывод суда о несоответствии сделки закону и наличии оснований для признания ее недействительной является правильным.

Довод кассационной жалобы о том, что суд не дал оценки договору продажи квартиры в городе Чернигове матери Ч.Г.И., не является основанием для отмены решения суда, поскольку данный документ не может являться бесспорным доказательством приобретения спорной квартиры лишь на вырученные от сделки денежные средства. Не имеется сведений о курсе национальной валюты Украины на тот период.

Другие доводы кассационных жалоб фактически воспроизводят доводы возражений ответчиков на исковые требования, являвшиеся предметом судебного исследования и получившие в соответствии с требованиями статей 194, 196, 198 ГПК РФ правовую оценку в решении суда, оснований не согласиться с которой коллегия не усматривает в связи с вышеизложенным.

Судебная коллегия считает решение суда законным и обоснованным и оснований для его отмены по доводам кассационных жалоб не находит.

Руководствуясь статьей 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Ленинского районного суда г. Владивостока от 30 ноября 2009 года оставить без изменения, кассационные жалобы Ч.Г.И., Ч.Д.А., Д.Т.Н. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь