Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 марта 2010 г. по делу N 33-1300/2010

 

Суд кассационной инстанции по гражданским делам Новосибирского областного суда в составе:

председательствующего: Печко А.В.,

судей: Дмитриевой Л.А., Петруниной И.Н.,

при секретаре: С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Новосибирске 16 марта 2010 года гражданское дело по иску Е. к Н. и гаражно-строительному кооперативу "Маяк" о признании незаключенным договора купли-продажи пая в ГСК, об устранении препятствий в пользовании блок-секцией в гаражах по кассационной жалобе Е. на решение Ленинского районного суда г. Новосибирска от 18 января 2010 г., которым в иске отказано.

Заслушав доклад судьи областного суда Дмитриевой Л.А., объяснения представителя Е. - С., представителя Н. - З., суд кассационной инстанции

 

установил:

 

Е. обратилась в суд с иском к Н., ГСК "Маяк" о признании незаключенным договора купли-продажи пая в ГСК, об обязании ГСК "Маяк" выдать членскую книжку, подтверждающую ее членство в ГСК "Маяк" и право пользования блок-секцией N 17 в гаражах по ул. XXX, об устранении препятствий в пользовании блок-секцией N 17 в гаражах по ул. XXX, обязав Н. передать ей ключи от данной блок-секции. В обоснование иска указала, что в 1998 году, в связи с приобретением ею пая в ГСК "Маяк" она была принята в его члены, в котором состояла по сентябрь 2008 г., как член ГСК пользовалась блок-секцией N 17 в гаражах по ул. XXX, оплачивала членские взносы. 11.09.2008 г. ею было подано заявление на имя председателя ГСК об исключении ее из членов ГСК в связи с продажей гаража N 17 Н., которым также было подано заявление о принятии его в члены кооператива, в связи с покупкой указанного гаража. В соответствии с уставом ГСК "Маяк" вопросы приема и исключения членов кооператива относятся к исключительной компетенции правления кооператива.

Согласно резолюции председателя кооператива на ее заявлении об исключении из числа членов ГСК и на заявлении Н. о приеме в члены ГСК окончательное решение вопроса было отложено до проведения общего собрания членов ГСК в апреле 2009 года. В связи с тем, что расчет Н. с ней произведен не был, 14.02.2009 г. она подала заявление на имя председателя ГСК с просьбой считать недействительным поданное ею заявление об исключении из числа членов ГСК, и внести соответствующие изменения в членскую книжку. Поскольку вопрос об исключении ее из членов ГСК и о принятии в члены ГСК ответчика ни на правлении ГСК, ни на общем собрании не рассматривался, следовательно, процедура исключения из членов ГСК и приема в члены ГСК, установленная уставом кооператива "Маяк", соблюдена не была, поэтому она до сих пор является членом ГСК "Маяк". Однако изменения в членскую книжку, подтверждающие ее членство в кооперативе, не внесены по сей день. Блок-секцией N 17 Н. продолжает пользоваться, ключи от блок-секции ей не отдал, несмотря на ее неоднократные просьбы. Истец считает, что в договоре купли-продажи пая в ГСК между нею и ответчиком не согласован ни предмет договора, ни его цена. Права собственности на капитальный гараж N 17 в ГСК "Маяк" она не имела, следовательно, продать могла только пай в ГСК. Однако как в ее заявлении о выходе из состава членов ГСК, так и в заявлении ответчика речь идет о купле-продаже капитального гаража N 17, ни адрес, ни площадь, ни какие-либо иные идентифицирующие признаки которого в заявлениях от 11.09.2008 г. не указаны. Следовательно, предмет договора купли-продажи от 11.09.2008 года ими не согласован. Кроме того, ни в ее заявлении, ни в заявлении Н. не указана цена пая в ГСК, то есть, данное существенное условие договора купли-продажи также сторонами не согласовано. Таким образом, договор купли-продажи пая в ГСК, на основании которого Н. занял и пользуется блок-секцией N 17 в ГСК "Маяк", является незаключенным.

Решением Ленинского районного суда г. Новосибирска от 18 января 2010 года в иске Е. отказано.

В кассационной жалобе Е. просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное, поскольку выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, судом неправильно применены нормы материального права. В жалобе ссылается на то, что договоренность о продаже пая в ГСК между сторонами была достигнута. Поскольку право собственности на гаражный бокс - 17 истцом не зарегистрировано в установленном порядке, поэтому она могла продать только принадлежащий ей пай в ГСК. Считает, что между сторонами имели место договорные отношения, что подтверждается заявлениями, поданными в ГСК, из которых следует вывод о возмездном характере заключенной между ними сделки. В указанном договоре между сторонами не согласован ни предмет договора, ни его цена, поэтому истец считает его незаключенным и подлежащим расторжению, однако судом необоснованно ей в этом отказано. Вопрос об исключении истца и о приеме в члены ГСК ответчика до сих пор не рассмотрен. Факт оплаты ответчиком членских взносов, сборов, использование гаража, не является доказательством того, что Н. является членом ГСК. Процедура исключения истца из членов ГСК не соблюдена, она по сей день является членом ГСК, которому принадлежит право пользования гаражом.

В соответствии с ч. 1 ст. 347 ГПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции, исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе.

Пунктом 4 ст. 218 ГК РФ предусмотрено, что член жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного или иного потребительского кооператива, другие лица, имеющие право на паенакопления, полностью внесшие свой паевой взнос за квартиру, дачу, гараж, иное помещение, предоставленное этим лицам кооперативом, приобретают право собственности на это имущество.

Из указанной нормы прямо следует, что право собственности на перечисленные объекты у члена кооператива может возникнуть лишь из членства и полной выплаты паевого взноса.

Как следует из материалов дела, в связи с приобретением пая в ГСК "Маяк" Е. была принята в члены ГСК "Маяк" в 1998 г. Как член ГСК пользовалась блок-секцией N 17, расположенной по ул. XXX.

11.09.2008 г. ею было подано заявление об исключении из членов ГСК в связи с продажей гаража N 17, а ответчиком Н. - о принятии в члены ГСК "Маяк" в связи с покупкой указанного гаража.

Согласно резолюции председателя ГСК вопрос об исключении Е. из членов кооператива и приеме в члены ГСК "Маяк" Н. должен был окончательно решаться в апреле 2009 г. на общем собрании кооператива.

14.02.2009 г. истица обратилась в кооператив с заявлением о признании недействительными ранее поданных заявлений, в связи с тем, что договор купли-продажи гаража не был заключен, деньги от ответчика не были получены, просила считать ее членом кооператива.

В соответствии с уставом ГСК "Маяк" вопросы приема и исключения членов кооператива рассматривает правление (п. 21), а общее собрание утверждает решение правления по указанным вопросам (п. 19).

Однако ни на заседании правления ГСК "Маяк", ни на общем собрании вопросы о выходе Е. из членов кооператива и о приеме в члены ГСК "Маяк" Н не рассматривались.

Все вышеизложенное свидетельствует о сохранении членства в кооперативе за истицей.

Однако суд пришел к ошибочному выводу о том, что со стороны ответчика соблюдены требования действующего законодательства при вступлении в члены ГСК, указав, что им подано заявление, оплачен вступительный взнос, фактически получено в пользование имущество кооператива - блок-секция N 17, Н. добросовестно исполняет обязанности члена ГСК, оплачивает все необходимые сборы, взносы, использует блок-секцию N 17 по назначению. В то время как указанные обстоятельства являются сопутствующими в случае приема лица в члены кооператива с соблюдением требований устава ГСК "Маяк".

Кроме того, отказывая Е. в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что признать договор незаключенным возможно лишь при условии наличия его письменной формы и отсутствия в договоре существенных условий. Е. договор суду не представлен, поэтому не представляется возможным определить достигнуто между сторонами соглашение по всем существенным условиям или нет.

В то время как согласно пункту 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Из чего следует, что несоблюдение одного из указанных условий может повлечь незаключенность договора, и суд неправильно истолковал закон.

В соответствии пп. 2 ч. 1 ст. 161 ГК РФ сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, совершаются в простой письменной форме. Договор продажи недвижимости заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами (пункт 2 статьи 434).

Истец указывала, что договор не был заключен, поскольку сторонами не были согласованы существенные условия договора купли-продажи.

В подтверждение волеизъявления на заключение договора были представлены вышеуказанные заявления от 11.09.2008 г. об исключении из членов ГСК "Маяк" Е. в связи с продажей гаража N 17, и о принятии в члены ГСК "Маяк" Н. в связи с покупкой указанного гаража.

Однако поскольку отсутствовал единый документ, подписанный сторонами, а также данные, позволяющие определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору, в том числе данные, определяющие расположение недвижимости на соответствующем земельном участке, и условие о цене, то договор купли-продажи гаража не мог быть заключен, равно как и договор купли-продажи пая при отсутствии указания на этот предмет и его цену, так как Е. утверждала, что, не оформив в собственность гаражное строение, она фактически продавала пай в ГСК.

Изложенное свидетельствует о незаключенности договора купли-продажи пая, а не об отсутствии между сторонами вообще соглашения о заключении возмездной сделки, как указал суд. И как пояснял представитель ответчика Н. в суде о том, что гараж был просто переписан на имя Н. без передачи денежных средств.

С учетом установленного и при отсутствии решения ГСК "Маяк" о приеме Н. в члены кооператива, а также при отсутствии данных о наличии у него права на пай, суд кассационной инстанции приходит к выводу об отсутствии у Н. законных оснований для пользования блок-секцией N 17, расположенной по ул. XXX, в ГСК "Маяк".

В связи с тем, что истица обладает правом на выплаченный пай и не выбыла из членов кооператива ГСК "Маяк" в установленном порядке, она вправе требовать устранения всяких препятствий в пользовании гаражом, предоставленным ей кооперативом в силу ст. 304 ГК РФ, а также выдачи ей членской книжки как члену кооператива в соответствии с п. 23 устава кооператива.

При таких обстоятельствах у суда первой инстанции не было оснований для отказа в удовлетворении исковых требований Е.

Поскольку выводы суда не соответствуют установленным обстоятельствам дела, и судом неправильно применены нормы материального права, решение суда первой инстанции нельзя признать законным, оно подлежит отмене в силу требований ст. 362 ГПК РФ.

С учетом того, что по делу не требуется установления новых обстоятельств, суд кассационной инстанции полагает возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, постановить новое решение, которым удовлетворить исковые требования Е. о признании незаключенным между ней и Н. договора купли-продажи пая в ГСК "Маяк" от 11.09.2008 г., об обязании ГСК "Маяк" выдать членскую книжку, подтверждающую членство в ГСК "Маяк" и право пользования блок-секцией N 17 в гаражах по ул. XXX, об устранении препятствий в пользовании блок-секцией N 17 в гаражах по ул. XXX, обязав Н. передать ей ключи от данной блок-секции.

На основании изложенного и, руководствуясь ст. 360, 361 ГПК РФ, суд кассационной инстанции

 

определил:

 

Решение Ленинского районного суда г. Новосибирска от 18 января 2010 г. отменить, постановить новое об удовлетворении исковых требований Е. о признании незаключенным договора купли-продажи пая в ГСК "Маяк" от 11.09.2008 г. между ней и Н., об обязании ГСК "Маяк" выдать членскую книжку, подтверждающую членство в ГСК "Маяк" и право пользования блок-секцией N 17 в гаражах по ул. XXX, об устранении препятствий в пользовании блок-секцией N 17 в гаражах по ул. XXX, обязав Н. передать ей ключи от данной блок-секции.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь