Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 марта 2010 г. N 44у-11/10

 

Президиум Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Епифановой В.Н.

членов президиума Павлюченко М.А., Пономарева А.А., Черкасовой Г.А.

рассмотрел в судебном заседании уголовное дело N 1-557/08 по надзорной жалобе осужденного К.А. на приговор Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 04 сентября 2008 года, которым

К.А., <...>, ранее не судимый,

осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 12 мая 2009 года приговор суда оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденным К.А. поставлен вопрос об отмене приговора суда и кассационного определения.

Заслушав доклад судьи Заседателевой Г.Н., объяснения осужденного К.А. и адвоката Борисевич Н.Л. в защиту его интересов, поддержавших доводы надзорной жалобы, мнение потерпевшей К.З., согласившейся с доводами надзорной жалобы и просившей судебные решения отменить, мнение заместителя прокурора Санкт-Петербурга Резонова И.Г., полагавшего надзорную жалобу удовлетворить, уголовное дело передать на новое судебное рассмотрение, Президиум

 

установил:

 

По приговору Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 04 сентября 2008 года К.А. признан виновным в том, что в период времени с 22 часов 00 минут 13 февраля 2008 года до 06 часов 01 минуты 14 февраля 2008 года в состоянии алкогольного опьянения по месту своего жительства в квартире <...> на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, имея умысел на убийство матери К.Н., умышленно нанес ей неустановленным тупым твердым предметом с ограниченной следообразующей поверхностью не менее 12 ударов в область головы, 1 удар в область груди, 3 удара в область расположения верхних и 1 удар в область расположения нижних конечностей, а затем сдавил ее шею не установленной следствием петлей, причинив своими действиями К.Н. одиночную незамкнутую косо-горизонтальную странгуляционную борозду в верхней трети шеи, трещину и надлом пластинки перстневидного хряща, выраженные признаки асфиксии, то есть тяжкий вред здоровью, повлекший смерть потерпевшей.

К.А. виновным себя не признал.

В надзорной жалобе осужденный К.А. просит отменить приговор суда и кассационное определение, ссылаясь на их незаконность и необоснованность.

Указывает на то, что осужден необоснованно, поскольку не совершал указанного в приговоре преступления, его вина по делу не доказана, в нарушение требований ст. 14 УПК РФ приговор суда основан на предположениях.

Ссылается на то, что согласно приговору единственным доказательством его виновности является заключение судебно-медицинского эксперта Н. от 14 апреля 2008 года, которое противоречит заключению судебно-медицинского эксперта М.Е. и другим доказательствам, исследованным в ходе судебного разбирательства, однако судом необоснованно было отклонено ходатайство стороны защиты о проведении повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы.

Ссылается также на то, что странгуляционная борозда на шее К.Н. была обнаружена только экспертом Н., а специалисты - медик и криминалист, принимавшие участие в осмотре места происшествия, не обнаружили на шее потерпевшей даже признаков этого телесного повреждения. Ходатайство стороны защиты о допросе указанных специалистов было необоснованно оставлено судом также без удовлетворения.

Указывает на то, что судом необоснованно не были учтены при постановлении приговора показания в судебном заседании потерпевшей К.З., врача по профессии, а также свидетеля К.Л. об отсутствии на шее потерпевшей повреждения в виде странгуляционной борозды.

По мнению осужденного, показания свидетелей Ш., М.М., К.М., потерпевшей К.З. о характере его взаимоотношений с матерью, отсутствии в семье ссор и конфликтов свидетельствуют о том, что он не мог причинить смерть К.Н. при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Предполагает, что ей могли быть причинены телесные повреждения на улице или в подъезде дома. Допускает, что, когда он переносил и пытался уложить свою мать К.Н., находившуюся в состоянии алкогольного опьянения, на кровать, держа рукой ворот ее одежды, он мог случайно по неосторожности нанести ей травму в области шеи, однако умысла на совершение убийства К.Н. не имел. Просит учесть наличие у него на иждивении малолетнего ребенка, больной бабушки.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы надзорной жалобы, Президиум находит ее подлежащей удовлетворению, а приговор суда и кассационное определение - отмене по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ст. 307 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях; он должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по уголовному делу исследованы все возникшие версии, а выявленные противоречия выяснены и в нем оценены. При наличии в деле нескольких заключений экспертов, содержащих различные выводы по одним и тем же вопросам, суду необходимо дать в приговоре оценку каждому из них в совокупности с другими доказательствами и привести мотивы, по которым он согласился с одним из заключений и отверг другие.

Согласно ч. 3 ст. 240 УПК РФ приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Указанные требования закона судом существенно нарушены.

Так, в обоснование вывода о доказанности вины К.А. в убийстве своей матери К.Н. суд в приговоре, признав доказательство достоверным, сослался на заключение судебно-медицинского эксперта Н. от 14 апреля 2008 года, в котором содержится вывод о том, что смерть К.Н. наступила от механической асфиксии от сдавления органов шеи петлей, которая могла быть сформирована из предметов одежды на теле потерпевшей, что не исключает, по мнению эксперта, возможности образования установленных телесных повреждений в области шеи потерпевшей при обстоятельствах, указанных К.А., то есть при перемещении тела потерпевшей за предметы ее одежды.

Судом в приговоре признаны достоверными и показания эксперта Н., который в судебном заседании выводы указанного заключения подтвердил, в том числе и о возможности образования телесных повреждений в области шеи потерпевшей при обстоятельствах, указанных К.А. (том 2 лист дела 39).

Вместе с тем, как видно из приговора, суд не согласился с указанным выводом эксперта Н., сославшись на заключение и показания эксперта С. о том, что на липкой ленте с шеи трупа К.Н. не имеется волокон общей родовой принадлежности с волокнами, входящими в состав материалов двух джемперов, принадлежащих К.Н. и изъятых в ходе осмотра места происшествия, а обнаружены микрочастицы волокон другого материала, что, по мнению эксперта, не исключает формирования петли из этого другого материала.

Таким образом, выводы суда в приговоре содержат существенные противоречия, что могло повлиять на его обоснованность, на правильность применения уголовного закона.

При этом суд оставил без внимания и оценки с точки зрения положений ст. 14 УПК РФ то обстоятельство, что факт нахождения на потерпевшей указанных джемперов по делу установлен и никем не оспаривался, а какой именно петлей была сдавлена шея потерпевшей, в ходе предварительного расследования не установлено.

Кроме того, ссылка суда в приговоре на вывод эксперта Н. в судебном заседании о невозможности причинения потерпевшей телесных повреждений в области шеи при обстоятельствах, указанных К.А., не соответствует протоколу судебного заседания, согласно которому эксперт лишь сослался на то, что подсудимым указано меньшее количество ударов, чем установлено при производстве экспертизы (том 2 лист дела 38).

Как видно из протокола судебного заседания, эксперт Н., напротив, подтвердил свой вывод о возможности образования повреждений в области шеи потерпевшей при перемещении К.А. тела матери за предметы ее одежды и с учетом выводов эксперта С. (том 2 лист дела 39).

Однако в приговоре указанное существенное обстоятельство не отражено и не оценено.

В нарушение требований ст. 88 УПК РФ суд в приговоре не отразил и не оценил и исследованный в ходе судебного разбирательства вывод судебно-медицинского эксперта М.Е. в акте судебно-медицинского исследования (составной части заключения эксперта Н.) о том, что повреждения перстневидного хряща образовались от действия тупого предмета в переднюю область шеи потерпевшей, который не согласуется с выводом эксперта Н. об образовании повреждений хрящей гортани потерпевшей от сдавления петлей из мягкого гибкого материала (том 1 лист дела 108, том 2 лист дела 42).

Как усматривается из протокола судебного заседания, в ходе судебного разбирательства судом были выявлены неясности в предъявленных стороной обвинения доказательствах: протоколе осмотра места происшествия (том 1 лист дела 13) и заключении судебно-медицинского эксперта Н. (том 2 лист дела 39).

Так, согласно заключению эксперта Н. на трупе К.Н. установлена одиночная незамкнутая косо-горизонтальная странгуляционная борозда.

Тогда как в протоколе осмотра места происшествия с участием специалистов в области судебной медицины и криминалистики указанные сведения отсутствуют. Не имеется таких данных и в исследованной судом карте вызова врачей станции скорой медицинской помощи (том 1 лист дела 75, том 2 лист дела 42)

Изложенные обстоятельства в приговоре судом также не отражены и не оценены. Причины обнаруженных в доказательствах неясностей и противоречий надлежаще не выяснены, противоречия не устранены. Ходатайства стороны защиты о допросе специалистов, которые участвовали в осмотре места происшествия, о назначении повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы разрешены судом с нарушением требований ст. 15 УПК РФ о состязательности сторон (том 2 листы дела 44, 45).

Кроме того, показания свидетеля К.М., приведенные в приговоре как доказательство виновности К.А. в убийстве матери, не соответствуют протоколу судебного заседания.

Так, согласно протоколу судебного заседания (том 2 лист дела 20) свидетель К.М. показал суду только о том, что со слов К.А. ему известно, что последний проснулся и нашел мать мертвой.

Тогда как в приговоре показания свидетеля К.М. представляют собой подробное изложение со слов К.А. его действий в отношении матери, о чем сведений в протоколе судебного заседания не имеется.

Отсутствуют в протоколе судебного заседания и показания свидетеля К.М., на которые суд сослался в приговоре, о том, что на его вопрос К.А. о причинах наличия на лице потерпевшей гематом и ссадин, последний пояснил, что мать часто падала и ударялась головой.

Напротив, согласно протоколу судебного заседания свидетель К.М. пояснил суду, что лица К.Н. он не видел, его мать заходила в комнату, где находилась потерпевшая, но синяков у нее не видела.

Таким образом, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, версия К.А. об обстоятельствах и причинах смерти его матери К.Н. надлежаще не проверена, судом нарушен уголовно-процессуальный закон, что повлияло на законность приговора и могло повлиять на его обоснованность, - что судом кассационной инстанции при принятии решения по делу необоснованно оставлено без внимания.

С учетом изложенного приговор Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 04 сентября 2008 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 12 мая 2009 года не могут быть признаны законными и обоснованными и на основании ч. 1 ст. 409, п.п. 1, 2 ч. 1 ст. 379 УПК РФ подлежат отмене, уголовное дело - передаче на новое судебное рассмотрение, в ходе которого необходимо всесторонне исследовать обстоятельства дела, устранить допущенные нарушения уголовно-процессуального закона, надлежаще проверить и оценить доказательства по делу, версию К.А. об обстоятельствах и причинах смерти К.Н. и принять по делу законное, обоснованное и справедливое решение.

В связи с отменой указанных судебных решений, с учетом положений ст. ст. 97, 99, 108, 255 УПК РФ, особой тяжести преступления, в совершении которого обвиняется К.А., Президиум считает необходимым избрать К.А. меру пресечения в виде заключения под стражу.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 3 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум

 

постановил:

 

Надзорную жалобу осужденного К.А. удовлетворить.

Приговор Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 04 сентября 2008 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 12 мая 2009 года в отношении К.А. отменить.

Уголовное дело передать на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд первой инстанции иным составом суда.

Избрать К.А. меру пресечения в виде заключения под стражу на срок 3 (три) месяца до 17 июня 2010 года.

 

Председательствующий

ЕПИФАНОВА В.Н.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь