Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 марта 2010 г. N 81

 

Судья: Русакова Г.С.

Суд кассационной инстанции: Гусева Е.В., Каткова Н.Л., Илларионова Л.И.

Докладчик: Илларионова Л.И.

 

Президиум Московского областного суда в составе:

председателя - Гавричкова В.В.,

членов президиума - Балабана Ю.И., Борисенковой В.Н., Николаевой О.В., Романовского С.В., Соловьева С.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании переданное по надзорной жалобе С. на решение Можайского городского суда Московской области от 23 сентября 2009 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 03 ноября 2009 года дело по иску С. к П.В. об установлении факта признания отцовства, факта принятия наследства, признании частично недействительными свидетельств о государственной регистрации права собственности, прекращении регистрации права, признании права собственности на долю земельного участка и жилого дома,

заслушав доклад судьи Абдулгалимовой Н.В., объяснения С., поддержавшего доводы надзорной жалобы, П.В., его представителя Л., не согласных с надзорной жалобой,

 

установил:

 

С. обратился в суд с указанным иском к П.В., ссылаясь на то, что его отцом был А., умерший 28 февраля 1988 года. Мать истца С.Е. и А. брак не оформляли, но при жизни А. признавал себя его отцом. До дня смерти А. все они проживали вместе одной семьей. Он фактически принял наследство, в том числе и 1/2 долю дома и земельного участка, принадлежавших отцу. Постоянно с 2000 года проживает в спорном доме по адресу: <...>. В мае 2009 года при рассмотрении дела в суде по иску П. к нему о выселении узнал, что ответчик в 2008 году зарегистрировал право собственности на весь дом и земельный участок.

Просил установить факт признания отцовства, факт принятия наследства после смерти отца А., признать право собственности на 1/2 долю дома и земельного участка по адресу: <...>, признать частично недействительными свидетельства о государственной регистрации права от 9 декабря 2008 года на дом и земельный участок, выданные на имя П.

Ответчик П. иск не признал, заявил о пропуске истцом срока исковой давности.

Решением Можайского городского суда Московской области от 23 сентября 2009 года в удовлетворении иска отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 03 ноября 2009 года решение суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе С. просит отменить судебные постановления в связи с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Определением судьи Московского областного суда Абдулгалимовой Н.В. от 19 февраля 2009 года надзорная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, президиум находит надзорную жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Как усматривается из материалов дела, жилой дом по адресу: <...> принадлежал на праве собственности А. и П. по 1/2 доле каждому. А. умер 28 февраля 1988 года, а П. - 8 июля 1996 года. После смерти П. на основании свидетельства о праве на наследство по закону от 22 января 1996 года собственником 1/2 доли дома стал ее муж П.В. На спорную 1/2 долю дома, принадлежавшую А., свидетельство о праве на наследство по закону 12 апреля 2002 года получил П.В. Согласно свидетельству о государственной регистрации права от 9 декабря 2008 года собственником всего указанного дома является П.В., ответчик по делу.

Суд первой инстанции, отказывая истцу в удовлетворении заявленных требований, пришел к выводу о том, что С. представил доказательства, подтверждающие факт признания А. своего отцовства в отношении него, однако установление данного факта не влечет правовых последствий, поскольку истец пропустил срок исковой давности, предусмотренный статьей 196 ГК РФ, так как об открытии наследства ему было известно сразу после смерти А. в 1988 году.

Судебная коллегия по гражданским делам с указанным выводом суда согласилась.

Между тем, решение суда об отказе С. в удовлетворении исковых требований вынесено с существенным нарушением норм процессуального права и основано на неправильном применении норм материального права.

В соответствии со ст. 546 ГК РСФСР, действовавшего на момент открытия наследства после смерти А., для приобретения наследства наследник должен его принять. Признается, что наследник принял наследство, когда он фактически вступил во владение наследственным имуществом или когда он подал нотариальному органу по месту открытия наследства заявление о принятии наследства. Указанные в настоящей статье действия должны быть совершены в течение шести месяцев со дня открытия наследства. Лица, для которых право наследования возникает лишь в случае непринятия наследства другими наследниками, могут заявить о своем согласии принять наследство в течение оставшейся части срока для принятия наследства, а если эта часть менее трех месяцев, то она удлиняется до трех месяцев. Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со времени открытия наследства.

Под владением понимается физическое обладание имуществом, в том числе и возможное пользование им. Фактическим вступлением во владение наследством исходя из нормы статьи 533 ГК РСФСР признавалось, в частности, совместное проживание наследника с наследодателем, даже если такое жилое помещение не является собственностью наследодателя и не входит в состав наследства, поскольку к наследственному имуществу относится любое принадлежавшее наследодателю на день открытия наследства имущество, включая вещи, имущественные права и обязанности.

В подтверждение факта принятия наследства после смерти своего отца истец представил суду справку Дирекции по эксплуатации жилья N 14 от 29 сентября 1988 года, из которой следует, что С. проживал совместно с отцом А. <...> по день смерти А. /л.д. 12/. А также истцом представлена ксерокопия договора найма указанного жилого помещения от 17 июня 1970 года, согласно которому наймодателем квартиры является А., а членами его семьи С.Е., С.П., С.С. на основании ордера N 230594 от 10 октября 1966 года /л.д. 32 - 33/.

В силу ч. 1 статьи 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении права.

Истец в исковом заявлении указывал и пояснял в судебном заседании, что он принял наследство на 1/2 долю спорного имущества, проживает постоянно в указанном доме с 2000 года, бывший собственник второй половины дома П., а после ее смерти также и П.В. никаких претензий к нему не предъявляли, а о нарушении своего права на наследственное имущество, узнал в мае 2005 года при ознакомлении в суде с иском П.В. о его выселении из спорного дома.

Допрошенные судом свидетели С.Е., И., С.К. показали суду, что ответчик с 2000 года постоянно проживал в спорном доме как хозяин.

Из материалов дела следует, что истец обратился в суд с настоящим исковым заявлением 15 июля 2009 года.

Таким образом, течение срока исковой давности началось не с 1988 года с момента смерти наследодателя, как указал суд, а с момента, когда истец узнал о своем нарушенном праве с мая 2009 года.

Поэтому с выводом суда о том, что истец пропустил срок исковой давности, предусмотренный ст. 196 ГК РФ, согласиться нельзя.

Поскольку суд в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, поэтому неправильно применил нормы материального права.

По изложенным основаниям президиум Московского областного суда находит, что допущенные судом нарушения норм материального и процессуального права являются существенными. Повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав С., а поэтому судебные постановления подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь ст. 388, 390 ГПК РФ, президиум Московского областного суда

 

постановил:

 

решение Можайского городского суда Московской области от 23 сентября 2009 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 3 ноября 2009 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Председатель

В.В.ГАВРИЧКОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь