Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 марта 2010 г. N 22-357/2010

 

Судебная коллегия по уголовным делам Рязанского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании кассационное представление помощника прокурора Рыбновского района Рязанской области З. на постановление Рыбновского районного суда Рязанской области от 27 января 2010 года, которым - уголовное дело в отношении Л., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ, возвращено прокурору Рыбновского района Рязанской области для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Заслушав доклад судьи А., выступление прокурора М., поддержавшего кассационное представление, мнение адвоката С., полагавшего оставить постановление суда без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Постановлением Рыбновского районного суда Рязанской области от 27 января 2010 года уголовное дело в отношении Л. возвращено прокурору района для устранения допущенных нарушений уголовно-процессуального закона, не позволяющих суду вынести приговор или принять иное решение по делу.

В постановлении суда указано, что в нарушение п. 8 ч. 1 ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении отсутствуют полные данные о потерпевшем Х. В частности, в ходе судебного разбирательства установлено, что по адресу, указанному в обвинительном заключении, уже более 7 лет проживают другие люди. По сведениям адресного бюро потерпевший Х. зарегистрирован по другому адресу. Однако судебные приставы выяснили, что и по данному адресу он не проживает более трех лет.

Кроме того, по мнению суда, личность лица, признанного по делу потерпевшим, в ходе предварительного расследования установлена не была. Так, при обращении с заявлением в милицию и даче объяснения по факту кражи потерпевший представился С. Впоследствии следователем было вынесено постановление об уточнении анкетных данных потерпевшего и им был признан Х. При этом у последнего отсутствовал паспорт или иной документ, удостоверяющий его личность.

Помимо того, в обвинительном заключении не изложены доказательства, подтверждающие размер вреда, причиненного преступлением, а именно: доказательства стоимости костюма "Р" с учетом даты его выпуска, производителя, комплектации и степени износа. Данное обстоятельство является неустранимым препятствием для рассмотрения дела судом, поскольку указанный костюм в ходе предварительного следствия возвращен потерпевшему, а установить местонахождение последнего не представилось возможным.

В кассационном представлении прокурор просит отменить постановление районного суда и направить дело для рассмотрения в тот же суд на том основании, что в обвинительном заключении указано, что потерпевшим по делу является Х. Уголовно-процессуальный закон не обязывает следователя указывать в обвинительном заключении полные анкетные данные о потерпевшем. В материалах дела имеются достаточные сведения о личности потерпевшего: постановление о признании потерпевшим, протокол его допроса, копия экзаменационной карточки с фотографией, данные из Интегрированного банка данных "Регион" МВД РФ, постановление об уточнении анкетных данных потерпевшего. Отсутствие документа, удостоверяющего личность, не является препятствием для признания лица потерпевшим. Невозможность установить местонахождение потерпевшего и обеспечить его явку в суд не является основанием к возвращению уголовного дела прокурору.

Что касается размера причиненного преступлением ущерба, то прокурор полагает, что в материалах уголовного дела имеются следующие доказательства по данному вопросу: протокол допроса потерпевшего Х., протокол осмотра камуфляжного костюма, справка о стоимости костюма "Роса", выданная индивидуальным предпринимателем.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия полагает, что постановление суда отмене не подлежит.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ уголовное дело может быть возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случае, если при составлении обвинительного заключения допущены нарушения, исключающие возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного обвинительного заключения.

В соответствии с п. 8 ч. 1 ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении должны быть указаны данные о потерпевшем, а в силу ч. 4 ст. 220 УПК РФ к обвинительному заключению прилагается список подлежащих вызову в судебное заседание лиц со стороны обвинения и защиты с указанием их места жительства и (или) места нахождения.

По уголовному делу в отношении Л. потерпевшим признан Х. При этом судом установлено, что по адресу, указанному в обвинительном заключении как место жительства Х., уже более 7 лет проживают другие люди. По сведениям адресного бюро потерпевший Х. зарегистрирован по другому адресу. Однако судебные приставы выяснили, что и по данному адресу он не проживает более трех лет. Настоящее местонахождение гр. Х. неизвестно, что подтверждается материалами, представленными службой судебных приставов.

Кроме того, судом сделан правильный вывод о том, что личность лица, признанного по делу потерпевшим, в ходе предварительного расследования установлена не была. Так, при обращении с заявлением в милицию и даче объяснения по факту кражи потерпевший представился С. Впоследствии следователем было вынесено постановление об уточнении анкетных данных потерпевшего и им был признан Х. При этом у последнего отсутствовал паспорт или иной документ, удостоверяющий его личность.

Ссылка прокурора на экзаменационную карточку водителя на имя Х. не может быть принята во внимание, так как в силу действующего законодательства данный документ не является документом, удостоверяющим личность гражданина.

Что касается постановления о признании Х. потерпевшим и постановления об уточнении анкетных данных потерпевшего, то данные процессуальные документы не являются доказательствами.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами прокурора о том, что невозможность установить местонахождение потерпевшего и обеспечить его явку в суд не является основанием к возвращению уголовного дела прокурору. В данном случае подсудимым Л. и его защитником оспаривается факт проникновения в жилое помещение с целью кражи, а также стоимость похищенного камуфляжного костюма, который в ходе следствия возвращен потерпевшему. Отсутствие в процессе потерпевшего лишает суд возможности проверить данные обстоятельства и вынести приговор или иное решение по делу.

Кроме того, в соответствии с пп. 5, 8 ч. 1 ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении следователь указывает данные о характере и размере вреда, причиненного преступлением и перечень доказательств, подтверждающих обвинение.

В нарушение указанных требований закона в обвинительном заключении в отношении Л. не указаны доказательства стоимости конкретного камуфляжного костюма с учетом даты его выпуска, производителя, комплектации и степени износа.

Данное обстоятельство также является неустранимым препятствием для рассмотрения дела судом, поскольку указанный костюм в ходе предварительного следствия возвращен потерпевшему, а установить местонахождение последнего суду не представилось возможным.

Вышеуказанные нарушения уголовно-процессуального закона являются безусловным основанием к возвращению уголовного дела прокурору, что и было сделано судом первой инстанции.

Судебная коллегия находит постановление районного суда законным и обоснованным, оснований к его отмене не имеется.

Руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Постановление Рыбновского районного суда Рязанской области от 27 января 2010 года, которым уголовное дело в отношении Л., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ, возвращено прокурору - оставить без изменения, а кассационное представление прокурора - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь