Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 марта 2010 г. N 3267

 

Судья: Бабикова А.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Ильичевой Е.В.

судей Быханова А.В., Сопраньковой Т.Г.

при секретаре Н.

рассмотрела в судебном заседании от 18 марта 2010 года гражданское дело N 2-7385/09 по кассационному представлению прокурора Калининского района Санкт-Петербурга на решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 15 декабря 2009 года по иску прокурора Калининского района Санкт-Петербурга в защиту интересов Ц. к С. о расторжении договора пожизненной ренты, обязании произвести ремонт, взыскании компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Ильичевой Е.В.,

выслушав объяснения прокурора Кузьминой И.Д., Ц., С., его представителей - Г., К.,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Прокурор Калининского района Санкт-Петербурга, выступающий в защиту интересов Ц., обратился в суд к С. о расторжении договора пожизненной ренты, заключенного между Ц. и С. 16.03.2005 года, об обязании ответчика произвести за свой счет ремонт жилого помещения, расположенного по адресу: <...>, о взыскании с ответчика в пользу Ц. компенсации морального вреда в размере 60 000 рублей.

Решением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 15.12.2009 года исковые требования прокурора Калининского района Санкт-Петербурга удовлетворены частично.

На С. возложена обязанность осуществить за свой счет ремонт жилого помещения, расположенного по адресу: <...>.

В кассационном представлении районный прокурор просит решение суда отменить, считает его неправильным.

Судебная коллегия, исследовав материалы дела, выслушав мнения участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, приходит к следующему.

Из материалов дела следует, что 16.03.2005 года между Ц. и С. был заключен нотариально удостоверенный договор пожизненной ренты, в соответствии с которым Ц. передал в собственность С. принадлежащую ему на праве частной собственности квартиру <...> за 150 000 рублей. Согласно условиям договора С. обязался ежемесячно выплачивать Ц. в счет пожизненной ренты сумму в рублях РФ равную 2000 рублей. При этом указано, что рентные платежи подлежат увеличению пропорционально росту размера минимальной оплаты труда. В соответствии с п. 7 договора с момента регистрации договора в установленном законом порядке С. приобретает право собственности на указанную квартиру, после чего принимает на себя обязанности осуществлять за свой счет эксплуатацию и ремонт жилплощади, а также участвовать соразмерно занимаемой площади в расходах, связанных с техническим обслуживанием и ремонтом всего дома, оплачивать за свой счет коммунальные услуги, вносить плату за пользование телефоном (кроме междугородных переговоров), а также уплачивать налоги на недвижимость. Из пункта 9 договора следует, что при существенном нарушении С. своих обязательств по настоящему договору Ц. вправе требовать выкупа ренты на условиях, предусмотренных ст. 594 ГК РФ либо расторжения договора и возмещения убытков. Право залога по настоящему договору прекращается в момент прекращения обязательства по выплате ренты. Заложенная квартира находится в пожизненном пользовании Ц. Указанный договор удостоверен нотариусом нотариального округа Санкт-Петербурга (л.д. 5 - 7).

Согласно акту, составленному 07.02.2009 года комиссией ЖЭУ-8 ООО "Жилкомсервис N 2 Калининского района", 05.10.2007 года в квартире <...> произошла протечка из квартиры 202, расположенной выше (л.д. 21).

22.09.2008 года Ц. самостоятельно обратился к С. с иском о расторжении договора ренты, ссылаясь на ненадлежащее исполнение им своих обязательств. Определением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 17.03.2009 года заявление Ц. было оставлено без рассмотрения в связи с несоблюдением досудебного порядка урегулирования спора (гр. дело N 2-181/09).

В марте 2009 года Ц. направил в адрес С. телеграмму, из текста которой следует, что он полагает, что С. не выполняет условия п. 7 договора ренты, в связи с чем он вынужден будет обратиться в суд (л.д. 12).

В письме от 28.03.2009 года С. согласился с необходимостью произведения частичного косметического ремонта и просил Ц. обеспечить беспрепятственный проход сотрудника (прораба) ремонтной фирмы в квартиру в период с 13 по 17 апреля 2009 года с 10.00 до 18.00. В письме истцу было предложено сообщить ответчику о невозможности присутствовать дома в предложенное ответчиком время (л.д. 50). Данное письмо было получено Ц. 01.04.2009 года (л.д. 148).

Согласно актам, составленным 14.04.2009 года в 13.00 и 15.04.2009 года в 11.00 С., Ч. и М., они приходили в квартиру <...> для осмотра и оценки возможных ремонтных работ, но после неоднократных звонков в дверь им никто не открыл (л.д. 51, 52).

В обоснование заявленных требований районный прокурор ссылался на то, что ответчиком не было выполнено обязательство по ремонту квартиры, предусмотренное п. 7 договора пожизненной ренты, тем самым ответчик нарушил условия договора, что является основанием для его расторжения.

В судебном заседании Ц. пояснил, что на его первоначальное обращение с просьбой сделать ремонт после протечки, ответчик ответил отказом. Ц. не отрицал, что получил письмо от С., но в то время, когда ответчик должен был прийти, его не было дома, а ключей от квартиры у ответчика нет. Полагал, что смету на ремонтные работы должны делать эксперты, а не друзья С. (л.д. 134).

Возражая против заявленных требований, ответчик указывал, что не отказывается от оплаты ремонта квартиры, однако считает необходимым составить смету, что невозможно сделать в связи с отсутствием доступа в квартиру.

Разрешая спор, суд, установив, что виновные действия со стороны ответчика в неисполнении обязанности по осуществлению в квартире ремонта отсутствуют, остальные обязанности, предусмотренные договором пожизненной ренты, ответчиком исполняются своевременно и в полном объеме, пришел к выводу, что оснований для расторжения договора пожизненной ренты нет.

Данный вывод суда отвечает положениям ст. ст. 450, 452, 593, 594, 596 - 599 ГК РФ, подтверждается доказательствами, представленными при разрешении спора, которым судом дана полная и всесторонняя оценка в соответствии со ст. 67 ГПК РФ.

Поскольку требование о компенсации морального вреда является производным от основного требования о расторжении договора пожизненной ренты, то судом обоснованно указано на отсутствие оснований для его удовлетворения.

Довод кассационного представления о том, что С. длительное время уклоняется от обязанности произвести в квартире ремонт, тем самым им существенно нарушены условия договора пожизненной ренты, что является основанием для его расторжения, не может быть принят во внимание и положен в основу отмены решения суда, поскольку по существу сводится к повторению изложенной районным прокурором и Ц. позиции, которая была предметом исследования и оценки суда первой инстанции, и выражению несогласия с произведенной судом оценкой обстоятельств дела.

Основания, при наличии которых по требованию рентополучателя договор пожизненной ренты может быть расторгнут в судебном порядке, предусмотрены ст. 599 ГК РФ. В соответствии с п. 1 указанной статьи в случае существенного нарушения договора пожизненной ренты плательщиком ренты получатель ренты вправе требовать от плательщика ренты выкупа ренты на условиях, предусмотренных статьей 594 настоящего Кодекса, либо расторжения договора и возмещения убытков.

Согласно п. 2 ст. 450 ГК РФ существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В соответствии со ст. 593 ГК, применяя аналогию закона, к существенным нарушениям условий договора можно отнести случаи, когда плательщик ренты просрочил ее выплату более чем на один год, если иное не предусмотрено договором постоянной ренты, плательщик ренты нарушил свои обязательства по обеспечению выплаты ренты (статья 587), плательщик ренты признан неплатежеспособным либо возникли иные обстоятельства, очевидно свидетельствующие, что рента не будет выплачиваться им в размере и в сроки, которые установлены договором, что недвижимое имущество, переданное под выплату ренты, поступило в общую собственность или разделено между несколькими лицами, и в других случаях, предусмотренных договором.

Так, представленные стороной истца доказательства, не подтверждают причинения Ц. ответчиком ущерба, выражающегося в неполучении доходов согласно условиям договора пожизненной ренты или неуплаты ренты в срок, предусмотренный договором.

То обстоятельство, что С. не был осуществлен ремонт квартиры, не может служить основанием для вывода о его уклонении от исполнения условий договора, поскольку представленные по делу доказательства, в том числе акты от 14.04.2009 года и 15.04.2009 года, пояснения Ц., подтверждают, что с момента протечки ответчик не имел доступа в принадлежащую ему квартиру, тем самым был лишен возможности осуществить необходимый ремонт квартиры.

Таким образом, по мнению судебной коллегии, суд в своем решении оценил достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности и пришел к обоснованному выводу, что С. не допущено существенных нарушений условий договора пожизненной ренты. Оснований для иной оценки доказательств, представленных при разрешении спора судебная коллегия не усматривает.

Удовлетворяя требование районного прокурора об обязании ответчика произвести за свой счет ремонт квартиры, суд исходил из тех обстоятельств, что С. не исчерпал все имеющиеся способы для того, чтобы попасть в квартиру, собственником которой он является, и произвести в ней ремонт.

Однако, обязывая С. произвести ремонт в квартире, суд не указал в каком объеме и в какой срок ответчику надлежит осуществить ремонт жилого помещения.

В решении суда указано лишь об обязанности С. в соответствии с условиями договора пожизненной ренты произвести ремонт квартиры.

Между тем при разрешении спора судом установлено, что между сторонами договора возник спор относительно объема необходимых ремонтных работ в квартире, что привело к затягиванию срока его проведения.

Отсутствие в решении суда указания на объем и срок работ, выполнение которых возложено на ответчика, может привести к невозможности исполнения судебного постановления.

При таких обстоятельствах решение суда в части обязания ответчика произвести за свой счет ремонт в квартире не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене.

Поскольку нарушения, допущенные судом первой инстанции, не могут быть исправлены судом кассационной инстанции, решение суда подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

При новом рассмотрении дела, суду надлежит учесть изложенное, определить в каком объеме и в какие сроки должен быть произведен ремонт квартиры и постановить решение, отвечающее требованиям законности и исполнимости.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 15 декабря 2009 года в части возложения на С. обязанности осуществить за свой счет ремонт жилого помещения, расположенного по адресу: <...>, отменить. Дело в указанной части направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

В остальной части решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь