Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Именем Российской Федерации

 

ПРИГОВОР

от 19 марта 2010 г. по делу N 2-4/2010

 

Судья Ленинградского областного суда Водянова О.И.

при секретарях К.Д., М.О.С.,

с участием:

государственного обвинителя: прокурора отдела Ленинградской областной прокуратуры Брюхова В.В.,

подсудимых А., М.А.,

защитников - адвокатов: Гаврилова В.Г., представившего удостоверение N 98 и ордер N 218907, Клишина П.В., представившего удостоверение N 940 и ордер N 204497,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

А., <...>, ранее судимого 18 декабря 2007 года Георгиевским городским судом Ставропольского края по п.п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, п.п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, п.п. "а, б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п.п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, по совокупности преступлений, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ, к 1 году 6 месяцам лишения свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ, условно с испытательным сроком на 2 года,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ,

М.А., <...>, ранее не судимого,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ,

 

установил:

 

А. и М.А. совершили убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, группой лиц по предварительному сговору.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

26 октября 2008 года в дневное время А. и М.А. вступили в преступный сговор, направленный на убийство С.А., и распределили между собой роли, согласно которым в период между 18 часами 30 минутами и 19 часами 13 минутами 26 октября 2008 года А. со своего мобильного телефона позвонил С.А., и под надуманным предлогом пригласил его к себе домой, а затем сообщил М.А. о том, что С.А. находится у него в квартире.

М.А., в рамках заранее достигнутой договоренности на убийство С.А., в период с 19 часов 30 минут до 20 часов 30 минут пришел в квартиру <...>.

В комнате указанной квартиры, где А. и С.А. распивали спиртные напитки, возник конфликт, в ходе которого М.А. и А. умышленно, с целью убийства, нанесли С.А. не менее 6 ударов неустановленным тупым твердым предметом по лицу, голове и телу; М.А. с расстояния около 5 см выстрелил в потерпевшего из заранее приисканного и имеющегося при нем охотничьего гладкоствольного ружья неустановленной марки и модели, заряженного патроном, снаряженным пулевым зарядом 16 калибра, а А. в прихожей квартиры нанес С.А. не менее 5 ударов ножом, из них 4 в область жизненно важного органа - шеи.

Своими совместными преступными действиями А. и М.А. причинили С.А. телесные повреждения, в том числе комбинированную травму, выражавшуюся огнестрельным сквозным пулевым ранением левой руки с последующим проникающим ранением грудной клетки с повреждением обоих легких, сердца, грудины, ребер, купола диафрагмы, множественные колото-резаные ранения передней поверхности шеи с повреждением щитовидной железы и левой общей сонной артерии, осложнившейся острой кровопотерей, от которой наступила смерть С.А. на месте происшествия.

Совершив убийство С.А., А. совместно с М.А., с целью сокрытия содеянного, на автомобиле ВАЗ-2108 номерной знак <...>, принадлежащем М.А., вывезли труп С.А. на автомобильный мост через р. Тигода автодороги "Зуево - Новая Ладога", расположенный возле д. Меневша Киришского района Ленинградской области, откуда сбросили в реку.

Подсудимый А. признал себя виновным частично в убийстве С.А., отрицал наличие предварительного сговора с М.А. и показал, что накануне происшествия С.А. велел ему убить М.А. из-за долга, в случае отказа высказал угрозы в его адрес и в адрес его семьи. На следующий день около 19 часов он отправил жену с ребенком к родственникам. Ему позвонил С.А. и сказал, что скоро придет. Он снарядил ружье патроном и поставил в углу в прихожей, подготовив его для самообороны, на тот случай, если С.А. захочет выполнить свои угрозы. Затем он пошел в магазин за продуктами, по возвращении взял из автомашины М.А. нож. У дома его уже ждал С.А. Они прошли в комнату, где распивали спиртное. Когда он сказал С.А., что не будет убивать М.А., они начали ругаться. В это время в квартиру вошел М.А. и встал в прихожей, у входа в комнату. С.А. начал требовать у М.А. деньги, встал со стула с ножом, сказал, что зарежет его. М.А. схватил ружье, а С.А. двинулся в сторону М.А. Когда С.А. замахнулся, М.А. выстрелил, затем направился к выходу, а С.А. продолжил двигаться в его сторону, но упал в прихожей. Он (А.) взял из рук С.А. нож и нанес им не более трех ударов в область шеи С.А. Поняв, что С.А. мертв, он и М.А. завернули труп в покрывало, отнесли в автомашину, отогнали ее от дома. Затем они вернулись в квартиру, замыли подъезд от следов крови, переоделись. Нож, ружье, одежду они также сложили в машину, поехали на мост, где все скинули в реку, после чего вернулись в поселок.

Подсудимый М.А. вину в предъявленном обвинении также признал частично и показал, что между ним и С.А. были длительные неприязненные отношения из-за того, что С.А. постоянно требовал от него деньги, угрожал ему, избивал. 26 октября 2008 года он дал свою машину А. Около 17 часов они созвонились, и А. сказал, что он может забрать машину в любое время. Примерно в 19 часов он пришел в квартиру А., дверь которой была не заперта. Когда зашел в комнату, увидел С.А., отступил на шаг к дверному проему. С.А. потребовал у него деньги, на что он ответил, что платить не будет. С.А. схватил нож, а он, защищаясь, взял ружье, которое увидел в углу в прихожей; о том, что ружье заряжено, не знал. При этом его правая рука была на курке, левой он держал дуло, направив его на С.А. Когда С.А. начал двигаться в его сторону, он случайно нажал на курок, после выстрела бросил ружье на пол. С.А. закричал и продолжил двигаться в его сторону. Выбегая в подъезд, он услышал, что сзади упал С.А. Когда развернулся, увидел, как А. ножом нанес С.А. несколько ударов в шею. В этот же вечер на его автомашине ВАЗ совместно с А. они вывезли труп С.А., ружье, одежду, нож и выбросили в реку, а также убрали следы крови в подъезде.

Виновность подсудимых подтверждается следующими исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, из протокола явки с повинной А., написанной им собственноручно, следует, что незадолго до происшествия С.А. принуждал его убить М.А., пригрозив, в случае отказа, убить А. и его семью. Он рассказал о происшедшем М.А., с которым они решили убить С.А. Он отправил жену с ребенком к дяде, вызвал С.А. М.А. пришел с ружьем, зашел в комнату и выстрелил в С.А., попав в руку и грудь. После этого С.А. встал, вытащил шило из кармана и погнался за М.А., затем упал. Тогда он (А.) ударил его ножом в шею, после чего С.А. погиб. Он и М.А. завернули С.А. в одеяло, положили в машину, отвезли и скинули с моста в реку. Они также убрали в квартире и подъезде кровь, переоделись, а затем вымыли машину; одежду и нож он выкинул в реку. (т. 1 л.д. 214 - 216)

В ходе допроса в качестве подозреваемого А. полностью подтвердил собственноручно написанную явку с повинной, полностью признал свою вину, в содеянном раскаивался, в остальном отказался от показаний, воспользовавшись правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ. (т. 1 л.д. 224 - 226)

Согласно протоколу явки с повинной М.А., написанной им собственноручно, С.А. угрожал ему и его семье физической расправой. 26 октября 2008 года около 20 часов он пришел к А. с ружьем. Он прошел в комнату, где находились А. и С.А., направил ружье на С.А., сказал, что тот мешает жить всему поселку. После этого он выстрелил в С.А. С.А. встал и бегом направился в его сторону, затем упал. А. нанес ему ножом два удара в шею. После этого они завернули С.А. в покрывало и положили в его автомашину ВАЗ-21081, вывезли на Меневшинский мост и вместе с А. скинули тело С.А. в воду. Одежду, в которой совершили преступление, а также нож вместе с ружьем выкинули с моста. (т. 1 л.д. 160 - 162)

Из оглашенных в судебном заседании показаний свидетеля М.О.В. установлено, что 10 ноября 2008 года он входил в состав оперативной группы водолазов-спасателей СЗРПСО МЧС РФ, выехавшей в Киришский район на проведение поисковых мероприятий трупа и оружия на акватории реки Тигода в районе автомобильного моста автодороги "Зуево - Новая Ладога". В ходе поиска, около моста, по ходу движения в Зуево, на середине реки ими был обнаружен труп мужчины, который был извлечен из воды и перемещен на берег. У трупа были видны повреждения руки и в области груди. (т. 2 л.д. 54 - 56)

Изложенные показания свидетеля М.О.В. объективно подтверждаются протоколом осмотра места происшествия, согласно которому 10 ноября 2008 года на левом берегу р. Тигода в 30 м от автодороги Зуево - Новая Ладога в районе моста через р. Тигода Киришского района Ленинградской области осмотрен труп неизвестного мужчины 35 - 40 лет, на левой боковой поверхности шеи которого неправильная веретенообразная рана размерами около 5 см х 3 см, в дне которой мягкие ткани шеи; в области тыла левой кисти обширная рана с обнажением костей и мягких тканей. (т. 1 л.д. 137 - 144).

Из протокола предъявления трупа для опознания усматривается, что потерпевшая Т. в предъявленном ей трупе мужчины, обнаруженном 10 ноября 2008 года в реке Тигода Киришского района, опознала своего сына С.А., <...> года рождения. (т. 1 л.д. 156 - 159)

Как следует из заключений судебно-медицинских экспертов N 16/К, N 243/К-доп, N 392/К-доп., N 76/К-доп., смерть С.А. наступила от комбинированной травмы, выражавшейся сочетанным огнестрельным сквозным пулевым ранением левой руки с последующим проникающим ранением грудной клетки с повреждением обоих легких, сердца, грудины, ребер, купола диафрагмы, множественных колото-резаных ранений передней поверхности шеи с повреждением щитовидной железы и левой общей сонной артерии, осложнившейся развитием острой кровопотери.

Сквозное повреждение на предплечье и кисти сформировано при прохождении компактного огнестрельного снаряда; входные раны передней поверхности грудной клетки образовались от воздействия фрагментов пули, возникших при ее разрушении во время прохождения через преграду, которой являлась левая рука (предплечье и кисть), находившаяся между передней поверхностью грудной клетки и дульным срезом оружия. Один из фрагментов пули образовал сквозное ранение шеи.

На передней и левой боковой поверхности шеи также выявлены колото-резаные раны, по ходу раневых каналов которых имеется повреждение щитовидной железы и левой общей сонной артерии, которые причинены плоским колюще-режущим предметом, например, клинком ножа; резаная рана первого пальца правой кисти, образованная от касательного воздействия предметом, который имел режущую кромку.

Огнестрельное повреждение левой руки и грудной клетки и колото-резаные раны шеи сопровождались повреждением крупных кровеносных сосудов и внутренних органов, что несет на себе признак опасности для жизни как каждого по отдельности повреждения, так и в совокупности, следовательно, эти повреждения по этому признаку оцениваются как тяжкий вред, причиненный здоровью человека.

Также при исследовании трупа С.А. выявлены: две ушибленные раны теменной области головы, кровоподтек спинки носа, перелом костей носа, кровоизлияния в мягкие ткани левой лопаточной области, кровоизлияние в мягкие ткани поясничной области и груди, образовавшиеся не менее чем от шести травматических ударных воздействий.

Две ушибленные раны теменной области волосистой части головы образовались от воздействия тупого твердого предмета (предметов) в следообразующей части которого (которых) имелось линейное ребро. Перелом костей носа и кровоизлияния в области спинки, кровоизлияние в мягкие ткани груди и поясничной области были причинены по механизму тупой травмы от воздействия тупых твердых предметов с ограниченной контактирующей поверхностью.

Кроме того, на трупе также обнаружены резаная рана шеи, которая образовалась от воздействия предмета, имеющего режущую кромку (лезвие и/или острие), и две ушибленные раны надбровных областей, причиненные посмертно.

(т. 3, л.д. 13 - 37, 88 - 103, 112 - 126)

Допрошенные в судебном заседании судебно-медицинские эксперты Б.И. и В.В. подтвердили свои заключения и дали необходимые пояснения.

Согласно оглашенным в судебном заседании показаниям потерпевшей Т., ее сын С.А. проживал совместно с М.И., работал в д. Кусино, общался с М.А. (т. 1 л.д. 150 - 152, 153 - 154)

Из оглашенных показаний свидетеля М.И. следует, что она живет в д. Кусино Киришского района, с 2003 года - в гражданском браке с С.А.

26 октября 2008 года около 18 часов 40 минут С.А. на мобильный телефон поступил звонок. Со слов С.А. она поняла, что звонил А. После этого С.А. около 19 часов вышел из дома, и уехал на велосипеде, больше домой не вернулся. 27 октября 2008 года, в подъезде дома, где проживают А., она увидела велосипед, на котором уехал С.А. Через несколько дней в разговоре А. подтвердил, что 26.10.2008 года С.А. был у него в квартире. (т. 2, л.д. 22 - 25, 26 - 29)

Свидетель Р., проживавший в октябре 2008 года в доме С.А., подтвердил, что вечером 26 октября 2008 года С.А. кто-то позвонил, после разговора по телефону, он оделся и уехал на велосипеде. Больше С.А. домой не возвращался.

Свидетель И., согласно его оглашенным в суде показаниям, подтвердил обстоятельства исчезновения С.А., которые ему стали известны со слов М.И., а также пояснил, что в один из дней ноября 2008 года он и Л.Д.Г. проезжали на автомобиле по дороге вдоль реки Тигода, и возле колонки видели, как М.А. и А. мыли салон автомашины М.А. (т. 2, л.д. 57 - 60)

Это обстоятельство находит свое подтверждение в оглашенных показаниях свидетеля Л.Д.Г. (т. 2, л.д. 60 - 63) и согласуется с протоколом осмотра автомашины ВАЗ-2108 государственные регистрационные знаки <...> от 10 ноября 2008 года, в котором отражено, что обшивка на сиденьях и на полу салона сильно увлажнена. (т. 1 л.д. 132 - 136)

Показания свидетеля М.И. о том, что 26.10.2008 года С.А. звонил А., подтверждаются сведениями оператора сотовой связи "ВымпелКом", согласно которым 26 октября 2008 года в 18 часов 35 минут с мобильного телефона А. <...> был произведен исходящий вызов на мобильный телефон С.А. <...>. (т. 4 л.д. 13 - 38)

Свидетель Г. показала, что 26 октября 2008 года около 20.30 она выходила из своей квартиры на первом этаже дома <...> и увидела, как с площадки второго этажа лилась вода, в подъезде стоял сильный запах крови, пол был мокрым. Со второго этажа по лестнице спускался М.А. На ее вопрос: "Что в подъезде творится?", он ответил: "Вы ничего не видели и ничего не знаете".

Из показаний свидетеля С.Ж., проживающей в квартире <...> вышеуказанного дома, следует, что 26 октября 2008 года около 21 часа она услышала, как к дому подъехала машина. Она посмотрела в окно и увидела, как люди что-то вынесли и положили в машину, закрыли дверь. Через некоторое время, намереваясь выйти в подъезд, она открыла дверь и увидела пятна крови на лестнице, похожие на следы волочения. Она закрыла дверь, посмотрела в дверной глазок и увидела, как А. и М.А. замывали кровь на лестничной площадке. Затем она пошла к соседке К.О. в квартиру <...>.

Свидетель К.О. подтвердила, что вечером 26.10.2008 года к ней приходила С.Ж., со слов которой ей стало известно, что А. и М.А. что-то выносили из подъезда, а потом замывали в подъезде пятна крови. К.О. также показала, что впоследствии она сама видела замытые пятна в подъезде.

Помимо изложенного, показания свидетеля С.Ж. подтверждаются протоколом следственного эксперимента от 28.10.2009 года, согласно которому, при наблюдении в дверной глазок из квартиры <...>, где проживает С.Ж., видны лестничный марш, лестничная площадка; из окон кухни и комнаты квартиры видна территория около входа в подъезд дома. (т. 2 л.д. 253 - 267)

В ходе дополнительного осмотра места происшествия 10 ноября 2008 года - квартиры <...> - были обнаружены и изъяты смывы с многочисленных пятен бурого цвета, похожих на кровь, расположенных на стене лестничного пролета между 1 и 2 этажами, площадке этажа возле кв. <...>, на поверхностях стен, дверей, дверных проемов квартиры <...>, а также фрагменты обоев. (т. 1 л.д. 99 - 131)

Из Киришского РСМО морга МУЗ Киришской ЦРБ была произведена выемка одежды С.А. (т. 4 л.д. 101 - 105), а также объекты, обнаруженные при судебно-медицинском исследовании в ранах трупа С.А. и по ходу раневых каналов (т. 4 л.д. 108 - 112).

По заключению судебно-медицинских экспертов N 888, на марлевых тампонах со смывами с правой стены и передней стены от входа в комнату <...>, с деревянных перил на лестничной площадке, со стены у квартиры на лестничной площадке, с порога со стороны квартиры при входе, на фрагментах обоев, а также на тельняшке С.А. обнаружена кровь человека, которая могла произойти от погибшего С.А. с вероятностью 85%. От обвиняемых М.А. и А. происхождение найденной крови исключается. (т. 3 л.д. 151 - 167, т. 4 л.д. 41 - 50)

Согласно заключению судебно-медицинских экспертов N 16К (т. 3 л.д. 13 - 34), смерть С.А. последовала в период более чем за трое суток и менее чем за 21 сутки от момента обнаружения трупа 10 ноября 2008 года, то есть в период с 21 октября 2008 года по 7 ноября 2008 года, что согласуется с показаниями подсудимых, свидетелей С.Ж., Г., К.О. о времени совершения преступления 26 октября 2008 года.

Согласно заключению эксперта-баллиста N 7949/06-1, представленные пять фрагментов металла и предмет из полимерного материала, изъятые в Киришском РСМО, являются частями одноэлементного снаряда к гладкоствольному охотничьему огнестрельному оружию (охотничьему ружью) - свинцовой охотничьей пули стреловидного (стрелочного) типа модели "Вятка" 16-го калибра отечественного производства, изготовленной заводским способом в г. Кирове, и предназначенной для снаряжения патронов гладкоствольного охотничьего огнестрельного оружия соответствующего калибра.

Охотничья пуля модели "Вятка" 16-го калибра, фрагменты головной части и хвостовик-стабилизатор которой представлены на исследование, входили в состав патрона для гладкоствольного охотничьего огнестрельного оружия (охотничьих ружей), вероятно, 16-го калибра и была выстрелена из гладкоствольного огнестрельного оружия либо стреляющего устройства, вероятно под указанный патрон, после чего имела контакт с твердой преградой с последующей фрагментацией (разделением) на головную часть и хвостовик и деформацией (фрагментацией) головной части на отдельные фрагменты. (т. 3 л.д. 136 - 140)

По результатам проведенного экспертного медико-криминалистического исследования, на рукаве куртки и тельняшки, на передней поверхности тельняшки С.А. имеются входные огнестрельные повреждения; на фрагменте обоев с левой от входа в квартиру стены прихожей обнаружены брызги крови, следы от которых сформированы в результате взаимодействия малых порционных количеств крови со следовоспринимающей поверхностью. (т. 3 л.д. 181 - 196)

Указанные заключения согласуются с выводами судебно-медицинских экспертов об образовании ран передней поверхности грудной клетки С.А. от воздействия фрагментов пули, возникших при ее разрушении во время прохождения через преграду, которой являлась левая рука, находившаяся между передней поверхностью грудной клетки и дульным срезом оружия, то есть, о механизме образования огнестрельных ранений С.А.

Показания подсудимого А. о нанесении им С.А. не более трех ударов ножом, опровергаются результатами судебно-медицинских и медико-криминалистических исследований.

Так, дополнительным заключением судебно-медицинских экспертов N 76/К доп., полученным в ходе судебного разбирательства, было уточнено количество прижизненных повреждений головы, шеи, передней поверхности груди, рук и спины, установленных при исследовании трупа С.А. В общей совокупности при сложении эти повреждения составили 21, в том числе: входная и выходная раны одного сквозного огнестрельного ранения фрагментами снаряда левой половины шеи (раны N 2 и 3 на схеме-таблице к заключению), слепое колото-резаное ранение левой половины шеи (рана N 2), две колото-резаные раны передней и левой боковой поверхности шеи с повреждением левой доли щитовидной железы и левой сонной общей артерии (раны N 4 и 5), слепые ранения (пять) фрагментами пули в области передней поверхности грудной клетки (раны N 6, 7, 8, 9, 10), резаная рана первого пальца правой кисти (рана N 14).

При этом было установлено совмещение раневых каналов. Рана левой половины шеи (N 2) является началом двух раздельных раневых каналов: слепого колото-резаного ранения и сквозного огнестрельного ранения, оканчивающегося раной N 3.

В результате экспертных медико-криминалистических исследований было установлено, что на кожном лоскуте шеи и груди обнаружены одна резаная рана (N 11), две колото-резаные раны (N 4 и 5), входные огнестрельные раны (N 2, 6, 7, 8, 9, 10); на кожном лоскуте задне-боковой поверхности шеи обнаружено выходное огнестрельное повреждение (N 3) (т. 3 л.д. 52 - 69). Также установлено, что повреждения на правой поле куртки С.А. являются колото-резаными, причинены плоским колюще-режущим предметом, например - клинком ножа (т. 3 л.д. 181 - 196).

Вышеизложенные выводы экспертов о количестве прижизненных колото-резаных и резаных повреждений, обнаруженных на трупе С.А., с учетом наличия посмертной резаной раны шеи (N 11), указывают на то, что С.А. было причинено 5 резаных и колото-резаных ранений, в том числе 4 ранения передней и левой боковой поверхности шеи и 1 ранение первого пальца правой кисти, и позволяют суду прийти к выводу, что А. нанес С.А. не менее 5 ударов ножом, из них 4 - в область жизненно важного органа - шеи.

Суд признает недостоверными показания подсудимых А. и М.А. о том, что они не наносили множественных ударов тупым твердым предметом по голове и телу С.А., поскольку они опровергаются объективными данными судебно-медицинских экспертных исследований.

Согласно заключениям экспертов, при исследовании трупа С.А. выявлены: две ушибленные раны теменной области головы, кровоподтек спинки носа, перелом костей носа, кровоизлияния в мягкие ткани левой лопаточной области, кровоизлияние в мягкие ткани поясничной области и груди, которые образовались по механизму тупой травмы, не менее чем от шести травматических ударных воздействий тупых твердых предметов с ограниченной контактирующей поверхностью.

При этом, повреждений, характерных для образования при падении с высоты собственного роста, в том числе и с предшествующим ускорением, на трупе С.А. не выявлено. (т. 3, л.д. 13 - 37, 88 - 103, 112 - 126)

Доводы А. и М.А. о возможном причинении указанных повреждений в результате перемещения ими трупа С.А. и ударения его о ступени лестничного пролета, суд отвергает, потому что экспертами достоверно установлен прижизненный характер образования этих повреждений (т. 3 л.д. 27), тогда как одно из причиненных А. колото-резаных повреждений - резаная рана шеи С.А. - является посмертной.

Принимая во внимание изложенные выводы экспертов, с учетом установленного экспертами времени причинения этих повреждений (в течение единиц минут до наступления смерти С.А.), суд приходит к убеждению, что повреждения, образованные по механизму тупой травмы, как и другие повреждения, были причинены А. и М.А. умышленно, с целью убийства С.А.

Показания подсудимых об отсутствии между ними предварительного сговора на убийство С.А. опровергаются приведенными выше доказательствами, которые согласуются между собой, а также с явками с повинной А. и М.А., соответствующими ст. 142 УПК РФ.

Судом были проверены заявления подсудимого А. о психологическом воздействии на него оперативных работников при получении явки с повинной, и подсудимого М.А. о психологическом и физическом воздействии на него оперативных работников при получении явки с повинной.

Эти заявления подсудимых не нашли своего подтверждения.

Так, из показаний свидетеля Д.В., оперативного сотрудника Киришского ОВД, следует, что сведения о том, что С.А. убит, и каковы обстоятельства его убийства, ему стали известны только из явки с повинной А., которую тот в его присутствии добровольно и без какого-либо давления на него собственноручно изложил в протоколе. Как пояснил Д.В., до явки с повинной А. оперативным сотрудникам было известно лишь то, что 26 октября 2008 года А. позвонил С.А., после чего тот уехал из дома на велосипеде и не вернулся.

Согласно оглашенным в судебном заседании показаниям свидетеля П.Е., оперативного сотрудника Киришского ОВД, 5 ноября 2008 года ею был оформлен протокол явки с повинной М.А., в котором М.А. собственноручно указал об обстоятельствах совершенного им и А. 26.10.2008 г. убийства С.А. Протокол был заполнен М.А. добровольно, какого-либо давления на него не оказывалось. (т. 2 л.д. 143 - 145)

Судом установлено, что на момент доставления А. и М.А. в ОВД Киришского района до дачи ими явок с повинной, органы следствия не располагали данными об обстоятельствах, мотивах, участниках преступления и роли каждого в его совершении, а труп С.А. еще не был обнаружен.

Как показал в суде свидетель П.А., в ходе допросов А. и М.А. 06.11.2008 г. ни подозреваемые, ни их защитники не заявляли о применении к А. и М.А. недозволенных методов ведения следствия.

Из заключения эксперта N 915 от 14.11.2008 г. следует, что у А. каких-либо повреждений не обнаружено. (т. 3 л.д. 243 - 244)

Из заключения эксперта N 916 от 14.11.2008 г. следует, что у М.А. обнаружен полосовидный дугообразный рубец на внутренней поверхности нижней трети левой голени. Как пояснил М.А. при обследовании, три месяца назад он повредил нижнюю часть левой голени осколком разбившейся бутылки, за медицинской помощью не обращался. (т. 3 л.д. 255 - 256)

Указанные заключения экспертов суд также признает достоверными, поскольку их обоснованность и компетенция экспертов не вызывают у суда сомнений.

Кроме того, из протокола осмотра места происшествия - квартиры <...> от 5 ноября 2008 года следует, что участвующий в следственном действии А. в присутствии понятых Н. и С.И. заявил о совершении им совместно и по предварительному сговору с М.А. убийства С.А. в данной квартире 26 октября 2008 года. (т. 1 л.д. 81 - 98)

Эти обстоятельства были подтверждены в судебном заседании свидетелями Н. и С.И.

Оснований не доверять показаниям указанных свидетелей у суда не имеется, причин для оговора А. и М.А. судом не установлено.

Из протоколов явок с повинной усматривается, что А. и М.А. собственноручно изложили сведения о мотиве, способе и орудиях убийства С.А., механизме и локализации причиненных ему телесных повреждений, месте нахождения трупа и способе сокрытия следов преступления, которые до этого не были известны органам следствия.

Впоследствии все эти сведения были подтверждены протоколами осмотров места происшествия, показаниями свидетелей, в том числе об обнаружении трупа С.А. в указанном подсудимыми месте реки Тигода, а также результатами экспертных исследований.

На основании изложенного, суд признает явки с повинной А. и М.А. допустимыми и достоверными доказательствами.

Свидетели М.Т., М.В., показали, что между М.А. и С.А. сложились длительные неприязненные отношения, связанные с тем, что С.А. неоднократно применял насилие к М.А. - в июле 2008 года наносил удары бейсбольной битой по голове, пристегивал наручниками к шлагбауму, а также вымогал деньги.

Указанные обстоятельства подтвердили в судебном заседании свидетели М.Э., В.Я., Ф.Н., Ф.А.

Свидетель Р. показал, что в 2008 году С.А. в его присутствии обещал сжечь автомашину М.А., если тот не вернет долг.

Таким образом, показания подсудимых А. и М.А. о применении С.А. насилия к М.А. и угрозах применения насилия к А. не опровергнуты, подтверждаются показаниями указанных свидетелей, а также оглашенными показаниями свидетелей Л.Д.С. (т. 2, л.д. 126 - 128), Д.Р. (т. 2, л.д. 129 - 132).

На основании изложенного, суд приходит к выводу, что подобное поведение потерпевшего С.А. по отношению к А. и М.А. носило противоправный характер, повлекло развитие личных неприязненных отношений и явилось поводом к совершению преступления.

Оценивая показания А. и М.А., данные ими в период предварительного следствия, а также в судебном заседании, суд признает их достоверными в той части, в которой они подтверждаются другими изложенными доказательствами, в том числе протоколами их явок с повинной, показаниями свидетелей, заключениями экспертов. При этом суд учитывает, что в ходе предварительного следствия по делу А. и М.А. неоднократно изменяли показания, убедительных доводов изменения показаний в судебном заседании не привели.

Так, при допросе в качестве обвиняемого 21.07.2009 г. и в суде А. показывал, что ружье принадлежало ему, он поставил ружье в коридоре квартиры перед разговором с С.А. (т. 2 л.д. 167 - 180) Однако, данное обстоятельство опровергается вышеизложенными доказательствами, в том числе протоколами явок с повинной А. и М.А.

Обвиняемый А. 21.07.2009 г. пояснил, что М.А., произведя в С.А. выстрел, убежал из квартиры, а он (А.) вывозил труп С.А. и убирал следы крови в подъезде один, без помощи М.А. (т. 2 л.д. 167 - 180) Эти показания опровергаются показаниями свидетелей С.Ж., Г. о том, что они видели в подъезде дома А. и М.А., принимавших меры к сокрытию следов преступления.

Будучи допрошенным в качестве обвиняемого 14.11.2008 г., М.А. показал, что за день до убийства ему неоднократно на мобильный телефон звонил С.А., а также прислал СМС-сообщение угрожающего содержания. (т. 2 л.д. 203 - 216)

Данные показания М.А. опровергаются сведениями, предоставленными оператором сотовой связи "ВымпелКом", согласно которым с мобильного телефона С.А. <...> на мобильный телефон М.А. <...> в течение 25 и 26 октября 2008 года исходящих вызовов и СМС-сообщений не производилось. (т. 4 л.д. 13 - 38)

Также, согласно указанным сведениям, с мобильного телефона М.А. <...> на мобильный телефон А. <...> исходящий вызов был произведен 26 октября 2008 года в 19 часов 33 минуты, то есть в тот момент, когда в квартиру А. пришел потерпевший С.А. (т. 4 л.д. 13 - 38)

Других соединений по указанным телефонам 26 октября 2008 года до 23 часов 22 минут не было, что опровергает показания подсудимых в судебном заседании о том, что М.А. звонил А. около 17 часов 26 октября 2008 года, то есть до прихода к нему С.А., с целью забрать свою автомашину.

В ходе допроса в качестве обвиняемого 14.11.2008 г. М.А. признавал, что ружье, из которого был произведен выстрел в С.А., принадлежало ему, он заранее принес его в квартиру А. и выставил в коридоре. (т. 2 л.д. 203 - 216)

Впоследствии, при допросе в качестве обвиняемого 30.04.2009 г. М.А. сообщил, что ружье принадлежало А., и он не оставлял его заранее в квартире, а взял из угла прихожей после того, как С.А. ножом стал угрожать ему. М.А. также пояснил, что на курок нажал случайно, в сокрытии трупа и следов преступления не участвовал. (т. 2 л.д. 220 - 224)

Эти показания М.А. подтвердил при проверке их на месте преступления. (т. 2 л.д. 248 - 252)

В судебном заседании М.В. также показал, что его действия носили спонтанный характер, выстрел произошел для него неожиданно. Вместе с тем, он не отрицал факта совместного с А. принятия мер к сокрытию трупа и следов преступления.

Показания подсудимых о нападении С.А. с ножом на М.А. опровергаются явками с повинной, в которых они детально указывали, что С.А. сидел на стуле, когда в квартиру с ружьем пришел М.А. После произведенного в него М.А. выстрела, С.А. встал со стула и направился в сторону М.А., но затем упал в прихожей, после чего А. нанес ему удары ножом.

Помимо этого, суд также учитывает, что у С.А. были обнаружены характерные для самообороны повреждения (резаная рана пальца правой кисти и сквозное ранение левой руки), что подтверждается заключением судебно-медицинских экспертов. (т. 3 л.д. 33)

Показания подсудимых о неосторожно произведенном М.А. выстреле, а также доводы о том, что А. не участвовал в лишении жизни С.А., противоречат изложенным доказательствам.

Вывод экспертов, согласно которому, выстрел производился с расстояния около 5 см от первично поврежденной части тела (левой руки) до дульного среза ствола, при этом левая кисть С.А. располагалась между передней поверхностью грудной клетки и дульным срезом оружия (т. 3 л.д. 32), подтверждает тот факт, что выстрел был произведен М.А. с близкого расстояния, при этом был направлен в область жизненно важных органов человека, следовательно, М.А. действовал умышленно, с целью лишения жизни С.А.

Оценивая приведенные доказательства в их совокупности, суд находит их относимыми, допустимыми и достоверными, а в целом, достаточными для разрешения дела.

Действия А. и М.А. суд квалифицирует по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Мотивом совершения указанного преступления явились длительные неприязненные отношения между А. и М.А. с одной стороны и потерпевшим С.А. - с другой.

О направленности умысла подсудимых, помимо избранных ими способа и орудия преступления, свидетельствуют количество, характер, и локализация телесных повреждений, причиненных ими потерпевшему С.А., а также их поведение после совершения преступления.

Как установлено судом, кроме нанесения А. и М.А. не менее 6 ударов неустановленным тупым твердым предметом по лицу, голове и телу С.А., М.А. произвел выстрел из огнестрельного оружия с близкого расстояния в область жизненно важных органов потерпевшего - груди, а А. нанес не менее пяти ударов ножом, в том числе в область жизненно важных органов - шею, в то время, когда потерпевший, получив огнестрельное ранение руки и груди, лежал на полу.

Таким образом, конкретные, свидетельствующие о четко поставленной цели действия подсудимых указывают на то, что А. и М.А. осознавали общественную опасность своих действий, предвидели возможность наступления смерти потерпевшего, желали этого и добились желаемого - смерти С.А. на месте происшествия, после чего приняли меры к сокрытию трупа и следов преступления.

Учитывая изложенное, суд приходит к убеждению, что А. и М.А. не находились в состоянии необходимой обороны, действовали с прямым умыслом на лишение жизни С.А., а доводы М.А. о причинении им смерти С.А. по неосторожности являются несостоятельными.

О предварительной договоренности подсудимых, которая состоялась до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни С.А., свидетельствуют обстоятельства, указывающие на подготовку к совершению преступления: приискание орудий преступления - ружья и ножа, распределение ролей, согласно которым А. должен был пригласить потерпевшего С.А. под надуманным предлогом к себе домой, предварительно отправив жену с ребенком к родственникам, о чем сообщить М.А.; совместные и согласованные действия подсудимых, указывающие на непосредственное участие каждого в процессе лишения жизни потерпевшего, а также в сокрытии трупа и следов преступления.

Суд исключает из обвинения обоих подсудимых четыре удара ножом, нанесенных А. С.А., в связи с отказом государственного обвинителя в этой части от обвинения.

А. и М.А. признаются судом вменяемыми на основании заключений экспертов - психиатров и психологов, материалов дела, обстоятельств совершенного ими преступления.

Так, по заключению комиссии экспертов N 541/3543, А. хроническим, временным психическим расстройством, слабоумием либо иным болезненным состоянием психики не страдает. Данных за наличие у него в период инкриминируемых ему действий хронического, временного психического расстройства, слабоумия, либо иного болезненного состояния психики, лишающих его способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, а также правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, давать по ним показания, не имеется. При клиническом обследовании выявляются личностные особенности (эмоциональная неустойчивость, демонстративность), не достигающие степени расстройства личности и не лишающие А. в настоящее время способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, а также правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, давать по ним показания, осуществлять самостоятельное право на защиту, участвовать в судебно-следственных действиях, быть стороной процесса. (т. 3 л.д. 208 - 214).

Согласно заключению комиссии экспертов N 527/3477, М.А. также хроническим, временным психическим расстройством, слабоумием либо иным болезненным состоянием психики не страдает. Данных за наличие у него в период инкриминируемых ему действий хронического, временного психического расстройства, слабоумия, либо иного болезненного состояния психики, лишающих его способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, а также правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, давать по ним показания, не имеется. При клиническом обследовании выявляются личностные особенности (эгоцентричность, высокомерность), не достигающие степени расстройства личности и не лишающие М.А. в настоящее время способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, а также правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, давать по ним показания, осуществлять самостоятельное право на защиту, участвовать в судебно-следственных действиях, быть стороной процесса. (т. 3, л.д. 224 - 232).

Указанные заключения комиссий экспертов являются аргументированными, соответствуют материалам дела, оснований для сомнений в компетентности проводивших обследование экспертов у суда не имеется.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления, данные о личности виновных, в том числе обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденных и условия жизни их семей.

А. положительно характеризуется по месту жительства, имеет малолетнего ребенка, что суд признает обстоятельством, смягчающим наказание в соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 61 УК РФ.

А. был осужден 18 декабря 2007 года приговором Георгиевского городского суда Ставропольского края по п.п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, п.п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, п.п. "а, б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п.п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, по совокупности преступлений, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ, к 1 году 6 месяцам лишения свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ, условно с испытательным сроком на 2 года.

Учитывая, что условно осужденный А. в течение испытательного срока совершил особо тяжкое преступление, суд, в соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ, отменяет условное осуждение и назначает ему наказание по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ.

М.А. ранее не судим, положительно характеризуется по месту жительства и работы, на момент совершения преступления работал, оказывал материальную помощь семье, в которой отец, М.В., является инвалидом 2 группы, сестра, М.З., ребенком-инвалидом.

Суд также признает смягчающими наказание А. и М.А. обстоятельствами, противоправность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления, в соответствии с п. "з" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и явки с повинной, в соответствии с п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, в связи с чем при назначении им наказания учитывает требования ст. 62 УК РФ.

Отягчающих наказание виновных обстоятельств судом не установлено.

С учетом тяжести и общественной опасности совершенного деяния, которое относится к категории особо тяжких, суд приходит к убеждению, что каждому подсудимому должно быть назначено наказание только в условиях реального лишения свободы.

Оснований к применению положений ст. ст. 64 и 73 УК РФ суд не усматривает.

Вид исправительного учреждения суд определяет исходя из требований п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ - исправительную колонию строгого режима.

Решая вопрос о судьбе вещественных доказательств, суд руководствуется требованиями ч. 3 ст. 81 УПК РФ, принимает во внимание заявление М.А.

Учитывая, что автомобиль ВАЗ-2108 <...>, принадлежащий М.А., переданный на ответственное хранение М.Т., не использовался при реализации действий, образующих объективную сторону преступления, суд считает необходимым оставить автомобиль матери М.А. - М.Т.

Видеокассету с записью проверки показаний на месте в 1 опечатанном конверте следует хранить при деле; остальные вещественные доказательства, как не представляющие ценности, подлежат уничтожению по вступлении приговора в законную силу.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, суд

 

приговорил:

 

Признать А. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок десять лет.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменить условное осуждение по приговору Георгиевского городского суда Ставропольского края от 18 декабря 2007 года.

На основании ст. 70 УК РФ, к назначенному наказанию частично присоединить не отбытую часть наказания по приговору Георгиевского городского суда Ставропольского края от 18 декабря 2007 года в виде шести месяцев лишения свободы, назначив А. окончательное наказание по совокупности приговоров десять лет шесть месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения А. не изменять, оставить в виде заключения под стражу. Срок отбывания наказания исчислять с 19 марта 2010 года, в срок отбытия наказания зачесть время содержания под стражей с 6 ноября 2008 года по 18 марта 2010 года.

Признать М.А. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок десять лет, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения М.А. не изменять, оставить в виде заключения под стражу. Срок отбытия наказания исчислять с 19 марта 2010 года, в срок отбытия наказания зачесть время содержания под стражей с 6 ноября 2008 года по 18 марта 2010 года.

Вещественные доказательства по делу:

автомобиль ВАЗ-2108 номерной знак <...>, принадлежащий М.А., оставить М.Т.;

видеокассету в 1 опечатанном конверте хранить при деле;

остальные вещественные доказательства: фрагменты обоев, сколы краски, выпил фрагмента с наличника двери, фрагмент деревянного пола, плинтус, выпил деревянного пола, 19 смывов со стен, марлевые салфетки с образцами крови М.А. и А., 11 фрагментов металла, фрагмент полимерного материала, 11 фрагментов бумаги, тельняшку, куртку, брюки, трусы, носки, дубленку, джинсы, галоши - уничтожить.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Верховный Суд Российской Федерации в течение десяти суток со дня его провозглашения, а осужденными, содержащимися под стражей, в тот же срок, со дня вручения им копии приговора. В случае подачи кассационной жалобы, осужденные вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции, о чем заявить в тот же срок.

 

Председательствующий:

ВОДЯНОВА О.И.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь