Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 мая 2010 г. N 22-896/2010

 

Судья Волкова З.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего Плечиковой Н.Ф.

судей Водяновой О.И. и Степановой В.В.

при секретаре Я.

рассмотрела в судебном заседании от 13 мая 2010 года кассационную жалобу обвиняемого Ю. на постановление Выборгского городского суда Ленинградской области от 20 апреля 2010 года, которым обвиняемому

Ю., <...>, осужденному 30 ноября 2009 года Московским районным судом Санкт-Петербурга по ч. 2 ст. 330 УК РФ к 1 году лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении;

- избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Органами предварительного следствия Республики Узбекистан Ю. обвиняется в том, что он, работая оператором ЭВМ по бухгалтерскому учету Центрального ремонтно-механического завода ОАО "Алмалыкский ГМК", путем подделки официального документа и с использованием заведомо подложного документа, повторно и по предварительному сговору группой лиц совершил хищение путем присвоения вверенного и находящегося в его ведении чужого имущества в особо крупном размере.

27 июня 2007 года старшим следователем СО ОВД-1 МВД Республики Узбекистан объявлен розыск обвиняемого Ю., и в отношении него избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

30 мая 2009 года заместитель Генерального прокурора Республики Узбекистан обратился к заместителю Генерального прокурора РФ с запросом о выдаче Ю. для привлечения к уголовной ответственности.

19 апреля 2010 года заместитель Выборгского городского прокурора в соответствии со ст. 61 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам обратился в суд с ходатайством об избрании Ю. меры пресечения в виде заключения под стражу в целях обеспечения возможности его выдачи в Республику Узбекистан.

Судом данное ходатайство удовлетворено.

Заслушав доклад судьи Плечиковой Н.Ф., объяснения адвоката Кочерга О.И., поддержавшей кассационную жалобу Ю., мнение прокурора Федорова И.Г., полагавшего необходимым постановление оставить без изменения, судебная коллегия Ленинградского областного суда,

 

установила:

 

В кассационной жалобе обвиняемый Ю. выражает несогласие с постановлением суда, указывая, что мера пресечения ему избрана на неопределенный срок, что противоречит правилам ч. 1 и 3 ст. 467 УПК РФ, предусматривающим возможность освобождения лица по истечении 15 либо 30 суток со дня, установленного для передачи, в случае, если передаваемое лицо не будет принято иностранным государством. Во время рассмотрения ходатайства об избрании меры пресечения ему не был предоставлен переводчик, его ходатайство о предоставлении переводчика было отклонено. О том, что он был объявлен в розыск, не знал, имел временную регистрацию и разрешение на работу, от следственных органов не скрывался, отбывал наказание по приговору Московского районного суда г. Санкт-Петербурга.

Проверив материалы дела и, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия считает постановление суда законным и обоснованным.

Порядок принятия решения об избрании меры пресечения гражданину Узбекистана Ю., в отношении которого решается вопрос о выдаче Республике Узбекистан, определяется нормами УПК РФ с учетом положений Европейской конвенции о выдаче и Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.1993 г.

Судом с достаточной полнотой исследованы все представленные материалы дела и принято обоснованное решение об избрании в отношении Ю. меры пресечения в виде заключения под стражу.

Принятое решение судом мотивировано. В постановлении суда указано, что обстоятельств, исключающих выдачу Ю. Республике Узбекистан для осуществления уголовного преследования, не установлено; деяния, в совершении которых Ю. обвиняется следственными органами Узбекистана, подпадают под признаки преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 160, ч. 3 ст. 327 УК РФ, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет; Ю. был объявлен в международный розыск, более двух лет его местонахождение установить не удавалось, что свидетельствует о том, что Ю., находясь на свободе, может скрыться от органов следствия, что явится препятствием осуществлению уголовного преследования и выдаче Ю. Республике Узбекистан.

Согласно п. 1 ст. 8 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.1993 г. (с Протоколом к ней от 28.03.1997 г.) при исполнении поручения об оказании правовой помощи запрашиваемое государство применяет законодательство своей страны. Таким образом, применяется порядок, установленный Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, в частности ст. 466 УПК РФ и нормами главы 13 "Меры пресечения", действия которых как общих норм, распространяется на все стадии и формы уголовного судопроизводства, в том числе - на производство по запросам иностранных государств об оказании им по уголовным делам правовой помощи путем выдачи лиц для уголовного преследования. Указанная правовая позиция содержится и в Определении Конституционного Суда РФ от 04.04.2006 года, согласно которой положения ст. 466 УПК РФ не могут расцениваться как применение меры пресечения в виде заключения под стражу к лицу, в отношении которого решается вопрос о выдаче, вне предусмотренного уголовно-процессуальным законодательством порядка и сверх установленных им сроков, предусмотренных главой 13 "Меры пресечения", куда входит и ст. 109 УПК РФ.

Таким образом, срок содержания под стражей лица, подлежащего выдаче, не может превышать предельного срока, предусмотренного российским законодательством ст. 109 УПК РФ, в части 1 которой установлено, что содержание обвиняемого под стражей в стадии досудебного производства не может превышать двух месяцев.

Суд, при решении вопроса о мере пресечения лица, подлежащего выдаче, в соответствии с требованиями закона, руководствовался нормами, предусмотренными главой 13 УПК РФ "Меры пресечения", неуказание судом срока, на который обвиняемому избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, не свидетельствует о неопределенности этого срока и порядка применения данной меры и не влечет безусловную отмену постановления.

Ссылка в жалобе на ч. 1 и ч. 3 ст. 467 УПК РФ, несостоятельна. В данной статье детализирован порядок передачи выдаваемого лица, предусмотрены условия переноса сроков передачи и основания освобождения лица по истечении 15 либо 30 суток со дня, установленного для его передачи.

Довод жалобы о необоснованном отказе судом в удовлетворении ходатайства о вызове переводчика и нарушении требований ст. 18 УПК РФ, необоснован.

В соответствии со ст. 18 УПК РФ, ст. 47 УПК РФ уголовное судопроизводство ведется на русском языке. Участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, обеспечивается право пользования родным языком, а также помощью переводчика.

В своем Определении от 20 июня 2006 года Конституционный Суд РФ указал, что необходимость обеспечения обвиняемому права на пользование родным языком в условиях ведения судопроизводства на русском языке не исключает того, что законодатель вправе установить с учетом положений ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, такие условия и порядок реализации данного права, чтобы они не препятствовали разбирательству дела и решению задач правосудия в разумные сроки, а также защите прав и свобод других участников уголовного судопроизводства. Органы предварительного расследования, прокурор, суд своими мотивированными решениями вправе отклонить ходатайство об обеспечении тому или иному участнику судопроизводства помощи переводчика, если материалами дела будет подтверждаться, что такое ходатайство явилось результатом злоупотребления правом.

Как видно из материалов дела, протокола судебного заседания от 20 апреля 2010 года в судебном заседании было установлено, что Ю. является гражданином Узбекистана, узбек, его мать русская, отец - кореец, он сам родился в Узбекистане, русский язык изучал; на вопрос суда Ю. ответил, что в семье разговаривали на трех языках: русском, узбекском и корейском, также пояснил, что русским языком владеет. С 2003 года проживает в России, получил высшее образование в ВУЗе г. Москвы, в котором преподавание велось на русском языке, в судебном заседании, как следует из протокола, обвиняемый свободно разговаривал на русском языке, заявлял ходатайства, понимал участников процесса, которые понимали и его, был осужден в 2009 году районным судом г. Санкт-Петербурга, где в услугах переводчика не нуждался.

Гражданство иностранного государства не влечет за собой обязательное назначение переводчика, если лицо в достаточной мере владеет языком, на котором ведется судопроизводство.

Учитывая изложенные обстоятельства, суд 1 инстанции обоснованно рассмотрел ходатайство об избрании Ю. меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствие переводчика, правомерно признав, что Ю. в достаточной мере владеет русским языком.

Ссылки в жалобе на то, что от следствия он не скрывался, об объявлении розыска не знал, также являются несостоятельными.

С учетом указанных обстоятельств, отсутствия препятствий для выдачи Ю. по запросу Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан для привлечения его к уголовной ответственности за преступления, совершенные на территории Республики Узбекистан, суд по данному делу принял обоснованное решение по ходатайству прокурора об избрании Ю. меры пресечения в виде заключения под стражу, указав на отсутствие оснований для избрания иной меры пресечения.

Решение суда соответствует требованиям ст. ст. 99, 108, 464, ч. 1 ст. 466 УПК РФ, ст. 60 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.1993, которыми суд руководствовался при принятии этого решения.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену постановления, судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия Ленинградского областного суда

 

определила:

 

постановление Выборгского городского суда Ленинградской области от 20 апреля 2010 года об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу Ю. оставить без изменения, кассационную жалобу обвиняемого Ю. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь