Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 мая 2010 г. по делу N 33-1001/2010

 

СУДЬЯ: Ламонов А.В.

ДОКЛАДЧИК: Тельных Г.А.

13 мая 2010 года судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в составе: председательствующего: Киселева А.П.

судей: Тельных Г.А. и Москаленко Т.П.

при секретаре: Л.Ю.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Липецке дело по кассационной жалобе истца Г. на решение Усманского районного суда Липецкой области от 23 марта 2010 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Ф., Г., Н., Х., З., К., К.Т., К.Н., Ш., Т., П., Т.С., П.Т., К.Т.А., К.Л., Б., С., С.А., Б.Р., Б.И., А., Т.И., С.Н., З.Т., В.В., К.О., З.Л., К.Ю., Р., К.И., С.В., Ф.П. к администрации Усманского района, к администрации г. Усмани и к ООО "Л" признать недействительным постановление главы администрации Усманского района N 286 от 25 марта 2009 года "О предварительном согласовании места размещения объекта - офисного здания по адресу: <...>, признать недействительным постановление главы {администрации г. Усмани Липецкой области N 433 от 01 июля 2009 года "Об утверждении схемы границ земельного участка", обязать администрацию г. Усмани Липецкой области утвердить схему границ земельного участка от 11 августа 2008 года и обязать администрацию Усманского района предоставить им в общую долевую собственность земельный участок площадью 1 700 кв. м. при домовладении <...>, отказать.

Заслушав доклад судьи Тельных Г.А., проверив материалы дела, судебная коллегия

 

установила:

 

Ф., Г., Н., Х., З., К., К.Т., К.Н., Ш., Т., П., Т.С., П.Т., К.Т.А., К.Л., Б., С., С.А., Б.Р., Б.И., А., Т.И., С.Н., З.Т., В.В., К.О., З.Л., К.Ю., Р., К.И., С.В., Ф.П. обратились в суд с иском к администрации Усманского района, к администрации г. Усмани и к ООО "Л" о признании недействительным постановления главы администрации Усманского района N 286 от 25 марта 2009 года "О предварительном согласовании места размещения объекта - офисного здания по адресу: <...>, постановления главы администрации г. Усмани Липецкой области N 433 от 1 июля 2009 года "Об утверждении схемы границ земельного участка", возложении обязанности на администрацию г. Усмани Липецкой области утвердить схему границ земельного участка от 11 августа 2008 года и предоставить им в общую долевую собственность земельный участок площадью 1700 кв. м. при домовладении <...>. Указали, что в разных долях являются собственниками нежилого помещения - здания дома быта, расположенного по вышеуказанному адресу. В октябре 2008 года истцами были произведены работы по межеванию земельного участка площадью 1 784 кв. м., на котором расположен дом быта. Границы данного земельного участка определены забором и на этом земельном участке расположена котельная, обслуживающая дом быта. В декабре 2008 года, январе 2009 года и октябре 2009 года они обратились в администрацию Усманского района по вопросу утверждения границ земельного участка, но им было отказано. На последнее обращение со ссылкой на отсутствие согласия всех сособственников здания дома быта, в т.ч. и администрации Усманского района, в собственности которой находится 3 этаж этого здания. 25 марта 2009 года и 1 июля 2009 года вынесены вышеназванные постановления, из которых усматривается, что данный земельный участок сформирован в результате изъятия части земельного участка площадью 47 кв. м. при домовладении <...>, чем нарушаются имущественные права и интересы истцов, так как согласно СНиП 2.07.01.-89 размер земельного участка при доме быта должен составлять 0,2 га. или 2 000 кв. м. Полагали, что результате изъятия части земельного участка будут нарушены нормы противопожарной безопасности, также установленные СНиП 2.07.01.-89. В частности, для проезда пожарных машин расстояние от края проезда до стены здания до 10 этажей должно "оставлять 5 - 8 метров, в то время как в случае изъятия части земельного участка проезд составит 4,16 - 4,50 метра.

В суде истцы Г. и Т., их представитель по устному ходатайству Д.Е. иск поддержали, сославшись на доводы, изложенные в иске. Д.Е. дополнила, что обжалуемыми постановлениями нарушаются имущественные права истцов, а именно они лишаются части принадлежащего им недвижимого имущества в виде забора и части земельного участка в размере 47 кв. м., необходимого истцам для обслуживания дома быта.

Представитель ответчика администрации Усманского района по доверенности Д.Г. иск не признала, объяснила, что у истцов, как и у администрации Усманского района, являющейся сособственником дома быта, какое-либо право на земельный участок по адресу: <...> не зарегистрировано. Схема границ земельного участка по названному адресу площадью 1 700 кв. м. для согласования в администрацию Усманского района истцами не представлялась, о межевании этого участка администрации известно не было. В результате выделения ООО "Л" земельного участка под строительство офисного здания были соблюдены все, в том числе и противопожарные нормативы - расстояние от здания дома быта до границы земельного участка по адресу: <...> составляет допустимые 4,5 метра. Кроме того, во двор дома быта имеется въезд с другой стороны шириной 5,8 м.

Представитель ответчика администрации г. Усмани по доверенности П.Е. иск не признала, объяснила, что по смыслу ст. 36 ЗК РФ для приобретения права собственности на земельный участок должны были в орган местного самоуправления должны обратиться все сособственники, в т.ч. и по вопросу утверждения схемы границ земельного участка. Но сначала в администрацию г. Усмани была представлена для утверждения схема границ земельного участка площадью 1754 кв. м., не согласованная администрацией Усманского района, а схема площадью 1 700 кв. м. истцами для утверждения вообще не представлялась.

Представитель третьего лица отдела архитектуры и строительства администрации Усманского района Липецкой области К.И. иск не признала, ссылаясь на ст. 69 ФЗ от 22 июля 2008 года N 123-ФЗ объяснила, что стена дома быта является бетонной, т.е. относится к противопожарной 1-го типа, а потому проезд шириной 4,5 метра между зданием, принадлежащим истцам, и земельный участком ООО "Л" не нарушает противопожарных требований. Кроме того, с противоположной стороны во двор дома быта имеется еще один въезд допустимой с точки зрения противопожарных требований.

Истцы Ф., Н., Х., З., К., К.Т., К.Н., Ш., П., Т.С., П.Т., К.Т.А., К.Л., Б., С., С.А., Б.Р., Б.И., А., Т.И., С.Н., З.Т., В.В., К.О., З.Л., К.Ю., Р., К.И., С.В., Ф.П., представитель ответчика - ООО "Л" в судебное заседание не явились, о слушании дела извещены надлежащим образом.

Суд отказал в иске.

В кассационной жалобе истец Г. просит отменить решение суда, полагая его незаконным и необоснованным, по причине нарушение судом норм материального права; выражает несогласие с оценкой судом доказательств; считает, что суд неверно истолковал ст. ст. 35, 36 Земельного кодекса РФ; в результате принятия оспариваемых постановлений нарушено право истцов владеть и пользоваться частью недвижимого имущества (забором и воротами), находящегося на спорном земельном участке, а также право на приобретение в собственность земельного участка, на котором находится движимое имущество истцов.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав истца Г., поддержавшего доводы жалобы, представителя ответчика администрации Усманского района Липецкой области по доверенности Д.Г. и представителя ответчика администрации г. Усмани по доверенности П.Е., полагавших решение суда правильным, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом установлено, что постановлением главы администрации Усманского района N 316 от 27 мая 1996 года собственникам здания дома быта, расположенного по адресу: <...>, а именно ТОО "С", ТОО "З", ТОО "Ф", ТОО "М", ТОО "П", ТОО "Ч" и ТОО "Р" был передан в аренду сроком на 5 лет расположенный по этому же адресу земельный участок площадью 1 960 кв. м. В этот же день между ними заключен договор аренды этого земельного участка без права выкупа. В суде сторонами не оспаривалось, что по истечении пятилетнего срока договор аренды земельного участка не перезаключался и не продлевался, арендные отношения были прекращены. В настоящее время указанное здание принадлежит на праве общей долевой собственности истцам и ответчику администрации Усманского района Липецкой области.

30 января 2009 года истцы обратились в администрацию Усманского района с заявлением о предоставлении им в собственность вышеназванного земельного участка. Ответом от 18 февраля 2009 года истцам для решения вопроса о передаче в собственность земельного участка было предложено представить необходимые документы, в т.ч. и кадастровый план этого участка /т 1 л.д. 113/.

19 октября 2009 года истцы обратились в администрацию г. Усмани с заявлением об утверждении схемы границ вышеназванного земельного участка /л.д. т 1 л.д. 240/, ответом от 19 ноября 2009 года им было отказано с указанием на то, что схема не может быть утверждена ввиду отсутствия согласования этой схемы с администрацией Усманского района, как сособственником дома быта /т 2 л.д. 11/.

10 декабря 2009 года истец Г. обратился с заявлением в администрацию Усманского района с просьбой "поручить комитету по муниципальной собственности района подписать схему границ земельного участка, прилегающего к дому быта 1/4 которого принадлежит администрации района или написать официальный отказ от подписи" /т. 2 л.д. 9/. В ответе первого заместителя главы администрации Усманского района от 11 января 2009 года /т. 2 л.д. 10/ указано, что в администрацию не была представлена сама схема, которую Г. просил подписать, а также не представлено соглашение о распределении долей в праве пользования земельным участком.

Факт непредставления истцами в администрацию Усманского района вместе с заявлением от 10 декабря 2009 года схемы границ земельного участка площадью 1 700 кв. м. сторонами не оспаривался.

По сообщению из Усманского отдела управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Липецкой области землеустроительное дело на земельный участок по адресу: <...>, а также сведения о постановке земельного участка по данному адресу на кадастровый учет отсутствуют /т. 2 л.д. 35/.

5 марта 2010 года истец Г. снова обратился с заявлением в администрацию Усманского района с просьбой подписать схему границ земельного участка по указанному адресу, указал, что схема границ земельного участка, соглашение о распределение долей в праве пользования земельным участком и иная информация находятся в межевом деле, которое хранится у него /т 2 л.д. 83/.

Согласно ч. 2 ст. 11 Земельного кодекса РФ органами местного самоуправления осуществляются управление и распоряжение земельными участками, находящимися в муниципальной собственности.

В соответствии со ст. 29 Земельного кодекса РФ предоставление гражданам и юридическим лицам земельных участков из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, осуществляется на основании решения исполнительных органов государственной власти или органов местного самоуправления, обладающих правом предоставления соответствующих земельных участков в пределах их компетенции в соответствии со статьями 9, 10 и 11 настоящего Кодекса.

В силу ч. ч. 2, 5, 7 ст. 36 Земельного кодекса РФ в существующей застройке земельные участки, на которых находятся сооружения, входящие в состав общего имущества многоквартирного дома, жилые здания и иные строения, предоставляются в качестве общего имущества в общую долевую собственность домовладельцев в порядке и на условиях, которые установлены жилищным законодательством.

Для приобретения прав на земельный участок граждане или юридические лица, указанные в настоящей статье, совместно обращаются в исполнительный орган государственной власти или орган местного самоуправления, предусмотренные статьей 29 настоящего Кодекса, с заявлением о приобретении прав на земельный участок с приложением его кадастрового паспорта.

В случае, если не осуществлен государственный кадастровый учет земельного участка или в государственном кадастре недвижимости отсутствуют сведения о земельном участке, необходимые для выдачи кадастрового паспорта земельного участка, орган местного самоуправления на основании заявления гражданина или юридического лица либо обращения предусмотренного статьей 29 настоящего Кодекса исполнительного органа государственной власти в месячный срок со дня поступления указанных заявления или обращения утверждает и выдает заявителю схему расположения земельного участка на кадастровом плане или кадастровой карте соответствующей территории. Лицо, которое обратилось с заявлением о предоставлении земельного участка, обеспечивает за свой счет выполнение в отношении этого земельного участка кадастровых работ и обращается с заявлением об осуществлении государственного кадастрового учета этого земельного участка в порядке, установленном Федеральным законом "О государственном кадастре недвижимости".

Местоположение границ земельного участка и его площадь определяются с учетом фактического землепользования в соответствии с требованиями земельного и градостроительного законодательства. Местоположение границ земельного участка определяется с учетом красных линий, местоположения границ смежных земельных участков (при их наличии), естественных границ земельного участка.

Объектом земельных отношений является земельный участок, представляющий собой часть поверхности земли, территориальные границы которой определены в установленном порядке федеральными законами. На сегодня одним из них является Федеральный закон от 24.07.2007 г. N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости". Согласно ст. 6 действующего Земельного кодекса РФ объектами земельных отношений являются: земля как природный объект и природный ресурс; земельные участки; части земельных участков. Статья 11.1 главы 1.1 Земельного кодекса, дополненная Федеральным законом N 141-ФЗ, дает понятие земельного участка: "Земельным участком является часть земной поверхности, границы которой определены в соответствии с федеральными законами".

Все определения земельного участка, вытекающие из действующего законодательства, содержат упоминание границ, без их установления в установленном федеральными законами порядке земельный участок, как объект права, существовать не может. В силу действующих норм земельного законодательства земельный участок, границы которого не определены, не может быть не только объектом сделки, но и вообще считаться земельным участком.

Таким образом, в соответствии с действующим законодательством объектом земельных, гражданских и иных правоотношений земельный участок может быть только при условии, что в установленном порядке определены (описаны и удостоверены) его границы. Местоположение границ земельного участка устанавливается посредством определения координат характерных точек таких границ.

При изложенных обстоятельствах, исходя из содержания и смысла вышеприведенных норм права, учитывая, что схема границ земельного участка площадью 1700 кв. м не была согласована всеми сособственниками дома быта (в частности, с администрацией Усманского района как участником долевой собственности на здание), соответственно, не имеется согласия администрации Усманского района как сособственника здания на приобретение земельного участка в общую собственность с истцами, официального решения по вопросу утверждения границ спорного участка компетентным органом не принималось, то у суда не имелось оснований для удовлетворения требований истцов в части возложения обязанности на ответчика утвердить схему границ спорного участка, поскольку суд вправе проверить законность постановленного решения уполномоченного органа в области земельных правоотношений.

Поскольку земельный участок площадью 1700 кв. м, на который претендуют истцы, не является объектом права, его границы в установленном законом порядке не определены, межевание не проведено, местоположение земельного участка не установлено, то у суда не имелось и оснований и для удовлетворения требований истцов в части возложения обязанности на ответчика по предоставлению истцам в общую долевую собственность земельного участка площадью 1700 кв. м. При этом суд правильно указал, что администрация Усманского района, как сособственник здания дома быта, совместно с истцами не обращалась с заявлением о предоставлении в общедолевую собственность спорного земельного участка.

Вопросы выбора земельного участка для строительства регулируются ст. 31 Земельного кодекса РФ

Судом установлено и материалами дела подтверждено, что 1 декабря 2008 года от директора ООО "Л" в администрацию Уманского района Липецкой области поступило заявление с просьбой выделить земельный участок по адресу: <...> под строительство офисного здания. 27 декабря 2008 года в газете "Н" <...> было опубликовано извещение администрации г. Усмани о наличии по вышеуказанному адресу свободного земельного участка под строительство офиса. 22 декабря 2008 года был составлен акт выбора названного земельного участка под строительство офисного здания с приложением схемы его расположения на кадастровом плане по ул. <...> с возможными вариантами выбора. 25 марта 2009 года постановление главы администрации Усманского района N 286 от 25 марта 2009 года "О предварительном согласовании места размещения объекта - офисного здания по адресу: <...> на земельном участке площадью 264,0 кв. м. утвержден вышеуказанный акт от 22 декабря 2008 года и ООО "Л" было разрешено проведение изыскательских работ для подготовки проектной документации на строительство офисного здания. 1 июля 2009 года постановлением главы администрации г. Усмани Липецкой области 433 была утверждена схема границ вышеназванного земельного участка площадью 264,0 кв. м.

Судом проверялись доводы истцов о нарушении противопожарных требований в случае предоставления ООО "Л" земельного участка и обоснованно отвергнуты как несостоятельные, по нижеуказанным основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 69 Федерального закона от 22 июля 2008 года N 123-ФЗ "Технический регламент о требованиях пожарной безопасности" противопожарные расстояния между жилыми, общественными и административными зданиями, зданиями, сооружениями и строениями промышленных организаций в зависимости от степени огнестойкости и класса их конструктивной пожарной опасности следует принимать в соответствии с приложением 11 к настоящему Федеральному закону (6 метров).

В силу ч. 9 ст. 69 этого же Закона противопожарные расстояния между зданиями, сооружениями и строениями I и II степеней огнестойкости допускается уменьшать до 3,5 метра при условии, что стена более высокого здания, сооружения и строения, расположенная напротив другого здания, сооружения и строения, является противопожарной 1-го типа.

В соответствии с положениями Строительных норм и правил СНиП 21-01-97* "Пожарная безопасность зданий и сооружений", принятых постановлением Минстроя РФ от 3 февраля 1997 года N 18-7, трехэтажное здание дома быта отнесено именно к строению I - II степени огнестойкости с наружными противопожарными стенами 1-го типа.

Из схемы расположения земельных участков на кадастровой карте следует, что в случае выделения земельного участка ООО "Л" на земельный участок, на котором расположено здание дома быта, будут иметься два проезда шириной 4,5 м. и 5,8 м., в то время как в силу положений ст. 67 ФЗ N 123 от 22 июля 2008 года для соблюдения противопожарных требований достаточно было бы и одного такого проезда.

Поскольку оспариваемые ненормативные акты приняты в установленном законом порядке и в пределах их компетенции, права истцов не нарушают, то у суда не имелось оснований признавать их недействительными.

Несогласие в жалобе с оценкой судом доказательств по делу направлено на иную оценку установленных судом обстоятельств и исследованных доказательств, не является безусловным основанием к отмене решения.

Схемами земельных участков на кадастровой карте подтверждается, что земельный участок, предполагаемый к отводу ООО "Л", включает часть ограниченного забором из бетонных блоков земельного участка, на котором расположено здание бывшего дома быта. Эта часть земельного участка составляет примерную площадь 47 кв. м.

Кассатор полагает, что поскольку предшественникам истцов - собственникам здания дома быта по адресу: <...>, был передан в аренду на срок 5 лет земельный участок площадью 1960 кв. м, то в силу ст. 35 ЗК РФ истцы после приобретения ими в 2001 году права собственности на дом быта, приобрели право на использование соответствующего земельного участка на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний собственник

Судом установлено, что 27 мая 1996 года между бывшими собственниками здания дома быта и главой администрации Усманского района был заключен договор аренды без права выкупа земельного участка площадью 1 960 кв. м сроком на 5 лет расположенного по адресу: <...>. Сторонами не оспаривалось, что по истечении пятилетнего срока договор аренды земельного участка не перезаключался и не продлевался, арендные платежи, налоги за земельный участок истцам не начислялись и не вносились.

Установив, что срок действия договора аренды земельного участка от 27 мая 1996 года истек, арендные отношения были прекращены, иных документов, подтверждающих право (в том числе вид права) на земельный участок по адресу: <...>, истцами представлено не было, то не имеется оснований для вывода о том, что истцы являются правообладателями земельного участка по указанному адресу.

Кроме того, уменьшение территории, прилегающей к зданию дома быта. на 47 кв. м, не свидетельствует о недостаточности оставшегося земельного участка для использования строения по назначении и невозможности формирования в последующем земельного участка при этом строении как объекта гражданских прав в соответствии с нормами земельного законодательства.

В этой связи ссылка на неверное применение судом норм материального права, а именно ст. ст. 35, 36 Земельного кодекса РФ и ст. 271 и ст. 552 ГК РФ ошибочна, и основана на неправильном толковании закона.

В жалобе истец Г. указывает, что в результате принятия оспариваемых постановлений нарушено право истцов владеть и пользоваться частью недвижимого имущества (забором и воротами) находящегося на спорном земельном участке. Этот довод жалобы также не может быть принят во внимание, поскольку забор, ворота, воздушный газопровод не являются недвижимым имуществом и, соответственно, самостоятельным объектом прав. При невозможности использования данного имущества вследствие предоставления земельного участка, на котором оно расположено, другим лицам, собственники вправе защищать права на это имущество иным способом.

Ссылка в жалобе на нарушение прав истцов на приобретение в собственность земельного участка, на котором находится недвижимое имущество истцов, при изложенных выше обстоятельствах не может быть принята во внимание. Ссылка на незаконное изъятие ответчиком у истцов земельного участка, находящегося в их фактическом пользовании, также не может быть принята во внимание, поскольку судом бесспорно установлено, что никаких прав на этот земельный участок у истцов не имеется.

Решение суда законно и обоснованно и не подлежит отмене по доводам кассационной жалобы.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 361 - 367 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Усманского районного суда Липецкой области от 23 марта 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу истца Г. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь