Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СУД ЧУКОТСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 мая 2010 г. N 33-110/10

 

Судья суда 1 инстанции Малов Д.В. Дело N 2-11/2009

Судебная коллегия по гражданским делам суда Чукотского автономного округа в составе:

председательствующего Кодес И.В.,

судей Шепуленко В.В., Мирошник Н.Г.,

при секретаре И.,

с участием прокурора Курочкина Д.Н.,

представителя ответчика ОВО при УВД по Чукотскому автономному округу по доверенности А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Анадыре гражданское дело по кассационной жалобе истца Д. на решение Анадырского районного суда от 24 февраля 2010 года, которым постановлено:

"В удовлетворении исковых требований Д. к Отделу вневедомственной охраны при УВД по Чукотскому автономному округу

о восстановлении на службе в милиции в ОВО по Анадырскому муниципальному району в звании прапорщика, в должности старшего группы задержания ПЦО моторизированного отделения милиции взвода милиции отдела вневедомственной охраны при ОВД по Анадырскому муниципальному району,

о взыскании не полученного им за все время вынужденного прогула денежного довольствия в сумме в соответствии с Положением о денежном довольствии сотрудников ОВД РФ (утвержден Приказом МВД РФ от 30 сентября 1999 г. N 750), а также иными нормативными актами РФ, субъектов РФ, которые устанавливают те или иные размеры выплат сотрудникам милиции,

о взыскании с ответчика морального вреда в размере рублей за причиненные ему нравственные страдания в связи с грубым увольнением по необоснованным и недоказанным основаниям в виде допущенного им проступка, задевшего (порочащего) честь сотрудника милиции, а также за клевету в аттестации - склонен к употреблению спиртных напитков, полностью отказать".

Заслушав доклад судьи Мирошник Н.Г., судебная коллегия

 

установила:

 

Д. обратился в суд с иском к отделу вневедомственной охраны при УВД по Чукотскому автономному округу о восстановлении на службе, взыскании денежного довольствия за все время вынужденного прогула, компенсации морального вреда. В обосновании иска Д. указал, что он с ДД.ММ.ГГГГ ДД.ММ.ГГГГ являлся сотрудником милиции. Приказом и.о.начальника ОВО при УВД по Чукотскому АО от ДД.ММ.ГГГГ он уволен из милиции по п. "м" ст. 19 Закона "О милиции" за совершение проступка, порочащего честь сотрудника милиции. Не отрицая факт совершения в свой выходной день ДД.ММ.ГГГГ проступка, послужившего причиной его увольнения, истец указывал, что применение в отношении него крайней меры дисциплинарного взыскания - увольнения со службы является чрезмерным. Истец также указывал на допущенные ответчиком при его увольнении нарушения: проведение служебной проверки в период его нетрудоспособности, в ходе проведения служебной проверки ему не было предложено дать объяснения в письменном виде, а имеющиеся в материалах проверки его объяснения отобраны в период нетрудоспособности, когда он находился в плохом состоянии, резолютивная часть заключения служебной проверки не содержит выводов о его виновности. Кроме того, он не согласен с выводами и результатами внеплановой аттестации, он не был извещен о предстоящей аттестации, аттестация была проведена ДД.ММ.ГГГГ в период его нетрудоспособности и в его отсутствие.

Судом постановлено решение, резолютивная часть которого приведена выше.

В кассационной жалобе на указанное решение суда истец Д. ставит вопрос об его отмене, указывая, что суд в решении не дал оценки его доводам о том, что текст аттестации не соответствует требованиям Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел и противоречит сам себе. Заключение служебной проверки и аттестация содержат ссылки на нормы Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел РФ, который, по мнению истца, не может применяться в качестве нормативного акта, поскольку не прошел регистрацию и не опубликован. Суд также не учел, что во время конфликта ДД.ММ.ГГГГ он не был при исполнении служебных обязанностей, и поэтому не мог нарушить служебную дисциплину.

В суде кассационной инстанции представителя ответчика ОВО при УВД по Чукотскому автономному округу по доверенности А., указывая на обоснованность доводов кассационной жалобы, просил оставить решение суда без изменения, кассационную жалобу истца Д. - без удовлетворения.

Изучив материалы дела, оценив имеющиеся в деле доказательства, проверив решение суда в соответствии ч. 1 ст. 347 ГПК РФ исходя из доводов кассационной жалобы истца, обсудив эти доводы, выслушав представителя ответчика ОВО при УВД по Чукотскому автономному округу по доверенности А., прокурора Курочкина Д.Н., полагавшего, что решение суда подлежит оставлению без изменения, судебная коллегия приходит к следующему.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Д. к ОВО при УВД по Чукотскому автономному округу о восстановлении на службе, взыскании денежного довольствия за все время вынужденного прогула, компенсации морального вреда суд пришел к выводам о доказанности материалами дела факта совершения истцом проступка, порочащего честь сотрудника милиции, а также о соблюдении ответчиком порядка проведения служебной проверки и аттестации в отношении истца.

Приходя к таким выводам, суд первой инстанции принял во внимание имеющиеся в деле материалы служебной проверки в отношении Д. по факту его нахождения ДД.ММ.ГГГГ в состоянии алкогольного опьянения и учинения им драки с сослуживцами, выводы аттестационной комиссии ОВО при УВД по Чукотскому автономному округу о несоответствии Д. занимаемой должности.

Коллегия находит правильными по существу данные выводы суда в решении.

Судом первой инстанции в целом полно и правильно установлены юридически значимые обстоятельства, имеющимся по делу доказательствам дана правовая оценка, законность и обоснованность которой у судебной коллегии не вызывает сомнения. Выводы суда первой инстанции в решении мотивированы и соответствуют действующему законодательству. В связи с этим коллегия не усматривает необходимости приводить их повторно.

Коллегия не может признать обоснованным довод кассационной жалобы Д. о том, что содержание аттестации от ДД.ММ.ГГГГ противоречит само себе и нарушает требования пунктов 9.1, 9.7 и 9.6 Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел РФ, утвержденной приказом МВД РФ от 14 декабря 1999 года N 1038.

Из материалов дела усматривается, что истец уволен со службы в ОВО при УВД по Чукотскому автономному округу по п. "м" ч. 6 ст. 19 Закона Российской Федерации "О милиции" за совершение проступка, порочащего честь сотрудника милиции.

В соответствии с абзацем 3 ст. 17 Положения о службе в органах внутренних дел, утвержденных постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года с последующими изменениями (далее - Положение), сотрудники органов внутренних дел аттестуются, в том числе при увольнении по основаниям, указанным в пунктах "и", "к", "л" статьи 58 этого Положения.

Пунктом "л" ст. 58 Положения предусмотрено увольнения сотрудника милиции за совершение проступков, несовместимых с требованиями, предъявляемыми к личным, нравственным качествам сотрудника органов внутренних дел.

Из сопоставления содержания оснований увольнения, указанных в п. "м" ч. 6 ст. 19 Закона РФ "О милиции" и п. "л" ст. 58 вышеуказанного Положения следует, что и в том и другом случае речь идет об увольнении за совершение проступка, порочащего честь сотрудника милиции.

В соответствии с п. 9.1 Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел РФ, утвержденной приказом МВД РФ от 14 декабря 1999 года N 1038 с последующими изменениями (далее - Инструкция), основными задачами аттестации являются:

максимально объективная и полная оценка нравственных, деловых и профессиональных качеств, знаний, умений и навыков аттестуемых на основе глубокого и всестороннего их изучения;

определение степени соответствия аттестуемых сотрудников занимаемым должностям и перспективы их служебного использования;

создание условий для формирования высококвалифицированного кадрового потенциала органов внутренних дел;

создание стимулов для развития профессиональной активности аттестуемых.

Пунктом 9.6 Инструкции на начальников органов внутренних дел возложена обязанность обеспечивать проведение аттестации на высоком организационном уровне, в обстановке принципиальности и доброжелательности, широкой гласности, при строгом соблюдении объективности в оценке аттестуемых.

В соответствии с п. 9.7 Инструкции аттестация составляется в письменной форме (приложение 3). В ней объективно и всесторонне отражаются индивидуальные особенности сотрудника, его знания, умения, навыки и их соответствие занимаемой им должности, в том числе:

профессиональная подготовленность, способность решать оперативно-служебные задачи, соответствующие должностному положению;

качественность и своевременность выполнения должностных обязанностей;

уровень интеллектуального и культурного развития, то есть широта мировоззрения, творческая активность, эрудированность;

боевая, физическая и эмоционально-волевая готовность к решению оперативно-служебных задач, к оправданному риску; степень самообладания в экстремальных ситуациях, выдержанности в отношениях с людьми.

После характеристики личности сотрудника даются рекомендации по улучшению его служебной деятельности, устранению имеющихся у него недостатков. Текст аттестации завершается выводами о соответствии сотрудника занимаемой должности, возможности повышения или необходимости понижения в должности.

Как видно из содержания аттестации составленной на Д., в нем действительно отсутствуют вышеприведенные сведения, предусмотренные п. 9.7 Инструкции.

В то же время данное обстоятельство не свидетельствует и не может свидетельствовать о несоответствии содержания аттестации, составленной на истца, требованиям, предъявляемым к ней вышеуказанным пунктом Инструкции.

Основания проведения аттестации предусмотрены ст. 17 Положения о службе в органах внутренних дел. Таким основаниями, помимо указанных выше, являются:

- продление контракта о службе в органах внутренних дел на определенный срок;

- периодическая каждые пять лет службы аттестация в случае, если с сотрудником заключен контракт на неопределенный срок;

- представление к назначению на вышестоящую должность, при перемещении на нижестоящую должность или в другую службу (подразделение) органов внутренних дел.

В связи с этим п. 9.7 Инструкции, регламентирующий содержание письменной аттестации, подлежит применению во взаимосвязи с п. 9.1 этой же Инструкции и ст. 17 Положения, то есть содержание аттестации зависит от основания ее проведения.

Учитывая, что основанием проведения аттестации в отношении истца Д. послужил проступок, порочащий честь сотрудника милиции, совершенный им вне служебных обязанностей, учитывая, фактические обстоятельства дела, а также принимая во внимание, что законодательством, регулирующим службу в органах внутренних дел, установлены особые требования не только к деловым качествам сотрудников милиции, но и к их личным качествам, давать оценку знаниям, умению, навыкам и их соответствию занимаемой Д. должности, при оценке соответствия его личных и нравственных качеств, требованиям, предъявляемым к сотрудникам внутренних дел, не было необходимости.

Коллегия находит частично заслуживающим внимания довод кассационной жалобы о том, что основанием увольнения истца послужило нарушение им норм не опубликованного и не прошедшего процедуру официальной регистрации Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденного приказом МВД РФ от 24 декабря 2008 года N 1138, который, по мнению Д., не подлежал применению в качестве нормативного акта, за нарушение которого возможно применение крайней меры взыскания в виде увольнения из органов внутренних дел.

Согласно п. 12 Указа Президента Российской Федерации от 23 мая 1996 года N 763 "О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти" (в редакции Указов Президента РФ от 16 мая 1997 года N 490, от 13 августа 1998 года N 963, от 28 июня 2005 года N 736) нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении десяти дней после дня их официального опубликования, если самими актами не установлен другой порядок вступления их в силу.

Приказом МВД РФ от 24 декабря 2008 года N 1138 "Об утверждении Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации" не предусмотрен особый порядок вступления его в силу. Следовательно, действие названного Приказа МВД России должны распространяться на правоотношения, возникшие по истечении десяти дней с момента его официального опубликования. Данный приказ МВД РФ до настоящего времени не опубликован. В связи с этим Кодекс профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел РФ не подлежит применению в качестве нормативного правового акта, на нарушение норм которого к сотруднику органов внутренних дел могут быть применены соответствующие меры воздействия.

В то же время согласно ч. 1 ст. 1 Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел РФ данный Кодекс является профессионально-нравственным руководством, обращенным к сознанию и совести сотрудника. В соответствии с ч. 5 ст. 1 этого Кодекса он разработан на основе положений Конституции Российской Федерации, требований законодательства Российской Федерации, нормативных правовых актов Министерства внутренних дел Российской Федерации с учетом общих принципов служебного поведения государственных служащих, то есть положения Кодекса, на которые ссылался ответчик в заключение служебной проверки от ДД.ММ.ГГГГ и аттестации от ДД.ММ.ГГГГ, являются лишь конкретизацией положений, закрепленных в Законе РФ "О милиции" и Положении о службе в органах внутренних дел РФ.

Из содержания п. 2 приказа МВД РФ от 24 декабря 2008 года N 1138 видно, что обеспечение изучения подчиненным личным составом Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации и его соблюдение при прохождении службы возложено на руководителей подразделений центрального аппарата МВД России, начальников подразделений, непосредственно подчиненных МВД России, начальников главных управлений МВД России по федеральным округам, министров внутренних дел, начальников главных управлений, управлений внутренних дел по субъектам Российской Федерации, управлений внутренних дел на транспорте, управлений и отделов внутренних дел в закрытых административно-территориальных образованиях, на особо важных и режимных объектах, управлений материально-технического снабжения, образовательных, научно-исследовательских и иных учреждений МВД России.

Согласно имеющейся в деле копии листка ознакомления сотрудников ОВО при ОВД по Анадырскому району с Кодексом профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел РФ Д. ознакомлен ДД.ММ.ГГГГ

В соответствии с ч. 3 ст. 2 указанного Кодекса гражданин Российской Федерации, проходящий службу в органах внутренних дел или поступающий на службу, вправе, изучив содержание Кодекса, принять для себя его положения или отказаться от службы в органах внутренних дел.

Учитывая изложенное, коллегия приходит к выводу о том, что Кодекс профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел РФ может применяться сотрудниками органов внутренних дел в качестве профессионально-нравственного руководства в службе.

Из содержания приказа от ДД.ММ.ГГГГ N об увольнении Д. со службы по п. "м" ст. 19 Закона РФ "О милиции" за совершение проступка, порочащего честь сотрудника милиции, видно, что в его основание положена аттестация от ДД.ММ.ГГГГ.

Однако, несмотря на то, что составленные в отношении истца Д. заключение служебной проверки от ДД.ММ.ГГГГ и аттестация от ДД.ММ.ГГГГ содержат ссылки на нарушение истцом норм Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел РФ, данное обстоятельство не привело к нарушению прав истца.

Специфическая деятельность, которую осуществляют органы внутренних дел, предопределяет специальный правовой статус сотрудников милиции. Исходя из положения ч. 4 ст. 32 Конституции Российской Федерации о равном доступе к государственной службе государство, регулируя отношения службы в органах внутренних дел, может устанавливать в этой сфере особые правила, в частности повышенные требования к личным и нравственным качествам сотрудника органов внутренних дел.

В соответствии с ч. 1 ст. 19 Закона РФ "О милиции" на службу в милицию имеют право поступать граждане Российской Федерации способные по своим личным и деловым качествам, физической подготовке и состоянию здоровья исполнять возложенные на сотрудников милиции обязанности.

Статьей 8 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации предусмотрено, что на службу в милицию могут поступить граждане Российской Федерации способные по своим деловым, личным и нравственным качествам, образованию и состоянию здоровья выполнять служебные обязанности.

Из приведенных правовых норм следует, что сотрудник милиции должен обладать не только деловыми, но также личными и нравственными качествами, позволяющими ему исполнять возложенные на него обязанности.

В соответствии с п. "м" ч. 6 ст. 19 Закона РФ "О милиции" сотрудник органов внутренних дела подлежит увольнению из органов внутренних дел за совершение проступка, порочащего честь сотрудника милиции.

Гражданское законодательство, относя честь к категории нематериальных благ, не определяет понятие "честь". Однако, по общему правилу, честь принято рассматривать как общественную оценку личности, меру духовных и социальных качеств гражданина. Отсюда, "честь сотрудника милиции" - это этическая категория, характеризующая высокий социальный престиж членов профессионального милицейского сообщества. Учитывая, что деятельность органов внутренних дел, в том числе отдельных сотрудников внутренних дел, является публичной, поскольку они наделены властными полномочиями, проступки, порочащие честь сотрудников органов внутренних дел, даже если они совершены вне рамок исполнения служебных обязанностей, неизбежно порождают недоверие и негативное отношение к указанным органам со стороны населения.

Таким образом, обязанность сотрудника органов внутренних дел соответствовать по своим личным и нравственным качествам занимаемой должности предусмотрена Законом РФ "О милиции" и Положением о службе в органах внутренних дел РФ.

При таких обстоятельствах, указание в аттестации, положенной в основание приказа об увольнении, а также в заключение служебной проверки на нарушение Д. норм Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел РФ, даже принимая во внимание, что этот Кодекс не опубликован и не прошел процедуру официальной регистрации, не свидетельствует о незаконности увольнения истца, поскольку им совершен проступок, порочащий честь сотрудника милиции, что является основанием к увольнению сотрудника милиции в соответствии с п. "м" ст. 19 Закона РФ "О милиции" и Положением о службе в органах внутренних дел РФ.

Довод кассационной жалобы о том, что проведя служебную проверку в отношении Д. в период его нетрудоспособности, ответчик нарушил требования Инструкции о порядке организации и проведения служебных проверок в органах, подразделениях и учреждениях системы Министерства внутренних дел РФ, утвержденной приказом МВД РФ от 24 декабря 2008 года N 1140, нельзя признать состоятельным.

В соответствии с п. 2 Инструкции о порядке организации и проведения служебных проверок в органах, подразделениях и учреждениях системы Министерства внутренних дел РФ, утвержденной приказом МВД РФ от 24 декабря 2008 года N 1140, служебные проверки проводятся, в том числе по факту получения сотрудником ранений, травм.

Согласно п. 12 Инструкции поводом для проведения служебной проверки является поступившая в установленном порядке начальнику органа, подразделения, учреждения системы МВД России или его заместителю информация о дисциплинарном проступке сотрудника и происшествии с его участием, которая может содержаться в обращениях граждан и организаций, сообщениях судебных, правоохранительных, контролирующих и иных государственных органов, общественных объединений, рапортах сотрудников, заявлениях государственных гражданских служащих и работников и публикациях средств массовой информации.

Как видно из материалов дела, поводом для проведения служебной проверки послужило специальное сообщение начальника ОВО при ОВД по Анадырскому муниципальному району о получении сотрудником Д. травм. Таким образом, служебная проверка проводилась не в отношении Д., а по факту получения им травм.

В соответствии с п. 21 Инструкции в срок проведения служебной проверки не включается время нахождения сотрудника, в отношении которого проводится служебная проверка, в отпуске, командировке, а также периоды его временной нетрудоспособности. Предусмотренное данной нормой Инструкции не включение в срок проведения служебной проверки периода нетрудоспособности сотрудника, в отношении которого проводится служебная проверка, не является запретом на проведение служебной проверки в период его нетрудоспособности. По этой причине проведение служебной проверки в период нетрудоспособности Д. не является нарушением порядка его увольнения.

Нельзя признать убедительными доводы кассационной жалобы истца о необоснованности вывода суда в решении о том, что допущенные ответчиком при проведении служебной проверки нарушения требований п. п. 25 и 29 Инструкции о порядке организации и проведения служебных проверок в органах, подразделениях и учреждениях системы Министерства внутренних дел РФ не привели к незаконности увольнения истца.

Согласно п. 25 Инструкции сотрудник (руководитель и члены комиссии), проводящий служебную проверку, обязан соблюдать права и свободы сотрудника, в отношении которого проводится служебная проверка, и иных лиц, принимающих участие в служебной проверке.

Сотрудник, в отношении которого проводится служебная проверка, согласно п. 26 Инструкции наделен правом:

знать предмет служебной проверки, давать устные и (или) письменные объяснения, представлять заявления, ходатайства и иные документы;

обжаловать решения и действия (бездействие) лица, проводящего служебную проверку, начальнику органа, подразделения, учреждения системы МВД России, назначившему служебную проверку;

знакомиться по окончании служебной проверки с письменным заключением и другими материалами по результатам служебной проверки в части, его касающейся, если это не противоречит требованиям неразглашения сведений, составляющих государственную и иную охраняемую федеральным законом тайну.

Согласно п. 29 Инструкции сотрудник (руководитель, члены комиссии), проводящий служебную проверку, должен, в том числе разъяснить заявителям и лицам, в отношении которых проводится служебная проверка, их права и обеспечить условия для их реализации.

Учитывая, что в деле имеются письменные объяснения Д., данные им 13 августа 2009 года лицу, проводившему служебную проверку Д., по факту нанесения ему побоев, коллегия приходит к выводу о том, что, давая письменные объяснения, истец не мог не знать о предмете служебной проверки. Кроме того, учитывая, что, обратившись в суд, Д. ссылался в исковом заявлении на нарушение ответчиком п. 29 Инструкции об обязанности лица, проводящего служебную проверку, разъяснить истцу его права и обеспечить условия для их реализации, коллегия приходит к выводу о том, что неисполнение ответчиком требований п. 29 Инструкции фактически не препятствовало обжалованию этих действий лица, проводящего служебную проверку, в суд.

Обобщая изложенное, коллегия находит правильным вывод суда первой инстанции в решении о том, что нарушение ответчиком при проведении служебной проверки требований п. п. 25 и 29 Инструкции не может служить основанием для признания увольнения истца незаконным, поскольку фактически это нарушение не привело к нарушению прав истца давать объяснения относительно предмета служебной проверки и обжаловать решение и действия (бездействие) лица, проводившего служебную проверку.

Несостоятельным является и утверждение истца в кассационной жалобе о том, что суд не дал оценку доводам, содержащимся в исковом заявлении, о возможности применения к нему более мягкого взыскания в виде общественного предупреждения или общественного порицания в соответствии с п. 4 ст. 3 Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел РФ.

Как указано выше, данный нормативный правовой акт не опубликован и не прошел официальную регистрацию, в связи с этим согласно п. 12 Указа Президента Российской Федерации от 23 мая 1996 года N 763 "О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти" не вступил в законную силу и не подлежит применению в качестве такового.

Кроме того, указание в Кодексе профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел РФ на возможность применения более мягкого, чем увольнение со службы взыскания не является обязательным для работодателя.

Принимая во внимание, что служба в милиции предъявляет повышенные требовании не только к служебным, но и к личным качествам сотрудников милиции, совершение сотрудником милиции проступка, порочащего честь сотрудника милиции, независимо от того, совершен он при исполнении служебных обязанностей или в свободное от службы время, является основанием для принятия мер воздействия, в том числе увольнения.

Учитывая фактические обстоятельства, послужившие основанием к увольнению истца (учинение драки в состоянии алкогольного опьянения), коллегия находит примененное к Д. взыскание в виде увольнения со службы соразмерным тяжести совершенного им проступка, несмотря на то, что этот проступок совершен им в свободное от службы время.

Коллегия находит несостоятельным довод кассационной жалобы о том, что аттестация истца проведена в период его нетрудоспособности и его отсутствие.

В соответствии с п. 9.4 Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел, утвержденной приказом МВД РФ от 14 декабря 1999 года N 1038 аттестацию на подчиненного готовит начальник. Сроки подготовки начальником аттестации указанной Инструкцией не установлены.

Из материалов дела усматривается, что письменный текст аттестации на Д. составлен начальником ОВО при ОВД по Анадырскому муниципальному району ДД.ММ.ГГГГ С его содержанием Д. ознакомлен, что подтверждается его подписью в аттестации.

Согласно имеющемуся в деле протоколу аттестационной комиссии ОВО при УВД по Чукотскому автономному округу от ДД.ММ.ГГГГ, вопрос о соответствии Д. занимаемой должности рассматривался аттестационной комиссией ДД.ММ.ГГГГ при участии истца Д. Более того, как видно из содержания этого протокола, Д. задавались вопросы, и истец подтвердил факт совершения проступка. С выводами аттестационной комиссии истец был ознакомлен также ДД.ММ.ГГГГ, о чем имеется его подпись в аттестации.

Учитывая, что согласно имеющейся в деле копии листка нетрудоспособности, истец был нетрудоспособен с ДД.ММ.ГГГГ, а его аттестация проводилась ДД.ММ.ГГГГ, что подтверждается вышеуказанным протоколом аттестационной комиссии, довод Д. о проведении аттестации в период его нетрудоспособности и в его отсутствие, не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Обобщая изложенное, коллегия находит правильным решение суда по настоящему делу и доводы кассационной жалобы не могут повлечь его отмену.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Анадырского городского суда от 24 февраля 2010 года по настоящему делу оставить без изменения, кассационную жалобу истца Д. удовлетворить частично.

 

Председательствующий

И.В.КОДЕС

 

Судьи

В.В.ШЕПУЛЕНКО

Н.Г.МИРОШНИК

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь