Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 июня 2010 г. по делу N 22-2988

 

Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда в составе:

председательствующего судьи Туговой Е.Е.

судей Михеевой Т.П., Быковой С.И.

при секретаре Г.

рассмотрела в судебном заседании от 8 июня 2010 года

кассационные жалобы осужденного П.А.П., его защитников М.В.Я., адвоката Черняева В.Ф.

кассационное представление с дополнениями государственного обвинителя Безруковой Е.В.

на приговор Вознесенского районного суда Нижегородской области от 2 апреля 2010 года, которым

П.А.П., <...> года рождения, уроженец <...>, ранее не судимый

осужден по ч. 1 ст. 306 УК РФ к штрафу в сумме 2500 рублей.

До вступления приговора в законную силу мера пресечения П.А.П. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, - оставлена без изменения.

Заслушав доклад судьи Быковой С.И., осужденного П.А.П., поддержавшего доводы кассационных жалоб, его защитников - адвоката Судареву Т.Н., поддержавшую доводы кассационных жалоб, защитника М.В.Я., поддержавшего доводы кассационных жалоб, полагавших приговор суда отменить, производство по делу прекратить за отсутствием состава преступления, мнение прокурора Богдановой В.И., поддержавшей дополнительные доводы кассационного представления, полагавшей приговор отменить, судебная коллегия,

 

установила:

 

П.А.П. признан виновным и осужден за заведомо ложный донос о совершении преступления.

Преступление П.А.П., согласно приговору суда, совершено при следующих обстоятельствах:

13 сентября 2009 года в р.п. <...> Вознесенского района Нижегородской области в здании ОВД по Вознесенскому району, П.А.П., заведомо зная о том, что 12 сентября 2009 года в с. Аламасово его автомобиль марки ВАЗ 2115 государственный регистрационный знак <...> никто не угонял, а право управления данной автомашиной он добровольно передал Н.А.А., будучи предупрежденным об уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ о заведомо ложном доносе о совершении преступления, написал заявление на имя начальника ОВД по Вознесенскому району, не соответствующее действительности, об угоне его автомашины марки ВАЗ 2115 государственный регистрационный знак <...> неизвестным лицом 12 сентября 2009 года в с. <...> от автобусной остановки.

В суде первой инстанции П.А.П. вину не признал.

В кассационной жалобе осужденный П.А.П. высказывает свое несогласие с приговором суда, считает себя невиновным, указывает, что суд своим решением освободил от наказания лиц, виновных в угоне его автомобиля, а его интересы не защитил. Просит приговор отменить, его оправдать.

В кассационной жалобе защитник осужденного - адвокат Черняев В.Ф. считает приговор суда незаконным, необоснованным, вынесенным в нарушение ст. 379 ч. 1 п. 1 и п. 4 УПК РФ и подлежащим отмене. В обоснование своих доводов указывает, что фактическим основанием возбуждения уголовного дела в отношении П.А.П. явилось не его заведомо ложное заявление, а рапорт инспектора ОГИБДД, из содержания которого, без какого-либо расследования усмотрелась вина П.А.П., подтвержденная объяснениями ранее судимых лиц, заинтересованных в данном деле Н.А.А., М.И.В., Е.А.П. и М.С.А., считает, что фактически предварительное расследование по данному делу не проводилось, фактические обстоятельства не устанавливались, о чем свидетельствуют отсутствие в ходе предварительного расследования протоколов допросов свидетелей П.Н.Н. и других, допрошенных в суде, не осмотрено место ДТП, не установлено местонахождение фактического владельца, не проведены оперативно-розыскные мероприятия по установлению свидетелей - очевидцев происшедшего. Кроме того, указывает, что на момент возбуждения уголовного дела, П.А.П. находился в больнице, по возвращении из которой, по месту его жительства последнему было предъявлено обвинение с адвокатом по назначению, однако он воспользовался ст. 51 Конституции РФ и от дачи показаний отказался, ввиду плохого самочувствия, указывает, что, узнав о возбуждении в отношении него дела, П.А.П. пытался покончить жизнь самоубийством. Кроме того, указывает, что никакой конфликтной ситуации в семье П.А.П. не было, что судом не дана надлежащая оценка показаниям свидетелей Т.Н.В., Ш.А.И., П.Н.Н. о наличии телесных повреждений у П.А.П.

В кассационной жалобе защитник осужденного - М.В.Я. высказывает свое несогласие с приговором суда, указывает, что приговор обоснован доказательствами исключительно заинтересованных по делу лиц - свидетелей Н.А.А., М.И.В., Е.А.П. и М.С.А., на которых (кроме М.С.А.), П.А.П. указывает, как на лиц, завладевших противоправно его машиной. Указывает, что показания данных свидетелей противоречивы, что ранее они судимы, что при задержании их в состоянии алкогольного опьянения на чужом автомобиле они были отпущены, хотя требовалось их задержание до выяснения обстоятельств с собственником автомобиля П.А.П. Считает, что суд отверг версию П.А.П. по неубедительным мотивам и обосновал приговор рядом своих предположительных версий, что по закону не допустимо. Считает, что суд необоснованно отклонил ряд ходатайств, заявленных защитой об истребовании доказательств, которые имеют значение по данному делу, в результате чего версия П.А.П. о его невиновности судом не опровергнута, сомнения и противоречия по делу не устранены. Просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. В суде кассационной инстанции просил о прекращении производства по делу, в связи с отсутствием состава преступления.

В кассационном представлении с дополнениями государственным обвинителем Безруковой Е.В. поставлен вопрос об отмене приговора суда в связи с его несправедливостью, ввиду чрезмерной мягкости назначенного наказания. Свои доводы обосновывает тем, что назначенное судом П.А.П. наказание не соответствует целям исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений. В дополнениях к кассационному представлению просит приговор суда отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, в ином составе суда, в связи с предоставлением дополнительных материалов -

постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению П.А.П. по факту угона его автомобиля, рапортов оперативных сотрудников о результатах проверки по заявлению П.А.П., которые имеют значение для данного уголовного дела и могли повлиять на выводы суда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, представления с дополнениями, судебная коллегия считает, что приговор подлежит отмене на основании ч. 1 п. 2 ст. 24 УПК РФ, производство по делу подлежит прекращению, в связи с отсутствием в деянии состава преступления по следующим основаниям.

Согласно ст. 88 УПК РФ, каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

В основу обвинительного приговора судом первой инстанции положены показания свидетелей обвинения Н.А.А., М.В.В., Е.А.П., М.И.В., М.С.А., участкового уполномоченного ОВД по Вознесенскому району Ш.А.И., допрошенного в качестве свидетеля по ходатайству государственного обвинителя, которые суд расценил как последовательные, не имеющие фундаментальных противоречий. Некоторые неточности в показаниях Н.А.А. суд объяснил его сильным алкогольным опьянением.

Судом сделан вывод, что П.А.П. добровольно передал свой автомобиль Н.А.А. для того, что бы тот подвез М.И.В. и Е.А.П. в р.п. Вознесенское и признал виновным П.А.П. в заведомо ложном доносе о совершенном преступлении.

С данными выводами суда судебная коллегия согласиться не может по следующим основаниям.

Из показаний осужденного П.А.П. следует, что 11.09.09 года, он подвозил на своем автомобиле в садоводческом товариществе "Заря" ранее незнакомого Н.А.А. и сторожа Ш. С.В. В тот же день в вечернее время, по просьбе Ш.С.В., он вышел из дачи для разговора с Н.А.А., где Н.А.А. наставил на него нож, повалил его на землю, потребовал открыть автомашину, поранив при этом ему ухо. Он открыл машину. На шум вышла жена, он сказал, что все нормально. Н.А.А. повел его на пруд. Там он (П.А.П.) смыл кровь. Н.А.А. ушел. 12 сентября 2009 года по просьбе Н.А.А., он возил последнего в село Аламасово, где встретили знакомого Н.А.А. - М.В.В., затем вместе ездили на пруд, там встретили супружескую пару. Все, кроме него, употребляли спиртные напитки. Затем супружескую пару они отвезли на дачу, после чего поехали в садоводческое товарищество "Заря". В селе Аламасово, он остановил автомобиль возле автобусной остановки, с целью справить естественные надобности, пошел за магазин, в машине в это время оставались Н.А.А. и М.В.В. Возвратившись, он (П.А.П.), увидел, что Н.А.А. и М.В.В. сидят на заднем сиденье автомобиля, в автомобиле включен свет. Возле автомашины стояли два молодых человека. Ключи от автомобиля были у него (П.А.П.) в руках. Когда он подошел к машине, один из стоящих около машины молодых людей, схватил его за руку и стал вырывать ключи, после чего ему был нанесен удар в область лица, отчего упал на левую сторону на культю. От боли у него помутнело в глазах. Придя в себя, он увидел свою автомашину, отъезжающую в сторону р.п. Вознесенское. Его клюшка, с помощью которой он передвигается, осталась в машине. Он пешком пошел к себе на дачу. Проходя по дачному массиву, он встретил Т.Н.В., которой рассказал об обстоятельствах угона его автомобиля. Затем пришел на дачу и рассказал о случившемся жене. Об угоне заявлять в милицию он изначально не хотел, так как боялся Н.А.А. Со слов последнего ему известно, что половина района Вознесенское были его знакомые. Только сын убедил его обратиться в милицию. До 11 сентября 2009 года он Н.А.А. не знал. В милиции ему стало известно, что его автомобиль задержан, что находящиеся в нем лица, находились в РОВД. Его машина находилась на автостоянке РОВД, она была разбита, в салоне автомашины было все разбросано, были рассыпаны пули от пневматического пистолета. Заявление об угоне писала его жена, поскольку он забыл очки, заявление подписал сам.

Данные показания П.А.П. подтверждаются показаниями свидетеля Ш.С.В., из которых следует, что 11.09.09 года П.А.А. действительно подвозил его и Н.А.А. в садоводческом товариществе, и, что в тот день он, по просьбе Н.А.А., вызывал из дома П.А.П., после чего ушел.

Кроме того, показания П.А.П. подтверждаются показаниями его жены П.Н.Н., из которых следует, что действительно ее мужа вызывал из дома охранник садоводческого товарищества, с которым пришел Н.А.А., что той ночью она видела мужа и Н.А.А. около их машины, слышала шум, окликнула мужа, видела два силуэта, удаляющихся в сторону пруда, что 12 сентября 2009 года ее муж спиртные напитки не употреблял, в дневное время уехал на автомашине, вернулся домой около 23 часов пешком, без автомашины, в подавленном состоянии, надбровье его было рассечено. От мужа ей стало известно об угоне автомобиля, обстоятельства совершения которого, соответствуют показаниям П.А.П. и не содержат существенно значимых противоречий. Та же она показала суду, что ее муж болен онкологическим заболеванием, употребление спиртных напитков ему противопоказано, у него больные ноги, передвигается он с клюшкой, которая в тот день осталась в машине. Также она показала суду, что муж изначально отказывался писать заявление в милицию, говорил о Н.А.А., как об опасном человеке, боялся его и опасался за нее, что со слов ее мужа, ей известно, что 11.09.09 года Н.А.А. угрожал ему ножом. 13 сентября 2009 года приехал сын, они направились в ГИБДД, где увидели свою разбитую машину, в которой были разбросаны пули от пневматического оружия. Из разговора между сотрудниками милиции она поняла, что лиц, совершивших угон, якобы задержали, что это был уже не первый случай. Она написала заявление об угоне, поскольку у мужа не было очков, муж его подписал. Через некоторое время она позвонила в Вознесенское РОВД, чтобы узнать, как обстоят дела по их заявлению. Ей сообщили, что ее мужа привлекают к уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ, что стало для них обоих шоком, и через три дня муж стрелял в себя, но врачи его спасли. После чего, муж вообще замкнулся в себе.

Кроме того, показания П.А.П. подтверждаются показаниями его сына - П.О.А., из которых следует, что 13 сентября 2009 года, от его родителей ему стало известно об угоне автомобиля. Приехав на дачу, он увидел отца, бровь у которого была рассечена. Из объяснений отца он понял, что он боится того человека, который был с ним в машине. По обстоятельствам угона, он понял, что их было четверо, что среди них был Н.А.А., который морально давил на отца. Они поехали в р.п. Вознесенское в ГАИ, где на стоянке увидели свой автомобиль в аварийном состоянии, в машине было все разбросано. Мать и отец ушли писать заявление об угоне. Отец болен, ходит с клюшкой, которая в тот день была у него в машине, без клюшки он передвигается с трудом.

Кроме того, показания П.А.П. подтверждаются показаниями свидетеля Т.Н.В., из которых следует, что 12 сентября 2009 года, находясь на даче в садоводческом товариществе "Заря", в ночное время она увидела П.А.П., у которого была разбита бровь, она обработала ему бровь и со слов последнего узнала, что у него угнали машину, что его ударили, отобрали ключи от машины и уехали. Запаха алкоголя от П.А.П. не было, состояние у него было подавленное.

Как следует из показаний Ш.Г.В., Г.Д.А. - инспекторов ДПС ОВД, 12 сентября 2009 года ими была задержана автомашина ВАЗ 2115, в которой находились водитель М.И.В. и два пассажира - Е.А.П. и Н.А.А. Согласно показаниям Ш.Г.В., от водителя исходил сильный запах алкоголя. Кому принадлежит данная машина, М.И.В. не объяснил. Два пассажира так же находились в состоянии алкогольного опьянения, примерно в равной степени, как и водитель. Е.А.П. вел себя агрессивно. Согласно показаниям свидетеля Г.Д.А., автомобиль был доставлен в РОВД и поставлен на стоянку, задержанная машина имела технические повреждения.

Из показаний свидетеля Р.А.С. следует, что 12.09.09 года он находился в г. Саров, работал каждый день, в тот день из города не выезжал, Е.А.П. и М.И.В. из с. Аламасово не забирал и, по его мнению, такого, чтобы ему надо было ехать за ними в с. Аламасово, не было.

Изложенные показания осужденного, свидетелей не содержат существенно значимых противоречий, последовательны, дополняют друг друга и в соответствии со ст. 88 УПК РФ, данные доказательства являются относимыми, допустимыми, достоверными и в совокупности достаточными для разрешения уголовного дела.

При этом, показания свидетелей Н.А.А., М.В.В., Е.А.П., М.И.В., М.С.А. нельзя признать достоверными доказательствами, поскольку они содержат противоречия и опровергаются совокупностью изложенных выше доказательств.

Согласно представленным материалам дела, свидетели обвинения Н.А.А. и М.В.В. находятся в приятельских отношениях, Е.А.П., М.И.В. и М.С.А. - в дружеских отношениях. В показаниях данных свидетелей имеются противоречия.

Так, согласно показаниям свидетелей Е.А.П., М.И.В. и М.С.А., они, находясь в селе Аламасово, были очевидцами наезда автомашины на столб, в которой находились в состоянии алкогольного опьянения П.А.П. и Н.А.А. и, что в дальнейшем П.А.П. добровольно передал Н.А.А. ключи от автомашины. Данные показания свидетелей не соответствуют показаниям Н.А.А., который о данных обстоятельствах повреждения автомобиля, не говорил. Свидетель М.В.В., согласно его показаниям, очевидцем наезда автомобиля не был. С выводами суда, что имеющиеся противоречия связаны с состоянием алкогольного опьянения Н.А.А., судебная коллегия согласиться не может, поскольку по отдельным обстоятельствам дела Н.А.А. давал подробные показания, например в части добровольной передачи П.А.П. ему ключей от автомашины, однако по другим обстоятельствам, например, касаемым вопроса, почему П.А.П. не поехал с ними на своем автомобиле в р.п. Вознесенское или по обстоятельствам повреждения автомобиля, он не помнил, что свидетельствует о непоследовательности и противоречивости показаний свидетелей обвинения.

Кроме того, показания свидетелей Е.А.П., М.И.В. о том, что, находясь на остановке в с. Аламасово, они ожидали Р.А.С., который должен был за ними приехать, опровергаются показаниями Р.А.С., который данное обстоятельство в судебном заседании не подтвердил.

Кроме того, показания свидетеля М.И.В., что Н.А.А. и Е.А.П. пили водку, Н.А.А. был сильно пьян, что он пил только пиво, поэтому и сел за руль автомобиля, чтобы отогнать его к дому своего знакомого, противоречат показаниям свидетеля Ш.Г.В., из которых следует, что при задержании автомобиля от водителя М.И.В. исходил сильный запах алкоголя и все задержанные, как, пассажиры так и водитель, находились примерно в равной степени опьянения.

Кроме того, показания Н.А.А., М.В.В., Е.А.П., М.И.В., М.С.А. о том, что П.А.П. в тот день употреблял спиртные напитки, был в состоянии алкогольного опьянения опровергаются показаниями самого П.А.П., свидетеля Т.Н.В., а также свидетеля П.Н.Н., которая, согласно протоколу судебного заседания, говорила только о подавленном состоянии ее мужа.

Кроме того, как следует из приговора суда, протокола судебного заседания, в суде первой инстанции по ходатайству государственного обвинителя был допрошен в качестве свидетеля участковый уполномоченный Ш.А.И., который отбирал у П.А.П. объяснения по факту совершенного угона автомобиля. При этом, Ш.А.И. в суде первой инстанции воспроизвел содержание данных объяснений. Также в ходе судебного заседания объяснения П.А.П. были оглашены судом (л.д. 112).

При постановлении приговора суд сослался на данное доказательство, усмотрев противоречия в данных П.А.П. участковому уполномоченному объяснениях и показаниях в суде по обстоятельствам совершенного угона.

Вместе с тем, согласно правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда РФ, от 6 февраля 2004 года N 44-О, положения, подлежащие применению в системной связи с другими нормами уголовно-процессуального законодательства, не дают оснований рассматривать их, как позволяющие суду допрашивать дознавателя и следователя о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и, как допускающие возможность восстановления содержания этих показаний, вопреки закрепленному в п. 1 части второй ст. 75 УПК РФ правилу, согласно которому, показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым. Тем самым закон, исходя из предписания ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений.

Таким образом, по смыслу закона, суд не вправе был ссылаться в приговоре на показания свидетеля участкового уполномоченного Ш.А.А. по содержанию объяснений П.А.П., которые являются недопустимым доказательством.

Вывод суда о мотиве преступления, как желание П.А.П. избежать конфликтной ситуации в семье за разбитый (поврежденный) автомобиль и не возвращенный ему вовремя Н.А.А., является предположением суда, на основе которого, не может быть постановлен обвинительный приговор. Данный вывод суда не подтверждается материалами дела, показаниями свидетеля П.Н.Н., из которых следует, что никакой конфликтной ситуации в семье П-вых в связи с повреждением автомобиля, не было, к повреждению автомашины они отнеслись спокойно.

Выводы суда о наличии, либо отсутствии предварительного сговора на совершение угона не является предметом рассмотрения в данном уголовном деле и не может служить основанием для признания критическими показаний П.А.П.

Показания П.А.П., что он не мог разглядеть молодых людей, стоящих около его машины, один из которых нанес ему удар и вырвал ключи от автомашины, также не вызывают сомнений у судебной коллегии, учитывая обстоятельства, изложенные П.А.П., при которых произошло завладение его автомобилем, темное время суток, о котором указано и в приговоре суда.

Вывод суда о том, что П.А.П. мог получить имевшиеся у него телесные повреждения в результате столкновения автомобиля при обстоятельствах, указанных свидетелями обвинения, опровергается показаниями П.А.П., из которых следует, что данные телесные повреждения он получил в результате удара, нанесенного ему при завладении его автомобилем, что подтверждается показаниями свидетелей П.Н.Н., П.О.А., Т.Н.В.

То обстоятельство, что П.А.П., сразу не обратился в милицию, о чем указывает суд в приговоре, объясняется показаниями П.А.П., свидетелями П.Н.Н., П.О.А., из которых следует, что П.А.П. боялся Н.А.А., и только после убеждения его сыном, они обратились в милицию.

С учетом изложенного, судебная коллегия не усматривает в действиях П.А.П. отсутствуют признаки, как объективной стороны, преступления, предусмотренного ст. 306 ч. 1 УК РФ, а именно заведомости ложного сообщения о совершенном преступлении, так и субъективной стороны преступления, что осужденный сознавал, что сообщает соответствующим органам заведомо несоответствующие действительности сведения о совершенном преступлении и желает их сообщить.

Вывод суда о добровольной передаче П.А.П. автомобиля не подтверждается материалами дела.

При данных обстоятельствах, приговор суда не может быть признан законным, обоснованным и справедливым, он подлежит отмене, а производство по делу в отношении П.А.П., подлежит прекращению на основании ч. 1 п. 2 ст. 24 УПК РФ, за отсутствием в деянии состава преступления, в связи с чем, доводы кассационных жалоб осужденного, защиты в данной части подлежат удовлетворению.

Мера пресечения в отношении П.А.П. - подписка о невыезде и надлежащем поведении, подлежит отмене.

Судебная коллегия также признает за П.А.П. право на реабилитацию в соответствии с главой 18 УПК РФ.

Поскольку в действиях П.А.П. отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 306 ч. 1 УК РФ, судебная коллегия не усматривает оснований для направления уголовного дела на новое судебное рассмотрение по доводам кассационного представления. Представленные в судебную коллегию дополнительные материалы, которые не были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, не влияют на суть принятого судебной коллегией решения.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Вознесенского районного суда Нижегородской области от 2 апреля 2010 года, в отношении П.А.П., отменить.

Производство по делу в отношении П.А.П. прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Меру пресечения в отношении П.А.П., подписку о невыезде и надлежащем поведении, отменить.

Признать за П.А.П. право на реабилитацию.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь