Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОБЗОР

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ОТМЕНЫ УСЛОВНОГО ОСУЖДЕНИЯ

В СООТВЕТСТВИИ СО СТ. 74 УК РФ

 

Результаты обобщения материалов, по которым судами области принимались решения об отмене либо сохранении условного осуждения на основании ст. 74 УК РФ свидетельствуют, что в судах Самарской области в основном сложилась устойчивая и правильная практика принятия решений по отмеченным делам.

Анализ судебной практики показывает, что больше половины представлений Уголовно-исполнительных инспекций области (в дальнейшем - УИИ) об отмене условного осуждения признаются судами обоснованными и удовлетворяются.

В первом полугодии 2008 года районными судами рассмотрено 601 материал об отмене условного осуждения и по 390 из них принято положительное решение.

За 6 месяцев 2009 года теми же судами удовлетворено 316 представлений УИИ из 518, поступивших в суды.

Мировыми судьями в первом полугодии 2008 года удовлетворено 41 представление УИИ из 53, а за 6 месяцев 2009 года - 43 представления из 56 поступивших в суды.

В основном суды всесторонне и тщательно проверяют обстоятельства уклонения условно осужденных от исполнения возложенных на них обязанностей, нарушения ими общественного порядка и при наличии указанных в ст. 74 УК РФ оснований либо продлевают испытательный срок, либо отменяют условное осуждение.

Наряду с этим следует также отметить положительную практику судов, обоснованно отклоняющих представления уголовно-исполнительных инспекций об отмене условного осуждения при наличии данных, свидетельствующих о возможном исправлении осужденного без отмены условного осуждения, особенно это касается случаев первых нарушений режима отбывания условного наказания.

Уголовно-исполнительная инспекция г. Новокуйбышевска обратилась в Новокуйбышевский городской суд с представлениями об отмене условного осуждения М., К., не выполнившим возложенные на них обязанности по регулярной регистрации в УИИ и нахождению дома в ночное время, а К. также совершил административное правонарушение, за что им было вынесено несколько предупреждений. В судебном заседании осужденные осознали недопустимость такого поведения при отбывании наказания, заверили суд, что такого больше не повторится, представители УИИ согласились с возможностью не отменять сразу условное осуждение, а ограничиться продлением испытательного срока. Суд отклонил представление УИИ в части отмены условного осуждения и продлил каждому испытательный срок на 2 месяца.

Жигулевский городской суд отказал в отмене условного осуждения З., продлив последнему испытательный срок на 6 месяцев. Суд установил, что З. действительно неоднократно нарушал обязанность по нахождению по месту жительства в ночные часы, находясь в это время у своей сожительницы и помогая ухаживать за своим грудным ребенком. Суд верно пришел к выводу о возможности сохранения условного осуждения, полагая, что условно осужденный должен правильно оценить решение суда и не допускать в дальнейшем нарушений исполнения возложенных на него обязанностей.

В то же время встречаются случаи, когда суды, отклоняя представления УИИ об отмене условного осуждения как внесенные преждевременно, в дальнейшем не учитывают имевшихся ранее нарушений и вновь отказывают в удовлетворении представлений УИИ, в которых приводятся новые факты допущенных нарушений.

Так, Промышленный районный суд г. Самары не усмотрел признаков злостного и систематичного уклонения от возложенных обязанностей у условно осужденного П., который три раза пропустил регистрацию, совершил административное правонарушение, предусмотренное ст. 20.21 КоАП РФ, за что ему были вынесены 4 предупреждения об отмене условного осуждения и отказал в удовлетворении представления УИИ об отмене условного осуждения. После судебного решения П. вновь дважды пропустил регистрацию и ему было вынесено пятое предупреждение. Промышленный районный суд вновь отказал УИИ в отмене условного осуждения П., не рассмотрев даже вопроса о продлении ему испытательного срока или вменении дополнительных обязанностей в связи с нарушением режима отбывания наказания. При этом суд указал, что П. систематически являлся на регистрацию, уведомлял контролирующий орган о причинах пропуска регистрации (занимался воспитанием племянника, был на работе, хотя подтверждающих документов не представлял и т.п.), а само по себе однократное привлечение к административной ответственности за появление в общественном месте в состоянии опьянения по мнению суда не является основанием для отмены ему условного осуждения.

Этот же суд полностью оставил без удовлетворения представление УИИ об отмене условного осуждения Б., который систематически (совершение запрещенных или невыполнение предписанных условно осужденному действий более двух раз в течение года) и злостно нарушал режим отбывания наказания: в течение года он дважды совершил нарушение общественного порядка, за что он был привлечен к административной ответственности и ему объявлены 2 предупреждения об отмене условного осуждения, а после этого допустил неявку на регистрацию без уважительной причины. Суд, отказывая в удовлетворении представления УИИ, безмотивно указал в постановлении, что не усматривает систематического и злостного неисполнения условно осужденным возложенных на него судом обязанностей и, сославшись на ч. 4 ст. 74 УК РФ, в то же время проигнорировал положения ч. 2 ст. 74 УК РФ.

Жигулевский городской суд мотивированно отказал в отмене условного осуждения с заменой на исправительные работы в отношении несовершеннолетней К., установив, что она допустила два пропуска регистрации, скрылась от контроля УИИ, с родителями не проживала в течение 2 месяцев, сменила место жительства без уведомления УИИ, однако на момент рассмотрения дела судом К. стала проживать с матерью, собиралась пойти учиться.

Кировский районный суд г. Самары оставил без удовлетворения представление УИИ об отмене условного осуждения М., ранее которому уже продлялся испытательный срок, вменялись дополнительные обязанности. Несмотря на это М. продолжил нарушать режим отбывания наказания, совершив административное правонарушение, предусмотренное ст. 20.21 КоАП РФ, в связи с чем был вновь предупрежден УИИ об отмене условного осуждения. Суд посчитал нецелесообразным отмену условного осуждения, поскольку УИИ вышла с соответствующим представлением лишь через 2 месяца после нарушения общественного порядка, в течение которых М. никаких нарушений не допускал.

Иных мер реагирования, предусмотренных ч. 2 ст. 74 УК РФ, суд принимать не посчитал нужным.

Октябрьский городской суд в отношении А. указал, что не установлен факт совершения А. административного правонарушения, хотя в материалах дела имелось неотмененное постановление начальника МОБ УВД по г.о. Октябрьск о привлечении А. к административной ответственности.

Тот же суд, отказывая в продлении испытательного срока условно осужденному С. в связи с совершением тем двух административных правонарушений против общественного порядка, незаконно подверг переоценке вступившие в законную силу и неотмененные постановления мирового судьи о привлечении С. к административной ответственности.

Обращает на себя внимание и практика расширенного толкования уголовного закона.

Так, Советский районный суд г. Самары отказал в удовлетворении представления уголовно-исполнительной инспекции о продлении испытательного срока П., мотивируя свой вывод тем, что основной испытательный срок у условно осужденного заканчивается через полгода, а злостного уклонения от отбывания наказания суд в действиях С. не усматривает.

При этом суд не дал никакую оценку тому обстоятельству, что П. пять раз не являлся на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию без уважительных причин, без уведомления УИИ сменил место жительства, за что 4 раза предупреждался в письменном виде об отмене условного осуждения. Несмотря на сделанные ему письменные предупреждения П. продолжал нарушать порядок отбывания условного осуждения, не выполняя обязанности, наложенные на него приговором суда.

Постановление суда отменено в кассационном порядке.

Новокуйбышевский городской суд необоснованно оставил без удовлетворения представление УИИ о продлении испытательного срока и вменении дополнительной обязанности Т., который систематически и злостно не исполнял возложенные на него обязанности - дважды сменил место жительства без уведомления УИИ, не находился дома в ночное время суток, за что имел 2 письменных предупреждения об отмене условного осуждения, после этого подвергался мерам административного воздействия за совершение административного правонарушения (появление в общественных местах в состоянии опьянения). Мотивируя свое решение, суд указал, что для переезда на жительство от родителей к сожительнице и обратно специального уведомления УИИ не требуется, поскольку в личном деле Т. все адреса родителей, родственников и сожительницы имеются и это не мешало УИИ контролировать Т. сразу по всем адресам возможного проживания. Нарушение же Т. общественного порядка, за которое было наложено административное взыскание, суд посчитал не связанным с исполнением возложенных на Т. по приговору суда обязанностей, и к тому же этот факт был единственным.

Несмотря на достаточно полное и конкретное определение в п. 46 постановления Пленума ВС РФ от 11.01.2007 "О практике назначения судами РФ наказания" понятий систематичности и злостности неисполнения условно осужденным обязанностей, которые являются основаниями для отмены условного осуждения, суды не всегда принимают это во внимание.

Постановлением Новокуйбышевского городского суда было отказано в удовлетворении представления УИИ об отмене К. условного осуждения и направлении его для отбывания наказания в места лишения свободы.

При этом, как следует из материалов личного дела К., он за время испытательного срока зарекомендовал себя с отрицательной стороны, систематически не исполнял обязанности, возложенные на него судом, а именно: в ходе проверок практически постоянно отсутствовал дома после 23 часов, часто не ночевал дома, объясняя, что ночует у бабушки, т.е. фактически сменил, таким образом, место жительство без уведомления УИИ, регулярно пропускал регистрации в УИИ без уважительных причин, совершал административные правонарушения, за что ему было вынесено 13 предупреждений об отмене условного осуждения, трижды ему продлялся испытательный срок.

УИИ г. Новокуйбышевска 5 раз выходила в суд с представлениями, и в четырех из них ставился вопрос о замене наказания, но ограничивалась лишь принятием решения о продлении испытательного срока.

На момент рассмотрения дела судом кассационной инстанции истек испытательный срок, установленный К. приговором и постановлениями суда о продлении испытательного срока, в связи с чем судебная коллегия была лишена возможности отменить постановление суда и направить дело на новое рассмотрение.

Аналогичное постановление Красноярского районного суда Самарской области было отменено кассационной инстанцией в отношении Е., поскольку суд, достоверно установив факт систематичности и злостности допущенных нарушений, вопреки требованиям ч. 3 ст. 74 УК РФ ограничился четвертым продлением испытательного срока Е., приведя в обоснование своего решения заверения самого осужденного о том, что он не будет употреблять наркотики и воздержится от совершения административных правонарушений.

При рассмотрении материала в отношении условно осужденного А. Новокуйбышевский городской суд установил, что за время испытательного срока осужденный показал себя с отрицательной стороны, нарушал возложенные на него судом обязанности, а именно: сменил место жительства без уведомления УИИ, в течение продолжительного времени скрывался от контроля инспекции, в связи с чем УИИ обратилась в суд с представлением об отмене условного осуждения А. с объявлением последнего в розыск. Однако суд не нашел оснований для отмены условного осуждения и отказал в удовлетворении представления УИИ, продлив А. испытательный срок на 3 месяца и дополнив установленный перечень обязанностей. Обязанностью А. нахождение по месту жительства с 23 до 6 часов утра, кроме случаев, связанных с работой или учебой.

После этого судебного решения А. было вынесено 3 предупреждения об отмене условного осуждения: дважды за неявку на регистрацию, и одно совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ, отсутствие дома после 23 часов.

Приговором Советского районного суда г. Самары от 05.06.2008 гражданин Киргизской Республики и временно проживающий в г. Самаре К. был осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 291 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год, с возложением обязанности не менять место жительства без уведомления УИИ, являться в УИИ не реже двух раз в месяц.

Начиная с 19.11.2008 К. перестал являться на регистрацию. По месту жительства условно осужденного был опрошен сосед, который совместно с К. снимал квартиру, от которого стало известно, что К. уехал в Киргизию, и это же подтвердили соседи.

Однако Промышленный районный суд отказал в удовлетворении представления УИИ об отмене условного осуждения К., сославшись на преждевременность вынесенного представления, поскольку по месту фактического проживания К. не проверялся, запросы в Кыргызстан не отправлялись, сведений, что К. выехал за пределы РФ, не подтверждены. При этом суд оставил без внимания, что К., отбывая условное наказание, выехал с места своего жительства без уведомления УИИ, т.е. не выполнил обязанности, возложенные на него, приговором суда, и скрылся от контроля УИИ, что в силу ч. 3 ст. 74 УК РФ само по себе может влечет отмену условного осуждения, тем более что на УИИ законом не возложена обязанность устанавливать место нахождения и проживания условно осужденного.

Этот же суд полностью отказал в удовлетворении представления УИИ об отмене условного осуждения в отношении М., который в течение 4 месяцев после вынесения приговора скрывался от контроля УИИ, на учет не встал.

Жигулевским городским судом было установлено, что условно осужденный тем же судом Т. скрылся от контроля УИИ и в течение более чем 4 месяцев не являлся на регистрацию в УИИ г. Жигулевска, как это было предписано по приговору суда, игнорируя сделанное ему предупреждение. Вынося решение, суд посчитал, что переезд Т. без уведомления с места фактического жительства в г. Жигулевске, по которому он был зарегистрирован в УИИ, в г. Чапаевск по месту регистрации УИИ, и нарушение им обязанности по ежемесячной регистрации в УИИ не носят характер злостности и систематичности.

Приговором Ш. был осужден к условной мере наказания, 24.07.2008 он был поставлен на учет, а 17.09.2008 скрылся от контроля УИИ, в связи с чем последняя вышла в суд с представлением об отмене Ш. условного осуждения. Промышленный районный суд г. Самары, рассматривая 28.11.2008 представление, посчитал невозможным рассмотрение дела в отсутствие Ш. и объявил последнего в розыск, приостановив рассмотрение вопроса об отмене Ш. условного осуждения до его розыска. При вынесении данного решения суд не учел разъяснения, содержащегося в п. 46 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 (в ред. от 03.04.2008) "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания", согласно которому вопрос об отмене условного осуждения разрешается в присутствии лица, в отношении которого принимается такое решение, за исключением случая, когда подтверждено, что условно осужденный скрылся от контроля. 16.02.2009 производство по делу было возобновлено в связи с окончанием испытательного срока Ш. Промышленный суд оставил представление УИИ без удовлетворения, сославшись на непредоставление суду документов, подтверждающих, что Ш. кем-то задержан или же отбывает наказание. Таким образом, Ш. избежал исполнения назначенного судом наказания в нарушение принципа неотвратимости уголовной ответственности.

Для достижения целей исправления условно осужденных и предупреждения совершения ими новых преступлений в течение испытательного срока судам следует возлагать на осужденных исполнение обязанностей как предусмотренных ч. 5 ст. 73 УК РФ, так и других обязанностей, что суды в каждом случае должны взвешенно подходить к выбору таких обязанностей, и назначать из них только те, которые наиболее эффективно послужат исправлению осужденного.

Назначая наказание с применением ст. 73 УК РФ, суды, как правило, возлагают на осужденных обязанности: не менять место жительства и работы (учебы) без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного, не посещать определенные места, пройти курс лечения от алкоголизма.

Представляется, что указанные выше обязанности являются базовыми для осуществления контроля над осужденными и желательны для назначения в большинстве случаев условного осуждения.

Что касается требований к другим обязанностям, которые могут быть назначены условно осужденным, то они должны быть реально исполнимы и понятны как осужденному, так и органу, принявшему приговор для исполнения, и отвечать требованиям разумности.

Так, Новокуйбышевский городской суд обоснованно отказал во вменении дополнительной обязанности условно осужденному Б. не употреблять спиртные напитки, Чапаевский городской суд отказал во вменении дополнительной обязанности условно осужденному Щ. не находится в общественных местах в состоянии опьянения, поскольку если такое опьянение нарушает общественный порядок, то последствия указаны в ч. 2 ст. 74 УК РФ и дополнительного указания в постановлении суда не требуют.

Однако в судебной практике встречаются примеры и другого рода.

Чапаевский городской суд Самарской области возложил на условно осужденных С. и Ш. дополнительную обязанность в виде ограничения пребывания вне места жительства в ночное время с 22 часов до 6 часов. В чем должно выражаться данное ограничение, судом не указано.

Жигулевский городской суд Самарской области возложил на условно осужденного Д. дополнительную обязанность по пребыванию по месту жительства в ночное время с 22 часов до 6 часов, если это не будет связано с чрезвычайными обстоятельствами. Что понимать под "чрезвычайными обстоятельствами", суд также не указал.

Кировский районный суд вменил условно осужденному неопределенную дополнительную обязанность - предоставить в УИИ справку с места работы в течение 1 месяца. Что конкретно суд подразумевал под указанной обязанностью, из постановления суда однозначно не следует, что затрудняет его исполнение.

Новокуйбышевский городской суд необоснованно отказал в удовлетворении представления УИИ в отношении Т. в части вменения ей дополнительно пройти курс лечения в наркологическом диспансере от алкогольной зависимости, мотивируя, что это не предусмотрено УК РФ. Однако ч. 5 ст. 73 УК РФ прямо говорит, что суд, назначая условное осуждение, может возложить на условно осужденного исполнение определенных обязанностей, в т.ч. и пройти курс лечения от алкоголизма в целях устранения препятствий для исправления осужденного. Суд вправе возложить на условно осужденного исполнение и других обязанностей, способствующих его исправлению.

Волжский районный суд запретил условно осужденным А. и П. в период испытательного срока совершать административные правонарушения, хотя требования ст. 74 УК РФ уже предусматривают правовые последствия для условно осужденных за нарушение административного законодательства.

Постановлением Новокуйбышевского городского суда на условно осужденного К. наряду с обязанностями находиться по месту жительства с 22 часов до 6 часов утра следующего дня, не менять место жительство без уведомления УИИ возложена дополнительная обязанность не выезжать за пределы г. Новокуйбышевска без уведомления УИИ.

Вменение последней обязанности является чрезмерным и необоснованным, нарушающим конституционное право К. на свободу перемещения. Отказ суда удовлетворить представление УИИ в этой части никак бы не отразился на контролирующих функциях УИИ г. Новокуйбышевска в отношении условно осужденного К.

Условно осужденным Ш. и А. Новокуйбышевский городской суд запретил употребление спиртных напитков.

Тем самым совершеннолетние люди лишены возможности употреблять алкоголь в любых дозах (в том числе и малых), в любом месте, в т.ч. и дома, в кругу семьи либо иных родственников и в любых случаях (в том числе и связанных с семейными торжествами), что нарушает их личное право на досуг.

Поскольку настоящее обобщение проводилось за 1 полугодие 2009 г., то одной из основных обязанностей, которые суды вменяли условно осужденным, была обязанность периодически являться на регистрацию в УИИ. В свете нового постановления Пленума Верховного Суда от 29.10.2009 N 20 "О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания" (п. 17) возлагать на осужденных указанную обязанность дополнительно не требуется, поскольку в силу ч. 4 ст. 188 УИК РФ все условно осужденные обязаны отчитываться перед УИИ о своем поведении, исполнять возложенные на них обязанности и являться по вызову в УИИ.

При этом следует отметить, что ряд судов области активно вменяют условно осужденным дополнительную обязанность являться на регистрацию в УИИ еженедельно, 2 раза в месяц или один раз в месяц, т.е. с указанием конкретной периодичности явок и регистрации в инспекции. Например, очень часто это встречается в практике Новокуйбышевского городского суда, Красноярского районного суда.

В данном случае суды берут на себя несвойственные функции, а именно полномочия уголовно-исполнительных инспекций. Это ограничивает возможности УИИ по надлежащему контролю (за условно осужденными. В соответствии с ч. 4 ст. 188 УИК РФ условно осужденные обязаны являться по вызову в уголовно-исполнительную инспекцию столько раз, сколько им установят. В этом свете выход УИИ в суд с представлением о вменении условно осужденному дополнительной обязанности в виде регистрации определенное количество раз в месяц некорректен, поскольку и сама УИИ без соответствующего постановления суда может установить условно осужденному любое время регистрации.

Так, Новокуйбышевский городской суд отказал во вменении дополнительной обязанности условно осужденному К. дважды в месяц приходить на регистрацию в УИИ поскольку по приговору суда на него была возложена обязанность регистрации в УИИ один раз в месяц. Суд ошибочно посчитал, что он не вправе заменить одни обязанности, установленные приговором, другими, а только может отменить полностью или частично обязанности, возложенные по приговору суда, либо дополнить ранее установленные приговором обязанности другими.

Обращают на себя внимание и встречающиеся в практике случаи направления УИИ представлений в суд в последние дни испытательного срока, в связи с чем к моменту рассмотрения дела судом фактически отпадает целесообразность вменения дополнительной обязанности или испытательный срок условно осужденного заканчивается и суды вынуждены отказывать в удовлетворении представлений по формальным основаниям.

Так, представление УИИ в отношении М., подписанное 06.03.2009, было получено Промышленным районным судом 19.03.2009, в то время как испытательный срок у условно осужденного заканчивался 31.03.2009. Суд назначил дело к слушанию уже за пределами испытательного срока - 03.04.2009.

Представление УИИ в отношении М., подписанное 12.01.2009, было получено Октябрьским районным судом 13.01.2009 - в последний день испытательного срока. Суд также назначил дело к слушанию уже за пределами, испытательного срока - 03.02.2009. Как следовало из материалов дела, М. якобы перестал приходить в УИИ для регистрации с сентября 2008 г., скрылся от контроля УИИ. При этом при рассмотрении представления УИИ в суде за пределами испытательного срока и М., и его защитник присутствовали.

Представляется, что на подобного рода случаи судам надлежит реагировать частными постановлениями.

Однако встречаются и обратные случаи. Волжский районный суд в аналогичной ситуации, напротив, удовлетворил представление УИИ в отношении З., необоснованно указав, что время рассмотрения в суде представления УИИ не влияет на применение последствий, указанных в ч.ч. 2 - 5 ст. 74 УК РФ. На запрос начальника УИИ N 26 Волжского района о законности вынесенного за пределами испытательного срока постановления суда был дан ответ с разъяснением обязательности в силу ст. 392 УПК РФ исполнения судебного решения с предусмотренной в противном случае ст. 315 УК РФ ответственностью.

Кроме того, постановления суда об удовлетворении (полном или частичном) или об отказе в удовлетворении представлений УИИ должны быть мотивированными с указанием оснований, по которым суды считают требования УИИ необоснованными и наоборот.

Так, Новокуйбышевский городской суд, частично удовлетворив представление УИИ в отношении А., продлил последнему испытательный срок на 2 месяца, возложил дополнительную обязанность - не выезжать за пределы г. Новокуйбышевска без уведомления УИИ. В остальной части суд фактически не рассмотрел представление УИИ, в котором также говорилось о необходимости установления регистрации А. 2 раза в месяц и нахождения его в ночные часы дома. Ни в описательно-мотивировочной части, ни в резолютивной части постановления суд не высказал своего мнения о данных требованиях представления УИИ, оставив их полностью без внимания.

Кировский районный суд, придя к выводу о необходимости удовлетворения представления УИИ, продлил испытательный срок условно осужденному К. на один месяц (в то время как в представлении шла речь о 2 месяцах) без какой-либо мотивировки.

Этот же суд оставил без удовлетворения представление УИИ об отмене отсрочки отбывания наказания Ч., сославшись на отсутствие оснований такой отмены. Почему суд счел необоснованными доводы инспекции и собранные ею документы о том, что осужденная воспитанием ребенка не занимается и последний находится на попечении бабушки и дедушки, в постановлении не указано. Фактически отказ в удовлетворении представления УИИ являлся голословным.

Следует обратить внимание судов, что выносимые ими постановления должны быть конкретны и мотивированны. В постановлениях необходимо проводить всесторонний анализ представленных УИИ материалов, с указанием конкретных дат и обстоятельств допущенных нарушений. При этом должны получить оценку все данные, как уличающие, так и оправдывающие условно осужденного. В описательно-мотивировочной части постановления должно быть отражено отношение условно осужденного к представлению УИИ и дана оценка доводам, приведенным им в свою защиту. В постановлении следует мотивировать выводы суда о необходимости удовлетворения или отказа в удовлетворении представления УИИ.

Однако на практике суды не всегда уделяют этому должное внимание.

Некоторые постановления Промышленного районного суда г. Самары, Волжского районного суда Самарской области отличаются излишней краткостью изложения. Тексты постановлений не соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона к написанию официальных процессуальных документов, т.к. не содержат информации о возложенных на условно осужденного обязанностях, о конкретных допущенных им нарушениях с указанием дат совершения и их существа, объяснения самого условно осужденного, доводы представителя УИИ и мнение прокурора в процессе, мотивированные выводы суда.

В материалах судебного рассмотрения представлений УИИ должны содержаться все данные, касающиеся существа дела (справки, предупреждения об отмене условного осуждения, объяснения условно осужденного по данным фактам, оправдательные документы при их наличии), особенно те, на основании которых суд приходит к тому или иному выводу.

Так, Новокуйбышевский городской суд, отказывая в удовлетворении представления УИИ об отмене условного осуждения в отношении П., сослался при этом на уважительность причин пропуска регистрации в УИИ, а именно на нахождение Л. на стационарном и амбулаторном лечении в медицинских учреждениях. При этом в материале имеется лишь одна справка из ГУЗ СО "ННД" о прохождении Л. курса лечения с 10.11.2008 по 28.11.2008, в которой не указано о характере проведенного лечения. Сведения о прохождении Л. лечения в других учреждениях в материалах дела отсутствуют. В своих объяснениях инспектору Л. не говорил о прохождении им лечения. Утверждение Л. о нахождении его с 31.12.2008 по 11.01.2009 в больнице голословны, и непонятны причины, по которым суд признал слова осужденного уважительной причиной для пропуска регистрации.

Аналогичное решение принял и Жигулевский городской суд, отказывая в продлении испытательного срока условно осужденной Н., пояснившей, что не ходила на регистрацию и сменила место жительства, поскольку сломала ногу, "но скорую помощь" не вызывала, в больницу не обращалась.

В материалах некоторых дел Волжского районного суда, Кировского районного суда, Советского районного суда, Жигулевского городского суда вообще отсутствуют какие-либо документы из личных дел условно осужденных, копии приговоров, что делает проверку законности вынесенного судом решения практически невозможной.

В резолютивной части постановления должны содержаться не только выводы суда об удовлетворении или об отказе в удовлетворении представления УИИ, но и конкретно указаны результаты судебного вмешательства: "продлить испытательный срок на ..." или "дополнить ранее вмененные обязанности ...". Иное затрудняет понимание вынесенного судом решения и его последующее исполнение.

В некоторых постановлениях Промышленного районного суда г. Самары указывается в резолютивных частях лишь на удовлетворение представлений УИИ. Какое конкретно решение принял суд, из резолютивной части постановлений не следует. Судьи Советского районного суда г. Самары вместо продления испытательного срока указывают на продление условного осуждения.

Судам следует более внимательно относиться к соблюдению права на защиту условно осужденных, права на их личное участие в рассмотрении дел судом. Суды не всегда соблюдают требования п. 46 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 N 2, согласно которым вопрос об отмене условного осуждения разрешается в присутствии лица, в отношении которого принимается такое решение, за исключением случая, когда подтверждено, что условно осужденный скрылся от контроля. Это же относится и к рассмотрению материалов и о продлении испытательного срока.

Так, кассационной инстанцией было отменено постановление Советского районного суда г. Самары о "продлении на три месяца условного осуждения" несовершеннолетнему Р. в связи с нарушением права на защиту последнего. Так, судебной коллегией было установлено, что судом вообще не было назначено судебное заседание по рассмотрению представления о продлении Р. испытательного срока, и, соответственно, в нарушение требований ч. 3 ст. 399 УПК РФ судом не был решен вопрос об участии осужденного в судебном заседании при назначении судебного заседания. В материалах дела отсутствовали объективные сведения, свидетельствующие о том, что Р. и его законный представитель были надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения представления УИИ. Запись на обложке дела о направлении осужденному повестки не свидетельствует о том, что он указываемую повестку получил.

Кроме того, резолютивная часть постановления не соответствует представлению УИИ и требованиям действующего законодательства. Обобщение показало, что несмотря на вынесенное 16.02.2009 указанное кассационное определение судьи Советского районного суда продолжают выносить постановления с не соответствующей закону резолютивной частью.

Также необходимо иметь в виду, что при отмене условного осуждения в отношении одного лица, осужденного по нескольким условным приговорам, последние подлежат самостоятельному исполнению. Применение судом правил ст. 70 УК РФ и сложение наказаний после отмены условного осуждения ухудшает положение осужденного, что является недопустимым. По указанным основаниям было изменено постановление Центрального районного суда г. Тольятти в отношении Д.

В заключение нельзя не отметить, что точное и неуклонное соблюдение судами области требований ст.ст. 70 и 74 УК РФ не только повысит качество рассмотрения материалов по представлениям УИИ в отношении условно осужденных, но и повысит эффективность данной меры наказания.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь